Актуальные проблемы категории субъективного вещного права


НазваниеАктуальные проблемы категории субъективного вещного права
страница9/13
Дата публикации20.03.2013
Размер2.01 Mb.
ТипАвтореферат
userdocs.ru > Право > Автореферат
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13
§ 2.3. Виды субъективных вещных прав.

Как уже отмечалось (стр.16), варианты перечня видов вещных прав отличаются большим разнообразием. Прежде чем перейти к установлению разновидностей субъективных вещных прав, остановимся на демонстрации несостоятельности отнесения отдельных прав к вещным.

К вещным правам ошибочно относят такие владельческие обязательства как залог, удержание, аренда и им подобные obligatio. Ошибка происходит потому, что эти обязательственные права обладают внешними признаками вещных прав - сохранением при перемене обязанного лица («следование за res»), зависимостью от физического существования телесной вещи, внешне одинаковой защитой как от собственника, так и от третьего лица. Но внешним сходством все и ограничивается, существо же вещных и обязательственных прав остается полярно различным, равно как полярно различны сами вещные и обязательственные права.

Успех в решении всякой познавательной задачи детерминируется правильным выбором методологической основы. Это общеизвестное положение справедливо, разумеется, и для исследования правовых явлений. Но в подавляющем большинстве работ по тематике вещного права методологическая основа избирается неправильно, что ведет к ошибочным конечным выводам. Можно назвать два типа ошибок в выборе методики исследования вещных прав. Во-первых - это выбор методологии позитивизма, то есть возведение содержания норм позитивного права в статус критерия истины112 с одновременным натуралистическим пониманием

112 См.: Брагинский М.И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных правоотношений. // Гражданский Кодекс России.

93

субъективного вещного права как отношения «лицо - вещь». Отношение (фактическое) «лицо - вещь» присутствует во всех владельческих обязательствах и подобные обязательства (залог, ссуда, рента, доверительное управление, аренда, наем жилья и т.п.) оптом причисляются к субъективным вещным правам113. Во-вторых, это метафизическая методология. Здесь для исследования избирается небольшой фрагмент правового явления и рассматривается изолированно от других явлений и процессов. Например рассматривается случай, когда аренда сопровождается передачей арендуемого имущества во владение арендатора114. Владение подразумевает возможность осуществления права не прибегая к какому либо содействию других лиц. А раз так, то согласно рассматриваемой точке зрения владение арендатора - элемент абсолютного вещного правоотношения. Итоговый вывод: аренда без владения арендатора является обязательственным правом, а аренда с владением арендатора является вещным правом115. Рассматриваемая точка зрения пытается ответить на весьма важный вопрос - становится ли относительное правоотношение между арендатором и

Проблемы. Теория. Практика. - М., 1998. - С. 114 - 118 ; Ефимова Л.Г. О соотношении вещных и обязательственных прав. // Государство и право. 1998. - № 10. - С. 37 - 44 ; Леонова Г.Б. Категория вещных прав в советском гражданском праве. // Вестник Московского университета. - Серия 11. - Право. 1991. - № 5. - С. 76 - 79.

113 Исрафилов И. Правовая природа вещных прав на жилые помещения. // Хозяйство и право. 1999. -№ 2. -С. 91- 92.

114 Гражданское право: Учебник. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.КТолстого. - Часть 2. - М., 1997. - С. 151 - 152.

115 Гражданское право: Учебник. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.КТолстого. - Часть 2. - М., 1997. - С. 152.

94

арендодателем абсолютным (в части владения) после передачи вещи во владение арендатору? Но метафизический (т.е. слишком узкий подход к рассматриваемому явлению) не позволяет получить правильного ответа. Передача вещи во владение арендатора не влечет появления между ним и арендодателем абсолютного правоотношения по поводу владения. Продемонстрировать это можно следующим образом. В абсолютном правоотношении на всех противостоящих управомоченному субъекту лиц возлагается тождественная по содержанию обязанность. Соответственно этому и санкция, применяемая к любому нарушевшему свою обязанность в абсолютном правоотношении лицу должна быть качественно тождественной. Это подтверждают и общеизвестные факты. Например, при нарушении абсолютного правоотношения собственности от любого нарушителя можно требовать возврата вещи в натуре и нельзя требовать (при физической сохранности вещи) вместо возврата в натуре выплаты стоимости res. В относительном правоотношении напротив, обязанность его участника по своему содержанию должна быть отлична от содержания обязанности не участвующего в относительном правоотношении третьего лица. Соответственно этому, санкция, применяемая к нарушевшиму свою обязанность субъекту относительного правоотношения должна быть качественно отлична от санкции, применяемой за аналогичное нарушение к третьему лицу. В справедливости этого так же можно удостовериться на известных фактах. Если владение арендатора нарушено третьим лицом, то арендатор может требовать от нарушителя только возврата вещи, а если владение арендатора нарушено контрагентом-арендодателем, арендатор может требовать не только восстановления своего владения в натуре. Здесь арендатор может заменить требование о восстановлении владения в натуре на требование о возмещении убытков. При нарушении владения третьим лицом подобная замена

95

требования о реальном исполнении (возврате res в натуре) на требование о возмещении убытков невозможна. Таким образом, санкции, применяемые за аналогичные нарушения к контрагенту-арендодателю и к третьему лицу качественно различны. К контрагенту-арендодателю применяется особая санкция, отличная от санкций, применяемых к третьим лицам. И эта особая санкция появляется потому, что на контрагенте-арендодателе лежит особая, отличная от третьих лиц обязанность не нарушать владения своего партнера-арендатора. Эта особая обязанность является частью относительного правоотношения аренды, которое, таким образом, вовсе не претерпевает трансформации в абсолютное правоотношение при предоставлении вещи во владение арендатора. Все это справедливо так же и для правоотношений залога, удержания, ссуды и им подобных правоотношений.

По мнению автора настоящей работы для успешного исследования всякого правового явления вообще и вещного права в частности, нужно использовать диалектическую методологию. Это предполагает рассмотрение изучаемого явления во взаимосвязи с другими явлениями и в динамике его возникновения, существования, прекращения.

Начинать нужно с анализа фактов, из которых возникают абсолютные и относительные правоотношения. Абсолютное правоотношение делает обязанными всех противостоящих управомоченному субъекту лиц. Это обстоятельство невозможно будет рационально объяснить, если не предположить существования качественного отличия между фактами-основаниями возникновения абсолютного правоотношения и фактами-основаниями возникновения относительных правоотношений. В настоящей работе указанное отличие было допущено и, как представляется, доказано (см.стр.30-37). Абсолютное правоотношение может возникнуть исключительно из

96

факта-состояния, который, в отличие от фактов-действий не связан в своем существовании с волей людей и в отличии от фактов-событий существует не кратковременно, а постоянно. К таким фактам относятся факт существования субъекта прав и факт присвоения (принадлежности) субъекту материального или идеального блага. Постоянство существования и несвязанность факта-состояния с волей людей обуславливает саму возможность появления такого правоотношения, где обязанными являются все противостоящие управомоченному субъекту лица, то есть абсолютного правоотношения. Тождественная по своему содержанию обязанность противостоящих управомоченному субъекту в абсолютном правоотношении лиц детерминирует и качественное тождество санкций, применяемых к любому из нарушивших свою обязанность в абсолютном правоотношении субъектов.

Зависимость фактов-действий от воли людей и кратковременность существования фактов-событий предопределяет, что возникающие на основе названных фактов правоотношения распространяют свое действие лишь на некоторых лиц и, тем самым, являются относительными. На участников относительного правоотношения возлагается особая обязанность, отличная от содержания обязанности не участвующих в относительном правоотношении субъектов. Особое содержание обязанности участника относительного правоотношения предопределяет и особую санкцию. Особенность заключается в возможности замены реального исполнения возмещением убытков.

Основной проблемой для категории ограниченных вещных прав, ставящей под сомнение обоснованность выделения вещных прав вообще, является отграничение от сопутствующих ограниченным вещным правам относительных правоотношений. Во многих случаях между субъектом ограниченного вещного права и собственником

97

вещи существует ясно выраженное относительное правоотношение116. Тогда возникает вопрос - где же абсолютность, императивно необходимая для признания субъективного права вещным? И показать, что паралельно относительному правоотношению между собственником и субъектом ограниченного вещного права существует еще и абсолютное правоотношение, можно лишь на основе вышеприведенной теоретической схемы.

Нужно сравнить, тождественны или различны санкции, применяемые за нарушение владения (пользования) субъекта ограниченного вещного права к собственнику вещи и к любому иному третьему лицу. Санкции совершенно одинаковы. Как от собственника, так и от третьего лица субъект, например, хозяйственного ведения или оперативного управления, при нарушении своего владения может в равной степени требовать возврата вещи (т.е. исполнения в натуре) и не может заменить это требование на требование о выплате денежного эквивалента (т.е. о возмещении убытков). Тождественные же санкции могут появляться только тогда, когда содержание основной обязанности тождественно. То есть собственник в содержании своей обязанности не нарушать владения субъекта хозяйственного ведения или оперативного управления тождественен любому другому (третьему) лицу и данная обязанность собственника является, соответственно, элементом абсолютного правоотношения.

Если аналогичным образом сравнить санкции, применяемые к контрагенту-собственнику и третьему лицу за нарушение владения залогодержателя, субъекта удержания или арендатора, нетрудно увидеть их качественное различие. Залогодержатель, арендатор, субъект удержания при нарушении их владения контрагентом -собственником могут требовать от последнего как восстановления

116 См., например, п.5 ст.274, п.1 ст.295, п.2 ст.296 ГК РФ.

98

владения (реального исполнения), так и выплаты денежного эквивалента (возмещения убытков). При нарушении со стороны третьих лиц возможно лишь требование о восстановлении владения в натуре. Опять же учитывая, что качественно различные санкции есть следствия существования различных по содержанию обязанностей, становится ясно видно, что правоотношение между залогодержателем, арендатором, субъектом удержания и их контрагентом собственником является относительным и потому не может быть отнесено к числу вещных.

Основываясь на легко устанавливаемом опытным путем тождестве (различии) санкций и на предлагаемой теоретической модели объяснения этого, можно доказательно и категорически утверждать, что ни залоговые правоотношения, ни правоотношения по удержанию кредитором вещи для получения от недобросовестного должника исполнения, ни любые разновидности правоотношений имущественного найма (как то аренда [в том числе и с правом последующего выкупа имущества или с передачей вещи во владение арендатора], наем жилья [и социальный, и коммерческий] ), ни какие бы то ни было разновидности рентных (Гл.33 ГК) или ссудных (Гл.36 ГК) правоотношений, не являются вещными. Здесь везде на контрагенте-собственнике лежит возникающая из сделки-договора отличная по содержанию от обязанностей третьих лиц обязанность не нарушать прав своего партнера. В этой связи небезинтересно отметить следующий момент. Квалификация права нанимателя по договору

117

социального жилищного найма вещным довольно распространена ,

117 См.: Красавчиков О.А.. Основы жилищного законодательства. Предмет регулирования и юридическая природа Основ советского жилищного законодательства. // Межвузовский

99

поскольку подкрепляется внешне солидной аргументацией. Действительно, данное право и бессрочно, и передается по правопреемству совместно проживающему члену семьи, и вроде бы пользуется равной защитой от нарушений как со стороны собственника, так и со стороны третьих лиц (т.е. абсолютно защищено), и даже характеризуется наличием ограниченных правомочий по распоряжению жильем (обмен, раздел, вселение новых жильцов и проч.). Аналогичная в своей принципиальной базе аргументация приводится и в пользу квалификации вещными субъективного права члена кооператива на кооперативную квартиру до ее выкупа и права на жилое помещение получателя ренты: всем этим правам присущи нормативно закрепленные признаки вещных

1 1 С

прав (п. 3, 4 ст. 216 ГК РФ) - следование и абсолютная защита . Но один основополагающий момент в подобного рода аргументациях не учтен. Ведь все вышеназванные права непосредственно возникают из сделки-договора, которая должна изменять правовое положение совершающих ее лиц (п. 1 ст.420 ГК), делать это положение отличным от правового положения всех прочих третьих лиц. Но тогда между наймодателем и нанимателем, пайщиком кооператива и кооперативом - юридическим лицом, плательщиком и получателем ренты должно существовать относительное правоотношение и о равной (абсолютной) защите от контрагента - собственника как от третьего лица речь идти не может. А изначальная относительность

сборник научных трудов. - Свердловск. 1981. - С. 22 ; Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. - М., 1996. - С. 18.

118 Гражданское право: Учебник. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.КТолстого. - Часть 2. - М., 1997. - С. 216 - 217.

100

правоотношения119 не позволяет причислять его к числу вещных. Другое дело - право пользования занимаемым жилым помещением, которое имеют в соответствии со ст.292 ГК члены семьи собственника жилья. Право пользования этих лиц возникает не из договора (то,что договора здесь нет оспаривать невозможно) , но из особого факта-состояния (принадлежности к семье собственника). Этот факт -

119 Относительность правоотношения может быть производной: виндикационное (негаторное) правоотношения относительны, но здесь относительность является не изначальным (как то имеет место, например, в договорных обязательствах) качеством правоотношения, а следствием нарушения абсолютного правоотношения. Судить о том, является ли относительность правоотношения изначальной или производной можно опять же по тождеству (различию) в содержании санкций. Содержание реституционного, виндикационного (негаторного), деликтного, кондикционного правоотношений не зависит от того, каким конкретно лицом совершено нарушение, соответственно все названные правоотношения необходимо оценивать как следствия нарушения определенных абсолютных правоотношений. Напротив, содержание санкций, применяемых к контрагенту за нарушение договорного obligatio всегда будет качественно отлично от содержания санкций, применяемых к третьему лицу, вызвавшему своими действиями невозможность исполнения obligatio. В отношении контрагента принципиально (ст. 396 ГК) будет существовать возможность замены требования реального исполнения obligatio на требование о возмещении убытков, в отношении же третьего лица такой возможности существовать не будет, а будет лишь возможность требования возмещения убытков. Из этого видно, что относительность договорного обязательственного правоотношения присуща последнему изначально.

101

состояние влечет возникновение абсолютного правоотношения, где собственник жилья обязан соблюдать права пользования членов своей семьи ровно так же, как эти права обязано соблюдать любое другое третье лицо. Аналогичным образом не из сделки - договора, а из факта присвоения имущества возникают права хозяйственного ведения и оперативного управления. Косвенное доказательство тому можно найти в п. 1 ст.299 ГК.

Теперь перейдем непосредственно к выявлению разновидностей субъективных вещных прав. При классификации видов любого явления предварительно необходимо решить вопрос о тех классификационных признаках, по которым будет проводиться разграничение видов изучаемого явления. Учитывая объемность категории субъективного вещного права представляется целесообразным использовать несколько классификационных признаков и, соответственно, многоступенчатую классификацию.

Прежде всего необходимо разграничить те вещные права, которые не ограничены какими либо другими абсолютными правами, а так же ограниченные вещные права. Критерием к такому разграничению можно использовать содержание субъективного вещного права, сравненное с содержанием субъективного права правоспособности.

Те абсолютные права с особым материальным объектом (индивидуально-определенной вещью), которые не будут достигать в своем содержании пределов субъективного права правоспособности, нужно признать ограниченными. Здесь необходимо сразу оговорить одно исключение. Субъективное право давностного владения (п.2 ст.234 ГК) не достигает в своем содержании границ субъективного права правоспособности, но оно не ограничено никакими другими абсолютными правами. К неограниченным вещным правам помимо давностного владения относятся все виды (соответственно виду

102

правоспособности лица) субъективных прав собственности. Здесь же преставляется уместным дать характеристику такого явления как публичный сервитут. Данный термин используется многими текущими отечественными законами120 для обозначения права пользования вещью собственника, которое принадлежит не какому либо конкретному лицу, а всем лицам вообще. Это означает, что в публичном сервитуте есть лишь одно абсолютное правоотношение собственности, но не столь полное, каким оно обычно бывает, в силу чего представляется справедливым рассматривать явление публичного сервитута как право собственности с особым содержанием.

Для классификации ограниченных вещных прав возможно использование лишь одного критерия. Это критерий содержания ограниченного вещного права. Объясняется это тем, что, как уже отмечалось, содержание правоспособности субъекта не влияет на объем содержания ограниченного вещного права данного субъекта, а так же тем, что у всех вещных прав объект качественно одинаков (индивидуально-определенная материальная вещь) и все вещные права возникают из одного основания - факта-состояния присвоения вещи.

По критерию содержания можно выделить три группы ограниченных вещных прав.

^ Первая группа - это права, содержанием которых является только ограниченное пользование вещью собственника. К этой группе нужно отнести все права, обозначенные текущим позитивным правом термином «сервитут» ( земельные [ст.274 ГК],

120 См., напр., п.2 , п. 3 ст.23 Земельного кодекса РФ, ст.44 Водного кодекса РФ.

103

водные [ст.44 Водного кодекса РФ] и т.п., за исключением публичных сервитутов);

- право пользования занимаемым жилым помещением членов семьи собственника жилья (ст. 292 ГК);

- пользование индивидуально-определенной вещью по завещательному отказу (п.2 ст. 1137 ГКРФ);

^ Вторая группа - это права, содержанием которых является пользование вещью собственника и присвоение полученных от такого использования доходов. К данной группе относится право пользования индивидуально - определенной вещью, внесенное в качестве вклада в уставный фонд юридического лица121. О вещной природе данного права можно судить по его абсолютной защите против собственника вещи.

Третья группа - это права, содержанием которых является пользование вещью собственника, присвоение [как в форме права собственности, так и в форме определенного ограниченного вещного права, например хозяйственного ведения или оперативного управления] полученных от пользования доходов и ограниченное [пределом, за которым наступает переход права собственности к другому субъекту] распоряжение вещью собственника. К этой группе относятся такие субъективные права как:

- пожизненное наследуемое владение [ст.266 -267 ГК РФ, ст.21 Земельного кодекса РФ] и бессрочное пользование [ст.269 - 270 ГК РФ, ст.20 Земельного кодекса РФ] земельными участками;

- хозяйственное ведение [ст.294 - 295 ГК];

101

О сущности данного права см.: Гражданское право. Часть первая: Учебник. / Под ред. А.Г.Калпина, А.И.Масляева, - М., 1997. -С. 276, - С. 278 - 279.

104

- оперативное управление унитарного казенного предприятия [ст.29К];

- оперативное управление учреждения [ст.298 ГК]. Высказывавшиеся в литературе сомнения относительно обоснованности сохранения прав хозяйственного ведения и

199

оперативного управления в условиях рыночной экономики относятся не к правовой, а к экономической сфере. Эффективна ли передача имущества в хозяйственное ведение (оперативное управление) - полностью экономический вопрос и его решение далеко неоднозначно123. Для правовой доктрины принципиален только вопрос об обоснованности обособления вещных прав вообще и ограниченных вещных прав в частности. Поскольку ограниченные вещные права в отличие от всевозможных владельческих обязательств защищены абсолютным притязанием против собственника вещи, такое обособление имеет объективное основание.

Достаточно спорным является вопрос о квалификации права учреждения по самостоятельному распоряжению средствами, полученными от правомерной коммерческой деятельности (п.2 ст.298 ГК). Коллизионность этого вопроса усугубляется еще и тем, что ряд федеральных законов124 называют право «самостоятельного распоряжения» учреждения и унитарного предприятия «правом

1 00

Суханов Е.А. Юридические лица, государственные и муниципальные образования (комментарий ГК РФ). // Хозяйство и право. -№4.-1995.-С. 8-11.

103

См.: Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - Часть 1. - М., 1996. - С. 386.

124 См., напр., п.2 ст.27 ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании»; п.7 ст.39 ФЗ «Об образовании» в ред. №12 ФЗ от 13.01.96.

105

собственности». С такой квалификацией вряд ли можно согласиться, ведь и учреждение, и государственное унитарное предприятие, обладают специальной правоспособностью, в содержание которой просто не входит возможность быть собственником (п.1 ст. 113 ГК, п.1 ст. 120 ГК). Поскольку согласно п.2 ст.З ГК, нормы Гражданского кодекса РФ имеют приоритет, то правоприменителям не следует руководствоваться оценкой права учреждения [по самостоятельному распоряжению средствами, полученными от правомерной коммерческой деятельности] как права собственности

Что касается теоретической проблемы квалификации права самостоятельного распоряжения учреждения полученными от правомерной деятельности денежными средствами, то в литературе по этому поводу высказывалось несколько точек зрения. Первая полагает, что это самостоятельный вид субъективного вещного права126, а вторая - что это право хозяйственного ведения127.

Как представляется, вторая точка зрения основывается на существе категории ограниченного вещного права, а потому является справедливой. Ограниченное вещное право принципиально не может

10^

См. так же: Зинченко С., Корх С. Вопросы собственности: законодательство и практика. // Хозяйство и право. - № 2. - 1999. -С.53.

* ^/г __ __

Гражданское право: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. - Часть 1. - М., 1996. - С. 393 ; Гражданское право: Учебник. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого.

асть 2. -М., 1997. . 8.

1 г\гч

Суханов Е.А. Проблемы правового регулирования отношений публичной собственности и новый Гражданский Кодекс. // Гражданский Кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. - М., 1998.

- С. 225.

106

в своем содержании доходить до пределов содержания права собственности, а именно это и происходит в случае объявления права распоряжения учреждения доходами от правомерной деятельности самостоятельным видом вещного права.

107 Выводы по главе 2.

1). Установление конкретных видов субъективных вещных прав невозможно без их предварительного разграничения с одной стороны, с категорией правосубъектности (т.е. право- и дееспособности) и с другой стороны - с категорией владельческих обязательств.

Задача такого разграничения - частный случай общей задачи классификации видов субъективных гражданских прав.

Разграничение всех видов субъективных гражданских прав предлагается проводить по двум критериям: I). по фактическому основанию возникновения субъективного права и II). по особому содержанию обязанности, обеспечивающей реализацию субьективного права.

2). При условии принятия названных критериев и при использовании правил формальной логики получаются следующие заключения:

- Категории "правомочие" и "секундарное право" являются структурными частями обычного конкретного субъективного права и эти категории способны существовать в отрыве от самого субъективного права только умозрительно но никак не реально (т.е. в качестве однопорядковой с субъективным правом категории) ;

- Субъективное право не может быть разделено в какой бы то ни было форме (в том числе и при помощи дифференциации на «правомочия») между несколькими лицами. Поскольку субъективное право нельзя разделить на «правомочия» между несколькими лицами, модель общей

108

собственности как «доли в праве» неоптимальна. Более предпочтительна модель «доли в вещи» для долевой собственности и модель односубъектного права для совместной собственности, с учетом того, что каждый участник совместной собственности имеет особое самостоятельное относительное право на раздел общей собственности ;

- Право- и дееспособность конкретного лица являются субъективными правами. В свою очередь, реституционные правоотношения есть следствия нарушения субъективных прав право - и дееспособности. Субъективное право правоспособности представляет собой динамическую величину. Под воздействием таких юридических фактов, которые не являются фактами реализации какого либо самостоятельного субъективного права [например, факт открытия наследства, факт назначения наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и проч.], содержание субъективного права правоспособности может увеличиваться или уменьшаться ;

- Никакое субъективное право не может выходить за пределы правоспособности своего субъекта. Различные виды субъектов обладают различной правоспособностью, а потому и субъективное право собственности этих субъектов не может иметь одинаковое (единое) содержание. Существует столько же различных по содержанию субъективных прав собственности, сколько существует видов правоспособности. Ограниченные вещные права, в отличие от права

109

собственности, не достигают в своем содержании границ правоспособности. Поэтому содержание ограниченных субъективных вещных прав не зависит от вида правоспособности и является единым для различных видов субъектов;

3). Юридическим основанием абсолютной защиты обязательственных титульных владельцев (как «для себя» -арендаторов, залогодержателей, ссудополучателей; так и «для другого» - субъектов удержания, комиссионеров, агентов, управляющих, перевозчиков, хранителей) является субъективное право собственности.

Юридическим основанием абсолютной защиты ограниченных субъективных вещных прав является соответствующее ограниченное вещное право.

Разграничение ограниченных вещных прав и владельческих обязательств проводится по особенностям их защиты - ограниченные вещные права защищены абсолютным притязанием против всех лиц, включая и самого собственника; владельческие обязательства абсолютным притязанием защищены только против третьих лиц, а против контрагента-собственника владельческие обязательства защищаются исключительно относительным (договорным) притязанием;

4). В защите против третьих лиц обязательственные владельцы выступают в качестве представителей собственника вещи.

Сущность представительства заключается в правомерном осуществлении субъективного права, принадлежащего другому лицу. От чьего имени действует представитель (от имени представляемого

110

или от своего собственного) для существования явления представительства безразлично;

5). К вещным следует отнести следующие субъективные права: 1. Неограниченные правами других лиц вещные права:

1.1). предопределяемые видами правоспособности субъектов все виды субъективных прав собственности;

1.2). право давностного владельца (ст.234 ГК);

2. Ограниченные правом собственности вещные права :

2.1). права, содержанием которых является только ограниченное пользование вещью собственника:

- права, обозначенные текущим позитивным правом термином «сервитут» ( земельные [ст.274 ГК], водные [ст.44 Водного кодекса РФ] и т.п., за исключением публичных сервитутов);

- право пользования занимаемым жилым помещением членов семьи собственника жилья (ст. 292 ГК);

- пользование индивидуально-определенной вещью по завещательному отказу (п.2 ст. 1137 ГКРФ);

2.2). права, содержанием которых является пользование вещью собственника и присвоение полученных от такого использования доходов:

- право пользования индивидуально-определенной вещью, внесенное (именно как право пользования) в качестве вклада в уставный фонд юридического лица;

Ill

2.3). права, содержанием которых является пользование вещью собственника, присвоение [как в форме права собственности, так и в форме определенного ограниченного вещного права, например хозяйственного ведения или оперативного управления] полученных от пользования доходов и ограниченное [пределом, за которым наступает переход права собственности к другому субъекту] распоряжение вещью собственника:

- пожизненное наследуемое владение [ст.266 -267 ГК РФ, ст.21 Земельного кодекса РФ] и бессрочное пользование [ст.269 - 270 ГК РФ, ст.20 Земельного кодекса РФ] земельными участками;

- хозяйственное ведение [ст.294 - 295 ГК];

- оперативное управление унитарного казенного предприятия [ст.297 ГК];

- оперативное управление учреждения [ст.298 ГК].

112

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconАктуальные проблемы гражданского права
Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. А 43 Вып. 4 / Под ред проф. М. И. Брагинского. — М.: Издатель­ство норма,...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconМеждународная научно-практическая конференция «актуальные проблемы...
Украины» организовывают проведение международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы науки и практики гражданского,...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconПримерные вопросы на экзамен по с/к «Актуальные проблемы гражданского права»
Структура предмета гражданско-правового регулирования: общая характеристика проблемы
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconСибирский юридический институт
Актуальные проблемы теории государства и права. Фондовая лекция по теме: Проблемы юридической квалификации правового поведения. –...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconСибирский юридический институт
Актуальные проблемы теории государства и права. Фондовая лекция по теме: Общая характеристика действия права. – Красноярск: Кафедра...
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconВопросы к экзамену по спецкурсу «Актуальные проблемы уголовного права» на 2012-2013 уч год

Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права icon«Актуальные проблемы уголовного права»
Федеральное государственное казенное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Актуальные проблемы категории субъективного вещного права iconУчебной дисциплине «Актуальные проблемы теории государства и права»...
Вопросы к зачету по учебной дисциплине «Актуальные проблемы теории государства и права» для студентов юридического факультета ( всех...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница