Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» …


Скачать 248.64 Kb.
НазваниеЮрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» …
страница1/2
Дата публикации19.03.2013
Размер248.64 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Право > Документы
  1   2
Юрий Воробьевский
Фрагмент из новой книги «Бедлам» …


http://www.ruskline.ru/images/cms/thumbs/d3df7f05e744023e7784994b17dafc3bcc6e627c/panoptikum_200_auto.jpg

Бедлам. Очерк из новой книги

9 декабря в 18:30 в редакции журнала «Москва» (Старый Арбат, 20) и 24 декабря в 14:30 в конференц-зале 69-го павильона ВВЦ состоятся презентации новой книги известного писателя Юрия Воробьевского «Бедлам». С 14 по 20 декабря в Самаре будет проводиться очередная православная выставка-ярмарка, где автор также будет презентовать свою новую книгу. Предлагаем вашему вниманию фрагмент из нее.

С тех пор, как появились электронные замки, стало ясно: форма ключа видоизменилась в очередной раз. Исчез надежный металл, не нужны больше хитроумные зубцы. Вместо них - пластиковый прямоугольник. Теперь такую карту нам предлагают уже как единый документ. Значит, эта штука способна отомкнуть не просто квартиру или офис. Она отпирает некую универсальную дверь. Говорят, - вход в удивительный мир безопасности и комфорта. С помощью электронной карты можно:

Снять деньги со счета.

Проехать в городском транспорте.

Предъявить ее в качестве паспорта, водительских прав, страховки, медицинского полиса... И многое, многое другое.

Все быстро, четко. И никаких тебе очередей за справками!

Наверняка, когда дело дойдет до массовой раздачи пластиковых карт, теленевидение покажет нам серию душераздирающих историй о грабежах, мошенничествах и прочих преступлениях. Покажет так, что дураку станет ясно: имей жертвы цифровые документы, всего этого можно было бы избежать. И каждый дурак поверит, будто преступники и коррупционеры вообще не смогут выжить в цифровом пространстве. В мире, совершенно прозрачном для честных компьютеров.

Если надо, подо все это и «богословскую базу» подведут. Или просто скажут, что карты это очень удобно и духовно опасности здесь не существует... Между прочим, старинная метафора уподобляла губы и зубы все тем же замкам: "Губы да зубы - два запора". Соответственно, язык уподоблялся ключу, отпирающему тайны души, ведь мысль человека скрыта (заперта), пока не будет высказана языком. Поэтому, «держать язык за зубами» - то же самое, что и «держать рот на замке». Это лучше помнить и не забывать. А то ведь ловким языком своим можно открыть очень опасную дверь.

Сказано: «Горе вам, законникам, что вы взяли ключ разумения: сами не вошли и входящим воспрепятствовали» (Лк. 11, 52).

Ладно. Не о каком-то конкретном человеке речь. А обо всех тех, кто проповедует, будто в цифровой вселенной воцарятся мир и безопасность. Постойте, постойте... Но ведь когда будут говорить мир и безопасность, тогда внезапно и настигнет пагуба. (1 Фес. 5, 3).

Так что же это за дверь, которую нам предлагают открыть?

^ Машина власти

Брат известного философа и агента Форин Офис Джереми Бентама - Самуил - получил хорошее место. В 1780 году князь Потемкин пригласил его в Россию для исполнения разнообразных обязанностей - от кораблестроения до пивоварения. Англичанин, которому тут же был присвоен чин полковника, трудился также управляющим княжеских поместий в Белоруссии, в Кричеве. Пытливый ум просвещенного европейца сразу увидел недостатки русского человека: ленив и слишком свободен. В «доброй старой Англии» все было не так: бедняки (кого не повесили за бродяжничество) под строгим присмотром вкалывали в работных домах. Ох уж эти русские! Самуил так и написал брату: служу, дескать, самому ленивому представителю самого ленивого народа на свете. Это он про Потемкина так отозвался.

Но пытливый ум не давал покоя. Бездельники и лентяи должны быть видимы и понукаемы постоянно! Пафос этой мысли породил проект невиданной архитектурной конструкции. В центре возвышалась башня надзирателя, и надзиратель мог наблюдать за всем происходящим в помещениях, которые лучами отходили в разные стороны.

Приехав в Кричев в 1787 году и ознакомившись с проектом брата, Иеремия Бентам идею творчески развил. Он отговаривал русских от постройки паровых машин, убеждая использовать дешевый человеческий труд. Предлагалось согнать в «паноптиконы» преступников, обездоленных и слабоумных (а кто из русских не слабоумен?!) вместе с их семьями. Станки на рабской фабрике должны были питаться от центрального двигателя, в роли которого выступали бы... дети в детском блоке лагеря. Их Бентам предлагал заставлять целый день качаться на качелях и вращать карусели, передавая движение через систему шкивов на станки. В центральном производственном помещении - сотни заключенных. Их контролирует всего один охранник: это позволяет ему система из двух гигантских разнонаправленных зеркал. И, конечно, над главным входом должен красоваться большой лозунг. Если гитлеровцы писали на вратах своих лагерей: «Труд делает свободным», то Бентам предлагал иной вариант: «Если бы они трудились на воле, не стали бы здесь рабами».

Сей Паноптикум был задуман в России как фабрика, а в Англии его предполагалось использовать как тюрьму. Поначалу, правда, британское правительство не утвердило проект. Не помогли ни высокие связи, ни рвение автора. А ведь Бентам предлагал себя на должность надсмотрщика и даже был готов работать бесплатно - настолько хотелось ему подсматривать и властвовать!

И все же со временем на земельном участке в Пентонвилле, приобретенном Бентамом в 1795 году, было построено государственное исправительное учреждение. Оно представляло собой шесть прямоугольных корпусов, отходящих от центрального восьмиугольника, в котором находились кабинеты священника, инспекторов и служащих. Столь замечательная тюрьма просуществовала до начала XX века.

Обычно говорится, что Паноптикон - это изобретенная англосаксонским гением модель тюрьмы, которая была воспроизведена во многих европейских и американских исправительных домах... (Знаменитые «Кресты» в Петербурге, например). Но вообще-то Паноптикум это также и модель для больницы, школы, мастерской, сиротского приюта и.т.д... Иначе говоря, это модель общества, превращенного в тотальную темницу.

Впрочем, «просвещенная» тюрьма темницей быть перестает. Все камеры в ней ярко освещены и с помощью системы зеркал просматриваются из центральной башни. Тьма укрывает нерадение и заговор. Для тоталитарной власти нужна прозрачность!

А как все умно придумано! В каждой камере помещается только один индивид... И какое бы направление не принял взгляд наблюдателя, в конечной точке он обязательно встретит тело... Так-так... Что он там делает, этот номер 6732? Видим, видим. И запишем. Не переставая жевать свою холодную телятину, надсмотрщик надевает очки и с видимым оживлением подсаживается к зеркалу поближе.

Бентам с удовлетворением отмечает, что в школах больше не будет «списывания», этого корня аморальности, в мастерских больше не будет коллективного безделья - пения песен, забастовок, в тюрьмах - сообщничества, а в лечебницах для душевнобольных - всех этих массовых волнений, подражания и т.д... И в итоге мы имеем дело с властью особого рода - с властью над всеми сразу, но направленной всегда на изолированных друг от друга индивидов.

Наблюдение должно осуществляться таким образом, чтобы те, кто ему подвергается, не знали, видят их или нет... Власть обретает способность быть абсолютно анонимной. И это, кстати, Бентам называет «демократией», так как занимать место в центральной башне может кто угодно.

Власть, пишет философ М.Фуко, исполняется просто-напросто игрой света, взглядом, который идет от центра к периферии... Паноптическая власть лишена материальности. Она уже не нуждается во всем символическом и вместе с тем реальном каркасе господства; ей не нужно держать в руке скипетр или, чтобы наказывать, - размахивать мечом; ей нет необходимости метать громы и молнии на манер суверена... При этом «Бентам называет чудесной способность Паноптикума то, что он «сообщает тем, кто руководит учреждением, исполинскую силу».

Центр паноптической власти - это также и центр непрерывной записи индивидуального поведения. Отхлебнув эля, надсмотрщик макает перо в чернильницу. Регистрируется все то, что несчастные проделывают в своих камерах. Это знание накапливается, складывается в характеризующие индивида ряды и серии. И вот, отмечает Фуко, записанная, сформированная вослед генетической нити индивидуальность образует документальный двойник, письменную экоплазму тела, помещенного в камеру Паноптикума...

Здорово, правда?! Так и представляешь себе радостно горящий взгляд метафизика. Он возбужденно потирает руки и продолжает: Паноптикон позволяет контролировать людей независимо от их культуры: надзор останется действенен, даже если надзиратель и пациенты говорят на разных языках и верят в разных богов!

Yes, yes! - на этом самом месте в возбуждение приходит и великоумная элита величайшей на планете колониальной державы. Над ее владениями уже и так «никогда не заходит солнце», а тут еще эта чудесная система зеркал! Да, паноптическое наблюдение (придуманное в белорусском городке Кричеве) идеально для нужд колонизации. Для тех ситуаций, когда субъекты и объекты власти разделены культурной дистанцией.

В 1807 году Паноптикон начали строить в Петербурге, на Охте. Теперь он был предназначен для обучения судостроительному делу. Первым этапом работы руководил Самуил Бентам, переживший в России трех царей и к тому времени ставший генералом. Постройка была закончена в 1809-м и представляла собой шестилучевую композицию высотой 12 метров с лифтом посредине. Центр сооружения назывался зрительным столбом.

К тому времени в России уже перевели труды Иеремии Бентама: Паноптикон подобен «улью, которого каждая ячея открыта взору того, кто находится в средоточии. Надзиратель, быв сокрыт, действует подобно невидимому Духу; но Дух сей в потребном случае может существенным образом доказать свое присутствие».

Сам Иеремия Бентам покинул Россию в конце 1787 года, но не оставил связанных с ней надежд. Много лет спустя он писал императору Александру о своем опыте в Кричеве: «Два года из тех лет моей жизни, что наиболее богаты наблюдениями, проведены в России». Опальный масон Сперанский (ложа «Полярная звезда») вдохновлял Бентама составить свод законов для колоссальной империи, рассказывая о России в характерно колониальных терминах, как о «стране, которая в нынешних обстоятельствах, быть может, всего способнее принять хорошее законодательство именно потому, что в ней... больше можно встретить послушной восприимчивости». Лукавый политик знал, чем соблазнить английского философа: представлением о России как о чистой доске, на которой можно широкими штрихами рисовать интеллектуальную утопию.

В мае 1814-го Бентам пишет Александру, обещая свое участие в законотворчестве и, более того, предлагая императору «обращаться к народу через посредство моего пера». По Бентаму, римское право, на которое ориентировался Наполеон - «хаос [...] без малейших издержек мысли». Зато Александру предлагался закон, который весь обозревается, как из центральной башни Паноптикона, «из одного истинного и единственного защитимого начала - начала общей пользы [...] Здесь, государь, действительно будет новая эра: эра рационального законодательства, - пример для всех наций».

На что уж Александр был либералом, но идеи англичанина оказались слишком радикальны даже для него. Бентам ведь выступал с острой критикой монархии и утверждал, что учредительная власть (право учреждать основные законы государства) должна принадлежать народу. Как вам эта давняя идея тотальной прозрачности? Ничего не напоминает?

^ Глаз Саурона

Итак, машина абсолютной власти. Вот это проект! Он буквально потряс современников. Образ паноптикона - то в виде идеального устройства общества, то как постоянно преследующий кошмар - стал переходить из одной утопии (или антиутопии) в другую.

Помните сон Веры Павловны? Стеклянные дома. Роман Чернышевского «Что делать?», конечно, нудный и литературно бездарный, но Ленин его ценил. Говорил, что это произведение рано читать тем, у кого «молоко на губах не обсохло». Ход мыслей Ильича, я думаю, правильно уловил М. Фуко: «Я бы сказал, что Бентам - это дополнение к Руссо. Какова, в самом деле, та руссоистская мечта, что вдохновляла стольких революционеров? Мечта о прозрачном обществе, одновременно видимом и читаемом в каждой из его частей...

Однако продолжим обзор пост-бентамовской литературы. В начале 1920-х годов Евгений Замятин написал фантастический роман-предупреждение «Мы» о тоталитарном мире будущего. Единое Государство управляется по математически выверенным формулам и рецептам всеобщей счастливой жизни. Один из главных лозунгов - «Свобода и счастье несовместимы». В романе Замятина люди также живут в совершенно прозрачных домах - со стеклянными стенами и полами.

В «Москве» Андрея Белого мы также сталкиваемся со всепроникающим взглядом, паноптикумом, наблюдателем и наблюдаемым. Тема «бытия под наблюдением» - одна из главных в творчестве и в жизни автора.

А «Властелин колец» Толкиена?! Око на башне. Сам Саурон - ничто, это сплошное желание зла, это глаз, который неусыпно наблюдает за всем в Средиземье. «Обрамленный багровыми ресницами пламени, тускло светящийся мертвенной желтизной, был он, однако, напряженно живым, а его зрачок - скважина в ничто - постоянно пульсировал, то сужаясь, то расширяясь».

Как напоминает он глаз с масонской дельты, которое смотрит не только на «посвященных», вися над алтарем вольнокаменщического храма, но и на каждого «профана» - с американского доллара.

В романе Джорджа Оруэлла "1984" прозрачность обеспечивает телевидение с обратной связью. В каждой комнате установлен телеэкран, который работает на приём и передачу.

Напомним, что слово "паноптикум" в переводе с греческого буквально означает "всё-видеть". Для того, чтобы приучить людей к абсолютной прозрачности, её подают в виде игры - популярных реалити-шоу порой с очень красноречивыми названиями - "За стеклом", "Большой Брат". Зрители пока не подозревают, что уже близок тот момент, когда и они окажутся в зоне "всё-видимости". Те, кто предупреждает их об угрозе электронного концлагеря, кажутся странными чудаками. А ведь проект чудовищной машины власти, от всевидящего ока которой невозможно укрыться, - отнюдь не фантазия. Просто до сих пор не было средств для воплощения его в жизнь. Но теперь такие технические средства появились... И дело не только в видеокамерах слежения, которые уже входят в частные дома. (В том числе и благодаря ювенальному законодательству). На место паноптического, неосязательного, охватывающего человека луча-взгляда приходит цифровая виртуальность. Незримый радиосигнал считывающего устройства упирается уже не в живое тело. Его отражает заменяющая личность пластиковая карта. И в то же мгновение компьютерный Большой Брат узнает о человеке всю подноготную. При этом «индивид» может проживать в дорогом подмосковном особняке, отдыхать на Мальдивах - все равно для нового Паноптикума он остается узником, которому присвоен цифровой номер. Пусть он не осознает себя рабом. Но в этом - самая страшная особенность его рабства.

Да, у большинства людей жизнь в создаваемом Паноптикуме большого раздражения не вызывает. Особенно если отдельные камеры в нем соответствуют нормам Жилищного кодекса и достаточно комфортны... И главное, чтобы на окнах решеток не было...

Бывшая когда-то темницей тюрьма теперь не только освещена, но не имеет ни стен, ни цепей. Однако каждый связывается по рукам и ногам. Машина власти становится все мощнее. Бжезинский удовлетворен: «Возрастут возможности социального и политического контроля над личностью. Скоро станет возможным осуществлять непрерывный контроль за каждым гражданином и вести постоянное обновление компьютерных файлов-досье, содержащих помимо обычной информации самые конфиденциальные подробности о состоянии здоровья и поведения каждого человека. Соответствующие органы будут иметь мгновенный доступ к этим файлам. Власть будет сосредоточена в руках тех, кто контролирует информацию».

^ На каждую компьютерную мышь найдется своя кошка

После Иеремии Бентама общепринято - успех власти во многом зависит от того, насколько ей удается спрятать свои механизмы, остаться незаметной. Да, власть нуждается в тайне. Она использует зачастую доступные только ей классификации, перечни, списки, нормативы, регистры. Любой индивид в них становится просто номером, ИНН, превращается в случай, объект знания, в точку приложения исполнительной системы.

Во времена Бентама накопление базы данных на заключенных Паноптикума было связано с большой рутинной работой. Попробуй, запиши за десятками, сотнями, тысячами людей все, что они делают изо дня в день! Теперь все иначе. Каждый из миллиардов телефонных звонков, действие с кредитной карточкой, послание по электронной почте, видеокамера в местах торговли и электронный ключ гостиничного номера собирают личные сведения. Едва раздался щелчок компьютерной мыши - глобальная кошка уже знает. Либо продолжает делать вид, что спит, либо выпускает коготки. Вся информация собирается в общедоступной форме в личном электронном кабинете в Интернете. Особая подлость новой машины власти состоит в том, что каждый гражданин собирает на себя «досье» сам: где был, за что платил, куда обращался, какие документы получил в ответ. Такое досье невозможно изготовить ни спецслужбам, ни частным сыщикам. Тысячи, миллионы, миллиарды маленьких фактов и фактиков о человеке! Да, большинство из них кажутся просто мусором под ногами нашей повседневности... Но наступит момент «икс», и мусорную корзину откроют. И даже в грязном белье начнут копаться чьи-то незримые руки. Их прикосновения неощутимы. Это называется электронным досмотром.

Итак, собранные о человеке сведения сравниваются, сортируются и хранятся неизвестным подразделением службы безопасности или теми, кто хочет что-то продать. Идеология потребления, кстати, сама по себе оказывается существенным средством поддержания общественного порядка. Возможно, ко все более изощренным способам вмешательства в личную жизнь толкает не только тайная полиция, но и торговля. Она хочет заполучить личные сведения о нас, чтобы примеривать к ним свои товары и торговые точки. Безликий рынок и тайная духовно-политическая власть объединяются.

Вот пример такого объединения. «Маркетологи нащупали новую «семейную ценность», использование которой обещает неплохую прибыль. Дело в том, что количество денег, которые тратятся американскими детьми двенадцати лет и младше, или взрослыми под их влиянием, в последнее время стало стремительно возрастать на 25 процентов в год и в следующем десятилетии, согласно прогнозам, достигнет 1 триллиона долларов ежегодно». *(Вальцев С. Закат человечества. М. 2010. С. 32). А ведь это один из коньков ювенальной системы: только попробуй унизить свое чадо отказом купить прикольную игрушку или чего-нибудь еще, - тут же потеряешь ребенка. Так что довольны все: духовная незримая власть разрушает семью, а рынок делает деньги.

Этот сокровенный союз создает для своей деятельности вполне очевидную правовую базу. Но ее опять-таки готовит какая-то невидимая рука.

«Правовая база» бесправия

Началось все раньше, чем мы можем подумать. А именно - с Конвенции Совета Европы «О защите физических лиц при автоматической обработке персональных данных». Еще в январе 1981 года она была принята в Страсбурге. Когда Россия подписала и ратифицировала столь важный акт? Кто конкретно к этому причастен? Честно говоря, не знаю. И это очень характерно. Наше внимание искусно отвлекается от подобных невзрачных с виду документов. Да еще имеющих такие скучные названия! Это уже потом нас ставят перед фактом: Россия приняла на себя обязательства и их надо выполнять! Какие еще обязательства? По переходу на автоматизированную обработку персональных данных своих граждан. К ним, среди прочих, относится информация о расовой принадлежности, политических, религиозных взглядах или других убеждениях, об особенностях здоровья и половой жизни. Право распоряжаться этими данными предоставлено контролеру файла. А кого представляет этот оператор? Родное государство? Нет, все не так...

В 1999 году, - опять-таки незаметно - была принята «Концепция формирования информационного общества в России». В ней говорится: «На начальном этапе создания социально значимых информационно-коммуникационных систем и комплексов (в сфере трудоустройства, образования, здравоохранения, социального обеспечения и других) государство берет на себя основные расходы, но в дальнейшем уходит с рынка. При этом предполагается, что значительные финансовые ресурсы будут поступать от населения в виде оплаты предоставляемых информационных и коммуникативных услуг»...

Итак, государство скромненько «уйдет с рынка». Что дальше? Граждане России будут переданы как «электронное население» новым хозяевам коммуникационных систем и баз данных, а Правительство, как и запланировано, передаст свои полномочия собственникам систем. Эти наднациональные структуры уже не будут иметь никаких конституционных обязанностей перед гражданами РФ. Ведь задача любой коммерческой системы - извлечение прибыли.

В Концепции просматривается, что целью информационного общества является создание и развитие рынка информации и знаний в дополнение к рынкам природных ресурсов. Результат создания рынка природных ресурсов очевиден. Теперь на рынок будут выставлены люди.

  1   2

Похожие:

Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» … iconМамсуров Юрий Георгиевич
Юрий Георгиевич Мамсуров родился в 1918 г в г. Владикавказе в дружной семье. Его детские годы прошли в этом удивительно красивом...
Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» … iconСтеллер, Г. В. Описание земли Камчатки / Г. В. Стеллер. Петропавловск-Камчатский:...
Стеллер, Г. В. Описание земли Камчатки / Г. В. Стеллер. Петропавловск-Камчатский: Холдинговая компания "Новая книга", 2011. 576 с....
Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» … iconЮрий Мороз истина в тезисах. Часть первая. Чтение этой книги опасно для вашего мировоззрения!
Вы можете размещать эту книгу на сайтах в интернете и цитировать в интернет-рассылках при обязательной ссылке на сайты
Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» … iconПреподаватели Декадника дроздовский юрий Викентьевич
Дроздовский юрий Викентьевич (Омск) д м н., профессор Омгма, главный психотерапевт Омской области действительный член ппл
Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» … iconЮрий Козенков «Голгофа России. Остались ли русские в России?»
На 65 году жизни скоропостижно скончался Великий патриот России — Юрий Евгеньевич Козенков
Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» … iconПервый период новой истории это история развития капитализма, зародившегося...
Первый период новой истории продолжался до Парижской Коммуны – первого опыта пролетарской революции, положившей начало второму периоду...
Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» … iconЮрий Иванович Дроздов Вымысел исключен. Записки начальника нелегальной разведки
Ю. И. Дроздову в качестве руководителя небольшого аналитического центра ао «намакон». Вторая часть книги – публицистические статьи,...
Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» … iconЮрий Дмитриевич Петухов Тайны древних русов
От них-то и произошли славяне и греки, балты и германцы… Первая часть книги — увлекательно написанное исследование «Дорогами богов....
Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» … iconЛекция: албания. Садовая ул., 18, конференц-зал 18 часов Российская...
Евой весельницкой (Москва), автором новой книги «Особенности женского интеллекта»
Юрий Воробьевский Фрагмент из новой книги «Бедлам» … iconЭндшпиль Юрий Бурносов isbn: 978-5-904454-85-2 Юрий Бурносов Книга третья
С колеса обозрения «Сингапур Флаер» видно много интересного. К примеру, индонезийские острова Батам и Бинтан, а также малайский султанат...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница