Актуальные проблемы категории субъективного вещного права


НазваниеАктуальные проблемы категории субъективного вещного права
страница6/13
Дата публикации20.03.2013
Размер2.01 Mb.
ТипАвтореферат
userdocs.ru > Право > Автореферат
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
§ 1.3. Уточнение классификации юридических фактов как методологическое основание разрешения проблем абсолютного правоотношения.

Насколько известно автору, в отечественной цивилистической доктрине к настоящему времени наиболее распространены две классификации юридических фактов. Первая (абстрактная) разделяет

36 Имеется в виду относительное право требования участников общей долевой собственности или хозяйственного союза по преимущественному перед всеми другими лицами приобретению доли (акций, пая) выбывающего из числа участников лица.

31

юридические факты по критерию зависимости их наступления от воли людей на действия и события37, а вторая (конкретная) группирует факты в юридический состав в зависимости от наступающих правовых последствий38. Обе классификации, безусловно, представляют известную ценность, поскольку способствуют решению многих локальных задач. Но для объяснения качественной разницы между абсолютным и относительным правоотношением эти классификации представляются непригодными, поскольку предлагают что юридические факты - основания возникновения абсолютных и относительных правоотношений качественно однородны. И именно эта предполагаемая качественная однородность фактов - оснований возникновения абсолютных и относительных правоотношений выступает причиной бесчисленных коллизий, сопровождающих квалификацию право-, дееспособности как отличных от субъективного права явлений, разграничение абсолютных и относительных правоотношений и установление момента их взаимоперехода. Так, самая общая классификация юридических фактов признает лишь два их вида: действия и события. Поскольку классификация самая обобщенная, а действия и события в равной мере могут предшествовать возникновению как абсолютного, так и относительного правоотношения, то уже здесь, на уровне предельных обобщений, возникает допущение о качественной однородности фактов - предпосылок абсолютных и относительных правоотношений. Проявлением этого допущения является теория так называемого «вещного договора» - реального договора, вызывающего

зт _

Гражданское право: Учебник. 2-е изд. перераб. и доп. / Отв. ред. ЕА.Суханов. - Том 1. - М., 1998. - С. 324.

38 Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - Часть 1. - М., 1996. - С.85.

32

появление не обязательства, а абсолютного правоотношения (собственности)39.

Точное определение момента взаимоперехода между абсолютным и относительным правоотношением нельзя осуществить иначе, чем путем пересмотра перечня фактов, являющихся непосредственной предпосылкой возникновения абсолютного правоотношения.

Универсальная классификация юридических фактов на действия и события неоднократно становилась объектом критического анализа. У многих исследователей вызывала сомнение возможность квалификации в рамках этой дихотомии некоторых значимых для права фактов. В самом деле, куда ( к действиям или к событиям)

1 40

следует относить факт течения сроков или такие естественные свойства материальных вещей как их потребляемость, делимость, принадлежность (в смысле служащей вещи к главной)41? Течение времени (срока), конечно не зависит от людей, но начало и окончание этого течения непосредственно связаны с действиями, а потому юридические сроки невозможно отнести только к действиям или только к событиям42. Уже это обстоятельство делает сомнительным справедливость дуализма общей классификации юридических фактов лишь на действия и события. Еще большие сомнения в ней вызывает

39 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. - М., 1997. - С. 225.

40 См.: Грибанов В. Осуществление и защита гражданских прав: Сроки в гражданском праве. - М., 2000. - С. 250 - 251.

41 См.: Иоффе О. Избранные труды по гражданскому праву: Правоотношение по советскому гражданскому праву. - М., 2000. -С.629.

42 Грибанов В.П. Указ, соч., - С. 251.

33

попытка подвести по группу событий фактов - естественных свойств материальной вещи. В отличие от других абсолютно не связанных с волей фактов - событий ( как то стихийные бедствия, случайное изменение конъюнктуры рынка), факты - естественные свойства материальной вещи «представляют собой не приходящий юридический факт, а длящееся юридическое состояние, и порождают не единократные, а периодически повторяющиеся правовые последствия43». В результате возникает ситуация, когда одна классификационная подгруппа (юридических фактов - событий, абсолютно не связанных с волей людей) объединяет в себе как факты кратковременного действия (непреодолимая сила), так и факты постоянного действия (как существование субъектов и присвоенных объектов прав). Такое объединение представляется недопустимым, ведь постоянность или непостоянность существования юридического факта означает уже не количественное, но качественное различие, а обозначать одним термином качественно разные категории нельзя. «В связи с этим было бы целесообразно, наряду с событиями и действиями, выделить в особую группу под общим наименованием юридических обстоятельств такие неволевые явления, которые существуют постоянно или в течение длительного времени, порождают непрерывно или периодически определенные правовые последствия и не погашаются в единократном акте правового действия44». Автор настоящей работы полностью присоединяется к приведенному суждению, с той лишь несущественной поправкой, что для обозначения постоянно существующих юридических фактов было бы лучше использовать термин «юридические состояния».

43 Иоффе О.С. Указ, соч., там же.

44 Там же.

34

Предложение различать помимо действий и событий еще и юридические факты-состояния, уже высказывалось в отечественной литературе45. Отмеченное выше постоянство действия фактов-состояний представляется достаточным основанием для самостоятельного выделения в общей классификации юридических фактов фактов-состояний.

Из постоянности существования фактов-состояний можно сделать выводы относительно видов данных фактов. Наиболее постоянными являются факт существования субъекта прав и факт присвоения объекта прав. Соответственно этому среди фактов-состояний нужно выделять две названные разновидности: 1).факт существования субъекта и 2).факт присвоения объекта прав46.

45 С.М.Корнеев в экономическом содержании собственности предлагал различать две части: 1).процесс (обращения предметов в свою пользу) и 2).состояние (принадлежности этих предметов) / см.: Иоффе О. Избранные труды по гражданскому праву: Развитие цивилистической мысли в СССР. - Часть 2. - М., 2000. - С. 340 - 341/. Абсолютное правоотношение собственности существует не на основе фактов, возникающих в процессе обращения предметов в свою пользу, а исключительно на основе фактов, опосредующих состояние присвоения, то есть фактов-состояний.

46 Если уточнить, что под фактом существования субъекта прав нужно понимать не только реальность физического существования лица, но и юридическую ее презумпцию, то получает последовательное доказательство принципиальная невозможность существования бессубъектных правоотношений, к которым иногда относят правоотношения по поводу имущества безвестно отсутствующего лица (ст.43 ГК), бесхозяйных вещей (ст.225 ГК), наследственной массы до момента принятия ее наследниками.

35

Рассмотрим последствия, которые влечет для объяснения сущности абсолютного правоотношения обособление в классификации юридических фактов группы фактов-состояний.

Постоянство существования факта - состояния предопределяет две важные характеристики возникающего на его основе абсолютного правоотношения: 1). количественную неопределенность обязанных лиц и 2). тождественность содержания возлагаемой на каждого из этих лиц обязанности и, соответственно, тождественность санкций, применяемых к каждому нарушевшему свою обязанность в абсолютном правоотношении лицу. На основе этих качественных характеристик абсолютного правоотношения можно сформулировать четкий критерий разделения абсолютных и относительных правоотношений. Это будет тождество (различие) в содержании обязанности противостоящих управомоченному субъекту лиц и тождество (различие) в содержании санкций, применяемых к нарушителю. Как отмечалось, квалифицировать природу абсолютности (относительности) правоотношения лишь по содержанию обязанности его участника в некоторых случаях невозможно. Аренде-, залогодатель - собственники вещи в содержании обязанности не нарушать владения своего контрагента (арендатора, залогодержателя) тождественны всем прочим третьим лицам, из чего можно ошибочно оценить эти правоотношения абсолютными. Использование же уточняющего критерия (тождества санкций) позволяет избежать ошибки. Нужно сравнить, тождественны ли санкции, применяемые за нарушение владения арендатора (залогодержателя) к третьим лицам и к аренде-, залогодателю -собственнику вещи. Санкции принципиально, качественно различны. При нарушении владения третьими лицами арендатор (залогодержатель) не может (при условии сохранения вещью своих индивидуализирующих признаков, конечно) вместо восстановления

36

владения в натуре потребовать возмещения убытков. Напротив, если владение нарушил контрагент, то от него можно требовать как исполнения в натуре, так и возмещения убытков, а потому правоотношение между арендатором (залогодержателем) и их партнером - собственником нужно квалифицировать только как относительное и обязательственное. Различие в санкциях, применяемых за аналогичные нарушения к третьим лицам и к партнеру - собственнику представляется исчерпывающим такому решению доказательством. Особая в сравнении с санкциями, применяемыми к третьим лицам, санкция (возможность замены реального исполнения на возмещение убытков) может иметь место лишь тогда, когда на самом нарушителе лежит особая обязанность, отличная от обязанностей всех прочих третьих лиц. На основе различия в санкциях следует признать так же строго относительным правоотношение между удерживающим вещь кредитором и недобросовестным должником.

Невозможность при нарушении абсолютного правоотношения замены реального исполнения на возмещение убытков, позволяет назвать так же и видовое отличие категории обязательства от прочих относительных (реституции, виндикации, преимущественных прав) правоотношений. В отличие от последних, только у обязательств (деликтных, кондикционных, договорных) санкция допускает (ст. 396 ГК) замену реального исполнения на возмещение убытков.

Из общей схемы возникновения абсолютного правоотношения из факта - состояния, а относительного правоотношения из фактов действий и событий, можно сделать следующие выводы.

1).Разграничение правоотношений на абсолютные и относительные является совершенно четким и не имеет исключений в виде «абсолютно - относительных» («вещно-обязательственных»)

37

правоотношений; тенденции к «сближению» субъективных вещных и обязательственных прав не существует;

2).Абсолютное правоотношение непосредственно возникает только из факта-состояния и не может непосредственно возникнуть из факта-действия, в частности из сделки-договора. Поэтому категория «вещного договора» представляется ошибочной;

3).Право- и дееспособность являются субъективными правами. Основанием их возникновения выступает факт-состояние существования (физического или юридически предполагаемого) субъекта.

Констатация качественных различий абсолютных и относительных правоотношений важна, но она еще не позволяет установить причины, вызывающие появление у столь различных категорий как вещные и обязательственные права внешне одинаковых признаков «следования» и «реального исполнения». Решение данного вопроса находится в сфере учения об объекте правоотношения.

§ 1.4. Объекты вещных и других имущественных правоотношений.

Широко распространенное признание объектом вещных прав вещей, а обязательственных прав - действий, не выдерживает критики. Во-первых, такое определение есть не что иное как юридический натурализм, поскольку любые нормы социального поведения, как это видно уже из самого их названия, могут воздействовать на поведение людей, но никак не на что либо иное. Во-вторых, определение объектом прав действий субъектов неизбежно ведет к отождествлению субъекта и объекта прав, поскольку отделить субъекта от совершаемого им действия, не впадая

38

в схоластику47, невозможно. В-третьих, из тезиса о вещах и действиях как объектах прав прямо следует возможность существования как бессубъектных, так и безобъектных правоотношений, поскольку нередки правоотношения (как то существование наследственной массы до принятия ее наследниками, существование имущества безвестно отсутствующего лица, существование права требования взыскателя по исполнительному документу в ситуации отсутствия объекта взыскания), где физически не существуют субъект или объект права. Абсурдность же бессубъектного права очевидна.

Нет никаких причин к тому, чтобы в области правовых наук использовать отличное от общефилософского определение категории объекта. Если в философии объект определяется как то, на что воздействует некоторое явление, то и в праве он должен определяться аналогично, а не подменяться категорией причины, что безусловно и происходит, будь объект определен как то, по поводу чего существуют субъективные права. Из этих соображений следует согласиться с основными положениями разработанной О.С.Иоффе теорией объекта гражданского правоотношения48. Правоотношение -это идеологическая (то есть соответствующая воле государства) связь лиц и данная идеологическая связь призвана воздействовать на реальное поведение охватываемых ей субъектов. Таким образом, реальное поведение субъектов и есть объект всякого правоотношения. Но реальное поведение субъектов в свою очередь на что-то направлено и воздействует. В имущественных общественных отношениях такое реальное поведение лиц направлено на блага,

47 См.: Новицкий И.Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательстве. - М., 1950. - С. 44.

48 Избранные труды по гражданскому праву: Правоотношение по советскому гражданскому праву. - М., 2000. - С. 581 - 604.

39

которые обладают качествами товара, то есть способны к свободному отчуждению от личности и сравнимой полезностью (потребительной стоимостью), что обуславливает возможность взаимозаменимости благ-товаров. Очевидно, что действие участников правоотношения и то благо, на которое данное действие направлено, неразрывно связаны, в силу чего современная теория гражданского права рассматривает объект правоотношения как «правовой режим благ»49, то есть те предельно допустимые объективным правом действия, которые могут совершаться с данным видом блага в конкретном правоотношении. К такому пониманию объекта гражданского правоотношения следует полностью присоединиться. Однако для выявления причин возникновения признаков «следования» и «реального исполнения» в вещных и обязательственных правах необходимо действия обозначить как юридический объект правоотношения, а непосредственно сами блага - как материальный объект правоотношения.

На рубеже 19-20 в. в немецкой и французской цивилистике получило широкое распространение уподобление существа обязательственного правоотношения статье бухгалтерского баланса, когда право требования составляет часть в имуществе кредитора, а долг - некоторый минус в имуществе должника50. Высказывавшуюся

49 Гражданское право: Учебник. 2-е изд. перераб. и доп. / Отв. ред. Е.А.Суханов. - Том 1. - М., 1998. - С.295 ; Сенчищев В.И. Объект гражданского правоотношения. Общее понятие. // Актуальные проблемы гражданского права. - М., 1998. - С.157.

50 См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М., 1998. - С.240 ; Иоффе О. Избранные труды по гражданскому праву: Цивилистическая доктрина промышленного капитализма. - М., 2000. - С. 103 -104.

40

в отечественной литературе общую критику такого уподобления нельзя не признать справедливой51. Однако приведенная аналогия заставляет задаться вопросом о том, что является материальным объектом обязательственного правоотношения. Решение этого вопроса важно, поскольку в ряде случаев складывается внешнее впечатление, что материальные объекты обязательств и других относительных правоотношений (реституционных, виндикационных, преимущественных прав) тождественны52, а из этого в свою очередь выводилась необоснованность разграничения вещных и обязательственных прав53.

Как отмечалось в литературе54, структурно обязательственную связь кредитора и должника можно разделить на две части. Первая часть содержания обязательственного правоотношения - это собственно обязанность должника надлежащим образом предоставить

51 Покровский И.А. Указ, соч., - С. 241 - 243 ; Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. - М., 1940. - С. 174.

ггь

Это наблюдается в трех случаях: 1).когда размер ответственности должника в обязательстве по соглашению с кредитором ограничен лишь частью имущества дебитора; 2).в акцессорном обязательстве залога; 3).в обязательствах, где сторона может настаивать на реальном исполнении obligatio, отказываясь прекратить его посредством предоставления (в форме отступного или возмещения убытков) денежного эквивалента /обязательства аренды и ссуды/.

53 См.: Генкин Д.М. Классификация гражданских прав в советском гражданском праве. // Советское государство и право. 1949. -№И.-С.76.

54 Агарков М.М. Указ, соч., - С.44 - 46 ; Хвостов В.М. Система римского права. - М., 1996. - С. 332 - 333.

41

кредитору обещанное, то есть долг (Schuld). Если имеет место факт непредоставления (или неправильного предоставления) должником обещанного, то к первой части содержания обязательственного правоотношения (долгу) добавляется новая, вторая часть содержания этого же правоотношения, именуемая ответственностью (Haftung). Наступление ответственности должника знаменует собой появление у кредитора нового права - он может по своему усмотрению требовать замены реального и надлежащего исполнения долга на предоставление в форме денежного эквивалента, то есть возмещения убытков (ст. 396 ГК). Этот факт, как представляется, позволяет высказать предположение, что обязательства, в отличие от всех прочих относительных правоотношений имеют особый материальный объект. Материальный объект обязательства - это имущественная масса (или ее часть), принадлежащая должнику. Но «все (часть) имущества должника» - это отвлеченное, абстрактное понятие, в том смысле что оно не обозначает какой-либо конкретный предмет. Абстрактность материального объекта обязательства представляется именно той причиной, которая обуславливает появление в последних другого отвлеченного от конкретных предметов понятия -«возмещение убытков». На основе этого представляется допустимым высказать гипотезу, что абстрактность материального объекта является сущностным отличием обязательств от всех других относительных правоотношений, материальные объекты которых всегда конкретны, то есть подразумевают существование конкретной вещи и без такой конкретности не существуют сами отличные от обязательств относительные правоотношения (реституционное, виндикационное (негаторное), преимущественных прав). В пользу данной гипотезы можно привести как экономические, так и юридические аргументы. С экономической точки зрения, поскольку обязательства являются правовой формой товарооборота, они должны

42

иметь способность к выражению (замене) их натурального
содержания денежным измерителем. Юридических аргументов
несколько. Во-первых, еще в древнеримском праве возникла формула
«род не прекращается» (Genus perire non censetur), что означает
возможность сохранения обязательства при физическом отсутствии
его материального объекта. Это же положение находит отражение в
п.1 ст.416 ГК РФ, устанавливающей, что сам по себе (отдельно
взятый) факт невозможности исполнения обязательства не
прекращает его существования. Очевидно, что подобная ситуация
была бы невозможной, не имей материальный объект обязательства
абстрактного, безотносительного к текущему положению вещей,
характера. Во-вторых, сам процесс преобразования реституционных,
виндикационных, преимущественных относительных
правоотношений в деликтное (кондикционное) обязательство,
представляется бесспорным доводом в пользу абстрактности
материального объекта обязательств. Реституционное,
виндикационное и преимущественное правоотношения в своем
существовании целиком зависят от конкретности материального
объекта данного правоотношения. Конкретность их материального
объекта означает обязательное существование в натуральной форме
материальной вещи. Как только исчезает такая конкретность
объекта55, реституционное, виндикационное, преимущественное
правоотношения прекращают свое существование, а вместо них

55 Это происходит не только в случае гибели вещи, но и в случае утраты вещью своей самотождественности (как это происходит при переработке), а так же в случае слияния определяемой родовыми признаками вещи с имущественной массой другого субъекта / см.: Толстой Ю. Обязательства из неосновательного приобретения или сбережения имущества. // Вестник ЛГУ. 1973. - №5. - С.137 -138.

43

возникают уже обязательства (деликтное либо
кондикционное).Объяснение такой трансформации можно дать лишь
одно. Материальный объект реституционного, виндикационного,
преимущественного правоотношений строго конкретен (сводится к
физическому существованию вещи), а материальный объект любого
(как регулятивного, так и охранительного) обязательства - абстрактен,
то есть не зависит от физического существования не только отдельной
вещи, но и вообще имущества в целом. Внешним признаком такой
абстрактности материального объекта выступает принципиальная
возможность замены исполнения в натуре на возмещение убытков. И
если в некотором относительном правоотношении объективным
правом допускается замена исполнения в натуре на возмещение
убытков, можно, представляется, безошибочно утверждать, что
данное относительное правоотношение есть обязательство. При этом
совершенно безразлично, ограничено возмещение убытков лишь
частью имущества должника или нет. Как бы ни был ограничен
размер возмещения убытков, обязательство сохраняет свое качество.
На основе наличия принципиальной возможности замены реального
исполнения возмещением убытков такие относительные
правоотношения как удержание, залог, аренда (наем), ссуда, рента
следует квалифицировать обязательствами.

Теперь можно перейти к рассмотрению заявленного ранее вопроса (стр.37) о причинах появления у таких разных категорий как вещные и обязательственные права внешне одинаковых признаков «следования» и «реального исполнения».

Рассматривая причины появления признака «следования» в вещных правах нельзя не заметить, что здесь он обозначает две принципиально разные ситуации, что проявляется в различных толкованиях содержания данного признака. «Следование» в вещных правах истолковывается, во-первых, как сохранение ограниченного

44

вещного права при переходе права собственности на вещь к другому лицу (то есть буквально по п.З ст.216 ГК)56, и во-вторых, как сохранение вещного права в ситуации его нарушения, что основывается на древнеримской формуле «право следует за вещью» и относится к случаям сохранения находящейся в чужом владении вещью своих индивидуализирующих признаков57. Оба этих толкования объединяют одним термином «следование» совершенно разные свойства вещных прав. Первое толкование (сохранение права при смене собственника) обозначает качество абсолютности вещного права. Ведь в абсолютном правоотношении, элементом которого в ненарушенном состоянии является данное право, нет некоего особо, отлично от всех прочих лиц обязанного субъекта, а есть лишь масса тождественно обязанных «третьих» лиц, и какие бы изменения не происходили в их составе, это никоим образом не затрагивает абсолютного права управомоченного субъекта58. Второе толкование признака «следования» (то есть сохранение вещного права в ситуации определенного нарушения) обозначает особые свойства материального объекта вещных прав. Материальный объект вещного права - это всегда материальная вещь, способная к устойчивому сохранению своих отличительных признаков. Если такая вещь, выбыв из обладания субъекта соответствующего вещного права, попадет без достаточного к тому правового основания к новому владельцу, то благодаря своим естественным свойствам к устойчивому сохранению

56 Гражданское право России. Курс лекций. - Часть 1. - М., 1996. - С. 170.

57 Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - Часть 1. - М., 1996. - С. 316.

58 См.: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. - М., 1940. - С. 24.

45

индивидуализирующих ее признаков, вещь не смешивается с имущественной массой, принадлежащей новому владельцу. Благодаря этому свойству материального объекта сохраняет свое качество и вещное право первоначального владельца, не претерпевая трансформации в деликтное (кондикционное) обязательственное право требования.

Таким образом, признак «следования» применительно к вещным правам не имеет самостоятельного значения, а служит для обозначения абсолютности вещных прав и их особого материального объекта. Отсюда представляется совершенно ясной необходимость замены термина «следование» двумя точными признаками категории субъективного вещного права. Это будет во-первых, родовой признак данной категории - абсолютность, и во-вторых, признак видового отличия, позволяющий четко обособить вещные права как среди других абсолютных прав, так и среди относительных (в ситуации нарушения вещного права) правоотношений; это признак особого материального объекта - индивидуально-определенной материальной вещи. Признак абсолютности и признак особого материального объекта вполне достаточны для построения точного доктринального определения понятия субъективного вещного права. Это объясняется тем, что все другие значимые свойства вещных прав являются или проявлением абсолютности данных прав59, или проявлением особых свойств материального объекта данных прав. Важно специально отметить, что признак абсолютности включает в себя и особое

59 Абсолютность вещных прав проявляется и как «преимущество реализации при коллизии с обязательственными правами» и как «право старшинства» (см.: Гражданское и торговое право капиталистических государств. Учебник. Под ред. Д.М.Генкина. - М., 1949. - С. 178.)

46

основание возникновения вещных прав - факт-состояние (существование присвоенное объекта прав). Учитывая это, определение субъективного вещного права как элемента абсолютного правоотношения с особым материальным объектом позволяет отличать вещные права от обязательственных даже в тех национальных правопорядках, где санкция за нарушение обязательств не допускает замены реального исполнения на возмещение убытков. Субъективные вещные права (как и все другие виды абсолютных прав) возникают из фактов-состояний, субъективные обязательственные права - из действий и событий. Точная же квалификация вида субъективного права имеет не только познавательное, но и известное практическое значение. Так, современный ГК РФ различно определяет объем подлежащих возмещению доходов при возврате вещи из незаконного владения (п.1 ст.ЗОЗ ГК) и объем упущенной выгоды, возмещаемый должником при нарушении им обязательства (п.2 ст. 15 ГК). В первом случае расчет производится из того, что должен был получить сам нарушитель, а во втором из того, что мог приобрести потерпевший кредитор. Неправильная квалификация природы нарушенного права может привести к недовзысканию причитающихся потерпевшему сумм.

Относительно причин появления признака «следования» в некоторых обязательствах (удержания, залога, найма [аренды], ссуды) представляется возможным только один вывод. Такой причиной является прием юридической техники, используемый для повышения обеспеченности реального исполнения соответствующего обязательства, поскольку в вышеназванных обязательствах именно элемент реального исполнения представляет для кредитора объективную ценность.

47 Выводы по главе 1.

1). Определение доктринального понятия субъективного вещного права требует предварительного логического упорядочения нормативно закрепленных признаков данной категории [т.е. признака «следования» - п.З ст.216 ГК, признака абсолютной защиты - п.4 ст.216 ГК, признака «преимущества реализации перед обязательствами» - ч.1 ст.398 ГК] с целью установления сущностных и несущественных признаков;

2). Логическое упорядочение нормативно закрепленных признаков субъективного вещного права может быть проведено только на основе анализа доктринальных учений о родовой для субъективного вещного права категории «абсолютное правоотношение» и учений о видовом отличии субъективного вещного права - его особом материальном объекте;

3). Доктринальные учения об абсолютном правоотношении содержат принципиальный пробел - они не объясняют причину качественного своеобразия абсолютного правоотношения, а именно обязывание им всех противостоящих управомоченному субъекту лиц.

Причиной этого предлагается считать особое основание возникновения абсолютного правоотношения - факт-состояние (существования субъекта прав, присвоенное объекта прав и т.п.);

4). Самостоятельное классификационное обособление фактов-состояний позволяет логически объяснить обоснованность признания категории абсолютного правоотношения и выделить два сущностных признака данной категории.

48

Постоянство существования факта-состояния обуславливает: 1). количественную неопределенность обязанных в абсолютном правоотношении лиц; 2). тождественность содержания возлагаемой на каждого из них обязанности и, соответственно, тождественность санкций, применяемых к каждому нарушившему свою обязанность в абсолютном правоотношении лицу. Поэтому наличие особой, отличной от защиты против третьих лиц (по возможности замены требования о реальном исполнении на возмещение убытков), защиты

некоторого субъективного права (например, арендатора, субъекта удержания, залогодержателя, ссудополучателя против собственника-контрагента), свидетельствует об относительности последнего;

Тождество (различие) санкций [применяемых за аналогичное нарушение к третьим лицам и к субъекту идентифицируемого правоотношения] предлагается использовать в качестве уточняющего критерия при неясности природы абсолютности / относительности правоотношения.

5). Моментом взаимоперехода между абсолютным и относительным правоотношением является момент возникновения тождества (различия) в содержании обязанности рассматриваемого субъекта и всех иных противостоящих управомоченному лицу субъектов. С момента возникновения тождества в содержании обязанности (тождество содержания обязанности определяется по тождеству потенциально возможных санкций) рассматриваемого субъекта и всех иных т.н. "третьих" лиц, правоотношение будет абсолютным. Тождество обязанности всех лиц может возникнуть только из факта-состояния, поскольку длительность существования данного факта предопределяет его юридическую значимость для всего общества.

С момента возникновения различия в содержании обязанности рассматриваемого субъекта и третьих лиц правоотношение с участием

49

рассматриваемого субъекта будет относительным. Особая (отличная от содержания обязанностей третьих лиц) обязанность рассматриваемого субъекта может возникнуть лишь из фактов-действий (сделок, деликтов) или фактов-событий (форс-мажор, обнаружение находки), поскольку кратковременность существования данных фактов предопределяет их юридическую значимость лишь для некоторых лиц ;

6). Качество абсолютности / относительности субъективного права может быть точно установлено лишь по критерию тождества / различия обеспечивающей реализацию данного права обязанности в сравнении с содержанием обязанности всех других лиц. Если содержание указанных обязанностей тождественно, то рассматриваемое субъективное право является элементом абсолютного правоотношения, а если содержание обязанностей различно, то рассматриваемое субъективное право является элементом относительного правоотношения. Различие обязанностей проявляется в принципиальной возможности изменения содержания обязанности с реального исполнения на возмещение убытков.

На указанной основе любое гражданское правоотношение
можно отнести или к группе абсолютных, или к группе
относительных правоотношений, демонстрируя тем самым
несостоятельность категории «абсолютно-относительного»
правоотношения и полное отсутствие иногда упоминаемой в
литературе тенденции к сближению абсолютных и относительных
правоотношений.

7). Несмотря на традиционую для всех правопорядков нормативную модель перехода субъективного права собственности по системе stipulatio [эта модель предполагает возникновение у покупателя права

50

собственности на приобретаемую вещь уже с момента заключения договора-соглашения и до момента передачи вещи] , необходимо заключить следующее. До момента передачи вещи о праве собственности покупателя можно говорить исключительно в части отношений покупателя с третьими лицами [истребование вещи из незаконного владения третьего лица]. В отношениях же между покупателем и продавцом до передачи вещи о праве собственности речь идти не может. Здесь на продавце лежит отличная по содержанию от обязанностей третьих лиц обязанность передать вещь, то есть имеет место не абсолютное правоотношение (собственности), а относительное правоотношение, принципиально допускающее замену реального исполнения на возмещение убытков, то есть обязательство.

8). Субъективное право собственности непосредственно никогда не возникает ни из сделки-договора, ни из иных, перечисленных в ГК РФ [например,ст.218, п.2 ст.223 ГКРФ] предпосылок. Субъективное право собственности, как и любое из абсолютных правоотношений, непосредственно возникает исключительно из определенного факта-состояния. Применительно к субъективному праву собственности таковым фактом-состоянием является факт присвоения (принадлежности) вещи.

На основе этих суждений необходимо так же признать ошибочной теоретическую конструкцию так называемого «вещного договора», то есть сделки-договора [например реального договора дарения], влекущего в качестве своего непосредственного следствия возникновение субъективного права собственности у одного из контрагентов;

9). Субъективные вещные и субъективные обязательственные права имеют качественно различные материальные объекты (блага).

51

Материальный объектом субъективного вещного права является индивидуально-определенная телесная вещь. Это предопределяет невозможность [при условии физического сохранения материального объекта нарушенного вещного права] замены реального исполнения (то есть возврата вещи) на возмещение убытков (уплату стоимостного эквивалента вещи и иных сумм). И напротив, материальным объектом субъективного обязательственного права является отвлеченная (по отношению к существованию конкретных вещей) категория «имущественная масса». Отвлеченность (независимость) этой категории от существования конкретных вещей детерминирует, во-первых, возможность существования обязательства при полном отсутствии у должника имущества, и, во-вторых, возможность замены реального исполнения на возмещение убытков при нарушении обязательства.

На основе приведенных суждений предлагается вариант доктринального определения понятия «обязательство».

Обязательство - это относительное правоотношение, имеющее независимый от существования конкретных ценностей материальный объект и допускающее (при своем нарушении) замену реального исполнения на возмещение убытков.

На основе данного определения к обязательствам следует отнести: 1).реституционное правоотношение в части возмещения реального ущерба и 2).виндикационное правоотношение в части расчетов с незаконным владельцем.

10). Признак «следования» (т.е. сохранения субъективного права при перемене обязанного лица) в вещных правах является производным от двух самостоятельных признаков вещных прав -признака абсолютности и признака особого материального объекта вещных прав.

52

Признаки абсолютной защиты и замкнутости перечьня вещных прав есть следствие абсолютной природы этих прав.

Преимущество реализации перед обязательствами у вещных прав встречается не всегда, а зависит от особенностей конкретного правопорядка.

С учетом приведенных суждений представляется возможным заключить, что нормативно закрепленные признаки «следования», «абсолютной защиты» и «преимущества реализации» вещных прав перед обязательственными правами не пригодны для прямого использования в доктринальном определении понятия субъективного вещного права.

В доктринальном определении понятия субъективного вещного права должны использоваться признаки абсолютности и особого материального объекта вещных прав.

11). Субъективное вещное право - это элемент абсолютного правоотношения, материальным объектом которого является индивидуально - определенная материальная вещь.

^ 53 Глава 2: Виды субъективных вещных прав.

Определения понятия субъективного вещного права еще не может гарантировать от ошибок при установлении конкретных видов субъективных вещных прав. Дело в том, что к категории субъективных вещных прав очень близко примыкают две другие фундаментальные гражданско-правовые категории - категория субъективного права правоспособности (со стороны абсолютных правоотношений) и категория владельческих обязательств (со стороны относительных правоотношений). Поэтому для точного установления конкретных видов субъективных вещных прав нужно , во-первых, охарактеризовать принципиальные свойства категории правоспособности и категории владельческих обязательств, а во-вторых, рассмотреть соотношение субъективных вещных прав с названными категориями.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconАктуальные проблемы гражданского права
Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. А 43 Вып. 4 / Под ред проф. М. И. Брагинского. — М.: Издатель­ство норма,...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconМеждународная научно-практическая конференция «актуальные проблемы...
Украины» организовывают проведение международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки и практики гражданского,...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconПримерные вопросы на экзамен по с/к «Актуальные проблемы гражданского права»
Структура предмета гражданско-правового регулирования: общая характеристика проблемы
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconСибирский юридический институт
Актуальные проблемы теории государства и права. Фондовая лекция по теме: Проблемы юридической квалификации правового поведения. –...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconСибирский юридический институт
Актуальные проблемы теории государства и права. Фондовая лекция по теме: Общая характеристика действия права. – Красноярск: Кафедра...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconВопросы к экзамену по спецкурсу «Актуальные проблемы уголовного права» на 2012-2013 уч год

Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconУчебной дисциплине «Актуальные проблемы теории государства и права»...
Вопросы к зачету по учебной дисциплине «Актуальные проблемы теории государства и права» для студентов юридического факультета ( всех...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница