Е. П. Ильин психофизиология


НазваниеЕ. П. Ильин психофизиология
страница2/46
Дата публикации11.03.2013
Размер6.01 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46
Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

(адаптации к данным, в том числе и изменившимся, условиям суще­ствования)1. Во многих случаях полезный результат выражается в со­хранении целостности организма и обеспечении его нормальной жиз­недеятельности в данных условиях. Однако, как указывал П. К. Ано­хин, было бы совершенно непрогрессивным для живой природы, если бы система «"стремилась" найти лишь устойчивое состояние» (1972, с. 31). Далее он пишет, что «система "стремится" получить запрограм­мированный результат и ради результата может пойти на самые боль­шие возмущения во взаимодействиях своих компонентов... Именно результат при затрудненном его получении может привести всю сис­тему в крайнее беспокойное и отнюдь не устойчивое состояние» (там же, с. 31). Отсюда можно сделать вывод, что состояние — это реакция функциональной системы не только для сохранения ее устойчивости, но и для изменения с целью адаптации к новым условиям существо­вания.

Состояния характеризуют разные уровни человека: физиологиче­ский, психофизиологический, психический. На физиологическом уровне наблюдаются состояния покоя, возбужденности (активиро-ванности) и заторможенности. Эти состояния — тоже реакция на те или иные воздействия, в чем читатель сможет убедиться в дальней­шем (см. п. 4.2).

Следует отметить, что представление о состоянии как о реакции на воздействия иногда проскальзывают в некоторых публикациях (Ма-рищук, 1974), но не закладываются в основу определения понятия «состояние».

Я определяю состояние человека как его целостную системную реакцию (на уровне организма и часто — личности) на внешние и внутренние воздействия, направленную на сохранение целостности организма и обеспечение его жизнедеятельности в конкретных

А. Тихоннна (2004) полагает, что в определениях состояний, в том числе и моем, от­сутствуют два очень важных момента, существенных для уточнения понятия «психи­ческое состояние»: 1) понимание сути психического состояния как единства пережи­вания и поведения; 2) рассмотрение ситуации как основной причины, вызывающей психическое состояние. Создается впечатление, что автор недостаточно внимательно читала работы своих предшественников. В частности, в моей работе речь идет не толь­ко о единстве переживаний и поведения, но и о единстве физиологических измене­ний с переживанием и поведением, что можно видеть в схеме структуры (уровней) реагирования (состояния). Когда же я рассматриваю эмоции как состояния, то под­черкиваю, что эмоция — это реакция на ситуацию, в которой оказывается значимый объект (Е. П. Ильин, 2002).

^ Глава 1. Общие представления о состояниях человека 19

условиях обитания. Следовательно, эти реакции имеют приспособи­тельный (адаптивный) характер.

Следует, однако, подчеркнуть, что полезный результат для организ­ма может не совпадать с ожидаемым человеком полезным эффектом, что было показано в ряде моих работ (Ильин, Пауперова, 1967; Иль­ин, 1968, 1974). Поэтому, говоря о полезном эффекте, являющемся следствием развития определенного состояния, нужно иметь в виду прежде всего биологическую целесообразность возникновения состоя­ния. Например, возникновение состояния страха неблагоприятно для человека, но является целесообразной и полезной реакцией организ­ма на угрожающую ситуацию. Конечно, я далек от мысли доказывать, что все состояния обеспечивают достижение такого полезного резуль­тата, который вступает в противоречие с целью поведения человека и с задачами, стоящими перед ним. Достаточно упомянуть, что чело­век может вызвать ряд состояний произвольно (самовнушением) или внушением извне и тем самым задать реакции функциональной сис­темы направление, необходимое для эффективности деятельности.

В. К. Сафонов, в принципе соглашаясь с моим пониманием состо­яния, несколько видоизменил и дополнил мое определение: «Психи­ческое состояние — результат приспособительной реакции организ­ма и личности в ответ на изменение внешних и внутренних условий, направленный на достижение положительного результата деятельно­сти и выражающийся в степени мобилизации функциональных воз­можностей и переживаниях человека» (Сафонов, 2002, с. 47). Налицо следующие видоизменения: замена понимания состояния как реак­ции — на результат этой реакции, а также цели возникновения состо­яния: у меня — для сохранения целостности организма и обеспечения его жизнедеятельности, у Сафонова — достижение положительного результата деятельности. Сафонов также добавляет, что результат приспособительной реакции выражается в степени мобилизации функ­циональных возможностей и в переживаниях человека.

Мне представляется, что эти, вроде бы несущественные, измене­ния и дополнения в корне меняют понимание состояния. Начну с пер­вого видоизменения. Результатом определенного состояния челове­ка может быть не только мобилизация функциональных возможно­стей, но и агрессивное поведение человека (о чем пишет сам Сафонов), или деструктивное поведение, связанное, например, с забыванием программы деятельности, или сохранение гомеостаза, или даже смерть

20 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

человека. Поэтому с данной заменой — сути состояния — я решитель­но не согласен. Кроме того, состояния человека характеризуются мо­билизацией функциональных возможностей только на первой стадии возникновения состояния, затем же происходит их истощение. Если учитывать степень мобилизации, о чем пишет Сафонов, то тогда раз­ные стадии одного и того же состояния надо принимать за разные со­стояния? Странно, что результат приспособительной реакции выра­жается в переживаниях человека. Спрашивается, зачем это надо? По­нятно, почему переживания входят как субъективный компонент в состав психического состояния: они придают состояниям модальност-ную окраску, «метят» их, что позволяет человеку отличать одно со­стояние от другого. Но переживание как выражение результата при­способительной реакции должно означать, что психическое состояние возникает для того, чтобы мы переживали. А это уже странно. Нако­нец, я говорю о положительном результате для организма и личности (в смысле целостности и обеспечения нормальной жизнедеятельно­сти), Сафонов же говорит о направленности на достижение положи­тельного результата деятельности. Это значительно сужает роль со­стояний, поскольку деятельность является лишь фрагментом жизне­деятельности. Кроме того, то, что полезно для организма, не всегда полезно для деятельности.

Необходимость системного подхода при изучении психических, или психофизиологических, состояний человека обусловлена тем, что любое подобное состояние человека — это реакция не только психи­ки, но и всего организма и личности в целом, с включением в реагиро­вание как физиологических, так и психических уровней (субсистем) регулирования.

Вследствие этого, как правильно отмечал Н. Д. Левитов, всякое психическое состояние является как переживанием субъекта, так и деятельностью различных его функциональных систем. Оно имеет внешнее выражение не только по ряду психофизиологических пока­зателей, но и в поведении человека.

В общих чертах структуру психофизиологического состояния че­ловека можно представить в виде схемы (рис. 1.1).

Несколько иная структура психического состояния (рис. 1.2) раз­работана В. А. Ганзеном(1984).

Самый нижний уровень, физиологический, включает нейрофизио­логические характеристики, морфологические и биохимические из­менения, сдвиги физиологических функций; психофизиологический

Глава 1. Общие представления о состояниях человека 21

Рис. 1.1. Структурная схема психофизиологических состояний



Рис. 1.2. Общая структура психического состояния человека

1 Психический уровень реагирования

Переживания, психические процессы




II. Физиологический уровень реагирования

Вегетатика Соматика (психомоторика)




III. Поведенческий уровень

Поведение Общение Деятельность

22 ^ Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

уровень — вегетативные реакции, изменения психомоторики, сенсо­рики; психологический уровень — изменения психических функций и настроения; социально-психологический уровень — характеристи­ки поведения, деятельности, отношения человека. Ганзен считает не­обходимым выделять субъективные и объективные характеристики состояния, которые должны проявляться на всех указанных уровнях и, кроме того, делиться на общие, особенные и единичные (индиви­дуальные). Мне представляется эта структура излишне формализо­ванной, а ряд ее моментов вызывает сомнение. Например, вряд ли психические состояния приводят к морфологическим изменениям. Не очень понятно, почему вегетатика отнесена к разным уровням и почему сенсорика отделена от психических функций. Также не может быть субъективных характеристик на психофизиологическом и фи­зиологическом уровнях, что при использовании своей схемы при сис­темном описании стресса подтверждает и сам Ганзен.

В любом психофизиологическом состоянии его разные уровни должны быть обязательно представлены, и только по совокупности показателей, отражающих изменения на каждом уровне, можно сде­лать заключение об имеющемся у человека состоянии. Следователь­но, психофизиологическое состояние характеризуется синдромом, т. е. совокупностью симптомов, а не отдельным симптомом, пусть даже и очень важным с точки зрения диагностики. Ни поведение, ни различ­ные психофизиологические показатели, взятые по отдельности, не могут достоверно дифференцировать одно состояние от другого, так как, например, увеличение частоты сердечных сокращений может на­блюдаться при различных состояниях (утомление, тревога, страх), а сокращение времени простой сенсомоторной реакции может свиде­тельствовать как об оптимальном состоянии человека, так и о неопти­мальном (состояние монотонии). Кроме того, одному и тому же пере­живанию, как отмечал Левитов (1964), могут соответствовать разные формы поведения. Например, поведение разных людей при одном и том же состоянии может быть различным вследствие различий в про­явлении волевых качеств, помогающих преодолевать нежелательные формы поведения (желание убежать при появлении опасности, пре­кратить работу при появлении усталости и т. д.). Каждому неблаго­приятному состоянию соответствует какое-либо волевое качество: состоянию неуверенности — решительность, состоянию страха — сме­лость, состоянию утомления и монотонии — терпеливость, состоя-

Глава 1. Общие представления о состояниях человека 23

нию фрустрации — упорство и настойчивость, состоянию злости — выдержка.

Значимость системного подхода при изучении и диагностике пси­хофизиологических состояний состоит в том, что он заставляет иссле­дователей искать логические связи в «половодье аналитических фак­тов» и дает возможность «объяснить и поставить на определенное место даже тот материал, который был задуман и получен исследова­телем без всякого системного подхода» (Анохин, 1973, с. 12).

Я тоже, приступая к изучению ряда психофизиологических состо­яний теперь уже в далеких 1970-х, поначалу оказался в роли такого исследователя, бесстрастно выявлявшего лишь сдвиги ряда парамет­ров, сопутствующие возникновению определенных состояний. Вско­ре, однако, я понял, что рассматривать и диагностировать состояния только на основании суммы возникающих сдвигов — дело бесперспек­тивное, не позволяющее установить главное — смысл возникающих при развитии того или иного состояния функциональных изменений, т. е. в какой мере они обеспечивают адаптацию человека к изменив­шимся условиям существования, или, говоря словами Анохина, по­лучение конечного полезного результата. Именно поэтому в моих ис­следованиях состояний человека понятие о функциональной системе и системный подход стали методологическим инструментом, позво­ляющим приступить к созданию общей теории указанных состояний.

^ 1.3. Состояния — активная реакция

Независимо от того, деятелен или бездеятелен человек, состояния по своей физиологической природе всегда активны. Под этим понимает­ся, что, во-первых, состояние — это отражение определенного уровня активации определенных структур и систем организма, реакция на определенную ситуацию, стимул; во-вторых, оно возникает в процес­се саморегуляции организма и личности. Это относится не только к рабочим состояниям человека, возникающим в процессе его деятель­ности, но и к состоянию покоя в различных его формах (физиологи­ческий покой, оперативный покой — А. А. Ухтомский, 1937), которые после исследований Н. Е. Введенского уже не рассматриваются как пассивные состояния.

Так, в результате многочисленных электрофизиологических иссле­дований установлено, что даже при отсутствии нарочитых раздражений

24 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

рецепторы посылают в центральную нервную систему редкие асинх­ронные импульсы возбуждения (фоновая афферентная импульса-ция). В свою очередь, нервные клетки также периодически отправля­ют асинхронные импульсы возбуждения к другим нервным клеткам (фоновая межцентральная импульсация) и в исполнительные орга­ны (фоновая эфферентация, или субординационная импульсация). Данная фоновая импульсация снижает возбудимость клеток, органи­зуя таким образом определенный уровень покоя (Н. В. Голиков, 1968). Также было показано, что состояние сна тоже является активным со­стоянием.

Активная природа состояний отчетливо проявляется в психофи­зиологических состояниях, одной из фаз развития которых являет­ся противодействие фактору, вызывающему неблагоприятные сдвиги в организме, т. е. сохранение гомеостаза.

Понятие о гомеостазе

Существенным качеством организма в борьбе за существование яв­ляется его способность сохранять постоянство среды внутри организ­ма путем поддержания ряда физических, химических и физиологи­ческих констант тела. Эта способность обеспечивает организму неза­висимость его жизненных процессов от изменений, происходящих в окружающей среде (Клод Бернар).

Американский физиолог В. Кеннон расширил представления К. Бернара и предложил относительное динамическое постоянство как внутренней среды организма, так и некоторых его физиологиче­ских функций (кровообращения, дыхания, теплорегуляции, обмена веществ и деятельности отдельных эндокринных органов) назвать го-меостазисом.

Возникло понятие о целесообразном гомеостазисе, под которым подразумевают свойственные нормальному человеку структуру и ха­рактер нервных реакций, постоянность проявления основных свойств нервной деятельности. Очевидно, что разбираемые нами вопросы от­носятся к этому виду гомеостазиса. Ряд данных свидетельствуют, что существует гомеостазис функций двигательного аппарата. Постоян­ство показателей, характеризующих функциональное состояние дви­гательной системы в покое и при деятельности, проявляется как в те­чение коротких промежутков времени (одноразовое исследование испытуемого), так и на больших отрезках времени (неделя, месяц).

^ Глава 1. Общие представления о состояниях человека 25

Кеннон подчеркивал относительность и динамичность постоян­ства функций организма, поскольку уровень констант в связи с измен­чивостью внешней среды не может быть неизменным. Постоянство состояния имеет нижний и верхний пределы, при переходе через ко­торые система разрушается или нарушается ее жизнеспособность, так как от биологических свойств и химического состава внутренней сре­ды зависит уровень возбудимости и реактивности органов. Поэтому задача механизмов управления и регуляции в живых системах, с од­ной стороны, — поддерживать постоянство, а с другой — закономерно изменять его и приспосабливать путем перевода системы из состоя­ния покоя в деятельное состояние (рабочее).

Таким образом, психофизиологическое состояние — это не пассив­ная реакция организма, его капитуляция перед действующим стиму­лом, а борьба за сохранение гомеостаза. Это объясняет многие наблю­даемые «парадоксальные» изменения ряда физиологических показа­телей, которые должны по смыслу вроде бы говорить о «хорошем» состоянии, а на самом деле лишь показывают, что возникло неблаго­приятное состояние.

1.4. Функции состояний

Сказанное выше позволяет сделать вывод, что главная функция (пред­назначение) психофизиологических состояний — адаптация (приспо­собление) организма к изменившимся условиям существования.

Многие авторы в качестве важнейшей функции состояний назы­вают регулятивную (Психология: Словарь, 1990). Однако на самом деле она оказывается тождественной адаптивной функции. Указыва­ют также на функцию интеграции отдельных психических состояний и образование функциональных комплексов: процесс—состояние— свойство (Прохоров, 1994). Благодаря этому, как пишет Л. В. Кули­ков (2000, с. 12), «обеспечиваются отдельные акты психической ак­тивности в текущем времени, организация "психологического строя" личности, необходимого для эффективного ее функционирования в различных сферах жизнедеятельности». Необходимо отметить, что вопрос о соотношении процессов, состояний и свойств довольно слож­ный и спорный (более подробно см. п. 1.8). Я вижу интегрирующую функцию состояний скорее в образовании функциональных систем реагирования на изменяющиеся условия жизнедеятельности и дея­тельности.

26 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

^ 1.5. Фазность развития состояний

В отличие от ряда ученых, рассматривающих состояния как нечто ста­бильное, статус-кво, я рассматриваю состояние как динамичный про­цесс, проходящий через ряд фаз. Собственно, представления о фазно-сти развития состояний можно найти уже у Г. Селье, описавшего стресс. Правда, он упустил первую фазу: латентный период развития состояния.

Как известно, всякая реакция возбудимых систем имеет задержку в своем проявлении — скрытый, или латентный, период. Он связан с преодолением инерции предыдущего состояния и формированием системы, которая должна отреагировать на воздействие. Точно так же и психофизиологические состояния при попадании человека в ту или иную ситуацию развиваются не «с места в карьер». Например, состо­яние монотонии на производстве как следствие однообразия труда возникает только через 1,5-3 ч работы. Конечно, длительность скры­того периода развития различных состояний зависит от многих фак­торов и порой исчисляется долями секунды (например, при эмоцио­нальном реагировании), а порой — неделями и месяцами, но важно то, что этот период присутствует всегда.

Важность понимания данного положения обусловлена тем, что достаточно распространенной является следующая точка зрения: по­скольку имеется какой-то фактор, могущий вызвать определенное состояние, то должно быть налицо и это состояние. В действительно­сти же наличие причины не означает, что состояние уже возникло. Действие какого-либо фактора может изменить состояние человека лишь после преодоления инерции (гомеостаза) предыдущего состоя­ния или осознания значимости того или иного стимула, ситуации. Поэтому нужна определенная (пороговая) длительность действия данного фактора, чтобы возникло определенное состояние. Величина упомянутого порога определяет устойчивость человека к действию этого фактора, т. е. латентный период данного состояния. Именно в этом смысле говорят о фрустрационном пороге (Гошек, 1972). Нали­чие порога способствует тому, что ограничение двигательной актив­ности школьников ниже оптимального уровня в период учебного года не обязательно чревато развитием состояния гиподинамии. Непони­мание этого часто приводит к терминологической путанице, так как одним и тем же термином обозначают и состояние, и ситуацию, при-

^ Глава 1. Общие представления о состояниях человека 27

ведшую к нему. Например, говорят о гиподинамии, вместо того чтобы говорить о гипокинезии (ограничении двигательной активности), и наоборот; говорят о монотонии, вместо того чтобы говорить о моно­тонности работы как факторе, вызывающем состояние монотонии.

Устойчивость к развитию состояний (более позднее их появление) зависит как от прирожденных факторов (например, от типологиче­ских особенностей проявления свойств нервной системы и темпера­мента), так и от социальных (отношение к работе). Так, Н. П. Фетис-кин (1974) наблюдал у рабочих с положительным отношением к сво­ей работе более позднее развитие состояния монотонии, чем у рабочих с негативным отношением. У спортсменов, мастеров спорта, при не­эмоциональных тренировочных занятиях состояние монотонии раз­вивалось раньше, чем у новичков, тренировавшихся с энтузиазмом.

После латентной наступает вторая фаза — видимая (фиксируемая) реакция на действие данного фактора, фаза «капитуляции» организ­ма: появление страха, скуки, желание прекратить работу, дискоорди-нация работы функциональных систем (у Селье, описавшего стресс, это стадия шока).

Данная фаза сменяется третьей, «мобилизационной», фазой, в тече­ние которой организм стремится нейтрализовать отклонения от гоме-остаза или заданного режима работы (у Селье — стадия противото­ка). Это создает основу для перехода к следующей, четвертой стадии — устойчивости (по Селье — резистентности) в работе функциональных систем организма. Однако если действие фактора не прекращается долгое время, то наступает последняя фаза нормального развития со­стояния — «истощение» энергетического потенциала, следствием чего является снижение работоспособности, психологической устойчиво­сти и т. п.

Таким образом, развитие состояний — это не столько капитуляция организма и личности перед воздействующим на них стимулом, сколь­ко активная оборона, противодействие нарушению существующей ста­бильности (гомеостаза). Например, при развитии состояния моното­нии во второй стадии у человека появляются скука и заторможенность центров, связанных с переработкой информации. Однако на третьей стадии для ликвидации или уменьшении торможения усиливается дви­гательная активность (темп работы), в результате чего увеличивается поток импульсов, возбуждающих кору головного мозга, с работаю­щих мышц. То же происходит и при мышечном утомлении: снижение

напряжения мышц компенсируется приложением человеком допол­нительных волевых усилий, в результате чего мышечные волокна на­чинают сокращаться не поочередно, а все вместе. Это приводит к тому, что нужное усилие сохраняется и работоспособность еще некоторое время остается на прежнем уровне.

^ 1.6. Свойства и характеристики состояний

Рядом авторов выделены свойства состояний. Например, Ю. Б. Нек­расова (1994) отмечает следующие свойства психических состояний: ситуативная воспроизводимость, динамичность их существования и возможность переходить в устойчивые характеристики личности в условиях особой значимости и повторяемости.

Состояния характеризуются модальностью, длительностью, обра­тимостью, глубиной и качеством.

Модальность. Состояния качественно отличаются друг от друга и прежде всего тем, какие переживания (эмоции и эмоциональный тон ощущений) им сопутствуют. Поэтому меня удивляет, когда я вижу, например, такие заголовки: «Психическое состояние студентов в учеб­ном процессе» или «Предстартовое состояние спортсмена» (замечу — все в единственном числе). Это все равно что в ресторане получить меню, в котором написано только одно слово: «Еда». Ведь безмодаль-ностного психического состояния человека не существует. Так о ка­ком же конкретном состоянии идет речь: скуке, тревоге, утомлении, воодушевлении? Если авторы имеют в виду наличие у студентов и спортсменов разных состояний, то следовало бы написать: «Психиче­ские состояния»; если же речь идет только об одном (например, тре­вожности) — «Состояние тревожности у студентов...»

Длительность (устойчивость) состояний. Каждое состояние — вре­менное. В связи с этим важной характеристикой состояний человека является их обратимость, т. е. исчезновение через какое-либо время при прекращении действия фактора, их вызвавшего.

Именно по временной характеристике пытаются отличать состоя­ния от процессов (первые — более длительные, вторые — быстротеч­ны). Однако данный критерий весьма относителен, как и деление са­мих состояний на устойчивые и неустойчивые, кратковременные и длительные. Во всяком случае, ориентация на то, что состояния всегда длительные, мне представляется неоправданной. Все же в практиче-

^ Глава 1. Общие представления о состояниях человека 29

ских целях принято говорить о состояниях мимолетных, длительных и хронических. Каждое состояние может быть и мимолетным (напри­мер, тревожность болельщика при опасном моменте у ворот его лю­бимой команды), и длительным (тревожность родителей при ожида­нии результатов экзамена, который сдавал их ребенок), и хроническим (тревожность как черта личности). В. М. Зациорский с соавторами (1971) говорит об оперативных (появляющихся при однократном кратковременном воздействии), текущих (при длительном воздей­ствии фактора) и перманентных (хронических) состояниях, возника­ющих при постоянном (периодическом) действии какого-либо фак­тора.

Переход состояний из текущих в перманентные может иметь как положительный результат (например, при развитии состояния адап-тированности, тренированности), так и отрицательный (при развитии переутомления, хронической монотонии). Следовательно, в одном случае нужно стимулировать переход состояния из текущего в пер­манентное, а в другом случае — не допускать этого перехода.

Глубина состояний (интенсивность) характеризуется степенью выра­женности переживаний и сдвигов физиологических функций. При­мером могут послужить следующие семантические цепочки: страх-ужас; раздражение (рассерженность)—возмущение—гнев—ярость (бе­шенство); восхищение—восторг—экстаз.

Качество состояний определяется спецификой воздействующего на человека фактора, исходным фоном, а также индивидуальными осо­бенностями человека.

По знаку переживаний (эмоций) состояния делят на положитель­ные и отрицательные. Однако подобная качественная характеристи­ка состояний весьма условна. Так, некоторым людям нравится чув­ствовать себя несчастным. Можно получать удовольствие и от страха (на аттракционах).

В зависимости от значимости того или иного состояния для эффек­тивности деятельности, общения и здоровья человека состояния при­нято делить на благоприятные и неблагоприятные. Такое деление тоже весьма условно, так как некоторые «неблагоприятные» состоя­ния могут не ухудшать, а стимулировать деятельность по ряду пара­метров (например, при страхе и злости увеличиваются сила и быстро­та движений).

30 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

^ 1.7. Состояния и индивидуальные особенности человека

Одна и та же причина (например, монотонная деятельность) может вызвать различные состояния, подчас противоположные (в данном случае — либо монотонию, либо психическое пресыщение). Это за­висит от психофизиологических особенностей человека, в частности от типологических особенностей проявления свойств нервной систе­мы (Высотская с соавт., 1974). При развитии одного и того же состоя­ния формы его проявления у разных лиц тоже могут быть разными. Например, существуют три формы проявления страха (две активные, одна пассивная) и фрустрации. Н. Д. Скрябин (1972) наблюдал два вида вегетативных реакций при страхе у лиц с низкой степенью сме­лости — повышение и понижение частоты сердечных сокращений. Лазарус (1970) также наблюдал индивидуальный характер изменения пульса и артериального давления у разных испытуемых при одной и той же ситуации.

Подобные различия реакции у разных людей на один и тот же фак­тор обусловлены тем, что упомянутые факторы вызывают состояние не прямо, а опосредованно, преломляясь через особенности человека как индивида и личности:

Фактор -

Особенности личности

Состояние.

Помимо личностных особенностей определенную роль в возник­новении разных состояний у одного и того же человека при действии одной и той же причины играет ситуация, в которой находится чело­век, исходный фон (уровень активированности). Г. Хольмберг (1970), например, наблюдал у одного и того же испытуемого при действии эпинефрина то эйфорию, то гнев.

С другой стороны, проявление в поведении того или иного состоя­ния тоже определяется личностными особенностями человека, о чем писал В. Н. Мясищев.

Жизнь человека создает состояния, связанные с биологическими услови­ями: голодом, жаждой, динамикой полового влечения. Объект всех этих влечений притягателен для человека. Такие влечения, как пищевое, поло­вое, вместе с тем могут вступать в конфликт с требованиями этики. И ис­ход этого конфликта характеризует личность. Во время блокады в усло­виях массового голода некоторые люди умирали от голода, но не брали чужого, некоторые, наоборот, жадно и бесцеремонно поедали пищу дру­гих. Сексуальная этика заключается в том, чтобы регулировать свое поло-

^ Глава 1. Общие представления о состояниях человека 31

вое поведение в соответствии с общественными нравственными требова­ниями. Одни являются рабами полового голода и послушными, вплоть до преступления, исполнителями роли полового объекта, другие порывают связь, если она вступает в противоречие с их моральными требованиями (Мясищев, 1966, с. 12).

1.8. О триаде «психический процесс— состояние—психическое свойство»

Понятие «психическое состояние» в психологии относительно новое. Оно появилось в связи с желанием показать непрерывность форми­рования психологических образований, в частности преобразование психических процессов в психические свойства. Поскольку трудно объяснить такой переход, «имея» в начичии лишь диаду «процесс-свойство», было введено промежуточное звено — состояние, которое обладает, с одной стороны, некоторой динамичностью, а с другой — устойчивостью.

Как пишет Н. Д. Левитов (1964, с. 6), «выделение области психи­ческих состояний заполняет некоторый пробел в системе психологии, разрыв между психическими процессами: ощущениями, восприяти­ем, мышлением и т. п. — и психическими свойствами личности: на­правленностью, способностями, темпераментом, характером».

Точка зрения-3

В распространенном делении психических явлений — процессы, состоя­ния и свойства — они выделены и перечислены в порядке убывания дина­мичности. Именно в такой последовательности снижается динамичность, лабильность, скорость изменения явлений. Состояния занимают промежу­точное положение по признаку динамичности. Мысль о различной локали­зации черт личности и состояний на шкале «стабильность—лабильность» в современных исследованиях проводится все более отчетливо. Черту опре­деляют как постоянный способ индивидуального приспособления к окру­жающему, а психическое состояние — как активность «здесь и сейчас», как временное состояние сознания и настроения (Hayden, Mischel, 1976).

Черты личности и состояния, конечно, занимают разные места на шкале «стабильность—лабильность», но важнее подчеркнуть другой момент. В состояниях интегрирована актуальная выраженность черт личности, сила их проявления. Хотя состояния оказывают значимое влияние на формирование черт, обратное влияние (со стороны черт)

32 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

и для текущих, и для устойчивых состояний сильнее (Куликов, 2000, с. 11).Таким образом, триада «процесс—состояние—свойство» позво­ляет, по мысли Левитова, показать непрерывность психических пре­образований: процесс переходит в состояние, а состояние —- в свой­ство.

Чем больше устойчивость, статичность психического явления, тем выше его шансы перейти в состояние, а затем — в свойство. Отсюда условность разделения этих трех психологических категорий. При данном подходе состояние — это остановившийся (но не исчезнув­ший!) на некоторое время процесс, а свойство — застывшее состоя­ние. Не случайно в издании «Психология. Словарь» (1985) о психи­ческом состоянии говорится, что это «понятие, используемое для условного выделения в психике индивида относительно статического момента, в отличие от понятия "психический процесс", подчеркива­ющего динамические моменты психики, и понятия «психическое свойство», указывающего на устойчивость проявлений психики ин­дивида, их закрепленность и повторяемость в структуре его личности» (с. 267). Неудивительно, что безымянный автор статьи рассматрива­ет в качестве того, другого и третьего один и тот же феномен — аф­фект. Правда, удивляет, что при этом в качестве такового принимает­ся вспыльчивость, являющаяся в действительности свойством чело­века. Странно и то, что эмоция рассматривается упомянутым автором как психический процесс, а не состояние. Путаница в распределении психических явлений по указанным трем категориям имеется и у Ле­витова. Так, в состав психических состояний он включил ряд свойств личности (например, мечтательность, решительность).

Насколько трудно в реальности провести грань между психиче­скими процессами, психическими состояниями и психическими свой­ствами, видно из схемы, приведенной А. Г. Маклаковым (2000) в учеб­нике по психологии. В одном случае эмоции (радость, негодование, злость) включены в психические процессы, а в другом (страх, угнетен­ность, эмоциональный подъем) — в психические состояния (рис. 1.3). Возникает вопрос: почему автор сделал такое разделение, почему не все эмоции являются психическими состояниями? Не очень понятно и то, почему в психические свойства у него попали темперамент, ха­рактер, способности.

Еще больше запутывает понимание психического состояния утвер­ждение Левитова (там же, с. 21), что «всякое психическое состояние является как переживанием, так и деятельностью, имеющей некото-

^ Глава 1. Общие представления о состояниях человека 33

Рис. 1.3. Структура психических явлений

рое внешнее выражение» (выделено мною. — Е. И.). Возникает вопрос: является деятельностью чего (мозга) или кого (человека)? А может быть, автор имел в виду поведенческие характеристики, сопутствую­щие тому или иному состоянию?

Представления Левитова получили широкое признание среди оте­чественных психологов (Маклаков, 2000; Перов, 1974; Чеснокова, 1987, и др.), превратившись по существу в аксиому, не требующую до­казательств.

Однако внешне кажущаяся стройной и логичной, схема «процесс-состояние—свойство» при ее почленном анализе вызывает много во­просов.

Прежде всего это касается понимания категории «психический процесс». Вообще-то процесс — это «ход, развитие какого-нибудь яв­ления, последовательная смена состояний в развитии чего-нибудь» (Ожегов, 1985, с. 544, выделено мною. — Е. И.).

В учебниках по психологии психические процессы чаще всего по­нимаются и раскрываются по существу как функции психики, т. е. воз­можность воспринимать окружающую действительность, хранить в памяти воспринятое, думать и т. д. При рассмотрении же восприя-

3-1411



34 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

тия, мышления и т. п. как действительно процессов (процессуальных характеристик психической деятельности) возникает сомнение: а не описываются ли при этом протекающие во времени психические дей­ствия или психическая деятельность по восприятию (обнаружение, различение, опознание и т. д.), запоминанию и воспроизведению ин­формации, анализу, синтезу и т. д. Не случайно Левитов пишет, что и те и другие имеют начало и конец, т. е. обладают динамикой.

Понятие «психический процесс» активно использовалось и С. Л. Ру­бинштейном (1999). Он писал, что основным способом существова­ния психического является его существование в качестве процесса и деятельности. Но и он, например, говорит о процессах анализа, синте­за, обобщения, которые можно считать операциями или действиями, с помощью которых осуществляется мыслительная деятельность. При этом Рубинштейн выделял и другие способы существования психи­ческого — результаты психического процесса, а также состояния, свой­ства и т. д.

Разницу между процессуальными характеристиками сознания (т. е. процессами) и психическими состояниями Левитов видит в боль­шей целостности и устойчивости последних. Но разве акты восприя­тия и т. п. нецелостны и не могут быть устойчивыми, а состояния — кратковременными и даже мимолетными?

Точка зрения-4

В отличие от психического процесса как динамической формы существо­вания психическое состояние личности иногда рассматривается только как статичная его характеристика. Однако состояние содержит уже в самом себе ряд процессуальных моментов, оно имеет свои собственные динами­ческие особенности. Все это исключает одностороннюю трактовку состо­яния как статичного явления психики. Каждое состояние проходит основ­ные этапы постепенного развертывания во времени и формируется от на­чальных фаз до «вершины» максимальной выраженности и далее идет к спаду, исчезновению, замене новым состоянием, с которым оно в той или иной форме вступает во взаимодействие. Этапы развития каждого состоя­ния, смена одних состояний другими, взаимодействие их между собой — все это его динамические моменты (Чеснокова, 1987, с. 22). Теория перемежающихся состояний выдвигает объяснение, согласно ко­торому ощущения, переживаемые во время прыжка с парашютом, пред­ставляют собой переключение из целеустремленного состояния в нецеле­устремленное состояние. В целеустремленном состоянии повышенное воз­буждение, похожее на то, что переживается при продумывании прыжка из самолета, приводит к появлению чувства тревоги; в нецелеустремленном

^ Глава 1. Общие представления о состояниях человека 35

состоянии повышенное возбуждение ощущается как сильный восторг. Та­ким образом, переход от целеустремленного состояния к нецелеустрем­ленному при том же уровне возбуждения привел бы к немедленной смене сильнейшей тревоги сильнейшим удовольствием. Для того чтобы удосто­вериться в существовании этой мгновенной смены, исследователи собрали данные о членах двух парашютных клубов. Парашютисты описывали свои ощущения тревоги и восторга до, во время и после прыжков. Собранные данные показали наличие явного переключения состояний: за несколько мгновений до прыжка парашютисты испытывали тревогу (но не восторг); через несколько мгновений после раскрытия парашюта они испытывали восторг (но не тревогу). Возбуждение не исчезало — оно обретало иное значение, стоило парашютисту резко перейти от целеустремленного со­стояния к нецелеустремленному (Apter, Batler, 1997; цит. по: Герриг, Зим-бардо, 2004, с. 568-570).

Таким образом, категория «психические процессы» в трактовке Левитова повисает в воздухе, остается без содержания, а попросту — становится ненужной, поскольку вместо нее можно употреблять дру­гие категории, более точные и имеющие конкретное содержание: в од­ном случае — «психические функции», в другом — «психические (по­знавательные) действия».

Левитов пишет, что вне психических процессов нет и не может быть никаких психических состояний. Но исходя из приведенного определения процесса можно сказать и обратное — вне состояний (их изменения) нет психического процесса (см. «Точка зрения-4»). Отсю­да возникают представления, что, с одной стороны, психические про­цессы выступают в качестве первичных факторов формирования пси­хических состояний человека, а с другой — психические состояния влияют на течение и результат психических процессов (Маклаков, 2000, с. 24-25). Но если состояния — это совокупность психических процессов, то могут ли процессы влиять на самих себя? Очевидно, что состояния влияют на психические процессы только в том случае, если под этими процессами понимают познавательные действия. Следова­тельно, речь должна идти о зависимости эффективности проявления психических функций от состояний.

Левитов утверждает, что психические процессы могут перейти в психическое состояние, например процесс восприятия художест­венной картины может перейти в довольно сложное психическое со­стояние под впечатлением от этой картины. Но что значит для про­цесса «перейти в психическое состояние» — его исчезновение в дан­ный отрезок времени или включение в состояние? Левитов это не

36 Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

уточняет. Правильнее было бы сказать, что процесс восприятия вы­зывает (провоцирует) сложное (эмоциональное) психическое состо­яние.

Если уж говорить о связи психических состояний с процессами, то следует учитывать, что само состояние является процессом как после­довательность когнитивных, аффективных и поведенческих реакций, актуализирующихся в результате воздействия на человека различных стимулов, ситуаций и деятельности. Об этом я подробно говорил в п. 1.5, посвященном фазности развития состояний.

Точка зрения-5

Термин «состояние» относится к числу метапонятий, а не собственно пси­хологических категорий наряду с терминами «функция», «система», «про­цесс», «свойство» и др. В физике и других естественных науках «состоя­ние» — есть мгновенная характеристика объекта, наиболее общее и не­определимое понятие. Множество изменений состояния объекта во времени обозначается как процесс... «Свойством» называется внешнее проявление состояния системы, неизменное во времени. В психологии «состоянием» называют некую внутреннюю характеристику психики человека, относи­тельно неизменную во времени составляющую психического процесса (как ни парадоксально это звучит). Состояние проходит вместе с породившим его процессом (например, эмоциональным), а психическое свойство — внешняя, константная характеристика системы, рассматривается без учета времени. Возможны, разумеется, и другие трактовки отношений между этими понятиями (Дружинин, 2000, с. 7).

Вопросы возникают и при рассмотрении соотношения состояния и свойства личности. Левитов пытается показать, что нет необходи­мости жестко отделять свойство человека от состояния: «Мы говорим о решительности и нерешительности, об активности и пассивности, о бодрости и подавленности и как временных состояниях, и как об устойчивых чертах личности» (1964, с. 21). Однако такое заключение базируется на ошибочном отождествлении свойств с состояниями, а состояний — со свойствами.

Решительность — свойство личности, а состояние — решимость. Активность — состояние, а свойством личности является высокая по­требность в активности, энергичность. И вообще трудно себе предста­вить, из какого состояния может возникнуть такое свойство лично­сти, как честность.

Очевидно, точнее будет сказать, что свойства личности — это го­товность (или предрасположенность) человека проявлять определен-

^ Глава 1. Общие представления о состояниях человека 37

ные состояния и поведенческие реакции на определенные стимулы (например, личностная тревожность — это склонность проявлять со­стояние тревоги на значимые стимулы; вспыльчивость — склонность эмоционально реагировать на фрустрацию и т. д.).

Исходя из сказанного мне представляется, что триада «психиче­ский процесс—состояние—свойство личности» не оправдывает воз­ложенные на нее ожидания и лишь запутывает понимание истины. Прежде всего неадекватно само понятие «психический процесс». То, что называют психическими процессами, в действительности являет­ся, с одной стороны, психическими (познавательными) функциями мозга, а с другой — познавательными действиями (перцептивными, мнемическими, интеллектуальными). При этом следует иметь в виду, что подобное разделение этих действий весьма условно, так как в каж­дом из них одновременно участвуют все психические функции, напри­мер опознание невозможно без эталона, т. е. памяти, без мышления и т. д. Поэтому никакая отдельно взятая функция даже теоретически не может перейти в состояние, если не понимать в качестве такового про­цесс реализации функции, т. е. познавательное действие или познава­тельную деятельность в целом. Но тогда становится ненужным либо понятие «познавательное действие», либо понятие «состояние», так как в рассматриваемом случае это одно и то же.

Путаница в использовании понятий «процесс» и «состояние» на­блюдается и в публикациях физиологов и медиков. Например, можно встретить такое выражение: «Это свидетельствует о развитии тормоз­ных процессов в центральной нервной системе», хотя логичнее, как мне представляется, говорить о развитии тормозных состояний, ведь нервный процесс только один — возбуждение.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46

Похожие:

Е. П. Ильин психофизиология iconИван Ильин Наши задачи -том I иван Ильин Наши задачи Том I
Путь жизни", и некролог генерала А. Фон Лампе "Иван Александрович Ильин". Автобиография И. А. Ильина была включена им в статью "Что...
Е. П. Ильин психофизиология iconИван Александрович Ильин о сопротивлении злу силою Иван Ильин о сопротивлении злу силою
И сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец, и волов, и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул
Е. П. Ильин психофизиология iconПсихофизиология профессиональной деятельности

Е. П. Ильин психофизиология iconИван Ильин Наши задачи-Том II иван Ильин Наши задачи Том II предпосылки творческой демократии
Но разве фанатик внемлет урокам исторического опыта? Сколько раз формальные демократии вырождались, теряли свою творческую силу и...
Е. П. Ильин психофизиология iconИван Ильин Основы христианской культуры Иван Ильин Основы христианской культуры Предисловие
России, братия св. Иова Почаевского в Мюнхене предприняла новое издание «Основ христианской культуры». Эта книжечка нам кажется ныне...
Е. П. Ильин психофизиология iconКурсы по выбору Блок
Психофизиология познавательных процессов и профилактика преждевременного старения
Е. П. Ильин психофизиология iconДифференциальная психофизиология мужчины и женщины
В данной книге рассмотрены физиологические, психические и социальные различия мужчин и женщин с учетом многочисленных отечественных...
Е. П. Ильин психофизиология icon• Происшествие на вилле «Три конька»
А. Башкирова А. Левейко А. Шарова А. Поливанова В. Ильин Н. Дехтерева А. Бершадский М. Кан М. Баранович Н. Галь jurgennt
Е. П. Ильин психофизиология iconЛекции по общей психологии Александр Романович Лурия
...
Е. П. Ильин психофизиология iconИсследование физиологических механизмов психических процессов и состояний...
Психофизиология (психологическая физиология) — научная дисциплина, возникшая на стыке психологии и физиологии, предметом ее изучения...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница