Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк


НазваниеФедор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк
страница10/26
Дата публикации11.03.2013
Размер4.53 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   26
Глава III. Цель государства
§ 13. Общее определение цели государства
Постановка вопроса. Вопрос о цели государства может ставиться двояким образом. Можно спрашивать себя: 1) для чего существует государство; 2) какие цели ставят государству составляющие его люди? В первом случае вопрос касается объективной цели государства, во втором - субъективной. В рационалистической (договорной) теории, рассматривающей государство как произведение свободной и сознательной человеческой деятельности, понятия объективной и субъективной цели совпадают: если государство учреждено свободным актом разумной воли людей, договором, то оно существует именно для той цели, которую преследовали его основатели, заключая договор. Но раз мы признаем, что государство не есть преднамеренное создание составляющих его людей, мы должны разделять вопросы об объективной и субъективной цели государства.

^ Объективная цель государства. Вопрос о том, для чего существует государство, когда он ставится независимо от субъективных целей членов государственного союза, в сущности, составляет лишь часть более общего философского вопроса: для чего существует весь мир? Самая постановка этого вопроса предполагает веру в присущее миру разумное начало, в Верховный разум, направляющий мировую историю к предначертанным им целям. Такая вера отнюдь не стоит в противоречии с принципом причинного объяснения явлений, лежащим в основе положительной науки. Точки зрения каузальная (исследующая причинную связь явлений) и телеологическая (располагающая их в порядке иерархической системы подчиненных друг другу целей) вполне равноправны и не исключают одна другой. Но они лежат в различных плоскостях, и смешение их недопустимо. Вопрос об объективной цели государства, так же, как и вопрос о цели мироздания, относятся к области религии и телеологической философии, но не может быть предметом общего учения о государстве как отрасли позитивного знания.

Идея объективной цели государства нередко появляется в публицистической литературе и в текущей политике в конкретном применении к тому или иному определенному государству, в форме представления об известной роли, предопределенной этому государству в общем ходе всемирной истории, или о его исторической миссии. Такие представления питаются и поддерживаются естественным патриотическим чувством. Справедливость, однако, требует отметить, что они не имеют под собой объективной научной почвы и всецело относятся к области гаданий и пожеланий, где открывается широкий простор субъективному произволу.

^ Субъективная цель государства. Какие цели ставят государству составляющие его люди? Для ответа на этот вопрос нужно прежде всего точно определить его границы.

При рассмотрении вопроса об основании государственной власти уже было указано, что совокупность психических актов, совершающихся в известной общественной среде, в общем, направляется в сторону удовлетворения общих интересов членов этой среды и что этой господствующей тенденции подчиняется и деятельность государственной власти. Но там мы имели в виду, главным образом, непреднамеренный результат взаимного психического влияния членов общества. В вопросе же о субъективной цели государства речь идет, напротив, о сознательной постановке целей для государственной деятельности.

Цели, которые ставят государству составляющие его люди, весьма разнообразны не только в различные эпохи и у различных народов, но и в каждый данный момент в том или другом конкретном государстве в зависимости от разнородных стремлений отдельных лиц и общественных групп. Подвести все это пестрое разнообразие частных целей под одно общее понятие или даже свести его без остатка к нескольким главным категориям невозможно. Но можно выделить из всей массы целей, которые ставятся государству, или требований, которые к нему предъявляются, те, которые являются общими если не для всех государств, известных в истории, то, по крайней мере, для огромного числа их и особенно для государств современного нам культурного мира. Эти цели можно, в свою очередь, свести к одному высшему понятию общественного интереса.

Нет сомнения, что общественный интерес далеко не всегда играет господствующую роль в государственной деятельности. Весьма часто те, в руках кого находится власть, ставят целью своей деятельности свои личные интересы. Можно даже указать целые эпохи, когда личный интерес властвующих лежал в основе юридических конструкций власти. Такова, напр., патримониальная монархия, типичным и ярким образцом которой может служить господство Меровингов во Франции. Теми же чертами отмечена вотчинная власть первых московских князей. Но индивидуальные интересы властителя могут служить определяющим началом всей его деятельности лишь в очень примитивных политических обществах, являющихся скорее зачатками государства, нежели государствами. Во всяком сколько-нибудь развитом государстве это невозможно по разнообразным причинам.

Во-первых, личный интерес властвующих может быть совершенно оторван от общественных задач только в примитивных его проявлениях. Более сложные личные стремления (честолюбие, заботы об укреплении власти и о передаче ее потомству) приводят неизбежно и к попечению об интересах подвластных.

Во-вторых, эгоистическим стремлениям властвующих лиц противопоставляются как сдерживающие и умеряющие их силы психическое давление окружающей среды, стихийно направляющееся в сторону общественных интересов, и сознательные требования, предъявляемые к власти подданными. Обыкновенно эти сдерживающие и умеряющие факторы первоначально выступают под эгидой религии. Так, в средневековой европейской истории церковное учение об обязанностях и ответственности власти перед Богом служило переходной ступенью от идей вотчинной монархии к пониманию монархической власти как служению государству. На религиозной почве развилось впервые представление, что власть для физического носителя ее есть не его индивидуальное право, а обязанность по отношению к народу.

В-третьих, наконец, организация сколько-нибудь крупного государства представляет собой слишком обширный и сложный механизм для того, чтобы его можно было всецело обратить на служение индивидуальным интересам одного лица или нескольких лиц. Если носители власти остаются совершенно чуждыми государственной идее и преследуют исключительно свои личные интересы, последствием этого является или полное разложение государственного механизма и вытекающий отсюда неизбежно государственный переворот, или утрата юридически властвующими лицами реальной власти и фактический переход ее к другим элементам или органам государства (как, напр., переход власти от королей к "палатным мэрам" при последних Меровингах).

Более серьезное влияние, чем интересы отдельных лиц и случайных групп их, оказывают на государственную деятельность классовые интересы и, в частности, интересы преобладающего класса. Но, как мы уже видели, общественный класс как таковой не может всецело обладать государственной властью, он может лишь в той или иной мере влиять на ее осуществление. При этом влияние преобладающего класса сталкивается с влияниями других классов, со стремлением непосредственных носителей власти к независимости и с силой общественного мнения, в образовании которого принимают участие различные классы населения и которое поэтому имеет надклассовый характер. В результате направление государственной деятельности представляет собой известного рода компромисс между различными индивидуальными и групповыми стремлениями. Но компромисс между противоположными целями возможен лишь при условии признания участвующими в компромиссе сторонами высшей, объединяющей цели. Такой высшей общепризнанной целью является общественный интерес. Одни приходят к признанию этой высшей цели по необходимости, в силу столкновения их личных и классовых интересов с противоположными личными классовыми интересами, другие, в силу своего умственного и нравственного склада обладают способностью и без давления практической необходимости отрешаться от индивидуального и классового эгоизма и ставить себе целью общее благо; общественный интерес может признаваться в качестве высшей цели искренно или неискренно, - но во всяком случае он является в совершенном государстве общепризнанной регулятивной идеей политической деятельности.

Что такое общественный интерес? Иногда его определяют как сумму индивидуальных интересов членов общежития. Но это определение применимо только к тем редким в современной общественной жизни случаям, когда личные интересы членов общественной группы совершенно совпадают между собой. Но когда эти интересы сталкиваются, что неизбежно на известной ступени развития личности и при классовой дифференциации общества, общественный интерес есть средний вывод из сталкивающихся индивидуальных и групповых интересов. Само собой разумеется, что этот средний вывод не может быть сделан на основании точных правил, как в математике. Из всех попыток дать общую теоретическую формулу общественного интереса наиболее удачно определение Бентама, согласно которому общественный интерес есть наибольшая сумма блага для наибольшего количества лиц. Действительно, при оценке каждой государственной меры, с точки зрения общественного интереса, принимается в расчет и количество лиц, интересам которых служит эта мера, и количество пользы, которое она приносит каждому из этих лиц в отдельности. С точки зрения общественного интереса, может быть одобрена не только мера, направленная на интересы большинства, но и мера, преследующая интересы меньшинства, если эти интересы весьма серьезны, а, напротив, создаваемые им для большинства неудобства незначительны (напр., закон об отдыхе торговых служащих). Но вышеприведенная формула, во всяком случае, нуждается в некотором дополнении, с одной стороны, и ограничении, с другой. Она должна быть дополнена в том смысле, что при этом среднем выводе из интересов принимаются в расчет не только интересы живущих в данный момент членов государства, но и интересы будущих поколений. Этим оправдываются меры, которые могут быть, безусловно, невыгодны для большинства лиц, составляющих в данный момент население государства (как, напр., законы, ограничивающие рубку лесов и вообще эксплуатацию естественных богатств страны и тем возвышающие цены на соответствующие продукты, но ограждающие интересы потомства). Ограничивается же упомянутая формула общепризнанным в современном культурном человечестве нравственным началом абсолютной ценности человеческой личности. Жизнь человека не может быть принудительно принесена в жертву, хотя бы это принесло пользу миллионам настоящих и будущих членов государства. (Напр., ни одно из современных государств не допускает умерщвления душевнобольных, дегенератов, неизлечимых алкоголиков, хотя существование их ложится бременем на общество и угрожает ему вредом).

Надо, однако, заметить, что и с указанными поправками определение Бентама указывает нам лишь общее направление, в котором следует идти при отыскании общественного интереса, но не может дать точного метода для разрешения этого вопроса. Поэтому при самом искреннем стремлении к общему благу неизбежны разногласия и ошибки при его определении. Общественный интерес представляет собой своего рода загадку, которая допускает лишь приблизительно верное разрешение.
§ 14. Отдельные задачи государства
Общественный интерес представляет собой только то общее понятие, под которое подводятся конкретные задачи государственной деятельности, но понятие это не может само по себе дать достаточно точного представления о конкретных задачах государственной деятельности, ибо государство стремится к осуществлению совпадающих и к соглашению сталкивающихся индивидуальных и групповых целей не во всех областях человеческой жизни. Во многих случаях оно предоставляет эту задачу свободной деятельности частных лиц и образуемых ими свободных союзов. Поэтому при определении целей государства нельзя останавливаться на общем понятии общественного интереса, но необходимо, сверх того, выяснить, какие именно из задач, подходящих под это понятие, преследуются государством.

Наблюдая в известных нам государствах те цели государственной деятельности, которые не сводятся к личным и классовым интересам, но являются общепризнанными и в этом смысле государственными, мы можем свести их к трем группам или к трем основным целям: 1) политической в тесном смысле этого слова; 2) правовой и 3) культурной.

1. Политическая цель заключается в сохранении и развитии самой государственной организации. Всякая государственная власть прежде всего ставит себе эту цель, подобно тому, как отдельный человек направляет свою деятельность прежде всего на самосохранение и развитие своей индивидуальности. Обозначая эту задачу названием "политической", нужно иметь в виду, что это последнее слово употребляется в различных значениях. В широком смысле политическим называется все, что относится к государству, и в этом смысле вся государственная деятельность есть деятельность политическая. Но то же слово имеет в общепринятой терминологии и более узкое значение. Когда "политику" противополагают "праву" или "политические" задачи культурным или "социальным", когда говорят о "политической полиции", "политических" преступлениях в отличие от "общей" полиции и от "уголовных" преступлений, о "политических" международных договорах в противоположность "юридическим" и "социальным", - то во всех этих случаях со словом "политический" связывается представление о деятельности государства, имеющей целью сохранение и укрепление самой государственной организации.

К области этой деятельности относится прежде всего внешняя политика государства, основной целью которой являются защита его от нападений извне, охрана его территории и прав. К этой оборонительной задаче издавна присоединялась, обыкновенно, и задача наступательная - стремление к расширению государственной теории. Но во взаимных отношениях культурных народов эта задача постепенно отступает на задний план: многие государства совершенно отказываются от завоевательных планов, другие, по крайней мере, не обнаруживают их открыто, признавая принципиально их несовместимость с совершенными представлениями о международном общении. Завоевательная политика применяется более или менее откровенно и последовательно лишь по отношению к народам, не приобщенным к европейской цивилизации.

Средствами для осуществления внешней безопасности государства являются политические трактаты и другие политические сношения государств, содержание армии и флота и, вообще, все военное дело.

Наряду с внешней безопасностью под понятие политической цели государства подходит и государственная деятельность, направленная к охране и укреплению государственной власти изнутри.

Этой цели в значительной мере служит учредительная и организационная работа, совершающаяся в государстве, т.е. та деятельность, посредством которой государство устанавливает и видоизменяет свою собственную организацию, в особенности устройство высших органов и органов общего управления. Далее, сюда же относятся и меры, принимаемые для предупреждения и отражения посягательств на государственный строй (так назыв. политическая полиция). В государствах, политический строй которых не соответствует правосознанию большинства или значительных групп населения и, в особенности, в государствах абсолютных эта последняя функция приобретает огромное значение и часто подчиняет себе все другие задачи. Но по мере национализации и демократизации государственной власти она утрачивает свое значение и отступает на задний план. Конституционный строй и демократические учреждения, приводящие организацию государственной власти в соответствие с народным правосознанием и открывающие мирные и законные пути для изменения в случае надобности этой организации, делают принудительные меры для охраны государственного строя почти излишними; потребность в них возникает лишь в исключительные моменты политической жизни. Справедливость требует, однако, заметить, что и современные демократии прибегают иногда для охраны своего государственного строя к средствам, подходящим под понятие политической полиции и нередко идущим вразрез с конституционными принципами (напр., во Франции изгнание членов царствовавших ранее династий, ограничение свободы обучения).

2. Правовая цель. Государственная деятельность относится к праву двояким образом, а именно, государство: 1) охраняет существующее право путем организованного принуждения; 2) устанавливает (или формулирует установленное общественным признанием) право путем законодательства. Некоторые писатели подводят обе эти функции под понятие правовой цели. Но в этом заключается логическая ошибка, смешение форм государственной деятельности с ее целями. Установление нового права, т.е. законодательство, в большей своей части не подходит под понятие правовой цели, оно, с точки зрения государства, является лишь средством, при помощи которого государство осуществляет самые разнообразные цели - и политические, и юридические, и культурно-экономические. Правовую цель, в собственном смысле, государственная власть преследует лишь тогда, когда она ставит своей задачей принудительную охрану права или, что то же, охрану внутреннего порядка в среде членов общежития. Эта задача, которая на первоначальных стадиях общественного развития выполнялась не только государством, но также другими организациями и частными лицами, в настоящее время составляет исключительную "монополию" государства. Она осуществляется прежде всего судебной деятельностью государства, но той же цели служат некоторые отрасли и правительственной деятельности (так назыв. общая полиция), а также и законодательство, поскольку оно создает юридические нормы, служащие к охране других норм (законодательство, регулирующее устройство и деятельность судебных учреждений и общей полиции).

3. Культурная цель. В некоторые эпохи человеческой истории (напр., в Средние века) деятельность государства сводилась почти исключительно к двум указанным выше целям: внешней защите и охране внутреннего порядка. Но именно деятельность в этом направлении приводит государственную власть к осуществлению других задач, которые первоначально рассматриваются лишь как средства к лучшему достижению политических и правовых целей, но впоследствии приобретают самостоятельное значение. Так, напр., забота о развитии военного могущества страны приводит к сознанию необходимости устройства и улучшения путей сообщения; изыскание средств, необходимых для содержания армии, побуждает заботиться о подъеме экономического благосостояния населения; ведя борьбу с преступлениями, носители государственной власти постепенно приходят к сознанию, что для этой цели нельзя ограничиваться одними репрессиями, но необходимо и принять меры к распространению в народе просвещения. С течением времени эти сначала лишь попутно осуществляемые культурные задачи становятся сами по себе целями государственной деятельности. В настоящее время граждане ждут и требуют от государственной власти не только внешней защиты и охраны внутреннего порядка, но и широкого содействия их материальному и духовному благосостоянию и развитию, и всякое государство в той или иной мере действует в этом направлении, заботясь о развитии земледелия, промышленности, торговли, об организации кредита и страхования, об устройстве и улучшении путей сообщения, об охране народного здравия, о народном просвещении и т.д., создавая для этих задач специальные органы и объединяя их под руководством высших центральных учреждений (каковы министерства путей сообщения, земледелия, торговли и промышленности, народного просвещения, а также вновь учрежденное в некоторых государствах министерство труда)*(137). Эта культурно-экономическая сфера деятельности государства существенно отличается от политической и правоохранительной тем, что в двух последних областях государство действует исключительно, здесь же оно лишь содействует частным лицам и образуемым ими союзам. Культурно-экономическое преуспевание народа создается прежде всего частной и общественной деятельностью, государственная власть играет здесь только регулирующую и дополняющую роль. Отсюда возникает вопрос о том, до каких границ должно простираться вмешательство государства в культурно-экономическую жизнь народа, какие именно функции оно должно брать на себя и какие предоставлять частным лицам и их союзам.

^ Вопрос о пределах государственного вмешательства. Вопрос этот в различные эпохи истории человечества разрешается неодинаково. Начиная с античной древности и вплоть до нашего времени мы наблюдаем и в теории, и в практике государственной жизни постоянную борьбу и смену двух течений: стремления к расширению государственного воздействия на все области человеческой жизни и стремления к ограничению ее лишь задачами, абсолютно непосильными для индивидуальной и общественной деятельности.

В Античном мире задачи государства были весьма широки, во многих отношениях гораздо шире, нежели в настоящее время. Духовная культура древних греков и римлян, религия, искусство, развлечения - все это было весьма тесно связано с государством. В Спарте в его руках находилось воспитание детей, и его надзору и регламентации была подчинена частная жизнь взрослых. Политические идеалы некоторых древнегреческих мыслителей, как, напр., Платона, шли еще дальше. В Древнем мире религия была в полном смысле слова государственным делом.

Совершенно противоположную картину представляет средневековая Европа. Задачи государственной власти здесь, напротив, сводятся к минимуму. Обязанностью ее признается в принципе лишь охрана внешней безопасности и внутреннего мира, но и с этими обязанностями она справляется весьма неудовлетворительно.

В начале Нового времени с образованием крупных национальных государств начинается опять расширение государственной деятельности, достигающее своего кульминационного пункта в так назыв. "просвещенном абсолютизме" или "полицейском государстве"*(138) XVIII в. Это расширение находит себе теоретическое выражение в так назыв. эвдаймонистических учениях о цели государства, типическим образцом которых служит учение Христиана Вольфа. Регламентация полицейского государства, опутывающая всю жизнь граждан и парализующая их самодеятельность, вызывает реакцию в виде либеральной теории, противополагающей полицейскому государству идеал правового государства*(139), заботящегося лишь о внешней безопасности и внутреннем порядке. Одним из первых провозвестников этого учения был Локк; в экономической области оно нашло себе выражение в теориях физиократов и Адама Смита. В числе наиболее видных ее представителей нужно, далее, назвать Канта и в особенности Вильгельма Гумбольдта в Германии и Этвеша в Венгрии. В XIX в. это направление получает название манчестерского либерализма по имени города, который служил в Англии центром агитации в пользу свободной торговли и других реформ, вытекающих из идеи невмешательства государства в экономическую жизнь. Однако с развитием крупной фабричной промышленности и с появлением на сцене рабочего вопроса происходит новая смена идей. Возникает социализм, который, в противоположность "манчестерскому" или "классическому" либерализму, видит идеал в полном подчинении экономической жизни регламентации государства. И хотя требования социалистических партий во всей их полноте не получают всеобщего признания, тем не менее, идея о необходимости широкого вмешательства государства в экономическую жизнь быстро распространяется и получает практическое осуществление в так назыв. государственном социализме (охрана труда рабочих, переход некоторых отраслей промышленности и торговли в заведывание государства, прогрессивные налоги, вмешательство государства в распределение земельной собственности и т.п.). Во всяком случае, старый "классический" либерализм, отводивший государству в обществе роль "ночного сторожа", является в настоящее время совершенно устаревшей теорией.

Определить точно в общей формуле, до каких именно границ идет и может идти вмешательство современной государственной власти в культурно-экономическую жизнь населения, - невозможно. Это вопрос, который может быть более или менее удовлетворительно решен лишь в каждом отдельном случае в зависимости от конкретных условий времени и места. Можно указать лишь те основные точки зрения, с которых этот вопрос рассматривается в настоящее время, и то общее направление, в котором идет в этом отношении современная политическая эволюция.

Государство как принудительная организация общественных сил может с успехом воздействовать в заранее намеченном смысле только на внешние, материальные условия человеческого существования и на внешнее поведение людей. Поэтому в тех областях жизни, где внешние условия и отношения играют первенствующую роль (экономическая жизнь, охрана здоровья населения), для государства открывается широкое поле деятельности. Здесь оно может во многих случаях с успехом заменять индивидуальную и общественную деятельность. Но внутренняя, духовная сторона человеческой жизни остается недоступной для непосредственного планомерного воздействия государственной власти. Поэтому в тех областях культуры, где эта сторона стоит на первом плане (религия, наука, искусство), государство может лишь дополнять индивидуальную и общественную деятельность, создавая для нее внешние благоприятные условия (напр., обеспечивая и защищая свободу вероисповедания, оказывая материальную поддержку развитию наук и искусств, устраивая на государственные средства музеи, учебные заведения, просветительные учреждения и т.п.). Непосредственное воздействие государства в форме принуждения здесь является полезным лишь постольку, поскольку речь идет о лицах, не обладающих полной дееспособностью (обязательное обучение детей).

Соответственно этим идеям Нового времени мы наблюдаем быстрый рост государственного вмешательства в области экономической (а также в деле охраны физических условий существования человека) и, напротив, сокращение его в области духовной культуры (свобода совести, отделение церкви от государства, отказ от притязания руководить мыслью и художественным творчеством путем цензуры, свобода обучения).
^ Часть вторая. Основные понятия о праве
Введение
§ 15. Предварительное понятие о праве
Слово "право", как известно, употребляется в двояком смысле - объективном и субъективном. Под правом в объективном смысле (объективным правом) разумеется совокупность известных норм (общих правил), определяющих взаимные отношения членов общежития; под правом в субъективном смысле (субъективным правом) - те конкретные отношения между людьми, которые возникают из применения этих норм к жизни.

Не нужно думать, конечно, что вышесказанное представляет собой точное определение объективного и субъективного права. Мы дали пока лишь общее представление о смысле слова "право", точное же определение этого понятия составляет задачу последующего изложения.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   26

Похожие:

Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconФедор Васильевич Тарановский (1875-1936) Биографический очерк
Тарановский Ф. В. История русского права (под редакцией и с предисловием В. А. Томсинова). "Зерцало", 2004 г
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconМихаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк
Из автобиографической записки "Эпохи М. Сперанского" (писано в 1823 году, 1 мая)
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconБиографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconКраткий биографический очерк для системы партийной учебы издание...
Маркса и Энгельса, организатор Ком­мунистической партии Советского Союза, ге­ний социалистической революции, основатель Советского...
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк icon-
От редакции: Предлагаемый краткий очерк погромной эпопеи 1918-1921 г составлен три года тому назад на основании многочисленных материалов...
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconЛитература Абрахам Маслоу: биографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconЛитература Абрахам Маслоу: биографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconПоликарпов Виктор Фёдорович
Виктор Федорович Поликарпов родился 15 ноября 1938 года в городе Павлодаре (Казахстан), где живёт и работает в настоящее время
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconИжевско-Воткинское восстание 1918 г
К истории антибольшевицкого восстания в Ижевске и Воткинске: вооруженные формирования Прикамья летом — осенью 1918 г
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк icon"Геноцид азербайджанцев (1918-21 гг.)"
Азербайджанский народ никогда не забудет кровавой резни мирных жителей в 1918-21 годах. Вся их вина состояла лишь в их национальной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница