Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений


НазваниеЕлена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений
страница9/14
Дата публикации12.03.2013
Размер2.23 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Психология > Документы
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14
^

9. Детско родительские отношения в подростковом возрасте9




9.1. Значение семьи в жизни подростка



Развитие детей в подростковом возрасте ставит перед родителями новые требования. Подросток вступает в этап интенсивного овладения социальными ролями взрослого человека, его круг общения быстро расширяется, увеличивается связь с неформальными группами, со школой. Все это происходит в условиях бурных физиологических, психологических и социальных перемен в организме и личности подростка. Поэтому в этот период он остро нуждается в направляющей и консультирующей поддержке семьи: в объяснении, информировании, содействии в формировании оценки самых разных сторон жизни.

Зависимость подростка от семьи весьма велика. В семье удовлетворяется значительная часть его потребностей, в том числе материально бытовых (что особенно важно в этом возрасте) и потребностей в эмоциональной поддержке, любви и симпатии. Если эти потребности не удовлетворяются в семье, это, естественно, порождает скрытую или явную семейную неудовлетворенность, нервно психическое напряжение, тревогу.

Велика роль семьи в осуществлении социального контроля за поведением подростка. В этом возрасте ряд психологических механизмов, необходимых для самостоятельного поведения взрослого члена общества, находится в стадии формирования. Неспособность семьи выполнять функцию контроля по отношению к подростку ведет к нарушениям его поведения и к нарушению в развитии личности, ставит подростка в весьма трудное и уязвимое положение, обусловливая его дезориентацию в социальной действительности, обезоруживая его перед различными трудностями и противоречиями.

Нарушения во взаимоотношениях родителей с детьми, ранее не игравшие заметной роли, выходят на первый план, становятся для подростка источником психической травматизации.

^

9.2. Классификация типов негармоничного воспитания подростка



В основу классификации типов негармоничного воспитания подростка (Эйдемиллер, Юстицкий, 1987) положены следующие параметры:

• Уровень протекции в процессе воспитания, то есть сколько сил, внимания уделяют родители воспитанию ребенка. Наблюдаются чрезмерный (гиперпротекция) или недостаточный (гипопротекция) уровень протекции.

• Степень удовлетворения потребностей ребенка, в которой возможны два отклонения: потворствование – максимальное, некритичное удовлетворение любых потребностей ребенка и игнорирование потребностей ребенка.

• Количество требований к ребенку и его обязанностей в семье, включая обязанности по дому, по учебе, требования личной гигиены, помощь другим членам семьи и др. Выделяют чрезмерность требований обязанностей и недостаточность требований обязанностей.

• Количество запретов, которое определяет уровень самостоятельности ребенка. Оно может быть чрезмерным и недостаточным.

• Строгость санкций, то есть наказаний. Они могут быть чрезмерными и минимальными.

Устойчивые сочетания этих параметров представляют собой типы негармоничного воспитания, которые оказывают определенное влияние на подростков с разными типами акцентуаций характера. Классификация типов негармоничного воспитания представлена ниже.

^ Потворствующая гиперпротекция. Ребенок находится в центре внимания семьи, которая стремится к максимальному удовлетворению его потребностей. В результате данного типа воспитания формируется непомерно высокий уровень притязаний, безудержное стремление к лидерству и превосходству с недостаточным упорством и опорой на собственные психологические ресурсы. Когда ребенок сталкивается с реальной действительностью, он часто не находит подтверждения своим завышенным ожиданиям, что ведет к конфликту между реальным и идеальным Я. С одной стороны, это приводит к формированию агрессивности, недоверчивости, подозрительности, упрямству, обидчивости, с другой – противоречие между стремлением детей к контактам с другими людьми и отсутствие средств для установления этих контактов приводит к глобальной зависимости от микросоциального окружения. Этот тип воспитания содействует развитию демонстративных (истероидных) и гипертимных черт личности у подростка.

^ Доминирующая гиперпротекция. Ребенок также находится в центре внимания родителей, которые отдают ему много сил и времени, однако в то же время лишают его самостоятельности, ставя многочисленные ограничения и запреты. У гипертимных подростков такие запреты усиливают реакцию эмансипации и обусловливают острые аффективные реакции «экстрапунктивного» (направленного вовне) типа. При тревожно мнительном (психастеническом), сенситивном, астеническом типах акцентуаций личности доминирующая гиперпротекция усиливает астенические черты.

^ Повышенная моральная ответственность. Этот тип воспитания характеризуется сочетанием высоких требований к ребенку с пониженным вниманием к его потребностям. Он стимулирует развитие черт тревожно мнительной (психастенической) акцентуации личности. В условиях такого воспитания подростки с психастенической и сенситивной акцентуациями, как правило, не выдерживают бремени непосильной ответственности, что приводит к образованию затяжных невротических реакций или декомпенсаций по психастеническому типу. У гипертимов такое отношение вызывает чувство протеста против неуважения к его Я и резко усиливает реакцию эмансипации.

^ Эмоциональное отвержение. Крайний вариант этого типа – воспитание по типу «Золушки». В основе эмоционального отвержения лежит осознаваемое, а чаще неосознаваемое отождествление ребенка с какими либо отрицательными моментами в жизни родителей. Характерно неприятие индивидуальных особенностей ребенка, попытки «улучшения», «коррекции» врожденного типа реагирования, сочетающиеся с жестким контролем, регламентацией всей жизни ребенка, с императивным навязыванием ему единственно правильного типа поведения; игнорирование потребностей подростка, нередко жестокое обращение с ним; глобальное недовольство ребенком. Ребенок ощущает себя помехой в жизни родителей, устанавливающих большую дистанцию в отношениях с ним. Эмоциональное отвержение формирует и усиливает черты инертно импульсивной (эпилептоидной) акцентуации личности и эпилептоидной психопатии, ведет к декомпенсации и формированию невротических расстройств у подростков с эмоционально лабильной и астенической акцентуациями. При гипертимной и инертно импульсивной акцентуациях ярче выступают реакции протеста и эмансипации; демонтративно гиперкомпенсаторные личности утрируют детские реакции оппозиции, интроверты замыкаются в себе, уходят в мир аутичных грез, «неустойчивые» находят отдушину в подростковых компаниях.

При жестоком обращении родителей с детьми на первый план выходит эмоциональное отвержение, которое проявляется в том, что потребности детей не удовлетворяются, их лишают удовольствий, наказывают, избивая и истязая.

При гипопротекции ребенок предоставлен самому себе, родители не интересуются им и не контролируют его. Недостаток опеки и контроля за поведением, доходящий до полной безнадзорности, чаще проявляется как недостаток заботы о физическом, духовном благополучии ребенка, внимания к его делам, интересам, тревогам. Скрытая гипопротекция наблюдается при формальном контроле и реальной невключенности в жизнь ребенка. Такое воспитание особенно неблагоприятно при акцентуациях гипертимного и неустойчивого типов. Данный тип воспитания провоцирует асоциальное поведение: побег из дома, бродяжничество, праздный образ жизни, враждебность, неуступчивость, максимальную агрессию. В основе данного типа реагирования может лежать фрустрация потребности в любви и принадлежности, эмоциональное отвержение подростка, невключение его в семейную общность. Устойчивые сочетания различных черт, образующие тот или иной тип негармоничного воспитания, обобщены в таблице 9.1.

Таблица 9.1

Сочетание черт в различных типах негармоничного воспитания подростков

Примечание: + означает чрезмерную выраженность соответствующей черты воспитания; – означает ее недостаточную выраженность; +/– означает, что при данном типе воспитания возможны как ее чрезмерность, так и недостаточность или невыраженность.

^

9.3. Основные семейные нарушения, обусловливающие психотравматизацию подростка



Наиболее частым источником психотравматизации подростка является модель взаимоотношений, которую можно назвать «близорукой». Характерная черта «близорукого» представления родителей о характере подростка и о тех взаимоотношениях с ним, из которых они и исходят, строя эти взаимоотношения, – это склонность учитывать только особенности сиюминутной ситуации. При взаимоотношениях, которые строятся на «близоруком» представлении, родитель учитывает только непосредственные последствия своих поступков по отношению к подростку и не задумывается над более отдаленными. Наблюдения показывают, что такое представление встречается при различных нарушениях взаимоотношений родителей с подростком, однако особенно часто отмечается при доминирующей гиперпротекции, потворствующей гиперпротекции, эмоциональном отвержении.

С «близорукой» моделью связан целый ряд отрицательных явлений в развитии и проявлении характерологических нарушений у подростков, например, в «эффекте самоусиления нарушения». Этот эффект возникает, если на непринятие родителями неблагоприятных черт характера подростка последний отвечает их усилением. Так, инертно импульсивный подросток, сталкиваясь с сопротивлением своим притязаниям, отвечает на них, например, агрессивным взрывом и побуждает членов семьи отступить. Демонстративно гиперкомпенсаторный подросток, столкнувшись с недоверием к демонстрируемой им роли больного, идет на усиление демонстрации и добивается своего. Неустойчивый подросток на попытки контролировать его поведение отвечает полным уходом из под контроля. Здесь наблюдается парадоксальное соотношение: нарушение характера порождает попытки корректирующего воздействия семьи, однако эти попытки приводят к обратному результату – дальнейшему усилению отклонения. Во всех выявленных нами случаях «эффекта самоусиления нарушения» у подростка его родители руководствовались «близоруким представлением» во взаимоотношениях с ребенком. Это происходит, по всей видимости, из за того, что при данном типе представления весьма трудно учесть, что уступка поведет к дальнейшему закреплению и усилению негативных качеств.

Нарушение супружеских взаимоотношений между родителями в силу каких либо причин или неудовлетворенность этими отношениями родителя, играющего основную роль в воспитании, приводит к такому типу нарушения взаимоотношений с подростком, как расширение сферы родительских чувств. Этот тип нарушений обусловливает гиперпротекцию подростка (потворствующую или доминирующую). Нередко при этом мать или (реже) отец, сами того четко не осознавая, хотят, чтобы ребенок, а позже подросток, стал для них чем то большим, чтобы он удовлетворял хотя бы отчасти потребности (во взаимной исключительной привязанности, иногда даже эротические), которые в нормальной семье удовлетворяются в психологических отношениях супругов.

У родителя появляется стремление отдать подростку (причем, как правило, противоположного пола) «все чувства», «всю любовь». Когда ребенок достигает подросткового возраста, у родителя возникает страх перед его самостоятельностью. Появляется желание удержать ребенка с помощью потворствующей или доминирующей гиперпротекции. Как правило, сами родители не осознают своего стремления к расширению сферы родительских чувств и, соответственно, к изменению роли подростка. Они проявляют его лишь косвенно, например, когда мать говорит, что ей никто не нужен, кроме сына, и противопоставляет идеализированные отношения с сыном не удовлетворяющим ее отношениям с мужем. Иногда такие матери осознают свою ревность к подругам сына, хотя чаще проявляют ее во многочисленных придирках к ним.

Родители также могут предпочитать в подростке детские качества, присваивать ему роль «маленького ребенка». В этом случае возникает нарушение воспитания – потворствующая гиперпротекция. Здесь наблюдается стремление родителей игнорировать взросление детей, стимулировать сохранение у них таких детских качеств, как непосредственность, наивность, игривость. Для таких родителей подросток все еще «маленький». Нередко они открыто признают, что маленькие дети им вообще нравятся больше, что с большими уже не так интересно. Страх и нежелание взросления детей могут быть связаны с особенностями биографии самого родителя (он имел младшего брата или сестру, на которых переместилась любовь его родителей, в связи с чем свое взросление он воспринимал как несчастье). Рассматривая подростка как еще «маленького», родители снижают уровень требований к нему, создавая потворствующую гиперпротекцию и стимулируя тем самым развитие психического инфантилизма.

Родитель также может проецировать на подростка собственные нежелательные качества. В этом случае родитель имеет тенденцию отвергать подростка, жестоко обращаться с ним. В подростке родитель как бы видит те черты характера, которые чувствует, но не хочет признать в самом себе. Это может быть агрессивность, склонность к лени, влечение к алкоголю, негативизм, несдержанность. Ведя борьбу с этими (реальными или мнимыми) качествами подростка, родитель (чаще всего отец) извлекает из этого эмоциональную выгоду для себя. Он при этом нередко навязывает подростку роль «неисправимого», «хулигана», «психа», «недотепы» и т. д. Борьба с нежелательными истинными или воображаемыми качествами подростка помогает отцу верить, что у него самого этих качеств нет. Такие родители много и охотно говорят о своей непримиримой и постоянной борьбе с отрицательными чертами и слабостями подростка, о наказаниях, которые они применяют. В то же время в их высказываниях сквозит уверенность, что это не поможет, так как подросток «по натуре» такой. Нередки инквизиторские интонации при разговоре о подростке с характерным стремлением в любом поступке выявить «истинную», то есть дурную причину.

Родители с неразвитыми родительскими чувствами имеют тенденцию к гиперпротекции, эмоциональному отвержению, жестокому обращению с подростком. Слабость, неразвитость родительских чувств нередко встречаются у родителей подростков с отклонениями характера. Внешне это проявляется в том, что родители не желают иметь дело с подростком, плохо переносят его общество, проявляют исключительно поверхностный интерес к его делам. Причиной неразвитости родительских чувств могут быть особенности характера самого родителя, например, выраженная интровертированность или то, что сам родитель был отвергнут в детстве своими родителями, что он в детстве не испытал родительского тепла. Замечено, что у очень молодых родителей родительские чувства значительно слабее, что такие чувства имеют тенденцию усиливаться с возрастом (пример тому – любящие бабушки и дедушки).

Нередко отношение к подростку со стороны родителя обусловливается не реальными чертами подростка, а теми, которые родитель приписывает его полу – «вообще мужчинам» и «вообще женщинам». В этом случае возникает такой тип нарушения, как сдвиг в установках родителя по отношению к подростку в зависимости от его (подростка) пола, что обусловливает либо потворствующую гиперпротекцию, либо эмоциональное отвержение подростка.

Так, при наличии предпочтения женских качеств наблюдается неосознаваемое неприятие подростка мужского пола. В таком случае приходится сталкиваться со стереотипными отрицательными высказываниями, суждениями о мужчинах вообще: «Мужчины в основном грубы и неопрятны. Они легко поддаются животным побуждениям, агрессивны, чрезмерно сексуальны, склонны к алкоголизму. Любой же человек, будь то мужчина или женщина, должен стремиться к противоположным качествам – быть нежным, деликатным, опрятным, сдержанным в своих чувствах». Именно такие качества родитель с предпочтением женских качеств видит в женщинах. Примером этому может служить отец, который видит массу недостатков в характере сына и считает, что все его сверстники такие же. В то же время отец находит в младшей сестре подростка разнообразные достоинства. Возможен и противоположный вариант – выраженная антифеминистская установка, пренебрежение к матери подростка, к его сестре. В этих условиях в отношении самого подростка мужского пола может сформироваться воспитание по типу «потворствующая гиперпротекция».

Формирование семейных взаимоотношений происходит успешно, если каждый член семьи способен повлиять на других, на их поведение, на их мнение по различным вопросам. Особенно существенно влияние родителей на подростка, его наличие – важная предпосылка осуществления социального контроля за его поведением со стороны семьи. Практика работы с подростками и их родителями показывает, что возможность родителей влиять на подростка значительно снижается при таком нарушении, как воспитательная неуверенность родителя. В этом случае происходит перераспределение власти в семье между родителями и подростком в пользу последнего. Обусловливаемое нарушение воспитания – либо потворствующая гиперпротекция, либо пониженный уровень требований к подростку. Родитель «идет на поводу» у подростка, уступает даже в тех вопросах, в которых уступать, по его мнению, никак нельзя. Это происходит потому, что подросток сумел найти «слабое место» у родителя и добивается для себя положения «минимум требований – максимум прав». Типичная комбинация в такой семье – бойкий, уверенный в себе подросток, смело предъявляющий требования, и нерешительный, обвиняющий себя во всех неудачах с подростком родитель.

Возможность влияния родителя на подростка значительно снижается при фобии утраты ребенка. Поведение родителя отличается неуверенностью, боязнью ошибиться, он преувеличивает болезненность или беззащитность ребенка. Обусловливаемое нарушение отношений с подростком – потворствующая или доминирующая гиперпротекция. Иногда источник таких переживаний родителей коренится в истории появления ребенка на свет – его долго ждали, обращения к врачам успеха не приносили, ребенок родился болезненным и т. д. Иногда отношение родителей к подростку формировалось под воздействием страха его потерять, так как он тяжело болел, особенно, если болезнь была длительной. Этот страх заставляет родителя прислушиваться к любому желанию ребенка, спешить его удовлетворять или мелочно опекать ребенка.

Литература



Личко А. Е. Подростковая психиатрия. – Л., 1985.

^ Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В.В. Клинико психологическая диагностика взаимоотношений в семьях подростков с психопатиями, акцентуациями характера, неврозами и неврозоподобными состояниями: Методические рекомендации. – Л.,1987.

Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. В. Психология и психотерапия семьи. – СПб., 1999.


^

10. Структура родительского отношения и его динамика в онтогенезе ребенка10



На протяжении всего развития психологической науки актуальность проблематики детско родительских отношений остается неизменно острой. В отечественной психологии исследования детско родительских отношений носят в основном узко прикладной характер и в большинстве случаев не выходят за рамки психотерапевтического подхода. Психотерапевтами, клиническими психологами и консультантами накоплен огромный опыт работы с проблемами детско родительских отношений, который зачастую получает достаточно эклектичную интерпретацию с позиций западных направлений.

Среди используемых методов диагностики родительского отношения преобладают либо клинические методики (например, «АСВ» Э. Г. Эйдемиллера), либо западные аналоги, адаптированные для отечественной выборки («PARI» Шафера, «FAST» Геринга и т. п.). Последние десять лет наиболее известным и используемым методом диагностики особенностей родительской позиции по отношению к конкретному ребенку является опросник родительского отношения, разработанный в 1986 году А. Я. Варгой совместно с В. В. Столиным. Однако при всех своих достоинствах методика нуждается в некоторой доработке: в ней нечетко дифференцированы друг от друга и недостаточно научно обоснованы выделенные авторами пять шкал родительского отношения. Некоторые формулировки вопросов подталкивают родителя к выбору социально желательных ответов (например, «Я уважаю своего ребенка») и к игнорированию социально неприемлемых вариантов ответов («Бывают случаи, когда издевательское отношение к ребенку приносит ему большую пользу», «Мой ребенок совершает такие поступки, которые, кроме презрения, ничего не стоят»). Также необходимо отметить, что этот метод имеет в своей основе динамическую двухфакторную модель родительского отношения, предложенную Шафер и Белл (Schaefer, Bell, 1969), где основными факторами являются эмоциональный (любовь–ненависть или принятие–непринятие) и поведенческий (автономия–контроль). Сочетание этих факторов, на наш взгляд, не отражает всей полноты и сложности родительского отношения, а термин «принятие», традиционно используемый для описания родительского отношения, явно недостаточен для характеристики глубины и напряженности родительской любви.

Родительское отношение описывается в разных психологических школах в весьма различных понятиях и терминах. Вместе с тем практически во всех подходах можно усмотреть исходную дихотомию, которая задает двойственность, или поляризацию, родительского отношения. С одной стороны, главной характеристикой родительского отношения является любовь, которая определяет доверие к ребенку, радость и удовольствие от общения с ним, стремление к его защите и безопасности, безусловное принятие и внимание, целостное отношение к нему. С другой стороны, родительское отношение характеризуется требовательностью и контролем. Именно родитель является носителем общественных норм и правил, оценивает его действия, осуществляет необходимые санкции, которые обусловлены определенными родительскими установками. Несмотря на различие в терминологии (удовольствие и реальность, любовь и контроль, безусловность и условность и т. д.), эта двойственность прослеживается в большинстве описаний родительского отношения, представленных в классических западных теориях.

Исходя из вышесказанного, можно предположить, что данные амбивалентные характеристики отражают реальную, объективную двойственность родительской позиции. С одной стороны, это безусловная любовь и глубинная связь, с другой – это объективное оценочное отношение, направленное на формирование ценных качеств и способов поведения. Наличие этих двух противоположных начал характерно не только для родительского отношения, но и для межличностных отношений вообще (Смирнова, 1994). Другой человек выступает, с одной стороны, как совокупность отдельных качеств, которые могут стать предметом оценки, сравнения, познания или воздействия, с другой – он является самоценной и целостной личностью, не сводимой к частным проявлениям. Если первый аспект задает границы себя и другого, порождает обособленность и отдельность, то второй – создает общность и причастность друг к другу. Эти два начала, которые можно обозначить как предметное и личностное, не являются разными типами или формами отношений. Они образуют два момента, в определенной мере присущие каждому конкретному отношению. Различие конкретных отношений сводится к относительному преобладанию или выраженности каждого из этих двух моментов.

Своеобразие и внутренняя конфликтность родительского отношения заключается, на наш взгляд, в максимальной выраженности и напряженности обоих моментов. С одной стороны, в силу изначального единства, глубинной связи матери и ребенка, материнская любовь является высшим проявлением альтруистического, бескорыстного, то есть личностного отношения. В силу этого она порождает устойчивую и безусловную любовь, чувствительность к состояниям и переживаниям ребенка, сильную эмоционально аффективную связь с ним, которая вряд ли может быть описана традиционным термином «принятие». С другой стороны, ответственность за будущее ребенка порождает оценочную позицию, контроль за его действиями, сравнение его с другими, превращая ребенка в объект воспитания. Все это предполагает реализацию более или менее жесткой воспитательной стратегии, включающей определенную направленность родительских воздействий на будущее, на формирование определенных качеств, ценных с точки зрения родителя, объективную (а порой необъективную) оценку действий и состояний ребенка и т. д.

Поскольку личностное и предметное начало имманентно присущи каждому типу родительского отношения, их можно рассматривать как его структурные составляющие. Конкретные варианты отношения могут определяться относительной выраженностью и содержательным наполнением предметного и личностного начала.

Мы полагаем, что тип родительского отношения и соотношение его структурных компонентов определяется не только индивидуальными особенностями родителей, но и возрастом ребенка. Существующие исследования показывают, что в младенческом возрасте максимально выраженным является личностное начало родительского отношения (М. И. Лисина, Н. Н. Авдеева, С. Ю. Мещерякова, Е. О. Смирнова). Отношение к младенцу как к целостной, уникальной личности, безусловное и безоценочное принятие, аффективно личностная связь с ним являются необходимыми условиями формирования самоощущения ребенка, выделенности его Я, становления его активности в общении и предметной деятельности. Что касается предметного начала отношений (требовательности, контроля, оценки определенных качеств, ожидания определенных действий и т. д.), то на первом году жизни оно выражено минимально.

Исходя из этого, можно предположить, что по мере взросления ребенка, нарастания его потребности в независимости родительское отношение качественно преобразуется: преобладание личностного начала сменяется доминированием предметного. Постепенно нарастают требования к ребенку, увеличиваются ожидания определенных действий, поступков, достижений, становится более дифференцированной оценка его качеств, свойств характера, развития его способностей. При этом выраженность личностного начала будет снижаться, хотя оно никогда не исчезает и всегда остается важной составляющей родительского отношения.

Мы полагаем, что характер родительского отношения, который определяется преобладанием у родителя предметного или личностного начала, определяет стиль его поведения с ребенком и оценку ребенка родителем. По видимому, преобладание личностного начала будет проявляться в сочувствии, желании помочь, в сопереживании ребенку и в ориентации на его психологический комфорт, в отсутствии конкретных ожиданий и требований родителя к ребенку, в безоценочном отношении к ребенку, в то время как преобладание предметного начала предполагает наличие определенных требований родителя к ребенку, внешнюю оценочную позицию родителя, достаточно жесткую стратегию поведения родителя, направленную на воспитание ценных, с его точки зрения, качеств ребенка.

Мы понимаем стиль не как определенную стратегию воспитания, а как сочетание различных вариантов поведения родителя, которые в разных ситуациях и в разное время будут проявляться в большей или меньшей степени. Такой подход позволяет построить своеобразный профиль родительского поведения, который отражает наиболее характерный стиль воспитания как в индивидуальном случае для конкретного родителя, так и для группы родителей, имеющих детей определенного возраста.

Традиционным методом исследования родительского отношения является анкетный опрос родителей. Поскольку целью нашей работы было исследование родительского отношения, которое существует на уровне сознания (а не поведения), мы сочли метод анкетного опроса родителей наиболее адекватным и удобным. Для решения поставленных задач нами был разработана анкета, позволяющая выявить степень выраженности предметного и личностного начала и особенности стиля воспитания ребенка. Она включает три блока вопросов.

В первый, основной блок вошли вопросы, направленные на выяснение степени выраженности предметного и личностного начал родительского отношения. Мы предполагали, что личностное отношение будет выявляться в вариантах ответов, отражающих целостное, безоценочное отношение к ребенку, гибкость и лабильность родительского поведения (когда родитель ориентируется на состояние ребенка в конкретной ситуации), в сопереживании ребенку и в ориентации на его психологический комфорт. Поскольку личностное отношение предполагает отсутствие жесткой стратегии воспитания, мы полагали, что оно может также проявляться в неопределенных ответах («затрудняюсь ответить», «не знаю» и пр.).

Для выявления предметного отношения предлагались варианты ответов, отражающих конкретные ценностные ориентации родителей по пяти параметрам: 1) ценность общения и морального развития, 2) ценность интеллекта и умственного развития ребенка, 3) развитие воли и произвольности, 4) развитие самостоятельности и 5) ценность физического здоровья.

Второй блок вопросов был направлен на выявление преобладающего стиля поведения родителя с ребенком. Анализ литературы и личного опыта работы с родителями позволил выделить девять вариантов родительского поведения.

1) Строгий – родитель действует в основном силовыми, директивными методами, навязывая свою систему требований, жестко направляя ребенка по пути социальных достижений, при этом зачастую блокируя собственную активность и инициативность ребенка. Этот вариант в целом соответствует авторитарному стилю.

2) Объяснительный – родитель апеллирует к здравому смыслу ребенка, прибегает к словесному объяснению, считая, что ребенок равен ему и способен понимать обращенные к нему разъяснения.

3) Автономный – родитель не навязывает решения ребенку, позволяя ему самому найти выход из сложившейся ситуации, предоставляя ему максимум свободы в выборе и принятии решения, максимум самостоятельности, независимости; родитель поощряет ребенка за проявление этих качеств.

4) Компромиссный – для решения проблемы родитель предлагает ребенку что либо привлекательное в обмен на совершение ребенком непривлекательного для него действия или предлагает разделить обязанности, трудности пополам. Родитель ориентируется в интересах и предпочтениях ребенка, знает, что можно предложить взамен, на что можно переключить внимание ребенка.

5) Содействующий – родитель понимает, в какой момент ребенку нужна его помощь и в какой степени он может и должен ее оказать; он реально участвует в жизни ребенка, стремится помочь, разделить с ним его трудности.

6) Сочувствующий – родитель искренне и глубоко сочувствует и сопереживает ребенку в конфликтной ситуации, не предпринимая, однако, каких либо конкретных действий. Родитель тонко и чутко реагирует на изменения в состоянии, настроении ребенка.

7) Потакающий – родитель готов предпринять любые действия, даже в ущерб себе, для обеспечения физиологического и психологического комфорта ребенка. Родитель полностью ориентирован на ребенка: он ставит потребности и интересы ребенка выше своих, а часто и выше интересов семьи в целом.

8) Ситуативный – родитель принимает решение в зависимости от той ситуации, в которой он находится; у него нет универсальной стратегии воспитания ребенка. Система требований родителя к ребенку и стратегия воспитания лабильная и гибкая.

9) Зависимый – родитель не чувствует уверенности в себе, своих силах и полагается на помощь и поддержку более компетентного окружения (воспитателей, педагогов и ученых) или перекладывает на них свои обязанности. Большое влияние на родителя оказывает также педагогическая и психологическая литература.

Второй блок анкеты включал проблемные ситуации (например: ребенок потерялся в крупном магазине, ребенок отказывается надевать шапку в холодную погоду, ребенок боится идти к врачу, ребенок использует нецензурную лексику и т. п.), в которых родителям предлагалось выбрать наиболее приемлемый для них вариант поведения. Каждый вариант ответа соответствовал определенному стилю родительского поведения. Например:

Ситуация:

• Как Вы поступите в ситуации, когда ребенок боится идти к зубному врачу?

Варианты действий:

1. Поведу лечиться, здоровые зубы важнее детских капризов (строгий);

2. Объясню ребенку, что это необходимо для его здоровья (объяснительный);

3. Зубы болят у тебя, поэтому как ты решишь, так и будет (автономный);

4. Постараюсь помочь ему преодолеть свой страх (содействующий);

5. Скорее всего поведу, но буду переживать так же, как ребенок (сочувствующий);

6. Не знаю, мне трудно себе это представить (ситуативный);

7. Не пожалею ничего, чтобы ему не было больно (потакающий);

8. Попрошу доктора успокоить ребенка (зависимый).

Здесь необходимо добавить, что данный метод позволяет выявить особенности стратегии поведения конкретного родителя с ребенком и построить своеобразный индивидуальный профиль родительского поведения, характеризующий его стиль воспитания.

В третий блок вошли вопросы, выявляющие оценочное отношение к ребенку и к себе как к родителю. Наличие оценочной или безоценочной позиции родителя, а также качество или характер этой оценки (положительная, отрицательная или нейтральная) являются важными моментами родительского отношения.

Полученные нами данные свидетельствуют о том, что во всех возрастах, у всех родителей в их отношении к ребенку присутствует как предметное, так и личностное начало. Вместе с тем степень выраженности предметного и личностного начала значительно варьирует как внутри каждой возрастной группы, так и между ними, изменяясь от одного возраста к другому.

Наши результаты подтвердили предположение о том, что степень выраженности личностного отношения снижается с возрастом ребенка, в то время как представленность предметного отношения возрастает. Такая же тенденция прослеживается при анализе индивидуальных вариантов выраженности личностного отношения, где были выявлены группы родителей с ярко выраженным, средне выраженным и невыраженным личностным отношением. Подобное распределение данных говорит о том, что существует определенный процент родителей (около 10 %), у которых ярко выраженное личностное отношение к ребенку является устойчивым на протяжении его взросления. Таким образом, родительское поведение здесь определяется складом личности родителя – его умением любить, не требуя ничего взамен, чутким, творческим, созидающим отношением к своему ребенку, а также пониманием необходимости отделения ребенка, нахождения им своего собственного места в жизни, обретения им подлинной свободы.

У всех родителей в большей или меньшей степени выражено предметное начало, то есть все родители так или иначе предъявляют к своему ребенку определенные требования, оценивают его способности, качества; у всех родителей существует система ценностей, установок и ориентиров, каким должен быть их ребенок, какими навыками и способностями он должен овладеть к определенному возрасту. По нашим данным, в целом по мере взросления ребенка требования родителя к нему увеличиваются, что отражает реальную картину развития личности, когда общество задает новые, все более высокие требования, которым ребенок должен соответствовать, и все более высокие уровни развития, на которые он может подняться с помощью близких взрослых.

Детальный анализ родительских ценностей показал, что наибольшие изменения касаются показателей ценности интеллектуального развития, которые стремительно увеличиваются с возрастом и достигают своего максимального значения в младшем школьном возрасте. Это, естественно, объясняется началом учебной деятельности ребенка. Однако любопытно, что показатели значимости интеллекта достаточно высоки в дошкольном и в раннем возрасте. Скорее всего, это можно объяснить тем, что в последнее время ценность интеллектуального развития возросла во всем мире, а в нашей стране особенно, и родители направляют на это усилия уже с самого раннего детства ребенка. Причем ценность развития навыков общения и моральных норм во всех возрастах не является выраженной и не претерпевает существенных изменений с возрастом ребенка.

Второй по величине изменений с возрастом ребенка оказалась ценность самостоятельности. По мере взросления ребенка родители все больше сил и внимания уделяют его автономности, овладению навыками, которые позволят ему отделиться от родителей и вести самостоятельный образ жизни, быть готовым к преодолению различных жизненных трудностей.

Динамика ценности волевого развития выражена в несколько меньшей степени. Опять же любопытно, что ценность волевых качеств достаточно высока у родителей детей раннего возраста. Согласно полученным данным, родители двухлетних детей больше всего обеспокоены развитием у ребенка навыков произвольности и овладением собственным поведением. Такие результаты, наверное, можно объяснить трудностями, возникающими с соблюдением режима или в целом с проблемами послушания. Однако требования саморегуляции поведения не вполне соответствуют возрастным возможностям двухлетнего ребенка. Ценность здоровья ребенка не имеет выраженной возрастной динамики, оставаясь стабильно высокой для родителей по мере взросления ребенка.

Полученные данные свидетельствуют о том, что во всех возрастах в большей или меньшей степени присутствуют все выделенные нами стратегии поведения родителей, однако в каждом возрасте их выраженность различна. С возрастом ребенка снижается выраженность содействующего, ситуативного и компромиссного стилей родительского поведения. Выраженность объясняющего, автономного, зависимого стилей, напротив, существенно возрастает.

Интересным является факт преобладания во всех возрастах объясняющего стиля воспитания, который достигает своего максимума в младшем школьном возрасте. Начиная с двухлетнего возраста родители в основном прибегают к объяснительной стратегии разрешения конфликтной ситуации, апеллируя к разуму ребенка, считая аргументы и словесное убеждение самым эффективным способом воспитания. Причем выраженность этого стиля резко возрастает к 5 годам.

Было отмечено также увеличение показателей, характеризующих выраженность зависимого стиля (более чем в три раза!), увеличение степени выраженности автономного и снижение содействующего стиля воспитания.

К младшему школьному возрасту уменьшается число родителей, относящихся безоценочно к своему ребенку. В то же время возрастает количество родителей, отрицательно и нейтрально оценивающих ребенка. Иначе говоря, с возрастом оценка качеств и способностей ребенка все более дифференцируется и, возможно, ужесточается.

Итак, родительское отношение меняется с возрастом ребенка: личностное отношение постепенно сменяется предметным.

Характер предметного отношения существенно меняется с возрастом ребенка: возрастает значимость интеллектуального развития ребенка и овладения навыками самостоятельности, а значимость развития социальных качеств (общения, морального и этического развития) снижается.

Стиль воспитания также имеет возрастную динамику: с возрастом ребенка снижается выраженность ситуативного, содействующего и компромиссного стилей и возрастает выраженность объясняющего, автономного и зависимого поведения родителей.

Литература



Варга А. Я. Структура и типы родительского отношения: Дис. …канд. психол. наук. – М.: МГУ, 1986.

Роджерс К. Взгляд на психотерапию. Становление человека. – М., 1994.

Смирнова Е. О. Становление межличностных отношений в раннем онтогенезе // Вопросы психологии, 1994, № 6.

Фромм Э. Душа человека. – М., 1998.

Baumrind D. Parenting styles and adolescent development // R. M. Lerner, A. C. Petersen, & J. Brooks Gunn (Eds.), Encyclopedia of adolescence. Vol. 2, p. 746–758.– New York, 1991.

Schaefer E. S. Converging conceptual model for maternal behaviour and for children behaviour // J. of Abnormal and Social Psychology, 1959, № 3, р. 226–235.

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Похожие:

Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений iconШаламова Алена Олеговна Кузьмов Игорь Николаевич Маслова Екатерина...

Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений iconБазанова Анастасия Валерьевна 30 *, Блинова Елена Олеговна 54 Бойцов...

Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений iconРабочие материалы отчетно-выборной конференции профсоюзной организации студентов ИнФО
Счетная комиссия – Смагина Евгения Олеговна, Мельник Елена Денисовна, Эберт Эльвира Эдуардовна
Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений iconКлименко елена олеговна концепт «менеджмент» в американской и русской...
...
Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений iconПрактическая психология и консультирование
Берн Э. Игры, в которые играют люди. Психология человеческих взаимоотношений: Пер с англ. Спб: Лениздат, 1992
Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений iconНазвание работы
Гбук г. Москвы «ткс «Планета», «дк «Гагаринец», студия «Керамика» Смирнова Елена, 12 лет
Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений iconАндрей Петров Елена Грабко Настя Колачинская Танечка Шаренок Кристинка...

Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений iconВлияние анимационных фильмов и компьютерных игр на развитие ребёнка
Они есть в каждом доме. Дети с самого рождения наблюдают за тем, как их родители увлеченно смотрят телевизор или что-то делают за...
Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений iconКурс Время Дата Корпус аудитория число студентов Ф. И. О. Студентов (№ группы)
Бареев Рамиль Рифатович (10ЛЛ2),Кузнецова Елена Александровна (10ЛЛ2),Седова Екатерина Игоревна (10ЛЛ2)
Елена Олеговна Смирнова Екатерина А. Савина Родители и дети: Психология взаимоотношений iconКолыбельные Народные Дети и родители Игры с пальчиками «колыбельные»

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница