Книга первая. Плевелы


НазваниеКнига первая. Плевелы
страница12/40
Дата публикации10.06.2013
Размер5.25 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Право > Книга
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   40
^

ГЛАВА ПЯТАЯ



1


Конкордия Ивановна встала около полудня и чувствовала себя великолепно. Кофе был так ароматен, бублики так хрустящи, уютный халат так нежно касался тела…

Она сидела перед окном и смотрела, как глухонемой дворник ловит к обеду курицу пожирнее. На тесном дворике, огражденном высокой стеной, экономка развешивала меха, готовые укрыться в сундуках до будущей зимы.

В доме остро припахивало нафталином…

Покончив с завтраком, Конкордия Ивановна еще раз перечла записочку, присланную вчера вечером с доверенной монашенкой:

«Ивановна, пошто мучишь? Приезжай, свет мой. Мила ты. Вместях помолимся. Красота писаная! Пред тобою слаб я. Укрепи меня. Ты только выдохни, а я — вдохну. Не тешь беса — приезжай назавтрева. Ждать буду. Старец твой немощный

Мелхисидек».

«А я вот и не приеду, — сказала Монахтина про себя. — Много ты воли взял, черт старый…»

В дверь постучали, и Конкордия Ивановна запахнула халатик на пухлых коленях. Бочком заскочил Паскаль и часто часто зачмокал руку Монахтиной, целуя все выше и выше, пока она не ударила его по лбу:

— Ну, будет! Говори дело…

Осип Донатович сытым котом заходил вокруг красавицы, неслышно ступая на полусогнутых ногах по толстому ворсу ковра.

— Сын Иконникова приезжает из за границы, — выложил он перед Монахтиной первую новость.

— Геннадий Лукич? — обрадовалась женщина. — О о, как он, наверное, изменился… Что еще?

Титулярный советник в отставке докладывал:

— Ениколопова видел… Он чем то сильно озабочен!

— Знать бы — чем? — призадумалась Монахтина.

— Не пойму сам, но чем то озабочен. Велел вам кланяться. И ругал князя, который, несмотря на все его внушения, все таки оставил Борисяка при себе.

— Так так, — быстро прикинула Конкордия Ивановна, мечтательно прищурясь. — Хорошо, что ты мне это сказал…

Женщина слегка прищелкнула пальчиками:

— А что делает княгиня?

— Вице губернаторша изволит иной день выезжать в город.

— Но бывает… — подсказала Монахтина.

— …только в Гостином, — подтвердил Паскаль. — И берет все аршинами.

— И все в долг?

— Просит записать…

— Учту, — сказала Монахтина.

— Сам же князь, — продолжал Паскаль, — пребывает в неуставной деятельности. Вчера посещал хлебные магазины, но — вот дурак! — ему показали зерно, в котором он ничего не смыслит. А зерно уже перегорело — сеять его нельзя…

Конкордия Ивановна облизнула сочные губки.

— Миленький, — сказала она, — о чем он думает? Казалось бы, и человек не глупый… Аристид Карпыч знает об этом?

— Очевидно.

— Тогда вот что, — распорядилась Конкордия Ивановна. — Постарайся внушить купцам, чтобы они еще шире открыли кредит для вице губернаторши…

— Зачем? — удивился Паскаль. — По моему, наоборот. Уж если скандалить, так сразу же!

— Я знаю лучше тебя, — остановила его Монахтина. — Делай, что говорят… Далее: приласкай тех двух немчиков, которые живут в доме князя. Они могут пригодиться. А увидишь Ениколопова, так передай… Скажи ему, что Борисяк…

Осип Донатович вытянул шею, но Монахтина вдруг махнула ручкой:

— Нет, этот вариант мы пока прибережем. Лучше ты шепни Чиколини (он большой олух), что Борисяк имеет какие то шашни с этим… как его? Бородатый, что приехал в Уренск вместе с вице губернатором?

— Кобзев, или Криштофович, — подсказал Паскаль.

— Вот именно!

— Но Аристид Карпыч…

— Жандарму — ни звука. Пусть это дойдет до него стороной. А теперь — иди, мне некогда!

Осип Донатович умоляюще посмотрел на женщину, и она капризно протянула ему руку:

— Боже, до чего вы мне надоели… Ну, целуй да иди!

Вслед за Паскалем пришел дворник, держа под мышкой курицу. Мычанием он попросил проверить — сгодится ли? Конкордия Ивановна, засучив рукавчики, прощупала грудку птицы, помяла в пальцах жирный огузок.

Жестами и криком она приказала глухонемому:

— Эту! Неси на кухню… Да крыльцо подмети! Понял?

— М м м… м м м… — мычал дворник.

— М м м, — передразнила в ответ Монахтина. Оставшись одна, Конкордия Ивановна в возбуждении потерла свои ладошки, еще не мытые после сна.

— Миленький ты мой, — сладко потянулась она, — что же ты будешь без меня делать? Ведь пропадешь без меня…

Она подошла к зеркалу, чуть чуть припудрила правую щеку, на которой спала сегодня. Расправила мизинцами ресницы. Выгнув спину, посмотрела на себя сзади.

— Тра ля ля ля! — пропела женщина и показала язычок. — Какая я все таки дура…

Эта прекрасная особа ни минуты не оставалась спокойной. Даже когда узнала, что на поездах вводятся тормоза системы Вестингауза, первой мыслью ее было: «А какая мне от этого польза?..»

Неожиданно Монахтина снова вспомнила о записочке преосвященного.

«Надо бы ехать… Но я пуста, как барабан, — верно рассудила она. — А старца следует ошеломлять!..»

— Ну погоди, — сказала она. — Я тебе испеку… Что нибудь да испеку! Погоди только…

В этот момент вошла горничная и доложила, что ее желает видеть вице губернатор князь Мышецкий.

— Кто, кто, милочка?

— Я же сказала, барыня, князь Мышецкий.

— Опомнись! — не поверила Конкордия Ивановна.

— Сергей Яковлевич, — повторила горничная равнодушно. Монахтина тихо ойкнула и схватилась за грудь:

— Проси же… будь что будет!

Конкордия Ивановна заметалась по комнате, ничего не понимая. Что означает этот приход? Господи, он уже внизу, а она еще не одета, не причесана…

Но, может, так то оно и лучше?

Замерла как вкопанная посреди комнаты, погладила себя по бедрам. И вдруг (ага, верно) метнулась к туалету. Быстро быстро — раз, два, три, четыре — ловко продела в кольца пухлые пальцы. Обмотать голову полотенцем было делом одной секунды.

Так, правильно! Сети были расставлены…

И, на ходу скидывая туфли, женщина кинулась в пуховую ложбинку неприбранной постели. Закинула одеяло, наскоро обнажила плечо и отвернулась к стене.

Теперь все ясно — она… больна!

Раздались осторожные шаги, и тогда Конкордия Ивановна слабо произнесла:

— Ах это вы, князь? Я знала, что вы добрый человек, что вы придете ко мне…

…Надобно иметь немало мужества, чтобы решиться на подобный унизительный шаг. Сергей Яковлевич все тщательно продумал, рассчитал и пришел к выводу, что от лишнего поклона спина его не сломается.

А то, что он застал Конкордию Ивановну в постели, томной и расслабленной, сразу развязало князю язык.

— Весьма досадую, — уверенно начал он, — за то маленькое недоразумение, которое произошло при нашем знакомстве. Смею надеяться, что это маленькое недоразумение не повредит нашей дружбе…

— Не надо, князь, — попросила его Монахтина. — Не надо.

— И вот, — напористо продолжал Мышецкий, — прослышав о вашей болезни, я решил сразу же навестить вас, милая Конкордия Ивановна!

«А ты врунишка, — поймала его женщина. — А мы, оказывается, врем то оба…»

Уренская Клеопатра легким постаныванием подтвердила, что ей действительно неможется.

— Что с вами? — спросил Сергей Яковлевич и пересел поближе к постели.

— Ах, князь… Такая боль, так душно!

Мышецкий приложил ко лбу женщины свою узкую белую ладонь.

— О! — сказал он, словно удивляясь. — Да у вас, кажется, сильный жар.

— Да, князь. Но ваша рука так прохладна, мне сразу стало легче.

— В таком случае, — любезно предложил Мышецкий, — я готов не снимать ее до тех пор, пока боль не пройдет вовсе…

Только что в этой комнате был один актер — женщина, теперь их было уже двое. Оба комедианта хорошо понимали, что находятся сейчас на подмостках, и честно разыгрывали свои роли.

Глаза женщины сияли:

— Князь… милый князь! — При этом она настойчиво соображала: «Что ему нужно?»

Мышецкий держал свою руку на голове Конкордии Ивановны, а Конкордия Ивановна держала свою руку на руке Мышецкого.

Союз — незримый и опасный — был между ними заключен.

— Ничего, мадам, — утешал Сергей Яковлевич, — сейчас все пройдет…

Впрочем, эти подмостки им скоро надоели, нетерпение Монахтиной было слишком велико (что хорошо понимал Мышецкий), и они оба спустились на грешную землю.

— Река еще не вскрылась, — сказал Сергей Яковлевич, — а первый эшелон уже подходит.

— И вы…

— И я не знаю, что делать!

Конкордия Ивановна скинула со лба полотенце и села в постели среди разбросанных подушек.

— Вам нужно выдержать испытание этой весны, — ответила она так же прямо и честно, и Мышецкий кивнул, соглашаясь. — Дальше вам будет легче, и тогда мы…

Она остановилась, проверяя, как он отнесется к этому рискованному «мы». Но князь не возражал.

— И тогда мы с вами, — закончила Монахтина уверенно, — будем в безопасности!

Мышецкий думал: «Вот, наверное, так она начинала и с моим покойным предшественником».

— Милая Конкордия Ивановна, — заговорил он снова, — я недавно видел, как упал мужик с крыши. Он летел вниз, но напротив моего окна тело его как бы замерло в полете. Я теперь часто вспоминаю этого мужика и… лечу, лечу, лечу! Где то и я, прежде чем разбиться, остановлюсь на мгновение…

По наморщенному лобику Конкордии Ивановны вице губернатор понял, что сейчас она усиленно вдумывается в его слова.

— Мне нужна ваша помощь, — заявил он открыто, и лоб женщины просветлел. — Вчера я посетил хлебные магазины…

Он улыбнулся и покрутил пенсне за шнурок, намотанный на палец. Конкордия Ивановна терпеливо выжидала.

— Мне показали запасы зерна, — договорил Мышецкий. — Это не зерно, а — дрянь, мусор. Все перегорело… Они думали, что я ничего не понимаю. Но на это хватило даже моих скромных познаний.

Конкордия Ивановна по прежнему молчала, и это показалось Сергею Яковлевичу невыгодным в единоборстве с женщиной. Он решил вызвать ее на разговор.

— А вот Мелхисидек… — начал он.

Карий зрачок женщины заметно округлился.

— Мелхисидек, — повторил князь и замолчал. Надо было что то отвечать.

— Да, — признала Монахтина, — преосвященный дорожит моей дружбой…

Пенсне продолжало кружиться и вспыхивало искоркой. Раз! — Мышецкий перехватил его на лету и плавным жестом поднес к переносице.

— Конкордия Ивановна, — сказал он, — мне известно, что для вас нет ничего невозможного в Уренской губернии…

— Вы мне льстите, князь! Я только слабая женщина.

— В этом то ваша сила. И — не спорьте…

Ох, как она сейчас наслаждалась — даже затихла вся, собралась под одеялом в сладострастный комочек, а по всему телу ее пробегали какие то стреляющие токи.

— А что бы вы хотели, князь? — не утерпела она. И тут же получила определенный ответ:

— Весь запас монастырского хлеба!

— Но я…

— Нет, не смеете отказать! — властно остановил ее Мышецкий. — Я знаю, что Мелхисидек скуп и жаден, но в его епархии очень богатые закрома. Мне он откажет, вам — никогда!

— Вы слишком уверены во мне, — растерялась Монахтина.

— Вы не откажете мне, а Мелхисидек не откажет вам!

— Но зачем вам столько хлеба?

— Мне нужен хлеб.

— Уж не собираетесь ли вы…

— Да, собираюсь! Положение в губернии ужасное. Северные уезды уже глодают кору деревьев. Снабжение переселенцев не налажено. Но мне нужен хлеб, — считайте, что лично мне, — чтобы пустить его под яровые… Иначе — мор!

Конкордия Ивановна затихла.

«Решает, сколько содрать с меня?» — подумал Мышецкий.

— Не знаю, — проговорила женщина, — согласится ли его преосвященство. Я попробую, но…

Смотря прямо на нее, Мышецкий диктовал ей свою волю. «Ну же! Что же ты медлишь? — грабь…»

— Но боюсь, что Мелхисидек потребует за это некоторых услуг…

— С вас или с меня?

— Боюсь, что с меня, — призналась хитрунья. Далее было уже не столь трудно.

— В таком случае, — ответил он, — вы вправе требовать услуг от меня…

Кажется, договор состоялся. Он ушел от Монахтиной, всю дорогу раздумывая: не допустил ли какой либо ошибки?

«Может, — мелькнула мысль, — и мой предшественник начинал вот так же?..»

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   ...   40

Похожие:

Книга первая. Плевелы iconИстория башкир
Первая книга напечатана во времена Российской империи, а вторая в советский период. Первая книга написана на общем для народов Урало-Поволжья...
Книга первая. Плевелы iconКнига первая часть первая
Охватывает; без постижения существования невозможно постичь истину
Книга первая. Плевелы iconРуководство по древнему искусству исцеления «софия»
Для получивших настройки эта книга руководство для практикующих и обучающих Рейки. Это первая книга, в которой для западных целителей...
Книга первая. Плевелы iconРуководство по древнему искусству исцеления «софия»
Для получивших настройки эта книга руководство для практикующих и обучающих Рейки. Это первая книга, в которой для западных целителей...
Книга первая. Плевелы iconКнига первая (А) глава первая
И дети первое время называют всех мужчин отцами, а женщин матерями и лишь потом различают каждого в отдельности
Книга первая. Плевелы iconКнига первая глава первая
И дети первое время называют всех мужчин отцами, а женщин матерями и лишь потом различают каждого в отдельности
Книга первая. Плевелы iconМетафизика книга первая глава первая
И причина этого в том, что зрение больше всех других чувств содействует нашему познанию и обнаруживает много различий [в вещах]
Книга первая. Плевелы iconКнига первая. Общее введение в чистую феноменологию От редактора...
Э. Гуссерля. Одновременно в издательстве Макса Нимейера вышло отдельное издание работы, которая затем — практически без изменений...
Книга первая. Плевелы iconКнига первая. Книга о счастье и несчастьях 1 «Николай Амосов. Книга о счастье и несчастьях.»
Известный хирург, ученый, писатель, Николай Михайлович Амосов рассказывает о работе хирурга, оперирующего на сердце, делится своими...
Книга первая. Плевелы iconКнига первая. Падение хаджибея часть первая I. Издательство художествнной литературы «дніпро»
Ясновельможный пан Тышевский в этот день так и не заглянул во флигелек усадьбы, где жили особо приглянув­шиеся ему девки-крепачки....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница