Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк


НазваниеФедор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк
страница16/26
Дата публикации11.03.2013
Размер4.53 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   26
Глава II. Элементы государства
§ 31. Население
В начале курса, говоря о государстве не со специально юридической, а с общей, социологической точки зрения, мы определили его как территориальный союз, обладающий самостоятельной властью, и, вместе с тем, указали, что основными элементами этого понятия являются: 1) совокупность людей - народ; 2) известная территория, занимаемая этими людьми и 3) власть. Теперь мы определили государство юридически, как субъект права - личность. Нам нужно выяснить, в каком взаимном отношении находятся эти два понятия государства, какое значение имеют элементы первого определения, с точки зрения второго определения, т.е. с точки зрения юридической. Начнем с населения как главного элемента государства.

Люди, которые входят в состав государства, прежде всего являются субъектами, с которыми государство связано известными юридическими отношениями. Раз государство есть субъект прав, то это предполагает наличность других субъектов, по отношению к которым оно имеет права и обязанности. Такими субъектами и являются люди, населяющие государственную территорию. Государство имеет по отношению к ним права и обязанности точно так же, как и они по отношению к государству. Как субъекты обязанностей по отношению к государству они называются подданными (subditi, subjets, Unterthane), как субъекты прав по отношению к нему - гражданами (cives, citoyens, Staatsburger), так что слова "гражданин" и "подданный" выражают две стороны одного и того же понятия.

В широком смысле слова подданными, или гражданами, являются все лица, находящиеся на государственной территории: все они подчиняются государственной власти и стоят в юридических отношениях с ней, не исключая и иностранцев, живущих в пределах государства. Но из всей массы граждан в этом широком смысле слова выделяются подданные, или граждане в собственном смысле слова; они стоят по отношению к государству в более тесных отношениях, чем остальные жители государственной территории, и имеют такие права и обязанности, каких не имеют эти последние. К подданным в тесном смысле слова не относятся прежде всего иностранцы, т.е. подданные другого государства, пребывающие на государственной территории (их называют "временными" подданными, subditi temporarii). Юридическое положение их существенно отлично от положения подданных в собственном смысле слова. Иностранец подчиняется государству и имеет публичные права по отношению к нему только потому, что он находится на государственной территории и лишь до тех пор, пока он на ней находится. Подданный же в тесном смысле соединен со своим отечеством постоянной личной связью, которая не прекращается и при временном пребывании его за границей. Из этой связи вытекает для него обязанность вернуться на родину по требованию отечественной власти и право на дипломатическую защиту ее от нарушающих его права действий местной власти. Юридическое отличие подданного от иностранца обнаруживается, далее, и во время пребывания первого в пределах отечества. Хотя в современных культурных государствах различия в правовом положении подданных, с одной стороны, и иностранцев, с другой, постоянно уменьшаются, но можно указать права и обязанности, и в настоящее время почти повсюду принадлежащие исключительно подданным. Сюда относятся так назыв. политические права (права участия в осуществлении государственной власти), как, например, избирательные, а также право пребывания на государственной территории (в смысле неприменимости к собственным подданным высылки за границу, меры, еще допускаемой современным правом относительно иностранцев), из обязанностей же - воинская повинность.

Та самостоятельная связь человека с государством, которая называется подданством, устанавливается: 1) рождением; 2) для женщин - браком; 3) натурализацией или укоренением, т.е. принятием в число подданных данного государства.

По общему правилу, все жители государственной территории, кроме иностранцев, являются подданными, или гражданами в тесном смысле слова. Но в некоторых государствах постоянное население известных частей территории занимает особое правовое положение, отличающееся от положения граждан и в некоторых отношениях сходное с положением иностранцев. В такое положение по необходимости ставятся племена, стоящие на совершенно иной ступени культуры, чем остальное население, и потому не могущие жить общей с ним политической жизнью, как, например, некоторые индейские племена в Северной Америке, туземцы в Австралии.

Фактическое основание различия между подданными, или гражданами в тесном смысле этого слова, и остальным населением лежит в действительном или предполагаемом участии первых в той коллективной психической жизни народа, которая создает и поддерживает государство. Подданные, в тесном смысле слова, участвуют в образовании и сохранении той общественной психической силы, на которую опирается государственная власть. Поэтому они являются не только отдельными от государства субъектами, вступающими в юридические отношения с ним, но и членами государства, составными элементами государственной личности. Подданные в собственном смысле входят в состав народа, остальные - только в состав населения государства.

Конечно, нужно сказать, что в этом отношении, как обыкновенно бывает в праве, формальные юридические определения не всегда совпадают с фактическим положением вещей. Возможно представить, что живущий в стране долгое время иностранец принимает участие в политической жизни страны и фактически входит в состав данного народа: встречаются и, наоборот, лица, лишь числящиеся гражданами того или иного государства, но в действительности ему совершенно чуждые. Но это неизбежное следствие общего характера юридических норм, которые строятся на презумпциях, оправдывающихся лишь в большинстве, но не во всех случаях действительности. По идее же, гражданин или подданный тот, кто участвует в политической жизни страны, и потому является составным элементом государственной личности.
§ 32. Территория
В государстве патримониальном, или вотчинном, территория была объектом государственного права. Патримониальное государство, в отличие от современного, представляло собой не юридическое лицо, а юридическое отношение между физическими лицами: это было юридическое отношение между государем и подданными, развившееся из прав земельной собственности, из отношений землевладельца к тем лицам, которые жили на его земле. Таким образом, в патримониальном государстве в основе политической власти лежит землевладение, оно есть основное юридическое отношение государственного строя, все остальные юридические отношения - производные от него. Поэтому территория здесь - главный объект государственного права, т.е. власти государя-вотчинника. Этим объясняется, что в патримониальном государстве, напр., во Франции эпохи Меровингов, территория являлась предметом распоряжения государственной власти наравне с объектами частного права: государь продает территорию или обменивает, завещает по наследству, отдает в приданое, после смерти государя территория делится как частное имущество между его детьми и т.д.

Современное государство, в отличие от патримониального, есть юридическая личность, коллективный субъект права. Материальным субстратом этого идеального субъекта являются люди, но люди не как абстрактные лица, а как население известной территории; круг лиц, входящих в состав государства, тем именно прежде всего и определяется, что они живут оседло на известной территории. Таким образом, территория вместе с людьми и через посредство их делается составным элементом государства. Будучи, таким образом, неотделима от государства, территория не может служить объектом права государства и предметом свободного распоряжения со стороны государственной власти. В государственном праве современных культурных народов признается как общее правило, что государственная территория неделима и неотчуждаема. Это правило, провозглашенное во французской конституции 1791 г., перешло из нее во многие другие конституции.

Многие юристы, особенно немецкие, в учении о государственной территории пытаются примирить принципы, вытекающие из современного понятия государства, с пережитками патримониальных воззрений. Такое стремление замечается даже у Еллинека. По его мнению, территория имеет в государственном праве двоякое значение: с одной стороны, она является составным элементом государственной личности, а с другой стороны - объектом государственного права.

С этой теорией согласиться невозможно. Правда, в области международного права отношение государства к территории напоминает отношение собственника к вещи. Никакое государство не имеет права действовать на территории другого государства без его согласия, подобно тому, как в частном праве никто не может пользоваться вещью без согласия ее собственника. Отрицательная обязанность всех государств не вмешиваться в деятельность каждого государства на его территории, действительно, походит на соответствующую праву частной собственности всеобщую отрицательную обязанность не мешать собственнику пользоваться его вещью. Но наряду с этим сходством между территорией и объектом вещного права есть существенное различие. Собственник может потерять свою вещь и даже все принадлежащие ему вещи, все свое имущество, но тем не менее он остается личностью, субъектом права. Государство же, лишившись всей своей территории, а иногда даже и известной части ее, уничтожается. В частном праве известные участки территории могут быть объектом собственности государства, но в публичном и, в частности, в государственном праве территория не может явиться объектом права. Основное юридическое отношение современного публичного права, то отношение, из которого вытекают все другие, есть обязанность подданных повиноваться государственной власти и право власти на такое повиновение. Территория определяет круг лиц, участвующих в этом отношении, т.е. обязанных к повиновению, но не является объектом этого отношения. Объектом его служат всегда человеческие действия.

Публичного права государства на его территорию не существует. Юристы, признающие такое право, обыкновенно выводят из него право государства на принудительное отчуждение частной земельной собственности и на обложение ее налогами. Но нетрудно показать ошибочность этой конструкции. Государство может экспроприировать, если это ему необходимо, не только земли, но и движимые имущества, например, в случае войны - взять хлебные запасы, лошадей и т.д. С другой стороны, государство облагает не только земельные и движимые имущества, но и капиталы, личный заработок и т.д. Если выводить право отчуждения и обложения земли из особого права государства на территорию, то для объяснения принудительного отчуждения и обложения движимости придется создавать такое же особое право государства на движимые имущества подданных. Но в конструировании подобных прав нет и никакой надобности; поземельные налоги и принудительное отчуждение вытекают просто из общей обязанности повиновения государству, из чисто личных, а не вещных отношений между государством и его подданными в широком смысле слова.

Территория является составным элементом государственной личности не сама по себе, а через посредство населения, живущего на ней. Из этого следует, что территория обладает свойствами составного элемента государства лишь постольку, поскольку она населена подданными в собственном смысле. Но государственная власть может взять в свое обладание совсем не населенную территорию, например, необитаемый остров, или такую территорию, жители которой не стоят ни в какой реальной общественной связи с коренным населением государства и поэтому не включаются в состав подданных в тесном смысле слова. В такого рода положении находятся многие колонии европейских государств, где туземцы не входят в состав подданных, а европейское население совершенно незначительно. Такие части государственной территории, или совсем не населенные, или населенные негражданами, не являются составными элементами государственной личности, но, действительно, служат объектами государственной власти. По отношению к ним современное государство играет ту же роль, какую играл патримониальный государь относительно всей своей территории; разница лишь в том, что там владелец было физическое лицо, а здесь - юридическое, так сказать, коллективный патримониальный владелец. Находящиеся в положении объекта части территории могут быть предметом частных сделок, могут обмениваться, продаваться и т.д. В 1867 г. владения России в Америке были проданы Соединенным Штатам за небольшую сравнительно сумму. В 1890 г. Англия и Германия обменялись двумя владениями: Англия уступила Германии остров Гельголанд и получила в обмен от Германии ее владения на восточном берегу Африки. Такой же патримониальный характер имело так назыв. "независимое государство Конго в центральной Африке". Патримониальным владельцем его был бельгийский король Леопольд II. Впоследствии он уступил Конго бельгийскому государству, которое и является в настоящее время преемником патримониальных прав Леопольда II. При определении государственной территории в конституциях владения государства, не являющиеся его составными элементами, или совсем не упоминаются, или отличаются от государственной территории в собственном смысле. В германской конституции при перечислении составных частей империи о колониях совсем не упомянуто. В португальской конституции о колониях упомянуто особо. В голландской - говорится, что территория государства состоит: во-первых, из Нидерландского королевства; во-вторых, из разных владений в других частях света, и что конституция действует только в Нидерландском королевстве.

Правило неотчуждаемости и неделимости государственной территории терпит некоторые исключения и по отношению к коренной территории, населенной гражданами, а именно, когда этого требует высший интерес самосохранения государства. Государство иногда вынуждено уступить часть своей территории другому государству, чтобы сохранить себя самого как целое, спасти свою независимость. Чаще всего подобные уступки бывают следствием несчастной войны, как, например, уступка Францией Германии Эльзас-Лотарингии после войны 1870-1871 гг. Государство, потерявшее часть своей территории, может остаться тем же государством во всех своих правовых отношениях, подобно тому, как человек, потеряв руку или ногу, может продолжать свое физическое и юридическое существование. Но потеря части территории не затрагивает существования государства лишь до тех пор, пока она остается в известных пределах, которые нельзя установить заранее теоретически, но которые ясно чувствуются практически в каждом конкретном случае. В 1804 г., когда Германская империя потеряла значительную часть своей территории, германский император признал, что этого государства более не существует, отказался от титула "императора германского" и принял титул "императора австрийского".

В конституционных государствах "отчуждение" части территории не может быть произведено иначе, как с согласия народного представительства, ибо с отчуждением неизбежно связано прекращение действия на отчуждаемой территории законов данного государства, которые не могут быть отменены иначе, как с согласия парламента. Еще более соответствовало бы характеру государственной территории, как составного элемента государственной личности, требование, чтобы отчуждение территории не могло совершаться без согласия населения отчуждаемой части. Это требование применялось в известный период европейской истории, а именно, в середине XIX столетия, в эпоху гегемонии в Европе Наполеона III. Так, при объединении Италии ряд итальянских государств - Парма, Модена, Неаполь, Романья, были присоединены к Сардинскому королевству в силу плебисцита населения этих государств. Таким же плебисцитом была санкционирована уступка Сардинским королевством Франции Ниццы и Савойи. По Пражскому миру, закончившему австро-прусскую войну 1866 г., присоединение к Пруссии северного Шлезвига, ранее завоеванного Австрией и Пруссией у Дании и находившегося в их совместном обладании, было обусловлено плебисцитом населения этой области. Но Пруссия этого условия не выполнила, и с тех пор принцип, провозглашенный Наполеоном III, не имел практического применения в международных отношениях.
§ 33. Власть
Нам остается рассмотреть с юридической стороны третий элемент государства - государственную власть. Понятие власти является центральным понятием государственного права. От того или другого юридического понимания государственной власти зависит и вся система нашей науки. Что же такое государственная власть? Прежде чем говорить о государственной власти, необходимо установить понятие власти вообще в юридическом смысле этого слова.

Слово "власть" мы употребляем беспрестанно, и оно как будто бы понятно без объяснений, а между тем не так легко провести границу между "властью" и другими юридическими явлениями. Большинство современных юристов, признающих государство юридическим лицом, определяет власть как "волю государства". Однако с таким определением нельзя согласиться; мало того - оно совершенно запутывает понятие власти. Ведь власть существует не только в государственном, но и в частном праве; права власти есть не только у государства, но и у других союзов и даже у частных лиц. Существует, например, власть отца над сыном. Очевидно, что в этом случае "властью" вовсе не называется воля того или другого лица. Если бы под властью разумелась воля, то властью мог бы обладать и субъект, живущий изолированно от других людей. На самом же деле только человек, который стоит в известных отношениях к другим людям, воля которого находится в определенном отношении к воле других лиц, может иметь власть. Если бы воля государства была властью, т.е. если бы оба эти понятия были тождественны, то государственная воля оставалась бы властью и в тех случаях, когда государство вступает в частноправовые сделки. Но в действительности это не так. В частноправовых сделках воля государства не является властью, а стоит наравне с волей частных лиц. Поэтому определение власти как воли явно несостоятельно. Власть не есть воля, а известное отношение одной воли к другой, господство одной воли над другой - это и есть в прямом, непосредственном смысле слова власть. Заметим, что слово "власть" употребляется еще и в переносном смысле, а именно, властью называется не только отношение воли известного лица к воле другого лица, но и субъект той воли, которая господствует над волей другого. Например, когда в Судебных уставах говорится, что судебная власть принадлежит Сенату, судебным палатам, окружным судам, мировым судьям, то здесь под властью разумеются известные отношения воли суда к воле тех граждан, которые приходят с ними в соприкосновение. Когда же мы говорим: "Дело передано судебной власти", здесь под властью разумеется то лицо или те лица, которые осуществляют власть в первом смысле.

Итак, власть в прямом смысле слова есть господство одной воли над другой. Если мы припомним данное ранее определение субъективного права как установление господства одной воли над другой для обеспечения осуществляемого первой волей интереса, то убедимся, что понятие власти подходит под общее понятие субъективного права. Действительно, везде, где имеется субъективное право, происходит подчинение воли одного воле другого. Если я требую долг от своего должника, то воля должника подчиняется моей воле. Подчинение одной воли другой наблюдается и при явлениях власти, причем, как и в явлении субъективного права, это подчинение имеет целью обеспечение известного интереса. Отсюда следует, что власть есть субъективное право.

Однако нельзя сказать, что всякое субъективное право есть власть. Не всегда, когда мы имеем перед собой субъективное право, мы говорим о власти: власть есть известный вид субъективного права. Например, существует отцовская власть над детьми, но не всякое субъективное право отца по отношению к детям есть власть. Под это понятие нельзя подвести, например, право отца, впавшего в дряхлость, требовать у своего сына содержания. Значит, есть такие субъективные права, которые являются властью, и такие, которые этого характера не имеют. Чем же отличается власть от других видов субъективного права? Различие заключается в следующем: субъективное право основывается на юридической норме, которая, налагая обязанность на одно лицо, в то же время обеспечивает за другим лицом возможность требовать исполнения этой обязанности. Обязанность может быть определена нормой права двояким образом: а) в одних случаях действия, составляющие содержание обязанности, заранее точно определены юридической нормой; так, например, когда кто-нибудь требует долг от известного лица, то обязанность должника точно определена - кредитор может требовать только известную сумму и более ничего другого; б) но иногда юридическая норма не указывает в точности тех действий, которые составляют предмет обязательства, а только определяет общий характер этих действий, цель их, устанавливает пределы обязанности, точное же определение действий, к которым обязан пассивный субъект юридического отношения в этих пределах, представляет активному субъекту, т.е. субъекту права. И вот, именно такое отношение мы имеем в том примере, который мы привели выше относительно отцовской власти. К каким именно действиям обязан сын, повинуясь отцовской власти, объективным правом точно не определено; они могут быть весьма разнообразны и зависят от тех или иных приказаний отца. Объективное право определяет только границы этих приказаний, воспрещая отцу требовать от сына противозаконных действий и возлагая на него известные обязанности по отношению к последнему. Но в этих границах власть отца более точно не регулируется, и именно потому мы говорим, что он имеет право не только требовать, но и приказывать. Когда требуют известных действий, заранее определенных законом, мы говорим о требованиях в тесном смысле слова, а когда требуют действий, ближайшим образом определяемых самим требующим, мы говорим о приказаниях. Приказания и являются характерным проявлением власти. Таким образом, власть есть специальный вид субъективного права, отличающийся от других видов его тем, что действия, которые составляют предмет обязанности, не определены заранее нормой права, а определяются в известных пределах волей субъекта права. Очевидно, что право, которым обладает государство по отношению к подданным, есть власть. Оно подходит под это понятие потому, что право, проводя известные границы для государственной власти, не устанавливает заранее в точности, чего именно может требовать государство в этих пределах, предоставляя это самому государству.

Но властью обладает не только государство, она принадлежит и другим физическим и юридическим лицам. Мы видим ее и у частных лиц, например, у отца семейства, у целого ряда союзов. Чем же отличается власть государства от власти других союзов?

Государственная власть прежде всего отличается от целого ряда других властей тем, что она есть власть территориальная. Этой власти обязаны повиноваться все лица, находящиеся в пределах известной территории. Но это еще не есть специфический признак, свойственный только государству. Кроме него существуют другие территориальные союзы, обладающие территориальной властью, сродной власти государственной. Таковы - земство, городское общество, сельское общество и т.д. Они имеют территориальную власть над своими членами. Чем же отличается государственная власть от такого рода власти? Обыкновенно специфическим признаком государственной власти признается ее верховенство, или суверенитет.

Как мы увидим ниже, это определение неправильно. Суверенитет является только обычным, но не необходимым признаком государства. Есть государства, власть которых не является суверенной. Следовательно, должен существовать другой признак, отличающий государство от прочих территориальных союзов. Но прежде чем искать этот признак, мы должны разобрать господствующую теорию и выяснить понятие суверенитета, которое с XVI в. считается не только необходимым элементом определения государства, но и центральным, основным понятием публичного права.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   26

Похожие:

Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconФедор Васильевич Тарановский (1875-1936) Биографический очерк
Тарановский Ф. В. История русского права (под редакцией и с предисловием В. А. Томсинова). "Зерцало", 2004 г
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconМихаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк
Из автобиографической записки "Эпохи М. Сперанского" (писано в 1823 году, 1 мая)
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconБиографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconКраткий биографический очерк для системы партийной учебы издание...
Маркса и Энгельса, организатор Ком­мунистической партии Советского Союза, ге­ний социалистической революции, основатель Советского...
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк icon-
От редакции: Предлагаемый краткий очерк погромной эпопеи 1918-1921 г составлен три года тому назад на основании многочисленных материалов...
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconЛитература Абрахам Маслоу: биографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconЛитература Абрахам Маслоу: биографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconПоликарпов Виктор Фёдорович
Виктор Федорович Поликарпов родился 15 ноября 1938 года в городе Павлодаре (Казахстан), где живёт и работает в настоящее время
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconИжевско-Воткинское восстание 1918 г
К истории антибольшевицкого восстания в Ижевске и Воткинске: вооруженные формирования Прикамья летом — осенью 1918 г
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк icon"Геноцид азербайджанцев (1918-21 гг.)"
Азербайджанский народ никогда не забудет кровавой резни мирных жителей в 1918-21 годах. Вся их вина состояла лишь в их национальной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница