Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972


НазваниеМорис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972
страница5/8
Дата публикации10.06.2013
Размер1.45 Mb.
ТипЛитература
userdocs.ru > Право > Литература
1   2   3   4   5   6   7   8

^ ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
КАРТИНА ШЕСТАЯ ПЕРЕД ЗАНАВЕСОМ
Входят Тильтиль, Митиль, Душа Света, Пес, Кошка, Хлеб, Огонь, Сахар, Вода и

Молоко.

Душа Света. Я получила записку от Феи Берилюны – она пишет, что Синяя Птица, по всей вероятности, находится здесь...

Тильтиль. Где – здесь?..

Душа Света. Вон там, на кладбище, за оградой... По видимому, кто то из покойников прячет ее у себя в могиле... Надо узнать, кто именно... Придется их всех осмотреть...

Тильтиль. Осмотреть?.. Каким образом?..

Душа Света. Очень просто: чтобы не слишком их тревожить, ты поверни алмаз ровно в полночь. Тогда они выйдут из могил. А кто не выйдет, тех ты увидишь в гробах...

Тильтиль. А они не рассердятся?..

Душа Света. Нисколько. Они даже не заметят... Вообще они не любят, когда их тревожат, но в полночь они сами привыкли выходить, так что это их не затруднит...

Тильтиль. Почему Хлеб, Сахар и Молоко такие бледные? Почему они молчат?..

Молоко (пошатываясь). Я, наверно, сейчас скисну...

Душа Света (Тильтилю, тихо). Не обращай внимания... Они боятся покойников...

Огонь (резвится). А я не боюсь!.. Я привык сжигать их... Прежде я их всех сжигал. Тогда было веселее, чем теперь...

Тильтиль. А почему Тило дрожит?.. Он тоже боится?..

Пес (ляская зобами). Кто, я?.. Я не дрожу!.. Я ничего не боюсь. Но, если умрешь ты, я тоже умру...

Тильтиль. А почему Кошка молчит?..

Кошка (таинственно). Я знаю, что это такое...

Тильтиль (Душе Света). А ты с нами побудешь?..

Душа Света. Нет, я лучше постою с Душами Предметов и Животных у кладбищенских ворот... Мой час еще не пришел... Свет еще не волен проникать к мертвецам... Я оставлю тебя одного с Митиль...

Тильтиль. А Тило нельзя остаться с нами?..

Пес. Да, да, я останусь, останусь здесь... Я хочу быть с моим маленьким божеством!..

Душа Света. Нет, это невозможно... Фея строго настрого запретила... Да и чего бояться?..

Пес. Ну что ж, ничего не поделаешь... Но если покойники злые, то ты, мое маленькое божество, сделай так

(свистит) – и я тут как тут... Будет то же, что в лесу: гав! гав! гав!..

Душа Света. Ну, прощайте, мои дорогие!.. Я буду близко... (Целует детей.) Кто меня любит и кого люблю я, те всегда меня найдут... (Душам Предметов и Животных.) А вы – сюда...

Душа Света, Души Предметов и Животных уходят. Дети остаются одни на середине авансцены. Занавес раздвигается, а за ним открывается картина седьмая.
^ КАРТИНА СЕДЬМАЯ КЛАДБИЩЕ
Ночь. Лунный свет. Деревенское кладбище. Много могил, обложенных дерном холмиков, деревянных крестов, могильных плит и т. д.

Тильтиль и Митиль стоят возле памятника.

Митиль. Я боюсь!

Тильтиль (не, очень бодро). А я не боюсь...

Митиль. А что, покойники злые?..

Тильтиль. Да нет, ведь они не живые.,.

Митиль. А ты их когда нибудь видел?..

Тильтиль. Да, как то раз, давно, когда я был еще совсем маленький...

Митиль. Ну, ну? Какие же они?..

Тильтиль. Совсем белые, очень спокойные, очень холодные и ничего не говорят...

Митиль. Мы их сейчас увидим?..

Тильтиль. Раз Душа Света обещала, значит, увидим...

Митиль. А где же они?..

Тильтиль. Вот здесь, под дерном, под этими большими камнями...

Митиль. Они тут круглый год?..

Тильтиль. Да.

Митиль (показывает на плиты). А это двери их домов?..

Тильтиль. Да.

Митиль. А в хорошую погоду они выходят погулять?..

Тильтиль. Они могут выходить только ночью...

Митиль. Почему?..

Тильтиль. Потому что они в одних рубашках...

Митиль. Ну, а в дождь?..

Тильтиль. В дождь они не выходят...

Митиль. А у них хорошо?..

Тильтиль. Говорят, очень тесно...

Митиль. А, дети у них есть?..

Тильтиль. Конечно. Все мертвые дети с ними...

Митиль. Чем же они питаются?..

Тильтиль. Корни едят...

Митиль. Так мы их увидим?..

Тильтиль. Конечно, увидим. Когда алмаз повернут, все видно.

Митиль. А что они нам скажут?..

Тильтиль. Ничего не скажут – они же не говорят...

Митиль. А почему они не говорят?..

Тильтиль. Потому что им нечего сказать.

Митиль. А почему им нечего сказать?..

Тильтиль. Ты мне надоела...

Молчание.

Митиль. Когда ты повернешь алмаз...

Тильтиль. Ты же слышала, что Душа Света велела, чтобы мертвецам было меньше беспокойства, дождаться полночи...

Митиль. А почему им так меньше беспокойства?..

Тильтиль. Потому что в это время они выходят подышать воздухом.

Митиль. А полночь еще не наступила?..

Тильтиль. Тебе церковные часы видны?..

Митиль. Видны. Я даже вижу маленькую стрелку...

Тильтиль. Ну, так сейчас будет бить полночь... Вот!.. Как раз... Слышишь?..

Бьет полночь.

Митиль. Уйдем отсюда!..

Тильтиль. Нельзя... Я сейчас поверну алмаз...

Митиль. Не надо, не надо!.. Не поворачивай!.. Уйдем отсюда!.. Мне страшно, братец!.. Мне так страшно!..

Тильтиль. Да нет же ничего опасного...

Митиль. Я не хочу смотреть на покойников!.. Не хочу!..

Тильтиль. Не хочешь – не смотри, закрой глаза...

Митиль (вцепившись в Тильтиля). Нет, Тильтиль, я ни за что здесь не останусь!.. Я не могу!.. Они выйдут из могил!..

Тильтиль. Чего ты так дрожишь?.. Ну выйдут на минутку...

Митиль. Да ты сам дрожишь!.. Они такие страшные!..

Тильтиль. Пора! Время не ждет!..

Тильтиль поворачивает алмаз. Страшный миг молчания и оцепенения. Но вот зашатались кресты, потом разверзаются холмы, поднимаются плиты.

Митиль (прижимаясь к Тильтилю). Выходят!.. Вот они!..

И тут из всех разверстых могил медленно поднимаются целые снопы цветов; сначала смутные, неуловимые, точно клубы дыма, цветы эти постепенно наливаются девственной белизной, растут, пленяют взор своей пышностью, обилием, великолепием и, заполонив в конце концов все кладбище, превращают его в некий волшебный, чистый, как брачные одежды, сад, а в это время над садом встает заря. Блестит роса, распускаются цветы, в ветвях шелестит ветер, жужжат пчелы, просыпаются птицы и наполняют пространство первыми восторженными гимнами Солнцу и Жизни. Потрясенные, ошеломленные Тильтиль и

Митиль, держась за руки, ходят среди цветов и не могут найти следы могил.

Митиль (ищет в траве). Где же мертвые?..

Тильтиль (тоже ищет). Мертвых нет...

Занавес.
^ КАРТИНА ВОСЬМАЯ ПЕРЕД ЗАНАВЕСОМ, ИЗОБРАЖАЮЩИМ КРАСИВЫЕ ОБЛАКА
Входят Тильтиль, Митиль, Душа Света, Пес, Кошка, Хлеб, Огонь, Сахар, Вода и

Молоко.

Душа Света. Я думаю, что теперь Синяя Птица у нас в руках. С самого начала мне это как то не приходило в голову... Только сегодня, когда я на рассвете набиралась сил, меня, точно луч солнца, озарила одна мысль... Мы сейчас стоим у входа в волшебные Сады, где под надзором Рока обитают все земные Радости и Блаженства...

Тильтиль. А их много? Их можно будет взять с собой? Они маленькие?..

Душа Света. Есть маленькие и большие, тучные и стройные, прелестные и непривлекательные... Впрочем, наиболее отталкивающие недавно были изгнаны из Садов и пошли искать пристанища у Несчастий. Надо вам сказать, что Несчастья живут совсем рядом, в Пещере, и Пещера эта сообщается с Садами Блаженств, ее отделяет от них что то вроде легкой дымки или тончайшего занавеса, который все время колышется от ветра, дующего с Вершин Правосудия и из Недр Вечности... Теперь нам надо обо всем сговориться и принять меры предосторожности. Почти все Блаженства в высшей степени добродушны, однако среди них встречаются еще более опасные и коварные, чем величайшие Несчастья...

Хлеб. У меня есть предложение! Раз они опасны и коварны, то не лучше ли нам подождать у входа с тем, чтобы немедленно протянуть руку помощи детям, если им придется бежать?..

Пес. Ни в коем случае! Ни в коем случае!.. Я хочу всюду следовать за моими маленькими божествами!.. А кто боится, тот пусть останется у входа!. Нам не нужны (смотрит на Хлеб) ни трусы, ни (смотрит на Кошку) предатели...

Огонь. Я пойду!.. Там, говорят, весело!.. Все время пляшут!..

Хлеб. А там едят?..

Вода (хнычет). Я никогда не видела Блаженства, даже самого маленького!.. Дайте же мне посмотреть!..

Душа Света. Помолчите! Никто вас не спрашивает... Вот что я решила: Пес, Хлеб и Сахар пойдут с детьми. Вода не пойдет – она очень холодная. Огонь тоже не пойдет – он бедокур. Молоку я очень советую подождать у входа – оно чересчур впечатлительно. Что же касается Кошки, то как она хочет сама...

Пес. Она трусит!..

Кошка. Я зайду по дороге к моим закадычным друзьям Несчастьям – они живут рядом с Блаженствами...

Тильтиль. А ты, Душа Света, пойдешь?..

Душа Света Я не могу войти туда в таком виде – многие Блаженства меня не выносят... Но у меня есть с собой плотное покрывало, в которое я кутаюсь всякий раз, когда мне предстоит посетить счастливцев. (Развертывает длинное покрывало и тщательно в него кутается.) Ни единый луч моей Души не должен проглядывать, а то ведь много есть на свете Блаженств пугливых и несчастных... Вот теперь самые прекрасные и самые тучные и те не убоятся...

Занавес раздвигается, а за ним открывается картина девятая.
^ КАРТИНА ДЕВЯТАЯ САДЫ БЛАЖЕНСТВ
Когда занавес раздвигается, то перед входом в Сады открывается нечто вроде залы с высокими мраморными колоннами между которыми, закрывая глубину сцены, висят на золотых шнурах тяжелые пурпуровые занавесы Убранство залы напоминает искусство наиболее чувственных и наиболее пышных художников венецианского и фламандского Возрождения (Веронезе, Рубенса) Гирлянды цветов. рога изобилия, вазы, статуи, всюду масса позолоты. Посредине тяжелый роскошный стол из яшмы и золоченой меди, заставленный канделябрами, хрусталем, золотыми и серебряными блюдами с дивными яствами. За столом и вокруг стола едят, пьют, орут, поют, размахивают руками, валяются на полу спят среди недоеденной дичи, райских плодов, кувшинов и опрокинутых чаш самые тучные земные Блаженства. Они огромны, неимоверно грузны, румяны, одеты в бархат и парчу, на головах у них золотые венцы, украшенные жемчугом и драгоценными камнями Красивые рабыни разносят одно украшенное султаном блюдо за другим и пенящиеся напитки Пошлая, бравурная, грубая музыка с преобладанием медных инструментов. Сцену заливает тяжелый красный свет. Тильтиль, Митиль, Пес, Хлеб и Сахар на переднем плане, справа, робко жмутся к Душе Света. Кошка молча проходит по той же стороне в глубину сцены, приподнимает какой то темный занавес и скрывается за ним.

Тильтиль. Что это за толстяки веселятся и едят такие вкусные вещи?

Душа Света. Это самые тучные земные Блаженства, их узнать легко. Может быть, Синяя Птица на минутку случайно к ним залетела, но, впрочем, это маловероятно. Поэтому не поворачивай пока алмаза. Для очистки совести давай обследуем эту часть залы.

Тильтиль. А подойти к ним можно?

Душа Света. Разумеется Они не злые, но они пошляки, да еще к тому же довольно плохо воспитанные пошляки!..

Митиль. Какие у них чудные пирожные!..

Пес. А дичь! А колбаса! А баранина! А телячья печенка!.. (Торжественно) Знаток самый тонкий не найдет ничего лучше телячьей печенки!..

Хлеб. Кроме разве каравая из наилучшей пшеницы! Он у них божественен!.. До того вкусен, до того вкусен!.. И еще толще, чем я!..

Сахар. Простите, простите! Простите, пожалуйста! Позвольте, позвольте... Я никого не хочу обидеть, однако не забудьте, что краса и гордость этого стола – сладости – своим блеском и великолепием затмевают, если можно так выразиться, все, что есть лучшего в этой зале, а может быть, и во всем мире...

Тильтиль. Какой у них довольный и счастливый вид!.. Горланят! Хохочут! Поют!.. По моему, они нас заметили...

В самом деле, около десяти наиболее тучных Блаженств встают из за стола и с трудом, поддерживая руками животы, идут к детям.

Душа Света. Не бойся, они очень радушны... По всей вероятности, они хотят угостить тебя обедом... Не соглашайся, ни в коем случае не соглашайся, иначе ты забудешь, что тебе поручено...

Тильтиль. Как, нельзя попробовать ни одного пирожного? А они на вид такие вкусные, свежие, политы сахаром, вареньем, кремом!..

Душа Света. Они вредны – они расслабляют волю. Надо жертвовать всем во имя долга. Откажись вежливо, но наотрез. Вот они...

Самое Тучное Блаженство (протягивает Тильтилю руку). Здравствуй, Тильтиль!..

Тильтиль (в изумлении). Откуда вы меня знаете?.. Вы кто?..

Самое Тучное Блаженство. Я – Самое Тучное из Блаженств: Блаженство Быть Богатым. Я пришло от имени моих братьев просить вас и ваших близких почтить своим присутствием нашу бесконечную трапезу. Вы попадете в общество лучших представителей истинно Тучных Земных Блаженств. Позвольте вас познакомить с главнейшими из них. Вот мой зять, Блаженство Быть Собственником, – у него живот в виде груши. Вот Блаженство Утоленного Тщеславия – оно отличается красивой округлостью щек.

Блаженство Утоленного Тщеславия кланяется свысока.

Вот Блаженство Пить, Когда Уже Не Чувствуешь Жажды, и Блаженство Есть, Когда Уже Не Чувствуешь Голода, – они близнецы, ноги у них заплетаются.

Оба Блаженства, пошатываясь, кланяются.

Вот Блаженство Ничего Не Знать – оно глухо, как стена, и Блаженство Ничего Не Понимать – оно слепо, как крот. Вот Блаженство Ничего Не Делать и Блаженство Спать Больше, Чем Нужно, – руки у них, как хлебный мякиш, а глаза, как желе из персиков. Вот, наконец, Утробный Смех – рот у него до ушей, перед этим Смехом ничто не устоит...

Утробный Смех, заливаясь хохотом, кланяется.

Тильтиль (показывает пальцем на одно из Тучных Блаженств, которое держится в стороне). А вон то, что не решается подойти и стоит к нам спиной, – кто это?..

Самое Тучное Блаженство. Не зовите его оно слегка смущено, ему неловко показываться детям... (Берет Тильтиля за обе руки.) Идемте! Пиршество начинается сызнова... Это уже двенадцатое за сегодняшний день. Мы ждем только вас... Слышите крики? Это вас зовут пирующие... Я не имею возможности представить вам всех – им нет числа... (Протягивает детям руки.) Позвольте посадить вас на почетные места...

Тильтиль. Благодарю вас, глубокоуважаемое Тучное Блаженство... Мне, право, очень жаль... но сейчас я никак не могу... Мы спешим... Мы ищем Синюю Птицу... Вы случайно не знаете, где она прячется?

Самое Тучное Блаженство. Синяя Птица?.. Погодите... Да, да, да, я припоминаю... Где то я о ней слышало... По моему, она несъедобна... Во всяком случае, у нас за столом она никогда не подавалась... Это значит, что она здесь не очень высоко ценится... Но вы не огорчайтесь: у нас есть кое что повкуснее... Вот поживете с нами – увидите, чем мы тут занимаемся...

Тильтиль. Чем же вы занимаетесь?

Самое Тучное Блаженство. Мы только и делаем, что ничего не делаем... Отдыхать мы никогда не отдыхаем... Надо пить, надо есть, надо спать. На это уходит все время...

Тильтиль. И вам не скучно?

Самое Тучное Блаженство. Не скучно, нет!.. Да и потом на Земле все равно ведь не найдешь другого занятия...

Душа Света. Вы так думаете?..

Самое Тучное Блаженство (Тильтилю, тихо, показывая на нее пальцем). Кто эта молодая невоспитанная особа?..

Во время этого разговора толпа Тучных Блаженств пониже сортом окружила Пса, Хлеб и Сахар и вовлекла их в свою оргию. Тильтиль вдруг замечает, что эти трое в дружеском объединении с хозяевами едят, пьют и веселятся напропалую.

Тильтиль. Душа Света, посмотри!.. Они за столом!..

Душа Света. Позови их, иначе дело плохо!..

Тильтиль. Тило, Тило, поди сюда!.. Сейчас же иди сюда, слышишь?.. А вам. Сахар и Хлеб, кто позволил отходить от меня?.. Вы у меня спросились?..

Хлеб (с полным ртом). Нельзя ли повежливее?..

Тильтиль. Что о о? Как ты смеешь говорить со мной таким тоном?.. Какая муха тебя укусила?.. А ты, Тило? Так то ты меня слушаешься?.. А ну, иди сюда, и на колени, на колени!.. Живо!..

Пес (на другом конце стола, вполголоса). Когда я ем, я умер для остального мира, я ничего не слышу...

Сахар (медоточивым голосом). Извините, но мы не можем обидеть наших гостеприимных хозяев...

Самое Тучное Блаженство. Вот видите!.. Они подают вам пример... Идемте, идемте, вас ждут!.. Никаких отговорок!.. Иначе мы для вашего же блага применим насилие... Ну ка, Тучные Блаженства, помогите мне!.. Тащите их к столу – они должны быть счастливы наперекор самим себе!..

Тучные Блаженства с радостными криками, резвясь и играя, тащат отбивающихся детей к столу, а в это время Утробный Смех пытается заключить Душу Света в свои мощные объятия.

Душа Света. Поверни алмаз! Скорей!..

Тильтиль исполняет приказание Души Света. В то же мгновение сцена озаряется несказанно чистым, божественно нежным, ласкающим взгляд розовым светом. Тяжелые украшения переднего плана, плотные красные занавесы падают и исчезают, а за ними открывается волшебный тихий сад бездумного, безмятежного покоя, нечто вроде храма зелени с прямыми аллеями, сад, где могучие, пышные, буйно растущие и в то же время рассаженные в определенном порядке деревья, отягченные ярко зеленой листвой, где целомудренно сладострастные цветы и ликующая свежесть текущих, струящихся и бьющих отовсюду вод как бы разносят весть о счастье далеко вокруг. Пиршественный стол исчезает бесследно. От светоносного дуновения, проносящегося по сцене, бархат, парча, венцы и смешные маски Тучных Блаженств приподнимаются, рвутся на части и падают к ногам ошеломленных сотрапезников. Сами Блаженства мгновенно опадают, точно проколотые пузыри, переглядываются, жмурятся от необычного для них, раздражающего их глаза света. Представ же наконец друг перед другом в своем настоящем виде, нагие, безобразные, дряблые, жалкие, они от стыда и от ужаса начинают дико кричать, причем всех их перекрикивает Утробный Смех. Только Блаженство Ничего Не Понимать сохраняет полнейшее спокойствие, меж тем как его товарищи мечутся в страхе, пытаются бежать и жмутся по углам, думая, что там их не видно. Но в ослепительно ярком саду нет тени. Поэтому большинство с решимостью отчаяния стремится проникнуть за грозный занавес, который в правом углу прикрывает вход в Пещеру Несчастий. Всякий раз, когда кто нибудь из них в панике приподнимает край этого занавеса, в глубине Пещеры разражается буря брани, угроз и проклятий. Пес, Хлеб и Сахар с виноватым видом подходят к детям и робко прячутся у них за спиной.

Тильтиль (глядя вслед Тучным Блаженствам). Какие же они уроды!.. Куда это они?..

Душа Света. Они обезумели от страха... Ищут убежища у Несчастий, а уж оттуда их вряд ли когда нибудь выпустят...

Тильтиль (смотрит вокруг; в восторге). Ах, какой красивый сад, какой красивый сад!.. Где мы?..

Душа Света. Мы все на том же месте, изменился лишь твой взгляд на вещи... Теперь мы видим подлинную сущность вещей, а немного погодя нашему взору откроются Души тех Блаженств, которые выносят свет алмаза.

Тильтиль. Как красиво!.. Какая красота!.. Можно подумать, что сейчас лето... Ой, глядите: к нам идут! Должно быть, нас заметили...

В самом деле Сады начинают наполняться ангелоподобными существами, как бы пробудившимися от долгого сна, – они плавно движутся меж деревьев. На них блистающие одежды тонких и нежных оттенков: распускающейся розы, сверкающих на солнце вод, утренней лазури, янтарной росы и т. д.

Душа Света. К нам идут милые и занятные Блаженства, они нам все расскажут.

Тильтиль. Ты с ними знакома?

Душа Света. Да, я их всех знаю. Я к ним часто прихожу, хотя они об этом и не подозревают...

Тильтиль. Сколько их, сколько их!.. Со всех сторон!.. Со всех сторон!..

Душа Света. Прежде их было еще больше. Им очень навредили Тучные Блаженства.

Тильтиль. Да их и сейчас не мало...

Душа Света. Когда влияние алмаза распространится на все Сады, ты увидишь великое множество Блаженств... На Земле их гораздо больше, чем принято думать, но большинство людей не умеет их искать...

Тильтиль. А вон малютки! Побежим к ним навстречу!..

Душа Света. Незачем. Те, что нас интересуют, подойдут сами. А со всеми подряд у нас нет времени знакомиться...

Стайка Маленьких Блаженств с громким смехом выбегает вприскочку из гущи зелени и начинает водить вокруг детей хоровод.

Тильтиль. Какие они хорошенькие, какие они хорошенькие!.. Откуда они? Кто они?..

Душа Света. Это Детские Блаженства...

Тильтиль. А поговорить с ними можно?..

Душа Света. Бесполезно. Они поют, танцуют, смеются, а говорить еще не умеют...

Тильтиль (дрожит от восторга). Здравствуйте! Здравствуйте!.. Посмотрите вон на то пухленькое дитя – оно все время улыбается!.. Какие у них щечки! Какие у них платьица!.. Они все здесь богатые?..

Душа Света. Нет, что ты! Здесь, как и везде, больше бедных, чем богатых...

Тильтиль. Кто же из них бедные?..

Душа Света. Отличить невозможно... Блаженство всякого ребенка одето во все самое лучшее, что только есть на земле и на небесах.

Тильтиль (не может устоять на месте). Я хочу с ними потанцевать!

Душа Света. Никак нельзя. Нам некогда... Синей Птицы у них, видимо, нет... Да ведь и они торопятся. Видишь? Уходят... Им тоже нельзя терять время – детство мимолетно...

Еще одна группа Блаженств чуть повыше ростом предыдущих врывается в Сад, распевая во все горло: «Они здесь! Они здесь! Вот и мы! Вот и мы!..» – и начинает танцевать вокруг детей веселую фарандолу. По окончании танца Блаженство, которое, по видимому, командует этим маленьким отрядом, подходит к Тильтилю и протягивает ему руку.

Блаженство. Здравствуй, Тильтиль!..

Тильтиль. Еще один знакомый!.. (Душе Света) Куда ни придешь – везде меня знают... Кто ты?..

Блаженство. Ты не узнал меня?.. Бьюсь о, заклад, что ты никого из нас не узнаешь...

Тильтиль (слегка смущен). Нет... Я вас не знаю... Не помню, чтобы я вас когда нибудь видел...

Блаженство. Слышите?.. Так я и знало!.. Он никогда нас не видел!..

Блаженства хохочут.

Да что с тобой, Тильтиль? Ты нас отлично знаешь!.. Мы всегда с тобой!.. Мы едим, пьем, просыпаемся, дышим, живем вместе с тобой!..

Тильтиль. Да, да, совершенно верно, теперь я припоминаю... А скажите, как вас зовут?..

Блаженство. Ничего то ты не понимаешь!.. Я – начальник Блаженств твоего дома, а это все Блаженства, живущие в твоем доме...

Тильтиль. Значит, в нашем доме живут Блаженства?..

Блаженства хохочут.

Блаженство. Вы слышали?.. И ты еще спрашиваешь, живут ли в твоем доме Блаженства!.. Ах ты, глупыш!.. Да нас. там полным полно!.. Мы смеемся, поем, у нас идет такое веселье, что стены дрожат, потолок вот вот рухнет, а ты все равно ничего не видишь и не слышишь... Ну, да с годами авось поумнеешь... А сейчас поздоровайся с самыми почтенными из нас... Потом тебе легче будет нас узнавать... А когда нибудь, в один прекрасный день, ты научишься ободрять нас улыбкой, приветствовать нас, благодарить – право же, мы делаем все для того, чтобы жизнь твоя была красива и легка... Вот перед тобою я, твой покорный слуга, Блаженство Быть Здоровым: я не особенно красиво, но зато я самое степенное. Будешь теперь меня узнавать?.. Вот Блаженство Дышать Воздухом – оно почти прозрачно... Вот Блаженство Любить Родителей – оно во всем сером, и ему всегда чуть чуть грустно, оттого что на него никто не обращает внимания... Вот Блаженство Голубого Неба – оно, понятно, в голубом... Вот Блаженство Леса – оно, опять таки вполне естественно, в зеленом, его ты увидишь всякий раз, как выглянешь в окно... А вот милое Блаженство Солнечных Дней – в одежде цвета алмаза и Блаженство Весны в одежде изумрудного цвета...

Тильтиль. А вы всегда такие красивые?..

Блаженство. Ну конечно! В каждом доме, где живут с открытыми глазами, все дни недели – воскресные... А чуть начнет вечереть – появляется Блаженство Заходящего Солнца. Смотри – оно прекраснее всех земных царей. За ним идет Блаженство Видеть Зажигающиеся Звезды, все в золоте, как древний идол... В ненастье является Блаженство Дождя, все унизанное жемчугом, а за ним идет Блаженство Зимнего Очага – оно прячет руки от холода в свой пурпуровый плащ... А вот и лучшее из нас – лучшее, ибо оно в близком родстве с великими и чистыми Радостями: это Блаженство Невинных Мыслей, самое светлое среди нас... А вот еще... Нет, уж очень их много!.. Мы так никогда не кончим, а ведь я должно еще известить о вашем приходе Великие Радости – они там, наверху, в глубине, у небесных врат, и еще ничего не знают... Я пошлю за ними Блаженство Бегать По Росе Босиком – оно у нас самое расторопное... (Обращаясь к только что названному Блаженству, которое подбегает вприпрыжку.) Ступай!..

В эту минуту какой то Чертенок в черном трико, расталкивая всех и выкрикивая нечто нечленораздельное приближается к Тильтилю; выплясывая вокруг него дикую пляску, он осыпает его градом щелчков, подзатыльников и пинков.

Тильтиль (ошеломлен и глубоко возмущен). Кто этот дикарь?

Блаженство. Ах ты! Опять Блаженство Быть Невыносимым вырвалось из Пещеры Несчастий! Прямо не знаешь, куда бы это получше его запрятать. Оно убегает отовсюду Даже Несчастья и те не хотят больше держать его у себя.

Чертенок все еще пристает к Тильтилю, тот никакими силами не может от него отвязаться. Потом вдруг Чертенок с громким хохотом исчезает так же неожиданно, как и появился.

Тильтиль. Что это с ним, На него находит?

Душа Света. Не знаю. Наверно, и ты бываешь таким же, когда не слушаешься. Однако надо спросить про Синюю Птицу. Может быть, предводитель Блаженств твоего дома знает, где она...

Тильтиль. Где Синяя Птица?..

Блаженство. Он не знает, где Синяя Птица!..

Домашние Блаженства хохочут.

Тильтиль (уязвлен). Да, не знаю... Ничего тут смешного нет...

Новый взрыв хохота.

Блаженство. Полно, не сердись!.. А вы перестаньте смеяться!.. Не знает – и не знает, что ж тут поделаешь! Не он первый, не он последний... Но вот маленькое Блаженство Бегать По Росе Босиком известило Великие Радости, и они направляются к нам.

В самом деле, к ним медленно приближаются высокие, прекрасные, ангелоподобные существа в блистающих одеждах.

Тильтиль. Как они прекрасны!.. Но почему они не смеются?.. Они несчастны?

Душа Света. Счастье не в смехе...

Тильтиль. Но кто они?..

Блаженство. Это Великие Радости...

Тильтиль. Ты знаешь их по именам?..

Блаженство. Конечно. Мы с ними часто играем... Вот впереди всех – Великая Радость Быть Справедливым, она улыбается всякий раз, когда нарушенная справедливость восстанавливается. Я еще молодо, и поэтому мне пока не приходилось видеть ее улыбку. За ней идет Радость Быть Добрым – самая счастливая, но и самая печальная. Ее так и тянет к Несчастьям, ей все хочется их утешить, и удержать ее стоит больших усилий. Справа – Радость Завершенного Труда, а рядом с ней – Радость Мыслить. Дальше – Радость Понимать, она вечно ищет своего брата – Блаженство Ничего Не Понимать...

Тильтиль. А я видел ее брата!.. Он вместе с Тучными Блаженствами ушел к Несчастьям...

Блаженство. Так я и знало!.. Он на неправильном пути, дурное общество испортило его окончательно... Только не надо говорить об этом его сестре. Она примется искать его, и мы упустим одну из наипрекраснейших Радостей... А вот среди самых высоких – Радость Созерцать Прекрасное, она ежедневно прибавляет по нескольку лучей к тому свету, который царит здесь...

Тильтиль. А кто это там, далеко далеко, в золотых облаках? Я еле вижу ее, даже когда становлюсь на цыпочки...

Блаженство. Это Великая Радость Любить... Но ты напрасно тянешься – ты еще слишком мал, чтобы видеть ее всю...

Тильтиль. А кто вон те, в самой глубине, те, что закутаны в покрывала и держатся в отдалении?..

Блаженство. Это Радости, людям еще неведомые...

Тильтиль. А почему вот эти на нас рассердились?.. Почему они уходят?..

Блаженство. Они дают дорогу еще одной Радости, быть может, самой чистой из всех, которые обретаются здесь...

Тильтиль. Какая это Радость?..

Блаженство. Неужели ты ее еще не узнал?.. Посмотри повнимательнее, раскрой глаза до самых глубин твоей души!.. Она тебя увидела, она тебя увидела!.. Простирает руки и бежит к тебе!.. Это Радость твоей матери, Радость неповторимая. Радость Материнской Любви!..

Другие Радости, набежавшие отовсюду, приветствуют Радость Материнской Любви, а затем молча перед ней расступаются.

Материнская Любовь. Тильтиль! И Митиль!.. Вас ли, вас ли я вижу здесь?.. Вот неожиданно!.. Дома я была одна, и вдруг вы оба возноситесь к небу, где сияют в радости Души всех матерей!.. Но только сперва я буду целовать вас, целовать, сколько хватит сил!.. Придите оба в мои объятия – в мире нет большего счастья!.. Тильтиль, что же ты не смеешься от радости?.. И ты, Митиль?.. Вы не узнаете любви вашей матери?.. Да посмотрите же на меня: разве это не мои глаза, не мои губы, не мои руки?..

Тильтиль. Да, вот теперь я узнаю... Ты похожа на маму, только гораздо красивее ее...

Материнская Любовь. Это естественно – ведь я же не старею... Каждый новый день прибавляет мне сил, юности, счастья... Каждая твоя улыбка молодит меня на год... Дома это не видно, а здесь видно все: это и есть истина...

Тильтиль (смотрит на нее восхищенным взглядом и время от времени принимается ее целовать). А из чего соткано твое прелестное платье?.. Из шелка, из серебра или из жемчуга?..

Материнская Любовь. Нет, оно из поцелуев, из взглядов, из ласк... Каждый поцелуй вплетает в него по лунному или по солнечному лучу...

Тильтиль. Удивительно! Я и не знал, что ты так богата... Где же ты прятала это платье?.. Не в том ли шкафу, ключ от которого у отца?..

Материнская Любовь. Нет, нет, оно всегда на мне, но только его не видно, оттого что с закрытыми глазами ничего нельзя увидеть... Все матери богаты, если они любят своих детей... Нет ни бедных матерей, ни некрасивых, ни старых... Их любовь неизменно пребывает прекраснейшею из всех Радостей... Когда же они грустят, стоит им поцеловать ребенка, стоит ребенку поцеловать их – и все слезы, подступающие к их глазам, превращаются в звезды...

Тильтиль (смотрит на нее с изумлением). Да, да, верно, твои глаза полны звезд... Это твои глаза, только они стали гораздо красивее... И рука тоже твоя – на ней колечко... Даже остался след от ожога – помнишь, ты как то раз обожгла себе руку, когда зажигала лампу?.. Только сейчас она у тебя белее... И какая нежная кожа!.. Как будто насквозь светится... Работает та, что дома, а эта, наверно, не работает?..

Материнская Любовь. Это та же самая рука. Разве ты не заметил, как она белеет и светится всякий раз, когда ласкает тебя?..

Тильтиль. Чудеса! И голос тоже твой, мама, только говоришь ты гораздо красивее, чем там, у нас...

Материнская Любовь. Там, у нас, я очень занята, мне всегда некогда. Но и недосказанное можно услышать... Ну, а после нашей сегодняшней встречи ты узнаешь меня завтра в нашей хижине, когда я покажусь тебе в моем дырявом платье?..

Тильтиль. Я не хочу домой... Раз ты здесь, я останусь с тобой...

Материнская Любовь. Да ведь и я живу там, мы все там живем, разницы нет никакой... Ты пришел сюда, только чтобы научиться видеть меня, когда ты смотришь на меня там... Понимаешь, Тильтиль?.. Тебе кажется, что ты на небе, а на самом деле небо всюду, где мы с тобой ласкаемся... Двух матерей ни у кого не бывает, и у тебя только одна мать... У каждого ребенка есть одна единственная, всегда одна и та же мать, прекраснее которой ни у кого нет... Надо только хорошо знать ее и уметь на нее смотреть... Но как же ты сюда попал, как нашел дорогу? Ведь Люди ищут ее с тех самых пор, как появились на Земле...

Тильтиль (показывает на Душу Света, которая из скромности отошла в сторонку). Это она меня привела...

Материнская Любовь. Кто это?..

Тильтиль. Душа Света...

Материнская Любовь. В первый раз ее вижу... Я только слышала, что она вас очень любит и что она очень добрая... Но почему же она прячется?.. Она никому не показывает свое лицо?..

Тильтиль. Показывает, только она боится, как бы Блаженства не испугались, увидев себя при ярком – свете...

Материнская Любовь. Да разве она не знает, с каким нетерпением мы ее ждем?.. (Подзывает другие Великие Радости.) Сестры, сестры, сюда! Бегите все сюда! Наконец к нам пришла Душа Света!..

Волнение среди Великих Радостей. Они приближаются. Слышны возгласы: "Душа

Света здесь!.. Свет, Свет!.."

Радость Понимать (отстраняет всех и целует Душу Света). Ты – Свет, а мы этого и не знали!.. Мы давно давно давно тебя ждем!.. Ты узнаешь меня?.. Я – Радость Понимать, я тебя искала, искала!.. Мы здесь очень счастливы, но только мы не видим дальше самих себя...

Радость Быть Справедливым (целует Душу Света). А меня ты узнаешь?.. Я – Радость Быть Справедливым, я тебе так часто молилась!.. Мы здесь очень счастливы, но только мы не видим дальше своих теней...

Радость Созерцать Прекрасное (целует Душу Света). А меня ты узнаешь?.. Я Радость Красоты, я тебя так люблю!.. Мы здесь очень счастливы, но только мы не видим дальше своих снов...

Радость Понимать. Полно, полно, сестра, не томи нас!.. Мы сильны и чисты душой... Откинь покрывало, которое все еще скрывает от нас последние оставшиеся непознанными Истины и Блаженства!.. Смотри: все мои сестры опустились перед тобой на колени... Ты – наша владычица, ты – наша награда!..

Душа Света (закутывается еще плотнее). Сестры, прекрасные мои сестры, я исполняю приказание моего Повелителя... Час еще не настал, но когда нибудь он пробьет, и тогда я приду к вам открыто и смело... Прощайте! Встаньте! Давайте еще раз обнимемся, как обнимаются нашедшие друг друга сестры! Близок день нашей новой встречи...

Материнская Любовь (целует Душу Света). Ты была так добра к моим деткам!..

Душа Света. Я всегда буду добра к тем, кто любит друг друга...

Радость Понимать (подходит к Душе Света). Запечатлей на моем лбу последний свой поцелуй...

Уста их сливаются в продолжительном поцелуе. Когда же они отрываются друг от друга и поднимают головы, на глазах у них выступают слезы.

Тильтиль (в изумлении). Вы плачете?.. (Обводит глазами другие Радости.) И вы тоже... Почему глаза у всех полны слез?..

Душа Света. Тсс, дитя мое!..

Занавес.
1   2   3   4   5   6   7   8

Похожие:

Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972 iconМорис Метерлинк Синяя птица Морис Метерлинк Синяя птица Феерия в...
Тильтиль — костюм Мальчика-с-Пальчик из сказок Перро: темно-красные панталоны, коротенькая курточка нежно-голубого цвета, белые чулки,...
Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972 iconФрекен жюли
Избранные произведения в 2-х тт. Москва, «Художественная литература», 1986 г. Т. 1
Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972 icon1 2 Идея
Режиссерский замысел спектакля и постановочный план пьесы М. Метерлинка «Синяя птица»
Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972 icon«Александр Сергеевич Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах.»: Художественная...

Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972 iconЛев Николаевич Толстой Смерть Ивана Ильича + книга
«Собрание сочинений в двадцати томах. Том 12»: Художественная литература; Москва; 1964
Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972 iconБилеты по Основе теории литературы
Предметом литературоведения является не только художественная литература, но и вся художественная словесность мира – письменная и...
Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972 iconДом детского творчества «Синяя птица» (ул. Чернореченская, 91а) 14:...
Работает выставка творческих работ студии «Сударыня» «В ожидании весны» (конференц-зал)
Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972 iconСодержание
Литературы, том 9 (c) Издательство "Художественная литература", Москва, 1975. Перевод с древнеисланлского А. Корсуна Редакция перевода...
Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972 iconДетская студия «Синяя птица»
Развивающие занятия включают художественное воспитание, знакомство с окружающим миром, формирование навыков чтения, письма, математических...
Морис Метерлинк Синяя птица ocr бычков М. Н. Художественная литература; Москва; 1972 icon«Чувство и чувствительность»: Художественная литература; Москва; 1988
Джейн Остин становился буквально «школой жизни». И сейчас эта книга, навеки вошедшая в золотой фонд мировой литературы, не утратила...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница