Д. В. Ольшанский Психология масс


НазваниеД. В. Ольшанский Психология масс
страница8/49
Дата публикации05.03.2013
Размер7.09 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Психология > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   49

^ Общие механизмы стихийного поведения

Среди общих механизмов, способствующих возникновению и развитию стихийных форм массового поведения, одним из важнейших является так называемая «цирку­лярная реакция»:1. Войдя в комнату, где только что был рассказан анекдот и все при­сутствующие громко смеются, вы, как правило, поддаетесь общему веселому настро­ению, хотя причины смеха вам неизвестны. Вы улыбаетесь так, будто услышали и поняли шутку. Причиной вашего смеха является эмоциональная стимуляция со стороны смеющихся людей, осуществляемая на бессознательном, психофизическом уровне. Самое интересное заключается в том, что взрыв вашего смеха, совпадая с уга­санием смеха других, вызывает новый взрыв смеха с их стороны. Теперь они смеются уже над вашей, с их точки зрения, неадекватной реакцией. Слыша этот смех, в свою очередь, вы вновь начинаете смеяться.

Это примитивный пример того, что в психологии эмоций называют «циркуляр­ной реакцией». Та или иная эмоция, подхватываясь другими людьми, обычно возвра-

' Подробный анализ данных механизмов был проделан в ряде работ Ю. А. Шерковиным. В частности, см. написанные им разделы в учебниках: Социальная психология. М., 1975. С. 281-293; Основы соци­альной психологии и пропаганды. М., 1982.

щается к вам как бы по кругу. Так она может циркулировать определенное время, и это — первый этап формирования эмоциональной общности, особой «массы».

Процесс циркуляции может прерваться, и тогда эмоция постепенно сойдет на нет. Однако при включении в общность новых людей она будет каждый раз как бы вос­производиться заново. Это происходит в тех случаях, когда эмоция и ее повод доста­точно актуальны и значимы для людей. Тем самым обеспечивается второй этап — своеобразное «эмоциональное кружение» данного психофизического состояния. Его суть проста: в стихийно складывающейся общности та или иная эмоция как бы ходит по кругу, непрерывно поддерживая и усиливая сама себя. Это этап эмоционального самоиндуцирования такой общности. Так, собственно, и складываются стихийные эмоциональные общности — за счет, например, быстрого проговаривания пионерских «речевок», распевания солдатских маршей или национальных гимнов, или даже скан­дирования лозунгов типа «Спартак — чемпион!» с непременным припевом: «Оле, оле, оле, оле!».

«Циркулярная реакция» ведет к ситуационному стиранию индивидуальных раз­личий. Все хохочут, причем всё сильнее, просто потому, что хохочут. Поведение и эмо­циональное состояние каждого из индивидов определяются уже не столько их раци­ональной интерпретацией обстановки, сколько поведением и эмоциями окружающих. Поддержание и развитие эмоций зависит от появления новых индивидов, которые по­неволе заражаются данным состоянием. В предельном выражении, даже данный при­мер может привести к полному вырождению группы людей в однородную аморфную массу, бессознательно реагирующую на некоторые стимулы одинаковым образом -заливистым смехом. Резкое снижение критичности по мере усиления эмоционально­го кружения означает, что нарастающая внушаемость индивидов по отношению к воз­действиям, исходящим изнутри общности, сочетается с утратой способности воспри­нимать более рациональные сообщения, исходящие извне. Так данная общность ста­новится «закрытой» и вполне самодостаточной в эмоциональном плане.

Третий этап действия механизмов стихийного проведения — появление нового общего объекта внимания, на котором фокусируются эмоциональные импульсы, чув­ства и воображение людей. Если первоначально общий объект интереса составляло возбуждающее событие, вызвавшее эмоциональную реакцию и удерживавшее около себя людей, то на данном этапе новым объектом становится образ, обычно создавае­мый в процессе «эмоционального кружения»и отчасти речевого общения членов общ­ности. Этот образ — продукт совместного творчества, он всеми разделяется и дает общую ориентацию, выступая в качестве объекта-побудителя совместного поведения. Возникновение такого, как правило, воображаемого, виртуального объекта становит­ся фактором, сплачивающим общность в единое целое.

Данный этап наступает при таком накале эмоционального состояния, когда у охваченных им людей возникает состояние готовности к реагированию на информа­цию, поступающую от присутствующих. Будучи некритично «закрытой» к информа­ции извне, в этот момент члены общности как бы «открываются» для эмпатического, некритического восприятия и сопереживания внутренней информации. Эмоциональ­ное напряжение возбужденных людей побуждает их к движению и общению друг с другом. В процессе же «эмоционального кружения» и продолжающейся «циркуляр­ной реакции» напряжение нарастает. В итоге возникает не просто предрасположен­ность, а глубокая эмоциональная потребность в совместных немедленных действиях.

Завершающий этап в формировании субъекта стихийного поведения — активи­зация членов общности через дополнительное стимулирование, путем возбуждения импульсов, соответствующих общему воображаемому объекту. Такое стимулирова­ние обычно осуществляется на основе прямого внушения. Осуществляет его лидер об­щности. Тем самым он непосредственно побуждает членов общности к конкретным, нужным ему действиям. При отсутствии такого лидера целенаправленного побужде­ния не происходит — тогда общность сама, стихийно находит для себя объект соб­ственных непосредственных действий.

Особо следует подчеркнуть, что данные механизмы действуют не только на при­мере смеха или иных положительных эмоций. Им подчиняются и страх, и гнев, и прак­тически все другие негативные эмоции. За счет этого и возникают не только толпы болельщиков «Спартака», но и панические, и агрессивные, и прочие виды подобных эмоциональных общностей.

Примеров действия описанных механизмов более чем достаточно. Это и подрост­ковые шалости «со смехом без причины», и собрания религиозных сектантов, и тра­диционный «круговой танец» чеченских боевиков, являющийся одним из наиболее ярких примеров непосредственно навязываемого эмоционального самоиндуцирования и, в результате, почти принудительного эмоционально-действенного «кружения» в самом буквальном смысле.
^ Основные субъекты стихийного поведения

Наиболее последовательный исследователь массового поведения Г. Лебон практичес­ки во всех своих трудах регулярно и уверенно утверждал, что принципиальной раз­ницы в психологических механизмах стихийного массового поведения у разных ви­дов субъекта такого поведения просто нет. Теоретически выделяя, прежде всего по внешне фиксируемому и предполагаемому объему входящих в них людей, три таких субъекта (толпу, а также публику, в свою очередь разделявшуюся на «собранную» и «несобранную»), он все равно сводил все эти три вида субъекта социального действия к одному — к толпе. Толпа, по твердому убеждению Лебона, это не только внешне на­блюдаемое на улице физическое скопление некоторого количества людей. Это могут быть и читатели в зале библиотеки — так называемая «потенциальная толпа». То же самое относится и к электорату или же к парламентской ассамблее.

Впрочем, в истории науки были и другие точки зрения. При сохранении действия безусловно существующих общих поведенческих механизмов названные три разно­видности субъекта стихийного проведения имеют и достаточные различия. Эти раз­личия обычно и определяют своеобразие массовых действий, что вполне оправдыва­ет их раздельное рассмотрение.

^ Психология толпы

В науке известно множество попыток определения того, что же такое толпа. Огра­ничимся лишь несколькими из них. Я. Щепаньский, акцентируя прежде всего социо­логические признаки, полагал, что толпа в первую очередь представляет собой «временное скопление большого числа людей на территории, допускающей непосред­ственный контакт, спонтанно реагирующих на одни и те же стимулы сходным или идентичным образом» (Щепаньский, 1969).

Согласно очень близкому, но все-таки психологически более точному определе­нию Ю. А. Шерковина, толпа — это прежде всего «контактная внешне не организо­ванная общность, отличающаяся высокой степенью конформизма составляющих ее индивидов, действующих крайне эмоционально и единодушно» («Социальная пси­хология», 1975).

Среди общих психологических факторов существования толпы практически все­ми исследователями обычно отмечается устойчивая и подчас просто жесткая психо­логическая связь, объединяющая входящих в толпу людей. Образовавшаяся из сход­ных или идентичных эмоций и импульсов, вызванных одним и тем же стимулом, толпа не обладает установленными организационными нормами и каким-либо комп­лексом моральных норм. Влияние толпы на своих членов вытекает из природы воз­никшей между ними эмоционально-импульсивной связи. В толпе проявляется при­митивные, но сильные импульсы и эмоции, не сдерживаемые никакими этическими или организационными нормами.

В толпе, как и во всех иных формах массового стихийного поведения, мы встре­чаемся с проявлениями частичного исчезновения индивидуальных черт личности. Вследствие этого у людей сильно возрастает готовность к заражению и, одновремен­но, склонность к подражанию. Реакция на внешние стимулы направляется не рефлек­сией, а первым эмоциональным импульсом или подражанием поведению других лю­дей. Исчезновение рефлексивности, деиндивидуализация усиливают чувство общно­сти со всей толпой. Это влечет за собой ослабление ощущения важности этических и правовых норм. Толпа создает сильное ощущение правильности предпринимаемых действий. Обусловленные эмоциями способы действия не оцениваются критически. Господствующая в толпе эмоциональная напряженность увеличивает ощущение соб­ственной силы и уменьшает чувство ответственности за совершаемые поступки. Осо­бую силу толпе придает наличие конкретных оппонентов. «Нельзя понять историю, не имея в виду, что мораль и поведение отдельного человека сильно отличаются от морали и поведения того же человека, когда он представляет собой эту часть обще­ства» (Лебон, 1908).

Б. Ф. Поршнев писал: «Толпа — это иногда совершенно случайное множество лю­дей. Между ними может не быть никаких внутренних связей, и они становятся общ­ностью лишь в той мере, в какой охвачены одинаковой негативной, разрушительной эмоцией по отношению к каким-либо лицам, установлениям, событиям. Словом, толпу подчас делает общностью только то, что она "против", что она против "них"» (Поршнев, 1966).

Один из героев У. Фолкнера так воспринимал толпу, собравшуюся у тюрьмы, где держали негра, обвинявшегося в убийстве белого. Он видел перед собой «бесчислен­ную массу лиц, удивительно схожих отсутствием всякой индивидуальности, полней­шим отсутствием своего "я", ставшего "мы", ничуть не нетерпеливых даже, не склон­ных спешить, чуть ли не парадных в полном забвении собственной своей страшной силы...» (Фолкнер, 1973).

В результате воздействия всех названных выше феноменов члены толпы часто действуют как бы под влиянием гипноза. Однако, критикуя идеи Г. Лебона и 3. Фрейда, писавших о «гипнотической сущности толпы» и «психозе толпы», Я. Щепаньский писал: «...это лишь некий краткий оборот, обозначающий степень интенсивности дей­ствия сходных импульсов и эмоций у всех членов толпы. Этот "гипноз" действует сильнее или слабее в зависимости от характера стимулов, вызывающих реакцию тол­пы, от конкретной общественно-исторической ситуации, в которой собралась толпа, и от индивидуальных черт ее членов» (Щепаньский, 1969).

Выделяют ряд условий действия такого «гипноза». Во-первых, это предваритель­но существующие устойчивые установки и убеждения. Легко вызвать возникновение терроризирующей толпы, например, направленной против давно ненавистных ей со­циальных групп или институтов. Во-вторых, это убеждения и склонности, соответ­ствующие лозунгам, побуждающим толпу к действиям. В-третьих, это молодой воз­раст и отсутствие достаточного социального опыта. Наконец, в-четвертых, это низкий уровень умственного развития и недостаточная развитость интеллектуальных эле­ментов психики, отсутствие привычки анализировать свое поведение, недостаточно сильная воля, нетвердость социально-политических взглядов, отсутствие устойчивых убеждений. Выражаясь метафорически, Б. Ф. Поршнев утверждал, что условия фор­мирования толпы — «это своего рода "ускоритель", который во много раз "разгоняет" ту или иную склонность, умножает ее, может разжечь до огромной силы» (Поршнев, 1965). В этом, собственно, он и видел реальную конкретность того, что прежние авто­ры считали «гипнотической сущностью» толпы. Хотя, разумеется, мысль о «разгоне» тех или иных «склонностей» неизбежно приводила к пониманию многоликости и неоднородности толпы.

Проблема типологии толпы всегда представляла собой значительный интерес. Психологическая наука и практика давно научились выделять отдельные виды тол­пы и даже воздействовать на них. Однако проблема заключается в возможности (и ре­альности) быстрой трансформации толпы из одного вида в другие. Существуют че­тыре основных вида толпы: случайная, экспрессивная, конвенциональная и действу­ющая.

Случайную толпу каждый может легко наблюдать на улице, где произошло, до­пустим, дорожно-транспортное происшествие. Столкнулись два автомобиля. И, ес­тественно, вокруг сразу же остановилось несколько любопытных прохожих. Пока во­дители выясняют суть дела между собой, любопытствующие уточняют детали. Основ­ной эмоцией в данном случае является банальное любопытство. Оно заставляет останавливаться все новых прохожих. Они обращаются к стоящим людям с расспро­сами, уточняя детали. «Циркулярная реакция» любопытства запускается на полный ход. Непрерывно, по кругу пересказывается, кто откуда ехал, куда поворачивал, и кто виноват. Причем теперь пересказывать это начинают все новые члены толпы, кото­рые сами не видели происшествия. Начинается «эмоциональное кружение»: привле­кая все новых любопытствующих, толпа по кругу воспроизводит один и тот же эмо­циональный рассказ. В отдельных случаях водители, разобравшись между собой, уже могут уехать, но толпа будет оставаться и даже увеличиваться за счет действия на­званных механизмов. Особенно типичны такие ситуации для восточных стран, где прохожие меньше озабочены рациональным использованием своего личного време­ни. Постепенно уже устойчивая случайная толпа вполне может трансформироваться в толпу экспрессивную.

^ Экспрессивная толпа обычно представляет собой совокупность людей, совмест­но выражающих радость или горе, гнев или протест — в общем, что-то эмоционально выражающих. Это может быть, например, горестная толпа на похоронах, идущая за гробом. Или, наоборот, это может быть толпа, радующаяся окончанию солнечного за­тмения. В нашем примере случайная толпа вокруг дорожно-транспортного происше­ствия может довольно быстро превратиться в экспрессивную толпу, выражающую, например, недовольство совершенно безобразной организацией уличного движения и абсолютно бездарной работой дорожной полиции. Обсудив детали происшествия и удовлетворив тем самым свое любопытство, такая толпа быстро создает объект, в от­ношении которого начинает выражать эмоции — в данном случае полицию.

Крайний случай экспрессивной толпы — экстатическая толпа, возникающая тогда, когда люди доводят себя до исступления в совместных молитвенных или риту­альных ритмических действиях. Это происходит в ходе ряда мусульманских празд­ников типа «шахсей-вахсей», на сектантских бдениях, иногда — на бурных карнава­лах в некоторых латиноамериканских странах. В экстатическую толпу часто превра­щается молодежь на концертах своих музыкальных кумиров или даже на обычных дискотеках.

В нашем примере экспрессивно выражающая свое мнение толпа, собравшаяся во­круг дорожно-транспортного происшествия, также может до поры удерживать свою критику той же полиции в общепринятых рамках. Однако при высокой интенсивно­сти эмоций и, скажем, общего невысокого авторитета полиции в обществе ситуация может резко измениться. От слов такая толпа может быстро перейти к соответствую­щим действиям, и тогда, скорее всего, пострадают оказавшиеся здесь представители правопорядка или находящийся поблизости полицейский участок. Согласно приня­той типологии и закону быстрой трансформации, рассматриваемая нами толпа также превратится в действующую толпу, то есть в толпу, совершающую уже активные дей­ствия относительно реального или придуманного для себя объекта.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   49

Похожие:

Д. В. Ольшанский Психология масс iconЗ. Фрейд Психология масс и анализ человеческого "Я"
В психической жизни человека всегда присутствует "другой" Он, как правило, является образцом, объектом, помощником или противником,...
Д. В. Ольшанский Психология масс iconЗигмунд Фрейд Психология масс и анализ человеческого 'Я'
В душевной жизни одного человека другой всегда оценивается как идеал, как объект, как сообщник или как противник, и поэтому индивидуальная...
Д. В. Ольшанский Психология масс iconВ. Райх Психология масс и фашизм
...
Д. В. Ольшанский Психология масс iconВильгельм Райх Психология масс и фашизм
Это то, что Фрейд называл «бессознательным». На языке сексуальной энергетики «бессознательное» – совокупность всех так называемых...
Д. В. Ольшанский Психология масс iconСовременное материаловедение !
Это одни из наиболее старинных и всем известных масс, которые тем не менее с успехом применяются в стоматологии и по сей день, несмотря...
Д. В. Ольшанский Психология масс iconЭлектромагнитный ускоритель масс
Электромагнитный ускоритель масс (эму) общее название установки для ускорения объектов с помощью электромагнитных сил
Д. В. Ольшанский Психология масс iconЛабораторная работа №3 исследование зависимости момента инерции системы от расспределения масс
Цель работы: проверить характер зависимости момента инерции вращающейся системы от распределения в ней масс
Д. В. Ольшанский Психология масс iconКлиническая психология, статистика и методы оценки и измерения, экспериментальная...
Образование: бакалавр, Лондонский университет, 1938; Доктор философии. Лондонский университет, 1940
Д. В. Ольшанский Психология масс iconСеминар №1 предмет, задачи и методы педагогической психологии
...
Д. В. Ольшанский Психология масс icon1 неделя психология 4 курс
Специализации: «социальная психология» «психол. Консультирование» «психология управления»
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница