Актуальные проблемы категории субъективного вещного права


НазваниеАктуальные проблемы категории субъективного вещного права
страница10/13
Дата публикации20.03.2013
Размер2.01 Mb.
ТипАвтореферат
userdocs.ru > Право > Автореферат
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
Глава 3. Проблемы защиты субъективных вещных прав.

§ 3.1. Современные проблемы защиты субъективных вещных прав.

Отечественная правоприменительная практика вплоть до настоящего времени продолжает испытывать затруднения в определении вида субъективного права (вещное или обязательственное), находящегося в состоянии нарушения. Казалось бы, с теоретической точки зрения, для подобных затруднений нет места. Действительно, отечественная цивилистическая доктрина традиционно использует факт наличия сделки-договора между субъектами спорного правоотношения как методологическое основание для квалификации данного правоотношения относительным и применения к нему норм, опосредующих существование договорных обязательств128. Наличие или отсутствие между сторонами спорного правоотношения сделки-договора рассматривается и высшими судебными органами как универсальное методологическое основание оценки природы абсолютности

10Q

См.: Новицкий И.Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательстве. - М., 1950. - С. 381 - 384 ; Агарков М.М. К вопросу о договорной ответственности. // Вопросы советского гражданского права. - М.-Л., 1945. - С. 149 - 151 ; Иоффе О.С. Обязательственное право. - М., 1975. - С. 865 - 866 ; Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. - М., 1951. - С. 203 - 206.

из

« ^Q ___

(относительности) данного правоотношения . Тем не менее затруднения в определении природы спорного правоотношения сохраняются. Помимо затруднений, связанных с расширительным употреблением терминологии («продажа,залог обязательственных прав требования»,«право собственности на обязательство»130), это также случаи защиты прав титульных владельцев «для себя» (арендаторов, залогодержателей, ссудополучателей, субъектов ограниченных вещных прав) от нарушения со стороны собственника вещи. Проблема в том, что в ряде случаев такие традиционно признаваемые вещными субъективные права как сервитут и узуфрукт возникают на основе сделки-договора собственника и потенциального пользователя вещи. Следуя логике правовой доктрины, наличие сделки-договора обуславливает для его участников лишь один вариант защиты от контрагента - относительное притязание из договорного обязательства с применением ст.398 ГК РФ, устанавливающей последствия неисполнения обязательства по передаче вещи в пользование, хозяйственное ведение, оперативное управление. Однако такое решение не просто сводит на нет новеллу

1 ^Q _ _

См.: п.2 Постановления Пленума Верховного Суда СССР №16 от 23.10.63. // Гражданское законодательство. Сборник нормативных актов. - М., 1974. - С. 944 ; п.23 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ №8 от 25.02.98. // Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ (1992-1998). - М., 1998. -С. 106-107.

130 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. - М., 1997. - С. 232 ; Саватье Р. Теория обязательств. - М., 1974. - С. 53 - 57.

114

ст.305 ГК131, предоставляющей абсолютную защиту против контрагента - собственника как минимум обязательственным

1 30

владельцам «для себя» , с чем бесспорно следовало бы согласиться, так как защита относительного права абсолютным иском - явный абсурд. Но одновременно с этим демонстрируется несостоятельность классификационного обособления ограниченных вещных прав от владельческих обязательств, с чем согласиться крайне сложно, хотя бы даже из за одной постоянности структурного обособления ограниченных вещных прав в национальных правопорядках различных исторических эпох.

В результате применения норм ст.305 ГК, допускающей абсолютную защиту титульного владения от собственника, а также учитывая, что ГК РФ предусматривает возникновение права собственности по системе stipulatio (n.l ст.223 ГК), в судебной правоприменительной практике нередки ошибки при определении предмета защиты в споре титульного владельца с собственником

131 Имеется в виду новелла ст.305 ГК РФ по сравнении со своим аналогом - ст. 157 ГК РСФСР 1964 г.,где отсутствовало упоминание о праве лиц, осуществляющих владение на основе закона или договора, защищать свое обладание (абсолютным иском) и по отношению к собственнику.

1 30

Необходимость ограничения предоставления абсолютной защиты против собственника только владельцам «для себя» (арендаторам, залогодержателям, ссудополучателям) явно следует из принципа добросовестности осуществления гражданских прав (ст. 10 ГК); владелец «для другого» (хранитель, перевозчик, агент, управляющий) не сохранит такой добросовестности, требуя защиты своего владения от собственника как от третьего лица.

115

вещи. Суды квалифицируют субъективное право владельца абсолютным, хотя на самом деле оно является относительным133.

Указанное обстоятельство свидетельствует о недостаточности для определения качества абсолютности / относительности нарушенного субъективного права одного лишь указания на наличие / отсутствие договора между сторонами спорного правоотношения. Например, между арендатором и арендодателем-собственником существует регулятивное обязательство, возникшее из сделки-договора. В данном обязательстве на арендодателя-собственника возлагается обязанность не нарушать владения своего контрагента -арендатора. Но абсолютно эквивалентная по содержанию обязанность не нарушать владения арендатора лежит и на всех третьих лицах. Как же критерий наличия договора может помочь установить абсолютность или относительность владения арендатора, если содержание обязанности его договорного контрагента (арендодателя-собственника) оказывается тождественно содержанию обязанности всех третьих лиц ? Положительно никак, даже более того, используя критерий наличия договора и учитывая факт совпадения содержания

133 В арбитражный суд обратилось предприятие с иском о выселении арендатора (акционерного общества) из принадлежащего истцу на праве собственности нежилого помещения в связи с окончанием срока действия договора аренды. Арбитражный суд в удовлетворении данного иска ошибочно руководствовался ст.ст.301-305 ГК РФ. Обязанность ответчика вернуть имущество должна определяться в соответствии с законодательством об аренде (п. 17 Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав. // Приложение к Информационному письму ВАС РФ №13 от 28.04.97 (Вестник ВАС РФ. - №7. -1997 ).

116

обязанности одной из его сторон с содержанием обязанности третьих
лиц, придется заключить, что данная обязанность возникает не из
сделки-договора134, а из других юридических фактов и что владение
арендатора является элементом абсолютного правоотношения135.
Такой вывод принципиально ошибочен. Обязанность арендодателя-
собственника не нарушать владения своего партнера-арендатора
качественно отлична от казалось бы схожей по содержанию
обязанности третьих лиц, только из одного факта наличия договора
этой разницы увидеть нельзя. Здесь современная методика
установления абсолютности / относительности правоотношения по
одному факту наличия / отсутствия между его субъектами сделки-
договора оказывается безрезультатной. Главный ее недостаток
заключается в построении вывода о природе субъективного права на
основе метафизического отрыва договора-юридического факта от той
системы, частью которой он является, а договор-юридический факт
важен прежде всего как элемент в процессе преобразования
абсолютного правоотношения в относительное (т.е. в договорное
обязательство). Методику определения абсолютности
/относительности субъективного права нужно основывать не на
схоластической фиксации наличия / отсутствия между сторонами
рассматриваемого правоотношения юридического факта - договора, а
на анализе динамики трансформации абсолютного правоотношения в
относительное, с целью установления момента возникновения
последнего.

134 Ибо по самому определению договора как юридического факта-сделки (ст. 153 ГК), обязанности, возникающие из договора, должны быть отличны от обязанностей всех прочих третьих лиц.

135 См.: Гражданское право: Учебник. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.КТолстого. - Часть 2. - М., 1997. - С. 152.

117

§ 3.2. Методология определения вида субъективного права в состоянии нарушения.

Сложности определения вида нарушенного субъективного права целиком обусловлены недостатками в классификации видов субъективных гражданских прав. Наиболее распространенные в настоящее время классификации субъективных гражданских прав136 нельзя признать удовлетворительными. Любая классификация проводится для четкого разграничения видов классифицируемого явления, однако существующие классификации субъективных гражданских прав ведут прямо к противоположному. Их сторонники завершают разграничение правоотношений на абсолютные и относительные (а так же на вещные и обязательственные) оговоркой о том, что такое деление носит в значительной степени условный характер и что во многих правоотношениях сочетаются как абсолютные, так и относительные элементы137. Отдельные авторы идут еще дальше и утверждают, что «едва ли не большинство гражданских правоотношений являются смешанными - «вещно -обязательственными»138. Из этого в свою очередь прямо следует, что

136 См.: Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. Е.А.Суханов. - Том 1. - М., 1998. - С.100 ; Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.КТолстого. - Часть 1. - М., 1996. - С. 83.

* ^fj

Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - Часть 1. - М., 1996. - С. 83.

138 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. - М., 1997. - С. 223.

118

субъективное обязательственное право может защищаться с помощью тех же средств, что и вещное139, а раз так, то и конкуренция вещных и обязательственных исков не только допустима, но и объективно предопределена.

Поскольку нормы ГК РФ (ст.305 и ст.398) действительно создают предпосылки для суждений об объективном характере конкуренции исков, следует несколько подробнее остановиться на сущности явления конкуренции исков.

В правоприменительной практике нередки случаи, когда определение вида субъективного права в состоянии его нарушения вызывает затруднения. Например, если арендодатель-собственник нарушает владение арендатора, возникает вопрос - нарушает ли тем самым собственник специальную обязанность по договорному обязательству имущественного найма (ст.398, ст.606 ГК) или же собственник нарушает свою общую по содержанию с другими лицами обязанность не посягать на абсолютное право владения арендатора (ст.305 ГК). Возможна ситуация, когда в результате виновных противоправных действий лица на его стороне образуется имущественная выгода. Тогда возникает вопрос о возможности использования пострадавшим деликтного (ст. 1064 ГК) или кондикционного (ст. 1102 ГК) притязаний.

Во всех этих случаях имеет место защита одного субъективного права двумя разнокачественными исками, удовлетворение одного из которых исключает возможность последующего удовлетворения другого притязания. Такая ситуация называется конкуренцией исков.

139 Ефимова Л.Г. О соотношении вещных и обязательственных прав. // Государство и право. 1998. - № 10. - С. 38 - 39.

119

Она была известна уже в древнеримском частном праве140 и существует как в англо-американской, так и в континентальной правовых системах. Прецедентный характер английского права обуславливает возможность использования формы договора для возмещения вреда, причиненного при отсутствии договорных отношений, а деликтного притязания для защиты договорных связей141. Континентальной правовой системе свойственна большая роль нормативных актов и как следствие этого более детальная разработка отдельных правовых институтов (договора, деликта и пр.). Поэтому французская судебная практика не допускает конкуренции исков из договора и из деликта, признавая в каждом случае наличие либо договорного, либо внедоговорного нарушения. Но вместе с тем некоторые иски, основанием которых является нарушение договора (получение пассажиром увечья при железнодорожной перевозке),

142

многократно переводились практикой в разряд внедоговорных . Немецкая правоприменительная практика прибегает к использованию сложных формально-логических построений, что, однако, не устраняет конкуренцию договорного и деликтного исков143. Поскольку конкуренция договорных и внедоговорных исков не способствует единству правоприменительной практики, законодательство европейских государств идет по пути унификации

140 Хвостов В.М. Система римского права. - М., 1996. - С. 87 -88.

141 Халфина P.O. Договор в английском гражданском праве. -М., 1959. - С. 79, - С. 85.

142 См.: Гражданское и торговое право капиталистических государств. / Под ред. Д.М.Генкина. - М., 1949. - С. 439.

143 Шапп Я. Основы гражданского права Германии. - М., 1996. -С. 150-151.

120

таких принципиальных для договорной и внедоговорной ответственности положений, как бремя доказывания вины, сроки давности, объем возмещения, возможность компенсации морального

/- 144

ущерба .

В отечественной литературе традиционно высказывались различные суждения относительно теоретической обоснованности и практической целесообразности существования явления конкуренции исков. Допустимость конкуренции договорного и деликтного, либо деликтного и кондикционного исков аргументировалась необходимостью максимального учета интересов истца. Например, по ГК РСФСР 1964 г. по кондикционному притязанию подлежал возмещению лишь размер неосновательного обогащения, без учета уменьшения стоимости вещи за время ее нахождения у незаконного владельца, что делало более выгодным предъявление не кондикционного, а деликтного иска145. Другая точка зрения указывала на теоретическую несостоятельность конкуренции исков, поскольку она основана на необъяснимом с рациональных позиций допущении, что один юридический факт (нарушение) для одних и тех же лиц (субъектов охранительного относительного правоотношения) способен вызывать различные юридические последствия (конкурирующие нетождественные иски)146.

144 Гражданское и торговое право капиталистических государств. / Под ред. Е.А.Васильева. М., 1993. - С. 433.

145 Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. -М., 1950. - С. 383 ; см. так же: Скворцов О.Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. - М., 1998. - С. 9 -10.

146 Иоффе О.С. Обязательственное право. - М., 1975. - С. 866 -867.

121

Представляется, что полярность оценок явления конкуренции исков обусловлена недостаточной определенностью данного термина. Появление двух нетождественных147 и взаимоисключающих последующее удовлетворение друг друга исков, защищающих одно правоотношение, может быть вызвано различными причинами. Во-первых, эта ситуация может возникать потому, что законодатель обеспечивает некоторым субъективным правам особую льготу в защите, как это имеет место в случае предоставления пострадавшему от некачественного товара потребителю возможности выбора между договорным и деликтным исками148. Во-вторых, эффект взаимоисключения нетождественных притязаний может быть следствием случайного количественного совпадения материальных объектов двух правоотношений. Так, по причине ограничения договорной ответственности перевозчика лишь стоимостью груза, материальный объект договорного обязательства перевозки по своему объему становится эквивалентен материальному объекту внедоговорного обязательства из так называемого «неосновательного обогащения»149. Если перевозчик произведет возмездное отчуждение

147 В отечественном гражданско-процессуальном праве тождество (или качественная эквивалентность) иска определяется по таким его элементам как предмет (вид защищаемого субъективного права), основание (вид нарушения), стороны (истец и ответчик). Тождественными будут иски, в которых совпадают предметы, основания, стороны (см.: Гражданское процессуальное право России. Учебник. / Под ред. М.С.Шакарян, - М., 1996. - С. 120 -121).

14Q

См.: Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. ЕА.Суханов. - Том 1. - М., 1998. - С. 435.

149 Обязательства из неосновательного обогащения называют так же кондикционными.

122

вверенных ему грузоотправителем вещей (определяемых родовыми признаками) добросовестному приобретателю, то удовлетворение первоначально заявленного грузополучателем кондикционного иска исключает последующее удовлетворение договорного иска к перевозчику150. Наконец, в-третьих, взаимоисключение между нетождественными исками возникает вследствие проблематичности определения вида нарушенного субъективного права. Например, современный ГК РФ не позволяет однозначно установить вид нарушаемого арендодателем субъективного права арендатора при лишении последнего владения нанятой вещью: по ст.305 ГК владение арендатора должно квалифицироваться как абсолютное, а по ст.398, ст.606 ГК - как относительное право, элемент договорного обязательства.

Для устранения неопределенности в оценках, случаи льготной защиты некоторых субъективных прав и случайные совпадения размеров притязаний желательно обозначить собственными терминами (как льготу или как случай), а объем понятия конкуренции исков ограничить лишь проблематичностью идентификации вида субъективного права в состоянии нарушения. Если придерживаться этого предложения, становится ясно, что явление конкуренции исков - следствие ошибок в теоретическом разграничении видов субъективных прав.

Разграничение абсолютных и относительных, а так же вещных и обязательственных правоотношений необходимо строить не на количественных (как это делают существующие классификации), а на качественных различиях данных категорий. Качественное различие

150 См.: Рясенцев В. Обязательства из так называемого неосновательного обогащения в советском гражданском праве. // Ученые записки МГУ. - Вып. 144. - Кн. 3. -1949. - С.105.

123

абсолютных и относительных правоотношений заключается в принципиально различных основаниях возникновения этих правоотношений. Относительные правоотношения возникают из таких общеизвестных юридических фактов, как действия и события. Абсолютные же правоотношения возникают из особых, не относящихся ни к действиям, ни к событиям юридических фактов -состояний. Факты-состояния, в отличие от фактов действий и событий, существуют не кратковременно, а постоянно. К фактам-состояниям относится факт существования (физического или юридически предполагаемого) субъекта и факт присвоения материального объекта прав. Постоянство существования факта-состояния предопределяет две важные характеристики возникающего на его основе абсолютного правоотношения: 1 ^количественную неопределенность обязанных лиц и 2). тождественность содержания возлагаемого на каждого из этих лиц обязанности и, соответственно, тождественность санкций, применяемых к каждому нарушавшему свою обязанность в абсолютном правоотношении лицу. На основе этих характеристик абсолютного правоотношения можно сформулировать четкий критерий разграничения абсолютных и относительных правоотношений. Это будет тождество (различие) в содержании обязанности противостоящих управомоченному субъекту лиц и тождество (различие) в содержании санкций, применяемых к нарушителю. В некоторых случаях только по содержанию обязанности установить качество абсолютности (относительности) правоотношения невозможно. Аренде-, залогодатель - собственники вещи в содержании своей обязанности не нарушать владения своего контрагента (арендатора, залогодержателя) тождественны всем прочим третьим лицам, из чего можно ошибочно оценить эти

124

правоотношения абсолютными151. Использование же уточняющего критерия (тождество санкций) позволяет избежать ошибки. Нужно сравнить, тождественны ли санкции, применяемые за нарушение владения арендатора (залогодержателя) к третьим лицам и к аренде-, залогодателю - собственнику вещи. Санкции принципиально, качественно различны. При нарушении владения третьими лицами арендатор (залогодержатель) не может (при условии сохранения вещью своих индивидуализирующих признаков, конечно) вместо восстановления владения в натуре потребовать возмещения убытков. Напротив, если владение нарушил контрагент, то от него арендатор (залогодержатель) может требовать как исполнения в натуре, так и возмещения убытков, а потому правоотношение между арендатором (залогодержателем) и их партнером-собственником нужно

1

квалифицировать только как относительное и обязательственное . Различие в санкциях, применяемых за аналогичные нарушения к третьим лицам и к партнеру - собственнику представляется исчерпывающим такому решению доказательством. Особая в сравнении с санкциями, применяемыми к третьим лицам, санкция

151 См.: Генкин Д.М. Классификация гражданских прав в советском гражданском праве. // Советское государство и право. -1949. - № 11. - С. 75 ; Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. - С. 48 - 49.

152 Такая же оценка (хотя и без объяснения ее мотивов) дается и высшими судебными органами (п.23 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» от 25.02.98. № 8. // Сборник Постановлений Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ (1992-1998). - М.,1998. -С.106.)

125

(возможность замены реального исполнения на возмещение убытков) может иметь место лишь тогда, когда на самом нарушителе лежит особая обязанность, отличная от обязанностей всех прочих третьих лиц.

Категорически нельзя согласиться с суждением о том, что абсолютное правоотношение (например собственности) может возникнуть из факта совершения сделки-договора вообще и так называемого «вещного договора» в частности153. Конечно, норма, содержащаяся в статье 223 ГК РФ допускает возникновение права собственности у приобретателя вещи уже с момента заключения договора и до передачи вещи. Но существо вопроса заключается в том, что до передачи вещи правоотношение собственности возникает только между приобретателем вещи и третьими лицами. До передачи вещи между отчуждателем и ее приобретателем продолжает сохраняться относительное, обязательственное правоотношение, ведь до передачи вещи отчуждатель продолжает занимать отличное от третьих лиц положение, так как только на отчуждателе лежит обязанность передать вещь. И здесь нет «собственника» - «третьего лица», а есть по-прежнему «должник» (обязанный к передаче вещи отчуждатель) и «кредитор» (приобретатель). Как пример «вещного договора», то есть соглашения, которое влечет возникновение не относительного (обязательственного) правоотношения, а абсолютного правоотношения (собственности), называется реальный договор дарения154. Но здесь нужно четко разделять действие по передаче вещи, необходимое для существования реального договора как юридического факта, и факт - состояние присвоения одаряемым вещи. Право собственности одаряемого возникает не из действия

153 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ.соч., - С. 225.

154 Указ.соч., там же.

126

передачи вещи, а из факта присвоения вещи указанным лицом. Поэтому нельзя говорить, что договор является непосредственной предпосылкой возникновения права собственности одаряемого. Непосредственной, прямой предпосылкой возникновения права собственности является все же не договор (пусть и реальный), а факт - присвоение155. Сама же конструкция «вещного договора» ошибочна.

155 Примеры тому можно найти и в судебной практике. Так, в
нарушение договорного обязательства купли-продажи недвижимости,
продавец не произвел передачу покупателю отчуждаемого имущества.
Покупатель выполнил свою обязанность по оплате подлежащего
передаче имущества и поэтому счел допустимым предъявить
продавцу иск о виндикации имущества. Поскольку до момента
передачи вещи между продавцом и покупателем сохраняются
договорные обязательственные правоотношения, а не
правоотношения собственности, виндикационный иск
удоволетворению не подлежит. (Предприниматель и арбитражный
суд. Практическое пособие по применению Арбитражного
процессуального кодекса. / Под ред. А.Г.Быкова, В.В.Витрянского. -
М., 1992. - С. 96 - 97.)

Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ № 72 19 / 95 (38 - 1119 - 95) от 30.11.95 отменено решение арбитражного суда первой инстанции по следующим основаниям. Арбитражный суд первой инстанции неправильно квалифицировал исковое требование о признании права на получение жилья в пределах предусмотренной договором доли. Арбитражный суд первой инстанции рассмотрел спор о признании за истцом права собственности на жилую площадь в конкретном доме, не обратив тем самым внимания на существо дела. Арбитражный суд не ответил на вопрос о том, является ли истец носителем обязательственного права,

127

Сравнение санкций позволяет установить истинную природу не только данного конкретного правоотношения, но и причину его возникновения. Так, реституционное, виндикационное (негаторное), деликтное, кондикционное правоотношения по форме относительны. Но во всех этих правоотношениях санкции (в данных случаях -содержание обязанности участника этих правоотношений) качественно такие же, какие были бы применены к любому нарушителю. А это означает, что реституционное, виндикационное (негаторное), деликтное и кондикционное правоотношения есть следствия нарушения определенных абсолютных прав, или, что то же самое, следствия нарушения лицом своей общей (в сравнении со всеми другими лицами) обязанности.

Притязания из нарушения договорного обязательства или иного относительного регулятивного правоотношения защищают относительное (как по форме, так и по существу) субъективное право. Относительное субъективное право квалифицируется таковым вследствие того, что обеспечивающая его реализацию обязанность отлична по содержанию от обязанностей всех других лиц. Нарушение относительного субъективного права означает нарушение лицом своей особой обязанности, отличной от обязанности третьих лиц.

Подытоживая сказанное, нужно заключить, что если лицо нарушает какое либо субъективное право, это означает, что данное лицо нарушает или свою общую или свою особую обязанность. Ситуация, когда лицо в одном правоотношении нарушает и свою общую, и свою специальную обязанность, невозможна, так как

имелось ли правонарушение в отношении этого обязательственного права и кем это правонарушение допушено. ( Фурсов Д.А. Подготовка дела к судебному разбирательству. Собственность: Пособие для судей арбитражных судов. - М., 1997. - С. 12.)

128

общность обязанности исключает одновременную особенность обязанности и наоборот, наличие особой обязанности исключает одновременную ее общность. Невозможна, таким образом, с рациональных позиций и конкуренция абсолютных и относительных исков.

Конкуренция между исками, защищающими абсолютные права и между исками, защищающими относительные права так же невозможна156. Для подтверждения этого следует привести

156 В советский период судебная практика обоснованно, как представляется, придерживалась этого принципа : ГСК Верховного суда СССР в определении по делу №36/116 от 25.12.46 указала следующее. Собственник часов, отданных ответчику для ремонта и впоследствии украденных, требовал возмещения стоимости часов. Судом первой инстанции требования ответчика удоволетворены. Судом второй инстанции это решение отменено со ссылкой на необходимость применения к спорному правоотношению норм о причинении ущерба. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда СССР признала решение суда второй инстанции неправильным: правоотношения, возникшие между сторонами, относятся к договору подряда и суд здесь должен руководствоваться не нормами, устанавливающими ответственность за причинение ущерба, а нормами, регламентирующими ответственность подрядчика перед заказчиком за сохранность предмета договора. Аналогичным образом ГСК Верховного суда СССР в определении от 21.10.44 по делу №575 указала, что в случае кражи вещей, сданных собственником на хранение, суд не имел оснований для применения норм о возмещении ущерба, но должен был квалифицировать отношения сторон как вытекающие из договора хранения и исходя из этого применить положения о договорной ответственности хранителя

129

фактические составы, на которых основаны абсолютные и относительные гражданско-правовые притязания.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconАктуальные проблемы гражданского права
Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. А 43 Вып. 4 / Под ред проф. М. И. Брагинского. — М.: Издатель­ство норма,...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconМеждународная научно-практическая конференция «актуальные проблемы...
Украины» организовывают проведение международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки и практики гражданского,...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconПримерные вопросы на экзамен по с/к «Актуальные проблемы гражданского права»
Структура предмета гражданско-правового регулирования: общая характеристика проблемы
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconСибирский юридический институт
Актуальные проблемы теории государства и права. Фондовая лекция по теме: Проблемы юридической квалификации правового поведения. –...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconСибирский юридический институт
Актуальные проблемы теории государства и права. Фондовая лекция по теме: Общая характеристика действия права. – Красноярск: Кафедра...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconВопросы к экзамену по спецкурсу «Актуальные проблемы уголовного права» на 2012-2013 уч год

Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconУчебной дисциплине «Актуальные проблемы теории государства и права»...
Вопросы к зачету по учебной дисциплине «Актуальные проблемы теории государства и права» для студентов юридического факультета ( всех...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница