Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4


НазваниеДоватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4
страница10/25
Дата публикации09.05.2013
Размер3.84 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Право > Книга
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   25
право казнить царь имеет исключительно только во время похода. То же самое было и в глубокой (10) древности во время военных экспедиций, когда действовало право сильного, о чем свидетельствует Гомер: Агамемнон на народных сходках выслушивал брань, сдерживая себя, но, когда войско отправлялось против неприятеля, он имел полную власть казнить; недаром он заявляет: “Если же кого [я увижу] вне ратоборства... нигде уже после ему не укрыться от псов и пернатых: смерть в моих ведь руках” .

(15) 3. Итак, вот один из видов царской власти – пожизненная стратегия. Она бывает либо наследственной, либо выборной. Наряду с ней встречается другой вид монархии, примером которой может служить царская власть у некоторых варварских племен; она имеет то же значение, что и власть тиранническая, но основывается она и на законе, и на праве наследования. (20) Так как по своим природным свойствам варвары более склонны к тому, чтобы переносить рабство, нежели эллины, и азиатские варвары превосходят в этом отношении варваров, живущих в Европе, то они и подчиняются деспотической власти, не обнаруживая при этом никаких признаков неудовольствия. Вследствие указанных причин царская власть у варваров имеет характер тираннии, но стоит она прочно, так как основой ее служит преемственность и закон. 4. По той же (25) причине и охрана ее такая, как у царей, а не как у тираннов: ведь царей охраняют вооруженные граждане, тираннов же – наемники, потому что цари властвуют на законном основании над добровольно подчиняющимися им людьми, тиранны же – над подчиняющимися им против воли; таким образом, одни получают охрану своей власти от граждан, а другие – против граждан.

(30) 5. Это два вида монархии. Другой вид, существовавший у древних эллинов, носит название эсимнетии. Она, так сказать, представляет собой выборную тираннию; отличается она от варварской монархии не тем, что основывается не на законе, а только тем, что не является наследственной. Одни обладали ею пожизненно, (35) другие избирались на определенное время или для выполнения определенных поручений; так, например, граждане Митилены некогда избрали эсимнетом Питтака для защиты от изгнанников, во главе которых стояли Антименид и поэт Алкей. 6. О том, что митиленяне избрали Питтака именно тиранном, свидетельствует Алкей в одной из своих застольных песен . Он укоряет их за то, что они “при всеобщем одобрении (1285b) поставили тиранном над мирным несчастным городом Питтака, человека худородного”. Такие виды правления, с одной стороны, были и являются тиранническими, как основанные на деспотии, с другой стороны, относятся к видам царской власти, потому что эсимнетов избирают, причем добровольно.

7. Четвертым видом царского единовластия являются (5) те монархии, которые существовали в героическое время и основывались на добровольном согласии граждан, равно как и на праве законного наследования. Поскольку родоначальники этих героических царей оказывались благодетелями народной массы – либо как изобретатели тех или иных ремесел, либо как предводители на войне, либо как основатели государственного объединения, либо как расширившие территорию, – то они и становились царями по добровольному согласию граждан, а их потомки получали царскую власть путем наследования. Власть их выражалась (10) в предводительстве на войне, в совершении жертвоприношений – поскольку последнее не составляло особой функции жрецов – и, сверх того, в разбирательстве судебных дел, причем в этом последнем случае одни цари творили суд, не принося клятвы, другие – принося ее (клятва состояла в том, что цари поднимали вверх свой скипетр).

8. В древние времена цари управляли непосредственно всеми делами, касающимися государства, руководили его внутренней и внешней политикой; впоследствии (15) же, после того как от некоторых функций своей власти они отказались сами, а другие были отняты у них народом, в одних государствах за царями сохранилось только право жертвоприношений, в других – где все-таки может идти речь о царской власти – царя удержали за собой лишь право быть главнокомандующими за пределами страны.

(20) Х 1. Итак, вот четыре вида царской власти: во-первых, царская власть героических времен, основанная на добровольном подчинении ей граждан, но обладавшая ограниченными полномочиями, а именно: царь был военным предводителем, судьей и ведал религиозным культом; во-вторых, царская власть у варваров, (25) наследственная и деспотическая по закону; в-третьих, так называемая эсимнетия – выборная тиранния и, в-четвертых, царская власть в Лакедемоне, представляющая собой в сущности наследственную и пожизненную стратегию. Эти четыре вида различаются указанными выше свойствами. 2. Пятым видом царской (30) власти будет тот, когда один человек является неограниченным владыкой над всем, точно так же как управляет общими делами то или иное племя или государство. Такого рода царская власть есть как бы власть домохозяйственпая: подобно тому как власть домохозяина является своего рода царской властью над домом, так точно эта всеобъемлющая царская власть есть в сущности домоправительство над одним или несколькими государствами и племенами.

Строго говоря, существует только два вида царской власти, подлежащих рассмотрению: этот последний (35) вид и царская власть в Лакедемоне; остальные три вида в большинстве случаев занимают промежуточное положение между указанными: их полномочия, с одной стороны, меньше всеобъемлющей царской власти, с другой – превосходят власть лакедемонских царей. Таким образом, исследованию подлежат, собственно говоря, два следующих вопроса: один – полезно или не полезно для государств иметь у себя пожизненного стратега, и должен ли он происходить из определенного рода или быть выборным; другой – полезно или (1286a) не полезно, чтобы один человек был неограниченным владыкой над всем?

3. Исследование о пожизненной стратегии относится скорее к области законодательной деятельности, нежели к вопросу о государственном устройстве, потому что эта стратегия может найти себе место при всяких (5) устройствах, так что первую разновидность царской власти опустим. Что же касается другой ее разновидности, то она действительно представляет собой вид государственного устройства, почему мы и должны рассмотреть его и коснуться заключенных в исследовании о нем трудностей. Исходная точка наших изысканий – обсуждение следующего вопроса: под какой Частью полезнее находиться – под властью лучшего мужа или под властью лучших законов? 4. Те, кто решает, (10) что полезно быть под властью царя, ссылаются на то соображение, что законы выражают собой только общие положения и не заключают в себе предуказаний на отдельные случаи ; поэтому было бы полено, как и при всякого рода ином искусственном установлении, рабски придерживаться буквы предписания, вроде того как в Египте врачу дозволено было отклоняться по истечении четырех дней; если же он делал это раньше, то поступал так на свой страх. Таким (15) образом, выходит по той же самой причине, что государственный строй, строго придерживающийся в мелочах буквы закона, не есть наилучший. Однако правители должны руководствоваться общими правилами, и лучше то, чему чужды страсти, нежели то, чему они свойственны по природе; в законе их нет, а во всякой (20) человеческой душе они неизбежно имеются. 5. Но, может быть, кто-нибудь скажет, что зато наилучший муж будет судить более правильно в каждом отдельном случае. Как бы то ни было, ясно, что ему необходимо быть законодателем и что должны существовать законы, теряющие, однако, свою силу тогда, когда они извращаются, во всех же других случаях остающиеся (25) в силе; если же о чем-либо закон не в состоянии вообще решить или решить хорошо, то кто должен властвовать – один наилучший муж или все? Правда, в настоящее время сходятся вместе, творят суд, совещаются и выносят решение, но все эти суды касаются единичных дел. Если же взять любого в отдельности, то он, возможно, окажется хуже; но ведь государство состоит из многих, и, подобно тому как пиршество в (30) складчину бывает лучше обеда простого, на одного человека, так точно и толпа о многих вещах судит лучше, нежели один человек, кто бы он ни был. 6. Сверх того, масса менее подвержена порче: подобно большому количеству воды, масса менее поддается порче, чем немногие. Когда гнев или какая-либо иная подобная (35) страсть овладевает отдельным человеком, решение последнего неизбежно становится негодным; а чтобы это случилось с массой, нужно, чтобы все зараз пришли в гнев и в силу этого действовали ошибочно. Под массой же следует разуметь свободнорожденных, ни в чем не поступающих вопреки закону, за исключением только тех неизбежных случаев, когда закон оказывается недостаточным. Если это не легко бывает среди многих, то как же будет, когда имеется несколько хороших мужей и граждан,– кто менее подвержен порче: один (40) ли правитель или несколько, числом больше, но все (1286b) одинаково хорошие? Разве не ясно, что эти последние? Но эти несколько вступят в распри, а один стоит вне такой борьбы. Этому возражению, пожалуй, возможно противопоставить то, что те несколько одарены превосходными душевными качествами, как и тот один.

7. Если правление нескольких людей, всех одинаково (5) хороших, следует считать аристократией, а правление одного лица – царской властью, то аристократия оказалась бы для государства предпочтительнее царской власти, все равно, будет ли власть опираться на вооруженную силу или же обойдется без нее, лишь бы только оказалось возможным привлечь к правлению нескольких подобных людей. Может быть, в прежние времена люди управлялись царями именно вследствие того, что трудно было найти людей, отличающихся высокими нравственными качествами, тем более что тогда (10) вообще государства были малонаселенными. Кроме того, царей ставили из-за оказанных ими благодеянии, а их оказывали хорошие мужи. А когда нашлось много людей, одинаково доблестных, то, отказавшись подчиняться власти одного человека, они стали изыскивать какой-нибудь общий вид правления и установили политик”.

8. Когда же, поддаваясь нравственной порче, они стали обогащаться за счет общественного достояния, (15) из политии естественным путем получались олигархии, ведь люди стали почитать богатство. Из олигархий же сначала возникли тираннии, а затем из тиранний – демократии: низменная страсть корыстолюбия правителей, постоянно побуждавшая их уменьшать свое число, повела к усилению народной массы, так что последняя (20) обрушилась на них и установила демократию. А так как государства увеличились, то, пожалуй, теперь уже нелегко возникнуть другому государственному устройству, помимо демократии.

9. Если кто-либо признал бы, что наилучший вид правления для государств – царская власть, то возникает вопрос, как быть с царскими детьми. Что же, и потомство также должно царствовать? Но ведь если (25) среди него окажутся такие люди, какие уже бывали, то это будет пагубно. В этом случае пусть царь, раз оп имеет в своих руках полноту власти, не передает власть таким детям. Однако в этом деле не так легко ему довериться, ибо оно затруднительно само по себе и требует от человека большей добродетели, чем это свойственно человеческой природе. 10. Является также затруднение и при решении вопроса о вооруженной охране: должен ли вступающий во власть иметь в своем распоряжении военную силу, опираясь на которую (30) он будет в состоянии заставить повиноваться себе тех, кто этого не желает, а иначе как он может справиться с управлением? Ведь если бы даже он был полновластным владыкой по закону и не совершал ничего по своему произволу и вопреки закону, все-таки у него, несомненно, должна быть в распоряжении известная сила, опираясь на которую он будет в состоянии охранять законы. Правда, по отношению к законному царю (35) вопрос этот может быть решен быстро и без затруднения: такой царь должен владеть вооруженной силой, и она должна быть настолько значительной, чтобы царь, опираясь на нее, оказывался сильнее каждого отдельного человека и даже нескольких человек, по слабее массы граждан. Такую именно охрану давали древние, когда они назначали править государством какого-либо эсимнета или тиранна; и когда Дионисий (40) стал требовать себе охрану, кто-то посоветовал сиракузянам дать ему охрану в таких именно размерах.

(1287a) XI 1. Наше изложение привело нас теперь к рассуждению о таком царе, который во всем поступает по собственной воле; о таком царе нам и следует представить свои соображения. Так называемая законная монархия не является, как мы уже сказали, особым видом государственного устройства; при всяком виде (5) его, например при демократии или аристократии, может существовать пожизненная стратегия, и во многих государствах во главе внутреннего управления ставится один полномочный человек; такого рода власть существует в Эпидамне и в Опунте, только с несколько ограниченными полномочиями .

2. Мы уже будем теперь рассуждать о так называемой всеобъемлющей царской власти, которая состоит (10) в том, что царь правит всем по собственной воле. Некоторым кажется противоестественным, чтобы один человек имел всю полноту власти над всеми гражданами в том случае, когда государство состоит из одинаковых: для одинаковых по природе необходимо должны существовать по природе же одни и те же права и почет. И если вредно людям с неодинаковыми телесными свойствами питаться одной и той же пищей или (15) носить одну и ту же одежду, то так же дело обстоит и с почетными правами; одинаково вредно и неравенство среди равных. 3. Поэтому справедливость требует, .чтобы все равные властвовали в той же мере, в какой они подчиняются, и чтобы каждый поочередно то повелевал, то подчинялся. Здесь мы уже имеем дело с законом, ибо порядок и есть закон. Поэтому предпочтительнее, чтобы властвовал закон, а не кто-либо один (20) из среды граждан. На том же самом основании, даже если будет признано лучшим, чтобы власть имели несколько человек, следует назначать этих последних стражами закона и его слугами. Раз неизбежно существование тех или иных должностей, то, скажут, будет несправедливо при всеобщем равенстве объединение их в руках одного лица. 4. А на то замечание, что закон, по-видимому, не в состоянии предусмотреть все возможные случаи, можно возразить, что и человек (25) был бы не в силах их предугадать. Во всяком случае, закон, надлежащим образом воспитавший должностных лиц, предоставляет им возможность в прочих делах выносить судебные решения и управлять, руководствуясь наиболее справедливым суждением. Он позволяет им вносить в него поправки, если опыт покажет, что они содействуют улучшению существующих установлении. Итак, кто требует, чтобы властвовал закон, по-видимому, (30) требует, чтобы властвовало только божество и разум, а кто требует, чтобы властвовал человек, привносит в это и животное начало, ибо страсть есть нечто животное и гнев совращает с истинного пути правителей, хотя бы они были и наилучшими людьми; напротив, закон – это свободный от безотчетных позывов разум . 5. Пример из области искусств, который показывает, что лечить согласно букве предписания – (35) плохо, а предпочтительнее обращаться к знатокам врачебного искусства, представляется ошибочным. Врачи ведь ничего не будут делать из дружбы против правил; они и вознаграждение получают после того, как вылечили больного. Напротив, люди, занимающие государственные должности, зачастую во многом поступают, руководясь злобой или приязнью. В случае если возникает подозрение, .что врачи по наговору недоброжелателей (40) собираются ради корысти погубить больного, люди предпочитают, чтобы они лечили согласно (1287b) букве предписания. 6. Больные врачи зовут к себе других врачей; педотрибы, занимаясь гимнастическими упражнениями, приглашают других педотрибов, потому что они не в состоянии судить об истине, когда дело касается их самих, и они сами подвержены страстям. Таким образом, ясно, что ищущий справедливости (5) ищет чего-то беспристрастного, а закон и есть это беспристрастное.

Сверх того, следует прибавить, что законы, основанные на обычае, имеют большее значение и касаются более важных дел, нежели законы писаные, так что если какой-нибудь правящий человек и кажется более надежным, чем писаные законы, то он ни в коем случае не является таковым по сравнению с законами, основанными на обычае. 7. К тому же не очень легко одному человеку наблюдать за многим; поэтому ему придется назначить в помощь нескольких должностных лиц. (10) Какая же в таком случае разница: создается ли такое положение вещей сразу, или один человек устанавливает соответствующий порядок? К этому можно присоединить то, о чем было сказано выше: если дельный муж вследствие того, что он лучше другого, имеет право па власть, то ведь двое хороших мужей лучше одного хорошего. Сюда подходит и изречение “два, совокупно идущих” , и пожелание Агамемнона (15) “[если б] десять таких у меня советников [было]” . И в настоящее время должностные лица бывают правомочны выносить свои решения по поводу некоторых дел, например судья в том случае, когда закон не способен дать решение. Но там, где это оказывается возможным, ни у кого не является сомнение в том, что самое лучшее будет предоставить власть и решение именно закону. 8. И только вследствие того обстоятельства, что решение одних вопросов может (20) быть подведено под законы, а других – не может, приходится недоумевать и исследовать, что предпочтительнее – господство ли наилучшего закона или господство наилучшего мужа, так как вопросы, обычно требующие обсуждения, не могут быть заранее решены законом. Защитники господства закона вовсе не говорят против того, что в подобных случаях решение должно исходить от человека; они настаивают только (25) на том, чтобы это был не один человек, а несколько. 9. Каждое должностное лицо, воспитанное в духе закона, будет судить правильно; но, пожалуй, было бы нелепостью предполагать, будто один человек, каковым бы он ни был, с его парой глаз, ушей, ног и рук, оказался бы в состоянии лучше рассмотреть дело, вынести решение и привести его в исполнение, нежели несколько людей, снабженных такими же органами и частями тела в соответствующей пропорции. В настоящее (30) время монархи вынуждены прибегать к помощи многих глаз, ушей, рук и ног, делая соучастниками своей власти людей, сочувствующих их правлению и лично расположенных к ним . Если это не друзья монарха, они не станут поступать согласно с его предначертаниями, а если они друзья монарха и его власти, [то будут так поступать]; ведь дружба неизбежно предполагает совершенное равенство, так что, если монарх предполагает, что такие друзья должны разделять его власть, он допускает вместе с тем, что и власть должна быть равной между равными и подобными. (35) Вот почти все возражения, выдвигаемые против царской власти.

10. По отношению к одним лицам они, пожалуй, основательны, по отношению к другим – нет. Уже самой природой заложены одно начало права и пользы для деспотии, другое – для царской власти, третье – (40) для политии; только для тираннии такого начала природа не создала, равно как и для остальных видов государственного устройства, являющихся отклонениями, потому что все эти виды противоестественны. Из сказанного (1288a) ранее также ясно, что среди подобных и рапных полновластное господство одного над всеми не является ни полезным, ни справедливым независимо от того, есть ли законы или их нет и этот один сам олицетворяет закон, и независимо от того, хороший ли царствует над хорошими, или плохой над плохими, или (5) добродетельный над менее добродетельными. Последнее, впрочем, за исключением одного случая, который следует выделить и о котором нам отчасти пришлось говорить выше.

11. Но прежде всего следует определить, что должно разуметь под началами монархическим, аристократическим и политическим . Монархическое начало предполагает для своего осуществления такую народную массу, которая по своей природе призвана к тому, чтобы отдать управление государством представителю какого-либо рода, возвышающемуся над нею своей (10) добродетелью. Аристократическое начало предполагает также народную массу, которая способна, не поступаясь своим достоинством свободнорожденных людей, отдать правление государством людям, призванным к тому благодаря их добродетели. Наконец, при осуществлении начала политии народная масса, будучи в состоянии и подчиняться и властвовать на основании (15) закона, распределяет должности среди состоятельных людей в соответствии с их заслугами. 12. Когда случится так, что либо весь род, либо один из всех будет отличаться и превосходить своей добродетелью добродетель всех прочих, вместе взятых, тогда по праву этот род должен быть царским родом, а один его представитель – полновластным владыкой и монархом: как (20) уже ранее было сказано, это будет согласно с тем правовым началом, на которое опираются те, кто обосновывает аристократический, олигархический и даже демократический вид государственного устройства; ведь они всюду признают право за превосходством, но не за любым превосходством, а за таким, какое мы обрисовали выше. 13. Такого выдающегося мужа действительно (25) непростительно было бы убивать, или изгонять, или подвергать остракизму, равно как и требовать от него хотя бы частичного подчинения, ведь части несвойственно быть выше целого, а таким целым и является в нашем случае человек, имеющий такого рода превосходство. Следовательно, остается одно: повиноваться такому человеку и признавать его полновластным владыкой без каких-либо ограничений.

(30) Вот наши соображения о царской власти – какие разновидности она имеет, полезна ли она для государства или нет и кому и в каких отношениях.

XII 1. Из трех видов государственного устройства, какие мы признаем правильными, наилучшим, конечно, является тот, в котором управление сосредоточено в руках наилучших. Это будет иметь место в том случае, (35) когда либо кто-нибудь один из общей массы, либо целый род, либо вся народная масса будет иметь превосходство в добродетели, когда притом одни будут в состоянии повелевать, другие – подчиняться ради наиболее желательного существования. В предыдущих рассуждениях было показано, что в наилучшем государстве добродетель мужа и добродетель гражданина должны быть тождественны. Отсюда ясно, что таким (40) же точно образом и при помощи тех же самых средств, которые способствуют развитию дельного человека, можно было бы сделать таковым и государство, будет ли оно аристократическим или монархическим. 2. Почти (1288b) одно и то же воспитание, одни и те же навыки служат к усовершенствованию государственного мужа или царя. Установив это положение, мы должны попытаться сказать о наилучшем виде государственного устройства, (5) о том, каким способом он возникает и существует.

Принятый в число граждан человек, пожалованный гражданин (poietos polites) – гражданин, ставший таковым в силу определенного законодательного акта. Пожалованные граждане не пользовались всей совокупностью прав; в Афинах, напр., они не могли быть архонтами и жрецами.

Метеки, иноземные поселенцы в греческих городах, не пользовались политическими правами и выполняли определенные повинности. Положение граждан одного государства во время их проживания в другом регулировалось договорами, заключавшимися между греческими государствами. Сам Аристотель жил в Афинах в качестве метека под покровительством такого договора, заключенного между Афинами и Македонией.

Простат – выбиравшийся метеком покровитель из среды полноправных граждан, посредник между метеком и государственной властью. Необходимость избирать простата основывалась только на юридических соображениях (простат представлял метека на суде); вне юридической сферы метеки (напр., в Афинах) были вполне самостоятельны и правомочны.

В гражданские списки афиняне вносились по достижении ими 18-летнего возраста.

Горгий (V в.) – уроженец южноиталийского города Леонтины, известный ритор и софист, читавший лекции также и в Фессалии, вероятно и в фессалийском городе Ларисе. Приводимое Аристотелем ироническое замечание Горгия о гражданах Ларисы – игра слов: Larisaioi – граждане Ларисы; larisopoioi – мастера, изготовлявшие особый вид котлов. Демиурги в Ларисе были, видимо, должностными лицами с большим кругом полномочий, в частности они могли принимать в состав общины новых граждан

Изгнание тираннов – 510 г . до н.э. Реформы Клисфена – 508–507 гг. до н.э. С.А. Жебелев в этом месте, следуя рукописному чтению, получает две категории лиц: 1) чужеземцы, 2) рабы-метеки (т.е. рабы, ставшие вольноотпущенниками и тем самым получившие статус метеков). Джоуэтт, вставив союз kai (и) между словами “рабов” и “метеков”, получил три категории лиц: 1) иноземцы, 2) рабы, 3) метеки.

Парастат – предводитель полухора, как бы ассистент корифея, предводителя всего хора.

Eur. fr. 16 (Nauck) из утраченной трагедии “Эол” (вероятно, с такими словами обращался царь Эол к своим сыновьям). Оносикрит (у Страбона XV 3, 8, 730 = F. Gr. Н. II В 1, стр. 735, fr. 35) приводит следующие слова, якобы начертанные на гробнице персидского царя Дария: “Был друг друзьям; был лучший всадник и стрелок; первенствовал среди охотников; все сделать мог”.

Ясон – тиранн фессалийского города Феры (IV в. до н.э.).

С.А. Жебелев принимает чтение Бернайса amphogetera вместо рукописного amphotera (двоякими).

Пропуск в тексте.

Ремесленники (khernetes), жившие трудом от рук своих (аро ton kheiron).

Гиппарх – начальник конницы, стратег – предводитель пеших войск. Лохаг – командир небольшого отряда пехоты (лоха). Таксиарх – командир более или менее крупного подразделения пехоты.

II. IX 646–648.
Сердце мое раздымается гневом, лишь вспомню о том я,
Как обесчестил меня перед целым народом ахейским
Царь Агамемнон, как будто бы был я скиталец презренный!
(пер. Н.И. Гнедича).

Совокупность гражданских прав составляла честь (time) гражданина. Афинские граждане пользовались следующими почетными правами (привилегиями гражданской чести): правом занимать должности, быть судьями, принимать участие в выборах должностных лиц; правом вступать в брак с афинянками; правом владения недвижимой собственностью; правом совершать общественные жертвоприношения.

Эксотерическими сочинениями Аристотеля называются (в противоположность акроаматическим) сочинения, не предназначенные специально для учеников философа, т.е. обращенные к широкому кругу читателей и отличающиеся от школьных произведений тщательной литературной обработкой.

Педотриб – директор палестры (части гимнасия, предназначенной для гимнастических упражнений).

Термин полития обыкновенно употреблялся для обозначения республиканского строя, преимущественно демократического.

EN V 6.

Эпигамия – право браков между гражданами двух государств, утверждаемое особым договором.

Иначе судит Платон (Legg. 670с): “…смешна толпа в своем мнении, будто она достаточно распознает, что гармонично и ритмично и что нет…” (пер. А.Н. Егунова). В духе Аристотеля выражается комедиограф Кратин (FCG II 192): “Привет тебе, толпа великая, не вовремя смешливая, в день после праздника ты нашей мудрости из всех судья отменный”.

С.А. Жебелев ставит под вопрос, принадлежат ли слова и любого возраста к первоначальному тексту “Политики”.

Т.е. в состязании в атлетике, гимнастике и пр.

Т.е. то, что масса, взятая во всей совокупности, может стоять выше меньшинства более достойных людей.

Антисфен (ок. 444 – ок. 365 г . до н.э.) – ученик Сократа, глава кинической школы.

Второе плавание” – поговорка, смысл которой тот, что, когда попутный ветер изменил, приходится плыть на веслах.

II. 391 сл. Слова “смерть в моих ведь руках” в дошедшем до нас тексте Илиады не читаются.

См. Алкей fr.32aBergk(= fr. 108 Lobel); fr. 37b Bergk (= fr. 109 Lobel).

См., напр., Pl. Polit. 294b.

От установленных там правил лечения. См. об этом Diod. I 82, 3.

В Эпидамне и в Опунте была олигархическая форма правления.

Дословно: закон – разум без стремлений (инстинктов).

II. X 225.

II. II 372.

С.А. Жебелев принимает чтение haytois вместо рукописных чтений aytoys (самих) или aytoy (его).

Т.е. относящимся к политии (как третьему нормальному виду государственного строя).
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   25

Похожие:

Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4 icon7. Политика. Политика
Политика (Аристотель) – «искусство управления государством» совокупность связей и социальных групп, которые характеризуются господством...
Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4 iconФормирование дисциплины «Мировая политика»
В западной науке несколько понятий были синонимичны: постмеждународная политика, глобальная политика, мировая политика, мо. В РФ...
Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4 iconФилософско-теологическое направление
Аристотеля, но в ее христианско-схоластической обработке. Задачу приспособления философии Аристотеля к нуждам догматической системы...
Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4 iconНаука о языке в древних Греции и Риме
Греции и Риме: Философский и александрийский периоды в истории древнегреческого языкознания. Проблемы происхождения языка и отношений...
Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4 iconВлияние Аристотеля, очень большое во многих областях, всего сильнее...
Иное дело труды Аристотеля. Они все еще, особенно в вопросах логики, являются объектом споров, и их нельзя рассматривать исключительно...
Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4 iconБиография Аристотеля Онасиса аристотель онассис полное имя Аристотель...
Аристотель онассис полное имя — Аристотель Сократос Онассис (род в 1906 г. — ум в 1975 г.)
Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4 icon1. Предмет макроэкономики. Основные проблемы и цели макроэкономического регулирования
Высокий ур-нь занятости насел-ия Стабильн ур-нь цен Достиж-ие эффективности пр-ва Справедливое распределение доходов Поддержание...
Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4 iconПолитика сущность и роль в развитии общества
Политика — это отношения внутри общества между классами, нациями, социальными группами, возникающие по вопросу государственной власти...
Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4 icon«Категории» одно из важнейших философских сочинений великого энциклопедиста...
Аристотеля, входящее в состав его «Органона». Яркая, хотя и непоследовательная, материалистическая тенденция философа при освещении...
Доватур А. И. «Политика» Аристотеля Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4 iconВопросы тмо
Соотношение категорий «международные отношения», «международная политика», «мировая политика»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница