Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк


НазваниеФедор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк
страница3/26
Дата публикации11.03.2013
Размер4.53 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

* * *
За два года до начала первой мировой войны в России окончательно оформился союз масонских организаций. Масонским конвентом, состоявшимся в один из летних дней 1912 года, было принято решение о создании союза "Великий Восток России"*(99). К 1915 году эта масонская организация развилась в политическое объединение, ставившее своей целью захват власти в России. Ее внутренняя организация была упрощена: вместо сложной иерархии многочисленных степеней остались лишь две степени - ученика и мастера. Были отменены сложные ритуалы посвящения в масоны, главное значение стало придаваться отныне соответствию политических взглядов поступающего политической идеологии масонской организации.

Среди членов масонского союза "Великий Восток России" было много кадетов. Входил в состав данной организации и Ф.Ф. Кокошкин*(100). О том, что Кокошкин являлся масоном, упоминал в своих мемуарах знавший его по кружку "Беседа" Андрей Белый: "Есть еще, стало быть, что-то присевшее за капитализмом, что ему придает такой демонский лик; мысль о тайных организациях во мне оживала; об организациях каких-то капиталистов (о тех, а не этих), вооруженных особою мощью, неведомой прочим; заработала мысль о масонстве, которое ненавидел я; будучи в целом не прав, кое в чем был я прав; но попробуй заговорить в те года о масонстве, как темной силе, с кадетами? В лучшем случае получил бы я "дурака": какие такие масоны? Их - нет. В худшем случае меня заподозрили б в бреде Шмакова. Теперь, из 1933 г., - все знают: Милюков, Ковалевский, Кокошкин, Терещенко, Керенский, Карташев, братья Астровы, Баженов, мрачивший Москву арлекинадой "Кружка", т.е. люди, с которыми мне приходилось встречаться тогда иль поздней, оказались реальными деятелями моих бредень, хотя, вероятно, играли в них жалкую, пассивную роль; теперь обнаружено документами: мировая война и секретные планы готовились в масонской кухне; припахи кухни и чувствовал, переживая их как "оккультный" феномен"*(101) (курсив мой. - В.Т.).
* * *
Ф.Ф. Кокошкин не был сторонником революционного пути преобразования общества. Революцию же в России в то время, когда она находится в состоянии войны, он считал совершенно недопустимой. По его мнению, такая революция приведет лишь к военному поражению России и к установлению внутри страны диктаторского и реакционного режима. "Не нужно возлагать преувеличенных надежд ни на революцию, ни на переворот иного рода, - говорил Кокошкин в своем выступлении на съезде комитетов кадетской партии подмосковных губерний 3 января 1916 г. - Дело не только в устранении от власти тех элементов, которые сейчас ею обладают, а во внутренней готовности общества взять власть в свои руки"*(102). По его словам, в настоящий момент общество "не имеет внутри себя готового плана новой организации. Оно не сговорилось и не может сговориться в короткий срок о новом строе". Вследствие этого, считал он, "одни будут стремиться к парламентарной монархии, другие к республике, третьи к социальному перевороту, четвертые к федерализму. Не будет также тактической согласованности. В результате явится военная диктатура".

Исходя из такой оценки сложившегося в России к 1916 году внутреннего положения, Кокошкин делал вывод о том, что в настоящее время "самая важная и настоятельная внутриполитическая задача" заключается не в подготовке революции, а в "организации и объединении всех общественных сил страны".

Будучи убежденным противником революции и особенно революции, совершаемой в воюющей стране, Ф.Ф. Кокошкин тем не менее поддержал в феврале-марте 1917 года лидеров кадетской партии, организовавших вместе с генералами русской армии государственный переворот, который привел к ликвидации в России монархии. При этом он вполне сознавал, что Временное правительство не сможет устоять в ходе дальнейшего развертывания революционного процесса.

Вместе с юристом М.М. Винавером (1863-1926) Ф.Ф. Кокошкин составлял текст первого воззвания Временного правительства. Максим Моисеевич вспоминал впоследствии, что Федор Федорович говорил при этом: "Вот мы опять с вами - смотрите, какая тут символика. Помните, как в летнюю ночь в Выборге писали мы вдвоем завет 1-й Думы. Теперь меня просят сочинить первый привет свободной России, манифест Временного правительства. Давайте опять сочинять вместе. Начнем с того, чем кончили 11 лет тому назад"*(103).

Решением Временного правительства от 20 марта 1917 года на Кокошкина было возложено председательствование в Юридическом совещании*(104), а 22 марта он был назначен на должность председателя данного органа*(105). Созданное официально 20 марта 1917 года Юридическое совещание фактически действовало с 8 марта. Оно было предназначено для обсуждения вопросов публичного права, возникавших в связи с установлением "нового государственного порядка", а также для экспертизы нормативных актов, издаваемых Временным правительством*(106).

Первым фактическим председателем Юридического совещания являлся В.А. Маклаков, избранный на этот пост 8 марта 1917 года. Ф.Ф. Кокошкин стал председателем Юридического совещания благодаря протекции князя Г.Е. Львова - главы первого состава Временного правительства, действовавшего со 2 марта до 2 мая 1917 года.

В письме Б.А. Бахметьеву от 10 декабря 1921 года В.А. Маклаков следующим образом описал ситуацию, связанную с избранием Ф.Ф. Кокошкина на должность председателя Юридического совещания: "Когда я принял одно из немногих назначений Временного правительства и стал членом Юридического совещания при Временном правительстве, Львов упрашивал меня не отказываться от этого, уверяя, что, конечно, меня следовало бы использовать на что-нибудь более важное, но я сам не захотел, и потому сейчас, в ожидании большего, он просит по крайней мере не бойкотировать их в деле, которое должно быть мне по душе, т.е. в юридической помощи им. Я согласился. В первом же заседании неожиданно для самого себя я был выбран председателем; несмотря на свою воспитанность, Кокошкин не мог скрыть неудовольствия и удивления. После двух заседаний однажды приезжает ко мне Львов, просит позволения говорить откровенно и сообщает, что правительство было уверено, что председателем Юридического совещания будет Кокошкин, что эта должность была ему обещана, что они не знают, как быть. Эта часть его речи была совершенно правдива и искренна; дальше он прибавил уже неискренне, что правительство имеет в виду поручить мне более ответственное дело, назначивши председателем комиссии по составлению закона о выборах, что несовместимо с функцией председателя Юридического совещания и что потому было бы хорошо, если бы я их из затруднения вывел. На это я без всякой задней мысли, а с полною охотой сказал Львову, что не претендую на сохранение должности председателя Юридического совещания, никаких компенсаций не прошу и в следующем же заседании откажусь от должности, так я и сделал и при вторичных выборах подал голос за Кокошкина. Не прошло и 10 дней, и я читаю в газетах, что Кокошкин назначен председателем комиссии по выработке закона о выборах в Учредительное собрание. Откровенно скажу, что этой должности я не добивался и едва ли бы на нее согласился. И если оставил вопрос открытым, то только оттого, что одинаково не хотел ни принимать компенсации, ни иметь вид обидевшегося. Но поведение Львова ясно показало, что около него завелась кружковщина, раздача мест друзьям и знакомым"*(107).

21 апреля 1917 года Ф.Ф. Кокошкин был назначен членом Особого совещания для изготовления проекта положения о выборах в Учредительное собрание*(108). Ровно месяц спустя - 21 мая - его назначили председателем указанного совещания.
* * *
С 25 по 28 марта 1917 года проходил седьмой съезд конституционно-демократической партии. Ф.Ф. Кокошкин сделал на первом же его заседании доклад о пересмотре партийной программы в вопросе о государственном строе. Он напомнил делегатам съезда, что одиннадцать лет назад в программу партии был включен пункт, которым желательной формой правления для России была признана парламентарная монархия. "Когда мы принимали этот пункт, - сказал после этого Кокошкин, - нас нельзя было назвать, однако, монархистами в точном значении этого слова. Мы никогда в своем большинстве не считали монархию, хотя бы и парламентарную, наилучшей формой правления. Никогда монархия конституционная или парламентарная не была для нас, как для настоящих монархистов, тем верховным принципом, которому бы мы подчиняли всю нашу политическую программу. Монархия была для нас тогда не вопросом принципа, а вопросом политической целесообразности"*(109). Констатировав далее, что монархия в России погибла, и положение стало таким, что не только кадетская партия, в которой не было монархистов в полном значении этого слова, но и убежденные монархисты отстаивать монархию не могут, Кокошкин заявил далее, что вместо нее существует фактически республика. "Конечно, - пояснил он, - форма правления в России юридически не определена, определение ее принадлежит будущему Учредительному Собранию, но тот порядок, который существует фактически, является порядком не монархическим, а республиканским, и это обстоятельство не может не оказать влияния на будущее решение этого вопроса в Учредительном Собрании"*(110).

Далее Кокошкин сказал: "Республика имеет значение для нас не только с точки зрения будущего. Республика в наших глазах не может не быть самой совершенной формой правления, ибо эта форма правления, при которой наш демократический принцип: господство воли народа - осуществляется в самом полном и чистом виде"*(111). Признав, что при определении в партийной программе желательной формы правления для России нельзя ограничиться "одной только отвлеченной формой", Кокошкин постарался внести в формулу "демократическая республика", выражавшую его собственный и кадетский политический идеал, некоторые конкретные черты. В результате сложения этих черт им была получена следующая формулировка соответствующего пункта партийной программы: "Россия должна быть демократической парламентарной республикой; законодательная власть должна принадлежать народному представительству; во главе исполнительной власти должен стоять президент республики, избираемый на определенный срок народным представительством и управляющий через посредство ответственного перед народным представительством министерства"*(112).

Кокошкин отмечал в своем докладе, что он (так же, как и Центральный Комитет партии в целом) считает парламентарный порядок "самым совершенным при данной ступени развития человечества способом согласования действий исполнительной и законодательной власти". По его словам, "исполнительная власть должна быть отделена от законодательной; она не может находиться в руках законодательного собрания, но, с другой стороны, она должна быть в своих действиях согласована с законодательной властью, и лучшим средством для этого является парламентаризм, управление через посредство ответственного перед народным представительством министерства"*(113).

В связи с этим Кокошкин поднимал вопрос о способе избрания президента. По его мнению, всенародный способ избрания "плохо подходит к парламентаризму, ибо дает представителю исполнительной власти слишком большую фактическую силу"*(114). Он полагал, что всенародное избрание ставит фактически президента республики выше народного представительства. Ибо там выбираются несколько сотен лиц, каждый - сравнительно небольшой частицей народа, а тут один выбирается всей страной, и этим ему дается огромный авторитет. Данный авторитет безопасен в тех странах, где принцип народоправства утвердился давно - столетия назад. Но в странах, которые впервые встали на путь республики, всенародное избрание, ставящее президента выше всех и наделяющее его огромными фактическими возможностями влияния, опасно для свободы. Оно может стать мостом к государственному перевороту.

Предложенная Кокошкиным от имени Центрального Комитета конституционно-демократической партии формула желательной для России формы правления не встретила никаких существенных возражений у делегатов съезда и была принята в неизменном виде.

Между тем умозрительность этой формулы была очевидной. Каковы же должны быть ее конкретные черты? - спрашивал Кокошкин и отвечал, что они определяются присущим кадетам "общим мировоззрением", а также принятыми ими "основными политическими принципами"*(115). В определении желательной для России формы правления Кокошкин и другие кадеты исходили, таким образом, не от жизни, не от реальной исторической практики, но от неких абстрактных мировоззренческих установок и политических принципов.

Подобным же образом в высшей степени умозрительным был вывод Кокошкина о том, что монархия разделяет население России, а республика объединяет. События, происходившие в России на протяжении 1917 года, показали убедительно, что республиканская форма правления оказалась совершенно неспособной объединить Россию.

На заседании съезда партии кадетов, состоявшемся вечером 25 марта, Ф.Ф. Кокошкин выступил с докладом "Об Учредительном собрании"*(116). Он рассказал в нем о своем понимании задач Учредительного собрания и возможных способах избрания его состава. "Основная задача Учредительного Собрания всем известна, - заявил Кокошкин. - Это установление конституции России, определение образа правления. Но Учредительное Собрание не в состоянии будет ограничиться одной этой задачей, оно будет единственным представительным собранием, которое будет в этот период действовать в России, и должно будет помимо конституции решить все те законодательные вопросы, или даже шире - все те государственные вопросы большой важности, которые к этому времени станут на очередь и будут неотложными"*(117).

На восьмом съезде конституционно-демократической партии, проходившем с 9 по 12 мая 1917 года, Ф.Ф. Кокошкин выступил с докладом "Автономия и федерация"*(118), в котором высказал свои мнения относительно желательной для России формы государственного единства.

В своих рассуждениях по этому вопросу Кокошкин исходил из того, что "Россия при огромной величине своей и огромном разнообразии своих местных условий не может удовлетворительно управляться из центра, что широкое развитие местного самоуправления, быть может, более широкое, чем в других странах, ей необходимо"*(119). Однако полагая необходимым расширение в России децентрализации и даже "переход от местного самоуправления к местной автономии", Кокошкин заявлял себя при этом убежденным сторонником унитарного устройства Российского государства и противником организации его на основе принципа политического самоопределения наций и федерализма. Он считал благотворной для России только "чисто территориальную автономию, поставленную в зависимость от всей совокупности экономических, этнографических, бытовых и других условий"*(120). По его словам, "построение российской федерации, основанной на началах национального разделения, представляет задачу государственного строительства практически неосуществимой", "разделение России по национальному принципу логически ведет в лучшем случае не к федерации, не к союзному государству, не к тому, что немцы называют "Bundesstaat", а к другим формам политического сожития народов - оно ведет к так называемому союзу государств, к конфедерации, к "Statenbund" по немецкой терминологии, т.е. ведет не к федеративному государству, сохраняющему за центральной государственной властью суверенитет, тогда как остальные части несуверенны, а к свободному союзу суверенных государств, соединенных на началах международного договора"*(121). Конфедерация народностей же, если она будет осуществлена в России, приведет, по мнению Кокошкина, "к распадению России, к разрушению государственного единства и образованию союза самостоятельных национальных суверенных государств"*(122).
* * *
11 июля Временное правительство удовлетворило просьбу Ф.Ф. Кокошкина об освобождении его от обязанностей председателя Юридического совещания с оставлением членом данного совещания и сенатором. 20 июля Федор Федорович представил на утверждение Временному правительству разработанный в рамках возглавлявшегося им Особого совещания проект первого раздела "Положения о выборах в Учредительное собрание"*(123).

25 июля собрались на свое первое заседание члены второго коалиционного правительства - так называемого "преобразованного" Временного правительства. Ф.Ф. Кокошкин занял в нем пост государственного контролера. Эта должность не позволяла ему оказывать сколько-нибудь заметного влияния на ход событий в стране. Впрочем, и большинство других кадетов - членов "преобразованного" Временного правительства играло незначительную роль в принятии решений. На заседании девятого съезда конституционно-демократической партии, состоявшемся вечером 25 июля 1917 года, зашел разговор о составе второго коалиционного правительства. Делегат А.В. Елагин заявил, что это правительство "с министрами партий народной свободы сделало сегодня то, что вчера французы сделали в Солуни с русским войском: они его загнали в тыл. А.В. Карташев занял не то место*(124), где он мог бы всецело развернуть свои силы, как и великая гордость России Ф.Ф. Кокошкин"*(125).

На заседании десятого съезда конституционно-демократической партии, проходившем вечером 14 октября 1917 года, Кокошкин говорил в докладе, посвященном второму коалиционному правительству, что самой существенной его стороной был "внутренний кабинет из трех - Керенского, Терещенко и Некрасова. Этот кабинет из трех вершил наиболее крупные дела. Кадеты вели борьбу за полное равноправие всех членов во все время существования второй коалиции министерства"*(126).

В начале августа 1917 года Ф.Ф. Кокошкин поддержал предложения Верховного главнокомандующего Российской армии генерала Л.Г. Корнилова по наведению порядка в войсках. Генерал Корнилов был назначен на указанный пост 10 июля. 3 августа он составил совместно со своим начальником штаба генералом А.С. Лукомским докладную записку в адрес Временного правительства, в которой выдвигались требования о введении на всей территории России военно-революционных судов с применением смертной казни, о восстановлении дисциплинарной власти военных командиров, об ограничении полномочий комитетов и комиссаров. Основные положения военной реформы генерала Корнилова были поддержаны высшими чинами Российской армии, а также совещанием общественных деятелей, проходившим в Москве 8-9 августа. 10 августа докладная записка Корнилова должна была обсуждаться на заседании Временного правительства, однако министр-председатель правительства А.Ф. Керенский, опасавшийся быстро входившего в силу Верховного главнокомандующего, отказался ее рассматривать. Разразился конфликт, в котором непосредственное участие принял Ф.Ф. Кокошкин. В своей "Истории второй русской революции" П.Н. Милюков описывал этот конфликт следующим образом: "Ближайшим поводом к начавшейся таким образом открытой борьбе было, как видим, упорное нежелание Керенского, чтобы доклад Корнилова читался во Временном Правительстве. Естественно, что Временное Правительство, по крайней мере в лице некоторых своих членов, не могло остаться равнодушным к этому странному отношению министра-председателя к их правам. И возражение не замедлило: оно было сделано тем из министров, который всего чувствительнее относился к правам высшей власти и к своей личной ответственности, как члена правительственной коллегии. "11-го августа утром, - рассказывает Керенский, - ко мне явился Кокошкин с заявлением о том, что сейчас же выйдет в отставку, если не будет сегодня же принята программа Корнилова"... По признанию Керенского, заявление Кокошкина "произвело на него ошеломляющее впечатление". Он не мог не отдать справедливости побуждениям Кокошкина. "Утреннее свидание 11-го августа с Кокошкиным, - рассказывает он в комментариях к своим показаниям, - было одним из самых бурных моих политических столкновений, но сейчас мне радостно вспомнить то страстное горение глубокой любви к родине, которое чувствовалось в тайниках души моего противника"*(127). Чтобы как-то притушить пожар конфликта, Керенский дал согласие на обсуждение доклада Корнилова несколькими министрами в "частном совещании". Корнилов удовлетворился этим компромиссом.

Между тем правительственный кризис, вызванный в огромной мере параличом ума и воли министра-председателя Керенского*(128), продолжался. Выступая 20 августа 1917 года на заседании Центрального Комитета конституционно-демократической партии, Ф.Ф. Кокошкин говорил о том, что после частых встреч и споров с Керенским вынес впечатление о крайней неопределенности и неустойчивости его настроений и поведения в самых важных вопросах. "Он в психологическом состоянии Николая II: так же недоверчив и нерешителен, не имея как будто собственной линии поведения"*(129), - характеризовал Кокошкин министра-председателя.

28 августа генерал Л.Г. Корнилов, снятый накануне с должности Верховного главнокомандующего, предпринял попытку установить военную диктатуру для предотвращения окончательного краха русской государственности. Им были двинуты в столицу войска. Утром названного дня Ф.Ф. Кокошкин был приглашен на частное совещание министров. В докладе на заседании Московского городского комитета партии кадетов, произнесенном 31 августа 1917 года, он рассказал, что застал Керенского "очень потрясенным", - Керенский говорил, что положение почти безнадежно, "войска, руководимые Корниловым, быстро приближаются, миновав все преграды". По словам Кокошкина, "впечатление было такое, что к вечеру Петроград будет ими занят... Гражданская война казалась неизбежной. Надо сказать, что в это время в к.-д.-ских кругах созрел некоторый план. Руководители партии главной задачей ее считали предупреждение междуусобной войны. Когда началось совещание, я предложил посредничество ген. Алексеева, чтобы уладить конфликт. Один из министров-социалистов, фамилию которого я в свое время могу огласить, предлагал составить директорию из нескольких лиц при участии ген. Алексеева. Я же стоял за то, чтобы Керенский, покинув правительство, передал власть Алексееву, что поддерживал также один из социалистов. Когда все высказались, то было ясно, что большинство стояло за Алексеева, но обсуждение наше кончилось ничем. Керенский, подчеркнув, что это частное совещание, как-то прервал его без всякого заключения"*(130).

Возмущенный поведением Керенского во время так называемого "корниловского мятежа", Ф.Ф. Кокошкин подал ему заявление о своей отставке с поста государственного контролера и выходе из состава Временного правительства. 31 августа желание Кокошкина было удовлетворено*(131). С этого времени он сосредоточился на доработке закона о выборах в Учредительное собрание.

Выборы в Учредительное собрание проводились с 12 по 14 ноября 1917 года, то есть после захвата власти большевиками. Ф.Ф. Кокошкин был избран в его состав от кадетской партии. Первое заседание Учредительного собрания должно было состояться, как и планировалось еще до большевистского переворота, 28 ноября 1917 года. Днем раньше Федор Федорович приехал в Петроград. Вместе со своей супругой М.Ф. Кокошкиной*(132), А.И. Шингаревым и князем Павлом Долгоруковым он остановился на квартире графини Паниной. Утром следующего дня Кокошкин был арестован с рядом других лиц, избранных в Учредительное собрание от кадетской партии. Арест производил Гордон, бывший когда-то студентом Ф.Ф. Кокошкина. Показывая ордер на арест, он пояснил, что все арестованы за то, что не захотели признать власть народных комиссаров.

С 29 ноября 1917 года до 6 января 1918 года его содержали в одиночной камере Трубецкого бастиона Петропавловской крепости. Ухудшение здоровья Ф.Ф. Кокошкина заставило его родственников и врачей обратиться с просьбой в Наркомат юстиции о переводе его в больницу. 6 января Федор Федорович был переведен в Мариинскую тюремную больницу. В ночь с 6 на 7 января он был убит в своей больничной палате матросами-анархистами.
* * *
"Всегда в застегнутом сюртуке, сшитом в талию, в ботинках самой последней моды и в непомерно высоких крахмальных воротничках, из которых выглядывало маленькое сухонькое личико с маленькими глазками, умно блестевшими из-за пенсне"*(133) - так описал внешний вид Ф.Ф. Кокошкина князь В.А. Оболенский. М.М. Винавер характеризовал его облик более детально: "Тонкий, стройный, моложавый, изящно одетый человек, с мелкими чертами лица, на котором выделялся только высокий красивый лоб, сдержанные движения, сильный голос, но без оттенков и модуляций, дефекты при произнесении некоторых букв. Я не помню оратора, который бы так мало утомлял слушателя и так легко и спокойно держал его в своей власти, не страстными порывами, не красотой фразы, а единственно и исключительно неустанным, ровным и постоянным накоплением мысли, - той интуитивно создаваемой гармонией между темпом мысли слушателя и темпом мысли оратора, которая прочнее всего связывает трибуну с аудиторией. Слушатель не ощущает речи, как таковой, как оболочки; он не ощущает даже самой личности оратора; он весь скован плавным ходом мысли, которая идет ему навстречу, так угадывает что ему, случайно, нужно, точно оратор подслушал его душевные сомнения"*(134).

О Кокошкине как ораторе писал и А.А. Кизеветтер: "Кто слушал его впервые, тот в начале его речи испытывал недоумение и спрашивал себя, на чем же основана слава этого оратора? Произношение Кокошкина не чисто, он не выговаривал некоторых звуков, шепелявил; его голос был однообразно криклив, лишен музыкальных модуляций. Казалось, в первые минуты, что такой оратор должен скоро утомить слушателей. А между тем через несколько секунд после начала его речи вся аудитория, хотя бы в ней было немало и его политических противников, уже с величайшем подъемом внимания, не дыша от восхищения, следила за каждым его словом, готовая часами сидеть, не шелохнувшись, под обаянием его чар"*(135).

Сам Федор Федорович Кокошкин собственные способности оценивал очень скромно. "Я сплошной шарлатан во всех отраслях, кроме чтения стихов. Это единственное, что я умею" - так сказал он однажды своей супруге.
В.А. Томсинов,

доктор юридических наук,

профессор юридического факультета

Московского государственного университета

имени М.В. Ломоносова
^ Часть первая. Основные понятия о государстве
Введение
§ 1. Предварительное понятие о государстве
Приступая к изучению государственного права, мы должны установить точное понятие нашего предмета. Как видно из самого словесного обозначения его, оно является плодом сочетания двух других понятий: понятия государства и понятия права. С этими двумя понятиями нам и нужно прежде всего ознакомиться.

Начнем с понятия государства. Что оно такое? Присматриваясь к обычному словоупотреблению, мы видим, что слово "государство" употребляется в различных смыслах. Иногда словом "государство" обозначается известная территория, определенная часть земной поверхности, когда мы говорим, например, что та или другая река протекает через три государства, слово "государство" употребляется в вышеуказанном значении. Иной смысл получает то же слово, когда мы говорим: "Все государство разделилось на партии". Здесь под государством разумеется не территория, а совокупность людей, населяющих известную территорию. Наконец, можно отметить еще третье применение того же термина. Примерами его могут служить выражения такого рода: "Два государства заключили между собой договор" или "Государство взимает со своих подданных налоги". В этих случаях мы называем "государством" уже не всю совокупность жителей данной страны, а более тесный круг лиц, управляющих ими и составляющих их правительство.

Итак, слово "государство" употребляется для обозначения и известной страны, и известного населения, и правительства, стоящего во главе населения. Все эти три словоупотребления, хотя и различны, но имеют один общий корень; во всех трех случаях, в сущности, имеется в виду одно и то же понятие, одна и та же идея, но только это понятие обозначается фигурально при помощи указания на один из составляющих его элементов. И территория, и население, и правительство или власть суть элементы государства, и ни один элемент в отдельности не есть сам по себе государство. Государство по своему существу не есть ни территория, ни совокупность людей, оно не есть вообще какой-либо материальный предмет или собрание таких предметов: оно есть общественное явление и как таковое составляет предмет общественной науки, социологии. Общественная наука вообще занимается не изучением предметов, существующих во внешнем материальном виде, но исследует отношения между людьми, психические состояния индивидов, обусловленные их взаимным влиянием друг на друга. К этой категории явлений относится и государство. Ходячее в науке определение государства как народа, занимающего известную территорию и организованного под единой верховной властью, неточно именно в том отношении, что оно не указывает ближайшего высшего понятия (genus proximum), частным видом которого является государство, и подает повод к смешению государства с совокупностью людей, имеющих общее происхождение или говорящих на одном языке. Государство есть не совокупность людей, а известного рода отношение между ними, известная форма общежития. Чтобы выяснить характер этой формы общежития, нужно сравнить ее с другими формами, иначе говоря, обозначить место государства в ряду других общественных отношений.

Если мы всмотримся во все бесконечно разнообразные формы общения между людьми, то можем разделить их на две главные категории: отношения, основанные на начале взаимности или соответствия интересов, и отношения, основанные на начале солидарности или общности интересов. К первой категории относятся те большей частью временные и преходящие, нередко случайные и мимолетные отношения между людьми, которые возникают на почве взаимного обмена услуг или благ в силу соответствия различных по существу интересов. Два лица могут иметь различные интересы, но соответствующие друг другу в том смысле, что осуществление одного из них может быть достигнуто путем осуществления другого, и наоборот. Например, лицо А ищет квартиру, так как не имеет своего помещения и предлагает за нее известную сумму денег, а другое лицо, Б, напротив, имеет свободное помещение и желает извлечь из него выгоду. В результате А нанимает у Б квартиру. Здесь интересы двух лиц не тождественны, а различны: один нуждается в квартире, а другой в деньгах, но эти интересы соответствуют друг другу, т.е. могут быть связаны между собой на почве договорных отношений о найме квартиры. То же самое и при личном найме. Одно лицо ищет работы, другое предлагает работу, и эти два интереса дают почву для известных отношений между работодателем и работником. Из таких бесчисленно разнообразных отношений, возникающих на почве обмена услуг или благ, слагается вся та область жизни, которая называется нами областью гражданского оборота. Но помимо этого существуют общественные отношения иного рода, основанные на другом принципе. В отличие от первых они обладают обыкновенно (хотя и не всегда) большей продолжительностью, долговременностью. Это - соединения людей, которые связаны не различными, а общими интересами. Интересы людей могут не только соответствовать друг другу, но в известных пунктах прямо совпадать, и на почве этого совпадения возникают более или менее постоянные соединения, союзы для преследования общих целей. Сюда относятся всевозможные общества, ученые, литературные, художественные, промышленные, торговые и т.д. К этой же категории принадлежат: церковь, община, государство. Во всех указанных случаях перед нами стоит совокупность людей, имеющих одинаковый интерес и преследующих их сообща, совместной деятельностью. Отношения второго рода, или союзы в тесном смысле слова, лежат в основе всего человеческого общежития, составляя остов его, без которого невозможна совместная жизнь людей.

Общественные союзы можно, в свою очередь, разделить на несколько главных категорий. Прежде всего - на заре человеческой истории мы находим союзы родовые. Общность интересов может вытекать прежде всего из кровного родства, и такие союзы лиц, происходящих от общего родоначальника, являются первичными формами человеческого общества. Господство родовых и племенных союзов в большинстве случаев соответствует бродячему или кочевому образу жизни и первобытным формам хозяйства, при которых источником существования для людей служат сначала звероловство и рыболовство, а потом скотоводство.

С появление земледелия и оседлой жизни возникает новое основание общности интересов - совместное жительство на одной и той же территории и, вместе с тем, новые формы общения - территориальные союзы. Первичная форма таких союзов - община. К этой же категории относятся такого рода союзы, как город, провинция и, наконец, государство.

Первоначально, когда человечество стояло на более низкой ступени культуры, нежели теперь, все формы общения между людьми ограничивались этими двумя видами, но с течением времени у людей стали возникать общие интересы, не связанные с чисто внешними, не зависящими от воли личности фактами, каковыми являются происхождение и местожительство. Являются общие цели, не зависящие от этих двух первоначальных условий, а вместе с ними и третья категория союзов, которые могут называться свободными, или личными, союзами. Они отличаются тем, что вступление в эти союзы и выход из них совершенно свободны, так как самое участие в союзе зависит не от внешних фактов, а только от свободной человеческой воли.

Таково громадное большинство союзов и обществ, с которыми мы встречаемся теперь в повседневной жизни. Сюда относятся промышленные и торговые товарищества, акционерные компании, литературные и художественные общества, наконец, те союзы, которые в последнее время приобретают все более и более важное значение в общественной жизни и местами пытаются даже конкурировать с государством - союзы профессиональные. Свободным личным союзом, по крайней мере, по своей идее, являются и церковь, и вообще всякого рода религиозные общества.

Союзы всех категорий основаны на общем интересе, на совместной деятельности для достижения общих целей. Не нужно, однако, думать, что люди всегда ставят эти цели совершенно сознательно и сознательно их преследуют. В первоначальных формах территориальных и племенных союзов общественная деятельность направляется на общие интересы бессознательно, инстинктивно. Но, тем не менее, и здесь общность интересов является основой существования союза. Преследование общих целей требует известного согласия в деятельности лиц, известного единодушия. Такое единодушие может осуществляться без всяких особых мер, направленных к его достижению, естественным образом. Это именно происходит в первобытных формах общения, где потребности в высшей степени не сложны, элементарны и однородны, где поэтому нет резкого противоположения между личными и общими интересами и личность совершенно не выделяется из окружающей среды. Такую первобытную гармонию личности и общества можно наблюдать среди некоторых племен дикарей. Но как только, по мере развития потребностей, появляется противоположность различных интересов, первобытное естественное единодушие оказывается недостаточным; оно не может обеспечить согласной деятельности на общую пользу. Тогда уже требуется известная искусственная объединяющая организация, и эта организация совершается в форме власти и подчинения. Организация предоставляет руководство общей деятельностью определенным лицам, которым подчиняются остальные. Такие союзы, где существуют власть и подчинение, называются организованными.

Если союз является свободным, как личная ассоциация, если вступление и выход зависят от свободной воли каждого, то и подчинение власти союза носит добровольный характер. Власть не связывает личность безусловно и принудительно, ибо каждый член союза может выйти из него и тем уклониться от подчинения его власти.

Но власть носит другой характер в тех союзах, которые создаются фактами, не зависящими от свободного выбора человека, в союзах родовых и территориальных. Члены такого союза, например, территориального, не могут свободно выйти из его состава. Пока они живут на данной территории, они должны волей-неволей подчиняться власти союза и поэтому власть такого союза является принудительной.

К территориальным союзам относится и государство. Оно, однако, не есть единственный территориальный союз; существуют и другие союзы того же типа, как-то: сельская община, город, провинция. Так, все живущие в Москве лица входят в состав территориального союза, который называется городом Москвой, или Московской городской общиной, и подчиняются принудительной власти этого союза, например, тем обязательным постановлениям относительно уличного движения, которые издаются Московской городской думой. Вместе с тем они же являются членами и более обширного территориального союза - Российской империи, и из этих двух союзов мы только последний (Российскую империю) признаем государством, первый же (г. Москву) называем не государством, а городской общиной. В чем же различие между государством и другими территориальными союзами, которые можно назвать "общинами" в обширном смысле этого слова? Всего удобнее будет выяснить это различие именно на приведенном нами конкретном примере. Город Москва, точно так же, как и Российская империя, есть территориальный союз, обладающий принудительной организацией и вытекающей из нее принудительной властью. Но между этими двумя союзами есть существенная разница, заключающаяся в том, что организация московской городской общины не создана самими членами этой общины, не зародилась внутри самого городского союза, а установлена высшим союзом, в состав которого входит Москва, - Русским государством; и источник принудительной власти органов городского общества лежит не в самом этом обществе, а вне его, в государственном законе, который устанавливает пределы этой власти. Напротив, организация и власть Русского государства зародилось не вне его, не дана каким-либо другим высшим союзом, а образовались внутри самого государственного союза. И это различие не есть специфическая особенность России, где входящие в состав государства низшие территориальные союзы пользуются сравнительно малой свободой. Мы наблюдаем то же и в западных странах, где общины гораздо свободнее: напр., город Лондон в Англии управляется на основании организации, которая установлена не самими жителями Лондона, а жителями всей Англии в лице их представителей. Другими словами, везде государство обладает самостоятельной организацией и властью, тогда как организация и власть других территориальных союзов является несамостоятельной производной. Итак, мы можем определить предварительно государство как территориальный союз, имеющий самостоятельную организацию и обладающий самостоятельной (непроизводной) властью.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   26

Похожие:

Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconФедор Васильевич Тарановский (1875-1936) Биографический очерк
Тарановский Ф. В. История русского права (под редакцией и с предисловием В. А. Томсинова). "Зерцало", 2004 г
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconМихаил Михайлович Сперанский (1772-1839) Биографический очерк
Из автобиографической записки "Эпохи М. Сперанского" (писано в 1823 году, 1 мая)
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconБиографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconКраткий биографический очерк для системы партийной учебы издание...
Маркса и Энгельса, организатор Ком­мунистической партии Советского Союза, ге­ний социалистической революции, основатель Советского...
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк icon-
От редакции: Предлагаемый краткий очерк погромной эпопеи 1918-1921 г составлен три года тому назад на основании многочисленных материалов...
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconЛитература Абрахам Маслоу: биографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconЛитература Абрахам Маслоу: биографический очерк
В конце двадцать восьмого года, когда ему было двадцать лет, он женился на Берте, своей двоюродной сестре, за которой долго ухаживал....
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconПоликарпов Виктор Фёдорович
Виктор Федорович Поликарпов родился 15 ноября 1938 года в городе Павлодаре (Казахстан), где живёт и работает в настоящее время
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк iconИжевско-Воткинское восстание 1918 г
К истории антибольшевицкого восстания в Ижевске и Воткинске: вооруженные формирования Прикамья летом — осенью 1918 г
Федор Федорович Кокошкин (1871-1918). Биографический очерк icon"Геноцид азербайджанцев (1918-21 гг.)"
Азербайджанский народ никогда не забудет кровавой резни мирных жителей в 1918-21 годах. Вся их вина состояла лишь в их национальной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница