Актуальные проблемы категории субъективного вещного права


НазваниеАктуальные проблемы категории субъективного вещного права
страница8/13
Дата публикации20.03.2013
Размер2.01 Mb.
ТипАвтореферат
userdocs.ru > Право > Автореферат
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
§ 2.2. Разграничение субъективных вещных прав и владельческих обязательств.

В современных правопорядках любое титульное владение пользуется абсолютной защитой. В связи с этим в цивилистике давно возник вопрос: что является юридическим основанием для абсолютной защиты титульного владения. Среди классических его

*-* оЗ *-*

решении важно выделить два, высказанных в отечественной литературе.

В.К.Райхер полагал, что основанием абсолютной защиты титульного владения является то обязательство, из которого данное владение возникает. По В.Райхеру, всякое обязательство (как и всякое относительное правоотношение вообще) обладает «внешним», «отраженным» действием против третьих лиц, а потому абсолютная защита титульного владения есть защита обязательства, на котором основано владение. В силу этого нет причин и к доктринальному обособлению ограниченных вещных прав от владельческих обязательств84. Такая точка зрения не учитывает разницы, существующей во внешней защите различных видов титульного владения. Некоторые виды титульного владения (а именно владение в интересах другого лица - комиссия, хранение, перевозка и т.п.) пользуются абсолютной защитой только против третьих лиц, а против

qo

См.: Дождев Д. Основание защиты владения в римском праве. - М., 1996. - С. 6 - 9 ; Иоффе О. Избранные труды по гражданскому праву: Цивилистическая доктрина промышленного капитализма. - М., 2000. - С. 97 - 99 ; Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. - М., 1998. - С. 223 - 235.

84 Абсолютные и относительные права (к проблеме деления хозяйственных прав). - С. 302.

75

собственника здесь существует лишь относительная защита (договорное притязание). Другие же виды титульного владения (сервитута, хозяйственное ведение и оперативное управление) защищены и против собственника ровно так же, как будто собственник (в части ненарушения владения) является третьим лицом.

Второе предположение об основании абсолютной защиты титульного владения было высказано в современной учебной литературе85. Можно было бы не упоминать данную точку зрения, поскольку она не нова86, если бы не одно обстоятельство. Суждение о защите титульного владения из самого себя выражает концепцию ст.305 ГК РФ, которая всякому правомерному владению предоставляет абсолютную (в том числе и против собственника) защиту. В связи с этим возникает уже задававшийся в литературе вопрос - может ли правомочие владения одновременно принадлежать двум лицам: собственнику и титульному владельцу87. Для решения данного вопроса нужно рассмотреть проблему сущности категории «правомочие».

При рассмотрении категории «правомочие» принципиально ответить на два вопроса: 1).существует ли качественное различие между правомочием и субъективным правом и 2).допустимо ли утверждать, что субъективное право состоит из частей-правомочий.

В отечественной цивилистике уяснение сущности категории «правомочие» основывается на анализе гипотезы об «образующихся правах» - то есть возможностях поведения, которым (в отличие от

qc

Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. ЕА.Суханов. - Том 1. - М., 1998. - С. 621 - 622.

86 См.: Иоффе О.С. Указ, соч., - С. 97.

87 См.: Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - Часть 1. - М., 1996. - С. 328.

76

обычных субъективных прав) не соответствует определенная обязанность. Все возможности социального поведения конкретных лиц, не обеспеченные обязанностью, были разделены на две группы. Возможности, вовсе не обеспеченные никакой обязанностью (как-то возможность вступать в определенные виды правоотношений, возможность требовать от государства защиты нарушенного права и

оо

аналогичные им) объявлялись «проявлениями правоспособности» . Во вторую группу объединялись возможности, которым обязанность все же соответствует, но не особенная (специальная), а общая. Так, возможности кредитора принять просроченное должником исполнение, никакая особая по содержанию обязанность не соответствует, однако указанная возможность, одновременно с другими предоставленными кредитору возможностями, обеспечивается общей для всех них обязанностью должника правильно исполнить обязательство. Подобные возможности были обозначены термином «правомочие» и, что важно подчеркнуть особо, квалифицированы как структурный элемент (часть) субъективного права89. Помимо возможности кредитора принять просроченное должником исполнение, к аналогичным возможностям «правомочиям», безусловно, относится и возможность заключения договора об отчуждении вещи, и возможность составления завещания - ведь здесь есть общая обязанность других лиц (не препятствовать совершению этих действий) и нет особой по содержанию обязанности. Но дело в том, что этой особой по содержанию обязанности и не может быть, поскольку во всех перечисленных случаях рассматривается не что иное как потенциальная (возможная) реализация обыкновенного субъективного права. Возможность

88 Певзнер А.Г. Указ, соч., - С. 19. 89Указ, соч.,-С. 23-25.

77

заключения договора отчуждения вещи или ее завещания - это возможности реализации права собственности, возможность кредитора принять от должника просроченное исполнение -возможность реализации права кредитора на получение исполнения обязательства от должника. И для обозначения этой потенциальной реализуемости субъективного права начинает использоваться категория «возможность», то есть та же категория, что обозначает само субъективное право. Для демонстрации абсурдности складывающейся при этом ситуации полезно привести развернутую формулу логического определения термина «правомочие» - это обеспеченная общей обязанностью возможность реализации возможности, которой корреспондирует указанная общая обязанность. Итак, две возможности (правомочие и субъективное право) обеспечены одной обязанностью. Но в чем же тогда состоит качественное различие этих возможностей, обуславливающее отделение правомочия от субъективного права? На самом деле никакого качественного различия нет, правомочие (возможность реализации субъективного права) - это и есть само субъективное право. Реальное тождество так называемого «правомочия» и субъективного права объясняет и то, что конкретные возможности действий (приобретения, распоряжения имуществом, участия в обязательствах) у разных лиц различны. Ведь разные лица обладают различным объемом субъективных прав, а рассматривая «правомочия» как раз и рассматриваются сами субъективные права.

Поскольку никакого качественного различия между правомочием и субъективным правом не существует, то закономерен вопрос - какова служебная роль термина «правомочие», для какой цели этот термин используется. Чаще всего термин «правомочие» применяется для обозначения некоторой части содержания абсолютных имущественных прав. Для обозначения содержания права

78

собственности говорят о правомочиях владения, пользования, распоряжения, для обозначения содержания узуфруктного права говорят о правомочиях пользования с отчуждением дохода и так далее. И коль скоро термин «правомочие» используется для обозначения некоторой части содержания субъективного права, общим мнением был сделан принципиально ошибочный в существе своем вывод о том, что правомочие - это сама часть субъективного права и что категорию «правомочие» надо выделять как самостоятельную, стоящую в одном ряду с такими универсальными категориями как норма, юридический факт, субъективное право (правоотношение). Для аргументации этого можно привести простые аналогии. Графический символ буквы используется для обозначения звука и символ цифры служит условным обозначением некоторого количества реальных объектов. Но никто же не станет утверждать, что звуки состоят из букв, а реальные объекты из цифр. Символ (условное обозначение) не является частью обозначаемого предмета. Между тем, тезис, что субъективное право состоит из частей-правомочий, как раз и нарушает указанное элементарное логическое правило. То, что именуют «правомочием» - всего лишь символ для обозначения некоторого фрагмента в обладающем сложным содержанием субъективном праве. Использование или неиспользование термина «правомочие» как способа обозначения фрагмента содержания субъективного права, а равно количество видов «правомочий» - все это не более чем вопросы практического удобства, то или иное решение которых предопределяется потребностями экономического оборота и традицией конкретного национального правопорядка. Об этом свидетельствуют многие общеизвестные факты. Римское частное право, к примеру, вовсе не использовало термин «правомочие» для определения содержания абсолютных имущественных прав. Путем логического обобщения три основные правомочия (владение,

79

использование, распоряжение) были зафиксированы университетской правовой доктриной средневековья. ФГК (ст. 544) для характеристики содержания права собственности применяет лишь два правомочия (пользование и распоряжение), ГГУ (§903) - только одно (распоряжение), а не воспринявшее обобщенное сведение всех возможных для собственника действий к владению, пользованию, распоряжению англо-американское право оперирует менее объемными правомочиями ( как управление, извлечение дохода /отдельно на текущее и на будущее время/, бремя содержания и т.п.).

Отождествление технического способа обозначения (т.е. «правомочия») некоторой части явления (субъективного права) с самим этим явлением («правомочие» = части субъективного права), влечет следующие коллизии.

Во-первых, если исходить из того, что субъективное право состоит из структурных частей-правомочий, неизбежен иррациональный вывод о возможности принадлежности одного и того же субъективного права одновременно нескольким субъектам. Например правомочия владения, пользования, распоряжения, аналогичные по своему качеству собственническим правомочиям, встречаются у всех субъектов ограниченных вещных прав. И если правомочие - часть субъективного права, то получается, что субъекты ограниченных вещных прав являются субъектами права собственности. Из подобной посылки и исходила средневековая западноевропейская доктрина разделенной собственности90, что, конечно, не соответствует логике вещей91. Другой пример.

90 Венедиктов А.В. Правовая природа государственных предприятий. - Л., 1928. - С. 121.

91 См.: Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. -М.-Л., 1948 - С. 106 - 126 ; Рубанов А.А. Проблемы

80

Правомочие владения, как известно, может находиться одновременно и у собственника и у его партнера по обязательству. Но если правомочие владения рассматривать как часть субъективного права, то и в этом случае становится неизбежен вывод, что некоторое субъективное право, частью которого является правомочие владения, принадлежит одновременно двум субъектам - как собственнику, так и его контрагенту по обязательству92.

Трактовка правомочий как структурных частей права собственности неизбежно ставит и другой неразрешимый для самой себя вопрос - почему право собственности сохраняется в ситуации когда собственник (например при аресте имущества) не может ни владеть, ни пользоваться, ни тем более распоряжаться своей собственностью. Рассуждая по логике, коль скоро правомочия утрачены, то и состоящее из них субъективное право собственности тоже должно прекратиться, однако этого не происходит. Пытаясь найти выход из этой тупиковой ситуации, некоторые авторы утверждают, что правомочия сохраняются у собственника даже в том случае, когда последний не может их реально осуществлять93. В литературе справедливо обращалось внимание на чрезмерную

совершенствования теоретической модели права собственности. // Развитие советского гражданского права на современном этапе. Под ред. В.П.Мозолина. - М., 1986. - С. 106 -110.

QO

См.: Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - Часть 1. - М., 1996. - С. 328.

93 Толстой Ю. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. - С.54 ; Гражданское право: Учебник. 2 -е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - Часть 1.-М., 1996. . 326.

81

94

искусственность такого решения . Но даже если и согласиться с рассматриваемым решением, то дальше не избежать заключения, что одно правомочие (например владение) может принадлежать двум субъектам (собственнику и титульному владельцу) одновременно. Алогичность же подобной ситуации подчеркивается самим автором (Ю.К.Толстым) гипотезы о сохранении правомочий в условиях невозможности их реализации95. Это доказывает, что гипотеза о «правомочиях - структурных частях права собственности» не может объяснить факт сохранения права собственности в ситуации отсутствия правомочий, а поэтому и не подходит для объяснения сущности права собственности в целом. Сущность права собственности однозначно не в «собственнических правомочиях», а в наибольшей полноте данного права по сравнению с иными имущественными правами. Выразить же эту полноту через перечисление правомочий невозможно.

Субъективное право потому и называется субъективным, что может принадлежать строго и исключительно одному субъекту. Права юридического лица принадлежат не коллективу его учредителей, а юридическому лицу, как хотя и абстрактному (с физической точки зрения), но единому субъекту. Право собственности (хоть и с ограниченным содержанием) на закрепленное за обычным унитарным гос.предприятием имущество принадлежит государству. Само же такое предприятие, несмотря на то, что его правомочия владения, использования, распоряжения недвижимостью неотличимы от собственнических, является субъектом не права собственности, а

94 Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав: К вопросу о понятии права собственности. - М., 2000. - С. 361.

95 Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - Часть 1. - М., 1996. - С. 328.

82

особого права - хозяйственного ведения, которое в своем содержании (подобно другим абсолютным имущественным правам) не сводится к названным правомочиям. Полная же характеристика содержания субъективного права возможна не через перечисление «правомочий» (здесь слишком велика вероятность пропуска какого либо элемента содержания права), а лишь путем указания на обязанность, обеспечивающую реализацию данного субъективного права; все возможности, обеспеченные этой обязанностью и будут составлять содержание рассматриваемого права.

Во-вторых, отождествление правомочия с частью субъективного права влечет вывод, будто субъективное право как сложную структуру элементов можно разделить на составляющие, то есть на эти элементы. В современной теории права называют такие обязательные для любого субъективного права составляющие как 1).возможность собственных действий; 2)озможность требовать соответствующего поведения от обязанного лица; 3).возможность прибегнуть к государственному принуждению при нарушении права; 4).возможность пользоваться благом96. К большому сожалению, выдвигающие это суждение авторы не приводят ни одного примера конкретного субъективного права, которое обладало бы всеми вышеназванными составляющими. Автор настоящей работы подобных субъективных прав назвать не может, но зато определенно может сказать другое. Возможность собственных действий есть только в абсолютных правах, а возможность требования от контрагента - исключительно в относительных. Абсолютные же и относительные права полярно различны, что исключает возможность какого либо их совмещения. И от того, что субъективное право

96 Теория государства и права. Курс лекций. Под ред. Н.И.Матузова, А.В.Малько. - М., 1997. - С. 490.

83

лишено материального иска (т.е. возможности принудительной реализации, например, при пропуске срока исковой давности), оно не утрачивает своего качества, не перестает быть субъективным правом97. По мнению автора, есть все предпосылки для утверждения о том, что субъективное право (возможность, обеспеченная особой по содержанию обязанностью) нельзя разделить, то есть представить как сумму возможностей-правомочий. При этом обязательно возникнет либо ошибка неполного перечисления таковых возможностей (что наблюдается при попытке определения на этой основе абсолютных прав), либо ошибка двойного обозначения одной возможности разными терминами, как это происходит при выделении в качестве самостоятельной возможности кредитора принять от должника просроченное исполнение. Эта возможность есть не что иное как возможность получить исполнение от должника, нарушение же последним срока исполнения не создает для кредитора новую возможность, а целиком укладывается в право кредитора на исполнение должником обязательства. То, что для обозначения части содержания некоторых (прежде всего абсолютных) субъективных прав используется термин «правомочие» - не более чем вопрос логического удобства и обычая национальной правовой традиции. Термин «правомочие» - условное обозначение части субъективного права. И нельзя полагать, что если есть символ («правомочие»), то ему обязательно должно соответствовать особое качество, а именно такое, которое позволяло бы помимо трех известных фундаментальных правовых категорий (нормы, факта, правоотношения /субъективного права и обязанности) выделять еще и четвертую - правомочие. Во избежании неизбежно возникающей при таком решении глобальной

97 Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. ЕА.Суханов. - Том 1. - М., 1998. - С. 474.

84

путаницы и оставаясь в рамках рационального подхода, последним элементом ряда качественной дифференциации правовых категорий должно быть субъективное право - возможность, обеспеченная в своей реализации возложением обязанности на других лиц98.

В-третьих, тезис о том, что субъективное право состоит из элементов-правомочий ликвидирует саму классификационную систему субъективных прав. Ведь если субъективное право - это сложная структура элементов-правомочий, то нельзя не признать логичность вытекающего на этой основе предложения классифицировать не сами сложные образования (субъективные права), а составляющие их элементы-правомочия". Результаты данной новации с достаточной для их оценки яркостью проявляются при анализе природы владения нанимателя. Предлагающим перейти на классификацию правомочий автором при этом используются две посылки. 1).Правомочие - унифицированный элемент, который в определенном сочетании с другими правомочиями-элементами образуют определенное субъективное право. 2).Владение нанимателя защищено ровно так же, как защищено владение собственника (абсолютно против всех), а значит владение нанимателя тождественно владению собственника. Вывод - владение нанимателя имеет вещный, абсолютный характер100. Конечно, суждение о тождестве владения нанимателя и владения собственника ошибочно, но здесь главное не

Ох

Суждение о неделимости субъективного права уже высказывалось в некоторых работах (см.: Новицкий И.Б., Лунц Л. Общее учение об обязательстве. - М., 1950. - С. 39.

99 Певзнер А.Г. Понятие и виды субъективных гражданских прав. // Ученые записки ВЮЗИ. - Вопросы гражданского права. -Вып.Х. - М., 1960. - С. 50.

100Указ, соч.,-С. 20.

85

это. Главное заключается в том, что на основе гипотезы «правомочий»-элементов субъективного права в самом принципе невозможно установить истинную природу защиты владения нанимателя против третьих лиц. Предельным выводом данной гипотезы будет суждение о существовании некоего единого субъективного права титульного владения, являющегося элементом абсолютного правоотношения. Такой вывод представляется ошибочным. Никакого единого абсолютного субъективного права владения существовать не может уже по той простой причине, что этот термин, как справедливо отмечалось в литературе101, объединяет собой несколько качественно различных явлений.

Подводя итог рассмотрения категории правомочия, нужно заключить следующее. Субъективное право не может быть разделено между несколькими лицами на правомочия вообще и одно правомочие не может принадлежать нескольким лицам в частности. Поэтому суждение о том, что юридическим основанием защиты титульного владения является само титульное владение (как особое абсолютное право), вряд ли справедливо.

Решение вопроса об основании абсолютной защиты титульного владения заключается в анализе объема понятия «титульное владение».

Понятие «титульное владение» включает в свой объем несколько явлений. Во-первых, это правомерное владение в собственном интересе владеющего (или владение «для себя»), абсолютно защищенное как от третьих лиц, так и от собственника. Такое владение можно наблюдать в различных сервитутах, в правах хозяйственного ведения, оперативного управления и им подобных

101 См.: Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. - М.- Л., 1954. - С. НО.

86

правах. Во-вторых, это титульное владение «для себя», абсолютно защищенное только от третьих лиц и защищенное от контрагента -собственника исключительно относительным договорным притязанием. Таково, например, владение залогодержателя, арендатора, ссудополучателя. В-третьих, это титульное владение, осуществляемое в интересах другого лица (то есть владение «для другого»). К нему относится владение комиссионера, агента, перевозчика, экспедитора, управляющего, хранителя и т.п. Владение этих субъектов абсолютно защищено от третьих лиц. Но против контрагента-собственника владение (как таковое, как возможность фактического обладания) этих субъектов не защищено вовсе. Дело в том, что владелец «для другого» не может требовать восстановления своего владения в натуре от контрагента-собственника. Ведь владельца «для другого» интересует не само владение как таковое, а получение вознаграждения от собственника. Собственник-контрагент может в любое время прекратить осуществляемое в его интересах владение комиссионера, агента, управляющего, хранителя. Последние не могут притязать на восстановление их владения в натуре: это недобросовестно со стороны данных лиц и по ст. 10 ГК РФ не подлежит защите. Владельцы «для другого» при досрочном прекращении их владения контрагентом-собственником могут требовать лишь компенсации в форме денежного эквивалента (то есть возмещения убытков). Удерживать (по ст.359 ГК РФ) предмет владения указанные лица могут только до момента получения денежного эквивалента. Поэтому взятое как таковое владение «для другого» не пользуется защитой против лица, в интересах которого оно осуществляется.

Очевидно, что в каждом из трех вышеперечисленных случаев титульное владение опирается на особое юридическое основание своего возникновения и существования.

87

В случае, когда владение защищено тождественным образом как от третьих лиц, так и от собственника, оно может быть лишь частью самостоятельного субъективного права. Этот вывод непосредственно вытекает из разграничения видов субъективных прав по особому содержанию обязанности, обеспечивающей реализацию субъективного права. Когда все противостоящие управомоченному субъекту лица (включая и самого собственника вещи) совершенно тождественным образом обязаны не нарушать определенную меру «хозяйственного господства» управомоченного субъекта над вещью, налицо особая обязанность всех лиц. Обеспеченная такой обязанностью возможность поведения, как отмечалось ранее, является самостоятельным видом субъективного права. Таковым субъективным правом, выступающим основанием для существования абсолютно защищенного титульного владения, является определенное ограниченное вещное право.

Более сложен вопрос об основаниях возникновения и защиты владения в тех случаях, когда владение защищено от собственника лишь договорным притязанием, а так же когда титульное владение как таковое вовсе не защищено от собственника. Применительно к указанным случаям прежде всего нужно ответить на вопрос, сформулированный В.Райхером - не является ли здесь защита владения от третьих лиц «внешним», «отраженным» действием того обязательства, из которого в данных случаях титульное владение возникло.

Тезис о том, что относительное субъективное право косвенным (отраженным) образом действует в отношении всех противостоящих управомоченному субъекту лиц102 пользуется известным

102 Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. - М., 1940. - С. 27 ; Генкин Д.М. Классификация гражданских

88

распространением. Но, как представляется, этот тезис основан на смешении понятий «относительное субъективное право» и «имущество», а потому представляется ошибочным. Не собственно относительное субъективное право как юридическая категория (возможного действия, обеспеченного обязанностью) имеет так называемое внешнее действие. Относительное субъективное право с точки зрения своей потенциальной реализации - это некоторая потребительная стоимость, или имущество. И именно как «имущество» а не как «относительное субъективное право» данная категория пользуется абсолютной защитой. Кроме того, совершенно очевидно, что нужно различать два случая. Первый - когда третье лицо прекращает существование чужого субъективного обязательственного права103 и второй - когда третье лицо нарушает титульное владение. Во втором случае само обязательство (как относительное правоотношение) ни в малейшей степени не страдает и от нарушителя титульного владения требует защиты уж никак не это обязательство - основание возникновения титульного владения.

Поскольку одно правомочие владения одновременно двум субъектам (собственнику и соответствующему титульному владельцу) принадлежать не может в самом принципе и поскольку нарушение титульного владения при физической сохранности самой вещи не тот случай, который при образном выражении можно было бы назвать «отраженным» действием обязательства, возможен лишь один вывод. Юридическим основанием защиты титульного владения против

прав в советском гражданском праве. // Советское государство и право. - № 11. -1949. - С.75 - 76.

103 Третье лицо может прекратить существование чужого обязательственного права путем прекращения существования его субъекта или материального объекта.

89

третьих лиц является само субъективное право собственности. Разумеется, такой вывод принадлежит не автору настоящей работы, а классику немецкой цивилистики Иерингу104. Однако на основе этого вывода представляется важным сделать ряд предположений относительно сущности явления представительства и природы доли в общей собственности.

Сущность представительства заключается в правомерном осуществлении субъективного права другого лица. Везде, где одно лицо правомерно (то есть по допускаемым законом основаниям) осуществляет субъективное право другого лица, имеет место явление представительства. Следовательно, для существования явления представительства абсолютно безразлично, действует ли представитель от имени представляемого или же представитель действует от собственного имени105.

В своей защите против третьих лиц являются представителями собственника и все обязательственные владельцы (залогодержатели, арендаторы, ссудополучатели, а равно все владельцы «для другого»). На собственное субъективное право в защите своего владения опираются лишь субъекты вещных прав (собственники, давностные владельцы и субъекты ограниченных вещных прав).

104 Jhering R. Scherz und Ernst in der Jurisprudenz. Leipzig. 1904. s.63.

105 Например, комиссионер вообще, и в отношениях по поводу недостатков проданной вещи или ее неоплате, в частности, действует от собственного имени. Но комиссионера нельзя признать субъектом соответствующего права помимо всего прочего и потому, что у комиссионера отсутствует автономия воли по реализации права: комиссионер во всех случаях обязан передать все полученное по совершенной им сделке комитенту.

90

Поскольку субъективное право нельзя разделить на правомочия между несколькими субъектами, возникают серьезные причины усомниться106 в обоснованности используемой в настоящее время для объяснения общей собственности теоретической конструкции «доля в праве»107.

В подтверждение ошибочности модели общей собственности как «доли в праве» можно привести основанную на аналогичной базе (то есть «доли в праве») модель «разделенной» собственности. Модель «разделенной» собственности, где субъективное право собственности разделяется на части - правомочия между несколькими лицами, была справедливо признана неподходящей для использования

108

в отечественном правопорядке .

Для объяснения общей долевой собственности представляется гораздо более предпочтительной модель «доли в вещи». Относительно же совместной собственности, где доли не определены, следует заключить о наличии у каждого из субъектов совместной собственности самостоятельного относительного имущественного

106 Критика построения общей собственности как «доли в праве» высказывалась во многих работах - см., напр., Зинченко С., Корх С. Вопросы собственности: законодательство и практика // Хозяйство и право. - № 2. - 1999. - С. 55 - 56 ; Мисник Н.Н. Правовая природа общей собственности // Правоведение. - 1993. - №1. - С. 33; Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. - М., 1995. -С. 214.

107 См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). / Отв. ред. О.Н.Садиков. - М., 1997.-С. 473-474.

108 См.: Венедиктов А.В. Правовая природа государственных предприятий. - Л., 1928. - С. 120 -125.

91

права - права на раздел общей собственности (ст.254ГК). В период существования совместной собственности ее участники в отношении реализации права собственности должны рассматриваться как один субъект, поскольку для реализации права собственности они должны выработать единую волю, а единство воли является отличительным признаком наличия единого субъекта109. Переход доли в совместной собственности при прекращении существования одного из ее участников можно объяснить только путем расширения доли продолжающего существовать участника, но никак не с помощью наследственного правопреемства. Наследственное правопреемство обязательно предполагает наличие автономии воли на принятие наследства. При переходе доли в совместной собственности этого нет110, а потому и сам переход нельзя объяснять как наследственное правопреемство. Правоприменительная практика по данной проблеме неоднозначна111.

С учетом изложенного можно перейти к классификации видов субъективных вещных прав.

1 ПО

Об этом наглядно свидетельствует правосубъектность корпоративного юридического лица: воля корпорации (самостоятельного субъекта) - это согласованная воля ее участников.

110 См.: Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. ЕА.Суханов. - Том 1. - М., 1998. - С. 549.

111 См.: Кичихин А.Н., Марткович И.Б., Щербакова Н.А. Жилищные права. Пользование и собственность: комментарии и разъяснения. - М., 1997. - С. 221.

92
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconАктуальные проблемы гражданского права
Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. А 43 Вып. 4 / Под ред проф. М. И. Брагинского. — М.: Издатель­ство норма,...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconМеждународная научно-практическая конференция «актуальные проблемы...
Украины» организовывают проведение международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки и практики гражданского,...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconПримерные вопросы на экзамен по с/к «Актуальные проблемы гражданского права»
Структура предмета гражданско-правового регулирования: общая характеристика проблемы
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconСибирский юридический институт
Актуальные проблемы теории государства и права. Фондовая лекция по теме: Проблемы юридической квалификации правового поведения. –...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconСибирский юридический институт
Актуальные проблемы теории государства и права. Фондовая лекция по теме: Общая характеристика действия права. – Красноярск: Кафедра...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconВопросы к экзамену по спецкурсу «Актуальные проблемы уголовного права» на 2012-2013 уч год

Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconУчебной дисциплине «Актуальные проблемы теории государства и права»...
Вопросы к зачету по учебной дисциплине «Актуальные проблемы теории государства и права» для студентов юридического факультета ( всех...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница