Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип


НазваниеПетровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип
страница24/64
Дата публикации05.03.2013
Размер9.15 Mb.
ТипУчебник
userdocs.ru > Психология > Учебник
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   64
часть эвристического потенциала этого понятия.

Под доминантой Ухтомский понимал системное образование,

которое он называл органом, понимая, однако, под этим не

морфологическое, <отлитое> и постоянное образование, с

неизменными признаками, а всякое сочетание сил, могущее

привести при прочих равных условиях к одним результатам.

Поэтому, согласно Ухтомскому, каждая наблюдаемая реакция

организма определяется характером взаимодействия корковых

и подкорковых центров, актуальными потребностями

организма и историей организма как целостной системы. Тем

самым утверждался системный подход к взаимодействию,

который противопоставлялся воззрению на мозг как на ком-

плекс рефлекторных дуг. При этом мозг рассматривался как

орган <предупредительного восприятия, предвкушения и про-

ектирования среды>.

Представление о доминанте как общем принципе работы

нервных центров, так же, как и сам этот термин, было введено

Ухтомским в 1923 г. Доминантой он считал господствующий

очаг возбуждения, который, с одной стороны, накапливает

импульсы, идущие в нервную систему, а с другой - одновременно

подавляет активность других центров, которые как бы отдают

свою энергию господствующему центру, т.е. доминанте.

Особое значение Ухтомский придавал истории системы,

считая, что ритм ее работы воспроизводит ритм внешнего воз-

действия. Благодаря этому нервные ресурсы ткани в оптималь-Ых

УСЛОВИЯХ не истощаются, а возрастают. Активно работаю-

169

щий организм, согласно Ухтомскому, как бы <тащит> энергию

из среды, поэтому активность организма (а на уровне человека -

его труд) усиливает энергетический потенциал доминанты

при этом доминанта - это не единый центр возбуждения а

<комплекс определенных симптомов во всем организме - и в

мышцах, и в секреторной работе, и в сосудистой деятельности>

В психологическом плане доминанта является не чем иным

как мотивационным потенциалом поведения. Активное, уст-

ремленное к реальности, а не отрешенное от нее (созерца-

тельное) поведение, так же, как активное (а не реактивное)

отношение к среде, выступают как два необходимых аспекта

жизнедеятельности организма.

Свои теоретические воззрения Ухтомский испытывал как в

физиологической лаборатории, так и на производстве, изучая

психофизиологию рабочих процессов. При этом он утверждал,

что у высокоразвитых организмов за видимой <обездвижен-

ностью> таится напряженная психическая работа. Следова-

тельно, нервно-психическая активность достигает высокого

уровня не только при мышечных формах поведения, но и тогда,

когда организм по видимости относится к среде созерцательно.

Эту концепцию Ухтомский назвал <оперативным покоем>,

иллюстрируя его известным примером: сравнением поведения

щуки, застывшей в своем бдительном покое, с поведением

<рыбьей мелочи>, неспособной к этому. Таким образом, в со-

стоянии покоя организм удерживает неподвижность с целью

детального распознавания среды и адекватной реакции на нее.

Для доминанты характерна также инертность, т.е. склон-

ность поддерживаться и повторяться, когда внешняя среда

изменилась и раздражители, некогда вызывавшие эту доми-

нанту, более не действуют. Инертность нарушает нормальную

регуляцию поведения, она становится источником навязчивых

образов, но она же выступает в качестве организующего на-

чала интеллектуальной активности. Следы прежней жизнедея-

тельности могут существовать одновременно в виде множества

потенциальных доминант. При недостаточной согласованности

между собой они могут привести к конфликту реакций. В этом

случае доминанта играет роль организатора и подкре-пителя

патологического процесса.

Механизмом доминанты Ухтомский объяснял широкий

спектр психических актов: внимание (его направленность на

определенные объекты, сосредоточенность на них и избира-

тельность), предметный характер мышления (вычленение из

множества раздражителей среды отдельных комплексов, каж-

дый из которых воспринимается организмом как определен-

170

- реальный объект в его отличиях от других). Это

ньа3деление среды на предметы> Ухтомский трактовал как *Р

есс> состоящий из трех стадий: укрепление наличной до-инанты,

выделение только тех раздражителей, которые яв-яются для

организма биологически интересными, установление

адекватной связи между доминантой (как внутренним

состоянием) и комплексом внешних раздражителей. При этом

наиболее отчетливо и прочно закрепляется в нервных центрах то,

что переживается эмоционально.

'УХТОМСКИЙ считал, что истинно человеческая мотивация

имеет социальную природу и наиболее ярко выражается в

доминанте <на лицо другого>. Он писал, что <только в меру

того, насколько каждый из нас преодолевает самого себя и

свой индивидуализм, самоупор на себя, ему открывается лицо

другого>. И именно с этого момента сам человек впервые

заслуживает того, чтобы о нем говорили, как о лице. Это,

согласно Ухтомскому, одна из самых труднодостижимых до-

минант, которую человек призван воспитывать в себе.

Идеи, развитые Ухтомским, связывают в единый узел пси-

хологию мотивации, познания, общения и личности. Его кон-

цепция, явившаяся обобщением большого экспериментального

материала, широко используется в современной психологии,

медицине и педагогике.

Наука о поведении успешно развива-

Л.С.Выготский: лась в нашей стране в предреволюцион-

от <горизонта- ный период, набирая поклонников за ру-

ди> поведения к бежом. По своему официальному статусу

<вертикали> она проходила <по ведомству> физиоло-

личности гии и медицины (Павлов, Бехтерев). Наря

ду с ней и независимо от нее в Москве

работал созданный Челпановым психологический центр. Если

наука о поведении была новым для Запада направлением, то

челпановская группа работала по программе, основные кон

туры которой были Западу давно знакомы. Главным предме

том психологии считалось сознание, под которым понимался

внутренний мир субъекта. Устройство этого мира виделось

по-разному. Но за неотъемлемые его признаки принимались

бестелесность, непосредственная переживаем ость и откры

тость для единственного собственника этого мира - способно

го рефлексировать Я. Понятие о поведении, наделенное про

тивоположными признаками: телесностью, объективным бы

тием, доступностью для внешнего наблюдателя, - выступало

как антитеза сознанию. Соответственно и две науки, лишен

ные общности, существовали сами по себе. Их работники,

171

говоря на разных языках, понять друг друга не могли. Павлов

жаловался, что, допытываясь у психологов, чему у них соот-

ветствуют его данные, ответа получить не мог.

Следует заметить, что мирная жизнь двух наук продолжа-

лась в России недолгр. После октября 1917 г. в стране <все

переворотилось>. В изменившейся идеологической атмосфере

психология сознания, привычно считавшаяся учением о дуще

человека, стала восприниматься как несовместимая с тем, что

нужно новому миру. Челпановский центр доживал последние

дни. Заменивший Челпанова его ученик К.Н.Корнилов по-

обещал превратить психологию в марксистскую науку путем

синтеза старого учения о сознании с объективным методом

бихевиоризма. 20-е годы стали временем торжества объектив-

ного метода и утверждения рефлекторного принципа в иссле-

дованиях поведения. Для общей оценки предоставим слово

очевидцу и участнику главных событий в психологии того

периода Л.С.Выготскому (1896-1934). К десятилетию Октября

ему было поручено написать обзор о состоянии этой науки для

книги о развитии общественных наук в СССР. <Основным и

определяющим фактором для развития психологии в нашей

стране, - отмечал Выготский, - надо считать учение об услов-

ных рефлексах, созданное академиком Павловым. Правда, это

учение не только зародилось, но и успело сделать главные

шаги свои и завоевать всемирное признание до революции.

Но как это ни покажется странным на первый взгляд, в

широких кругах в России оно оставалось малоизвестным, и в

дореволюционную эпоху оно не оказывало никакого влияния

на ход и развитие русской психологии. Только в эпоху рево-

люции учение об условных рефлексах стало решающим фак-

тором в развитии психологической науки. Главной причиной

этого было то глубокое родство, которое существует между

идеями революции и новым учением. Революция сразу усыно-

вила новую психологию>.

Эта оценка принципиально важна для понимания пути

науки о поведении в России. Выготский через десять лет после

немалой работы, проделанной в стране по развитию научно-

психологических знаний, и немалых усилий по переориента-

ции этой работы на марксистский лад решающую роль отдает

Павлову, называя его учение об условных рефлексах новой

психологией. Не физиологией высшей нервной деятельности,

каковой ее величал сам Павлов, не учением о поведении, а

именно психологией.

В другом трактате Выготский прямо относит павловскую

науку о поведении к одному из типов психологических сис-

172

Как известно, Павлов не принимал революцию. Он считал

ее чудовищным экспериментом.

В знак протеста против новой власти он нацепил на грудь

множество царских орденов, которые никогда прежде не носил

и в знак протеста против преследования религии, будучи

атеистом, крестился на каждую церковь. И вопреки его лич-

ному отношению к революции, она, по словам Выготского,

<усыновила эту новую психологию>. Выготский объяснял это

глубоким родством между идеями революции и новым учением.

Такое родство действительно существовало. Но понималось

оно различно. Так, один из лидеров американского бихе-

виоризма Б.Скиннер отнес его за счет версии о государственном

плане управления поведением людей путем выработки

условных рефлексов. В свое время и в нашей стране интерес

Сталина к Павлову (в связи с так называемой <павловской

сессией>) соединили с этим мотивом.

Но действительный пафос науки о механизмах поведения

заключался в ином. Она, напомним, родилась в России как

отражение социальных запросов, которыми жила передовая

часть общества, надеявшаяся, что средства точной экспери-

ментальной науки способны улучшить человеческую натуру.

Этот социальный пафос определил триумф науки о поведении

после революции. Взамен кабинетной, занятой стерильным

анализом сознания психологии появилась программа реального

изменения поведения организма на основе законов, ус-

тановленных и проверенных в опытах над головным мозгом -

высшим органом управления этим поведением. <Решающим

фактором в деле установления и образования условных реф-

лексов оказывается среда как система воздействующих на

организм раздражителей>. Из этого следовало, что генеральный

путь изменения поведения лежит через воздействие на

внешнюю среду, на характер организации сигналов, вызы-

вающих двигательные ответы. <Среда играет в отношении

каждого из нас роль лаборатории, в которой у собак воспи-

тываются условные рефлексы>.

Придя в психологию, Л.С.Выготский представлял ее ре-

Форму как развитие науки о поведении, фундамент которой

был заложен И.М.Сеченовым и И.П.Павловым. Вот его соб-

ственное определение: <Предметом научной психологии обычно

принято называть поведение человека и животных, причем под

поведением подразумевать все те движения, которые про-

изводятся только живыми существами и отличают их от не-

ивой природы>. Более того, <психика и поведение - это одно TO

же. Только та научная система, которая раскроет биоло-

173

гическое значение психики в поведении человека, укажет точ-

но, что она вносит нового в реакцию организма, и объяснит

ее как факт поведения, только она сможет претендовать на

имя научной психологии>.

Итак, психика должна быть объяснена как факт поведения

Самым соблазнительным было бы поставить ее в тот же ряд

что и другие, уже получившие объективное и причинное зна-

чение факты, установленные прежде всего учением об услов-

ных рефлексах. Иначе говоря - свести к принципам и меха-

низмам этого учения явления, относимые обычно к разряду

психических. Однако этот примитивно редукционистский путь

Л.С.Выготского не устраивал. Он не устраивал и лидеров

науки о поведении - И.П.Павлова и В.М.Бехтерева. Оба

признавая биологическую значимость психики как самостоя-

тельного фактора развития живого и как сферу особых, субъ-

ективных переживаний, выносили сознание, внутренний мир

субъекта за пределы поведения, стало быть, за пределы реаль-

ных, доступных причинному объяснению связей организма со

средой. Именно это дало повод Л.С.Выготскому утверждать,

что <в сущности, дуализм и есть настоящее имя этой точке

зрения Павлова и Бехтерева>. Какую же альтернативу редук-

ционизму, с одной стороны, и дуализму - с другой, предлагал

Л.С.Выготский?

Основные ориентиры этих поисков можно было бы выде-1

лить в виде следующих пунктов:

1. <Надо изучать не рефлексы, а поведение - его механизм,

состав, структуру>, ибо <сознание есть проблема структуры I

поведения>. Система создает принципиально новое качество,

неуловимое при сколь угодно объективном высвечивании ее

отдельных компонентов. <...Сознания как определенной кате-

гории, как особого способа бытия не оказывается. Оно ока-

зывается очень сложной структурой поведения>.

2. Вслед за И.М.Сеченовым Л.С.Выготский особое значе-

ние придает рефлексам, оборванным на их двигательном завер-

шении. Игнорировать их <значит отказаться от изучения (именно

объективного, а не однобокого, субъективного наизнанку)

человеческого поведения. В опыте над разумным человеком нет

такого случая, чтобы фактор заторможенных рефлексов, пси-

хики не определял так или иначе поведения испытуемого...>.

Итак, психика, принимаемая за незримый внутренний!

мир сознания, имеет зримое основание в объективно данном!

поведении.

3. Тем самым проводилась демаркационная линия между

трактовкой поведения И.П.Павловым, В.М.Бехтеревым и дрУ-

174

ми рефлексологами, с одной стороны, и попыткой Л.С.Вы-

готского найти для сознания достойную роль во внутренней г

анизации поведения - с другой. Согласно рефлексологической

версии, между восприятием раздражителя (сигнала) и

наблюдаемым в эксперименте внешним эффектом разыгрывается

динамика нервных процессов, которая, протекая внутри

головного мозга, описывается в физиологических терминах

(возбуждение, иррадиация, концентрация, торможение и другие

нервные процессы). Согласно же Л.С.Выготскому, между

стимулом и реакцией действуют реалии иного порядка. Они

представляют мир интериоризованных внешних движений и

потому описываются не в виде функций или процессов нервной

ткани, а в виде обретших взамен внешнего внутреннее бытие

актов поведения. Здесь Л.С.Выготский нашел тот же ход

мысли, который задолго до него открыл И.М.Сеченов.

4. В общей структуре поведения человека выделяются дви-

жения особого рода и вида. Это речевые рефлексы. Они образуют

особую систему рефлексов среди других их систем и являются

эквивалентом сознания. <Сознание есть... взаимовозбуждение

различных систем рефлексов>. Речедвигательные реакции на

неречевые рефлексы (также и в том случае, когда эти

вербальные реакции производятся непроизнесенным вслух

словом) образуют механизм сознательности.

Тем самым у Л.С.Выготского мы находим первый абрис

будущей версии о двух сигнальных системах.

5. Поскольку сознание это - <вербализованное поведение>,

индивидуальное в человеке вторично по отношению к социаль-

ному, Л.С.Выготский пишет о тождестве <механизмов сознания

и социального контакта>. В этом же корни самосознания: <Мы

сознаем себя, потому что мы сознаем других, и тем же самым

способом, каким мы сознаем других>. Следуя этой мысли,

Л.С.Выготский новыми глазами прочитывает формулу

З.Фрейда о Я и Оно. Как известно, для З.Фрейда Оно - это

безличная слепая сила либидо, укорененная в биологии орга-

низма. Для Л.С.Выготского же это надындивидуальная соци-

альная речевая стихия, порождающая индивидуальное Я.

По этим теоретическим ориентирам Выготский сразу же

после переезда в Москву энергично включился в практиче-

скую работу по обучению и воспитанию детей, притом избрав

особую категорию: слепых и глухих маленьких детей, калек

(жертв недавней гражданской войны), умственно отсталых. UH

выступил как создатель новой комплексной науки - де-

фектологии. Его доклад перед работниками в области этой

специальной педагогики прозвучал, по воспоминаниям одного

175

из участников, <громом среди ясного неба>, стал <огненной

линией, проведенной между старой и новой советской дефек

тологией>. Выготский высмеял тех, кто говорит о слепоте и

глухоте человека так, как если бы речь шла о <слепой собаке

или глухом шакале,>. Выпадение какого-либо из органов

чувств означает <перерождение общественных связей, смещение

всех систем поведения>. Опора же на учение Павлова позволяет,

по Выготскому, <свести счеты до последнего знака со старой

педагогикой трудного детства, приводя к глубочайшей важности

выводу: нет никакой разницы между воспитанием зрячего и

слепого ребенка, новые условные связи завязываются

одинаковым образом с любого анализатора. Влияние орга-

низованных внешних воздействий является определяющей

силой воспитания>. Выготский неоднократно упоминал о ме-

тодике И.А.Соколянского, в школе которого за основу вос-

питательного процесса у детей с дефектом было принято учение об

условных рефлексах. Воспринимаемый органами чувств

сенсорный сигнал (физический агент), будучи поставлен на

место слова, становился знаком, идентичным знакам языка.

Благодаря этому аномальный ребенок входил полноправным

гражданином в мир культуры.

Переход от сигнала как одной из главных категорий науки о

поведении к понятию о знаке радикально изменял общую систему

воззрений на детерминацию отношений ребенка с окружающей

действительностью. Опосредованность этих отношений знаками

представляет человеческое существо в другом измерении,

отличном от биологического, когда действуют детерминанты,

которыми исчерпывается жизнь на поведенческом уровне.

Вспоминая шутку Вольтера, сказавшего, что чтение Руссо

вызвало желание пойти на четвереньках, Выготский записал:

<Такое чувство возбуждает почти вся наша новая наука о ребенке:

она часто рассматривает ребенка на четвереньках, ставит его в позу

четвероногого, хотя и высшего млекопитающего>.

Под <нашей новой наукой о ребенке> Выготский имел в

виду тех, кто видел в условных рефлексах ключ к механизму

педагогического процесса.

Преобразование сигнала (исполняющего сигнальную функ-

цию) в знак (исполняющий сигнификативную функцию) влекло

за собой качественно новую организацию поведения. Оно

превращалось в психически регулируемое. Сигнал различает и

управляет. Знак же обозначает, т.е. является носителем значения.

Последнее же в переводе на категориальный язык психологии

воплощает категорию образа, чувственного или умственного.

Становясь детерминантой поведения знак-значение

176

управляет им лишь в том случае, если принимает на себя при-

сущую сигналу функцию управления.

В свое время, до революции, работавший в Психоневроло-

гическом Институте Бехтерева Франк, не удовлетворенный

установкой на выведение особенностей поведения всех живых

существ из одних и тех же биологических принципов, говорил,

что в противоположность Руссо у Гёте природа не отрицает, а

требует <вертикального положения человека>. Имелось в

виду, в противоположность движению к первобытности,

движение вверх, к возрастанию человечности. В одном из

докладов Выготский сказал: учение об условных рефлексах

рисует <горизонталь> человека. Кто же рисует его <вертикаль>?

Сперва Выготскому представлялось, что теория сверхкомпен-

сации Адлера. Однако вскоре он трактует эту проблему перехода

к <вертикали> в ином ракурсе.

<Что такое человек? - спрашивает Выготский в одной из

неопубликованных рукописей. Для Гегеля - логический субъ-

ект. Для Павлова - сома, организм. Для нас - социальная лич-

ность, совокупность общественных отношений, воплощенная

в индивиде>. Он вновь рассматривает павловскую схему под

углом зрения отличий поведения человека от ориентации в

среде животных. Павлов сравнивал механизм коры больших

полушарий с телефонной станцией, где идет переключение

связей от одних абонентов к другим. Выготский считал, что в

открытый Павловым механизм саморегуляции следует вклю-

чить <телефонистку> как реальную и высшую силу.

Он понимал под ней целостную личность, придающую по-

ведению особый <тип организованности>. <Я, - писал он, -

хочу только сказать, что без человека (телефонистки) как цело-

го нельзя объяснять деятельность его аппарата (мозга), что

человек управляет мозгом, а не мозг человеком, что без чело-

века нельзя понять его поведения>.

Павлов объяснил аппарат. Перед Выготским встала задача

объяснить <телефонистку>, не подменяя ее душой или другим

загадочным агентом, изнутри управляющим поступками че-

ловека. Эти детерминанты Выготский искал в совокупности

общественных отношений. Но очевидно, что сама по себе

апелляция к социуму была недостаточной, чтобы определить

<вертикаль>, которую принято называть сознанием или лич-

ностью человека.

Социологический редукционизм столь же непродуктивен

Для психологии, как и биологический. Выготский говорит о

социальных отношениях, воплощенных в индивиде. Но инди-

ВНЦ не простой субстрат этих отношений. Они преломляются

177

в нем соответственно его собственной психической организации.

Поведенческий уровень этой организации, который Вы-готский

в первый период своего творчества хотел преобразовать

введением понятия о речевом рефлексе и трактовкой

сознания как <рефлекса рефлексов>, он вскоре признает лишь

фундаментом психической жизни. Но по фундаменту, замечает

он, еще нельзя судить, что на нем будет выстроено. Замена ус-

ловного сигнала знаком и неотвратимо присоединенным к этому

знаку значением стала одной из линий перехода от <гори-

зонтали> (от условных рефлексов) к <вертикали> (человеку,

который управляет мозгом, как условно рефлекторным аппа-

ратом). Другая линия шла параллельно с первой и вела не к

развитию познания, а к развитию эмоциональной (по Выгот-

скому, аффективной) сферы. Это была сфера побуждений, мо-

тивов, эмоциональных потрясений, переживаний.

Подобно тому, как Выготский перешел от науки о поведении

к психологии, сменив словесный сигнал (рефлекс) на диаду: знак-

значение, он перешел от науки о поведении к психологии и на

другом пути, идя от простейших эмоций к высшим, возни-

кающим на человеческом уровне и образующим сферу пережи-

ваний. Он склонялся к тому, чтобы, преодолевая расщеплен-

ность когнитивного и эмоционального, признать основным

элементом сознания не значение как таковое, а переживание,

приобретавшее в самых последних его текстах смысл целостности,

интегрирующей эмоциональное и интеллектуальное.

Таков был вектор движения Выготского к <вертикали>

личности.

1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   ...   64

Похожие:

Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип iconПо предмету «Психология» доцент А. Н. Ивлева
Немов Р. С. Психология: Учебник для студ высш пед учеб заведений: в 3-х кн. Кн. 1
Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип iconКуликова Т. А. К 90 Семейная педагогика и домашнее воспитание: Учебник...
К 90 Семейная педагогика и домашнее воспитание: Учебник для студ сред и высш пед учеб заведений. М.: Издательский центр «Академия»,...
Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип iconЗахарова И. Г. 338 Информационные технологии в образовании: Учеб...
Информационные технологии в образовании: Учеб пособие для студ высш пед учеб, заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2003....
Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип iconУчебное пособие для студентов высших учебных заведений 2-е издание, стереотипное Москва academia
Патопсихология: Учеб пособие для студ высш учеб заведений. — 2-е изд., стереотип. — М.: Издательский центр «Академия», 2003. — 208...
Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип iconВысшее образование
Г65 Основы коррекционной педагогики: Учеб пособие для студ высш пед учеб заведений / А. Д. Гонеев, Н. И. Лифинцева, Н. В. Ялпаева;...
Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип iconСластенин В. А. и др. Педагогика: Учеб пособие для студ высш пед...
Сластенин В. А. и др. Педагогика: Учеб пособие для студ высш пед учеб заведений / В. А. Сластенин, И. Ф. Исаев, Е. Н. Шиянов; Под...
Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип iconЦейтлин С. Н. Ц32 Язык и ребенок: Лингвистика детской речи: Учеб...
Ц32 Язык и ребенок: Лингвистика детской речи: Учеб пособие для студ высш учеб, заведений. — М: Гуманит изд центр владос, 2000. 240...
Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип iconМарцинковская Т. Д. М 29 История психологии: Учеб пособие для студ высш учеб, заведений
М 29 История психологии: Учеб пособие для студ высш учеб, заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2001. 544 с
Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип iconУчебник Рекомендовано Учебно-методическим объединением по специальностям...
М793 Педагогика среднего профессионального образования : учебник для студ высш учеб заведений : в 2 т. Т. 2 : Теория воспитания /...
Петровский А. В., Ярошевский М. Г. П 30 Психология: Учебник для студ высш пед учеб, заведений. 2-е изд., стереотип iconГо родского хозяйства : учеб пособие для студ высш учеб заведений...
Экономика городского хозяйства : учеб пособие для студ высш учеб заведений /В. И. Коробко. — М.: Издательский центр «Академия», 2006....
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница