Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку»


НазваниеОтчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку»
страница11/11
Дата публикации07.06.2013
Размер1.01 Mb.
ТипОтчет
userdocs.ru > Психология > Отчет
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Память не сохранила, как долго стоял ты на коленях, как долго повторял эти слова. Но в этот день, в этот час началась твоя новая жизнь — это тебе известно. И ты, шаг за шагом, вступаешь в эту жизнь, снова становишься человеком.

«Отпустило»…
Путь от величайшего душевного напряжения последних дней к освобождению души отнюдь не был простым и беспрепятственным. И ошибаются те, кто думает, что освобожденный из лагеря уже не нуждается в духовной поддержке. Человеку, долгое время испытывавшему такое чудовищное психологическое давление, каким было заключение в концлагере, даже после освобождения — и именно из-за внезапности этого освобождения — еще грозит опасность душевного свойства. Это некое психологическое подобие кессонной болезни. Если кессонному рабочему, резко покинувшему свою подводную камеру, грозят телесные расстройства, то у резко освобожденного от психологического давления могут, в известной обстановке, возникать расстройства душевные.
Следует отметить, что натуры примитивные в этой фазе все еще продолжали жить категориями власти и насилия и начинали считать, что теперь они, уже будучи освобождены, сами вольны, не задумываясь, бесконтрольно применять ту же власть, то же насилие. Для них, в сущности, изменилось только одно: из объектов произвола и несправедливости они превратились в субъектов этого же — с той разницей, что они помнили, что им пришлось пережить. Такое настроение проявлялось иногда даже в самых незначительных мелочах. Однажды мы с моим товарищем шли через поле обратно в лагерь. И в каком-то месте перед нами оказался засеянный участок с молодыми всходами. Я непроизвольно сворачиваю в сторону, чтобы не затоптать их, но он хватает меня за руку и тащит прямо. Я не понимаю его, я принимаюсь объяснять, что нельзя же топтать молодые посевы. И тут он приходит в ярость — его глаза сверкают, он свирепо глядит на меня и кричит: «Что ты там лепечешь? А у нас что, мало отняли? У меня жену и ребенка удушили газом, об остальном я уже не говорю! А ты боишься растоптать пару колосков!».
Очень скоро удается внушить таким людям ту простую истину, что никто не вправе вершить бесправие, даже тот, кто от бесправия пострадал, и пострадал очень жестоко. Но надо над этим работать, надо добиваться, чтобы им открылась истина, ибо иначе последствия могут быть гораздо более серьезными, чем потрава нескольких колосков. У меня стоит перед глазами тот товарищ из нашего лагеря, который, засучив рукав и суя мне под нос свою правую ладонь, яростно кричал: пусть мне отрубят вот эту руку, если я не заставлю их кровью харкать! А ведь по сути он был неплохой парень, больше того — надежный товарищ и во время заключения, и позже.
Душевными деформациями освобожденному лагернику угрожает еще и другое: разочарование и горечь, которые он может испытать, вернувшись домой. С горечью видит он, какие изменения произошли за это время в той, прежней его жизни, в прежней среде. Если для него при встрече не находят большего, чем банальные фразы, пожимание плеч, ему трудно бывает преодолеть горькую мысль — зачем, собственно говоря, я все это вытерпел… Когда он слышит что-то вроде «а мы ничего не знали» или «нам тут тоже было плохо», он спрашивает себя: неужели это действительно все, что ему могут сказать?
Но иначе обстоят дела, если главным переживанием становится разочарование. Здесь дело уже не просто в конкретных людях, равнодушием или жестокостью которых можно пренебречь, замкнувшись и не желая больше ни знать таких людей, ни слышать о них. Нет, здесь другое. Испытывая разочарование, человек чувствует себя игрушкой судьбы. Годами он он считал, что познал уже всю мыслимую глубину страдания, — теперь же он видит, что погружаться в него можно все глубже и глубже.
Мы уже говорили о том, что человек должен быть направлен на какую-то цель в будущем, что он должен помнить о том, что его ждет жизнь, ждет человек. А теперь? А теперь многим из них приходится убедиться, что их никто уже не ждет.
Горе тому, кто не найдет в живых любимого человека, мысль о котором единственная поддерживала его в лагере. Горе тому, кто тысячи раз мечтал о моменте возвращения, если этот момент окажется совсем не таким. Да, он садится в трамвай, да, он подъезжает к дому, да, он нажимает кнопку звонка — точно так, как он себе это тысячи раз представлял. Но открывает ему не тот, кто должен был открыть — тот больше уже никогда не откроет…
Все в лагере знали и говорили друг другу: нет на свете такого счастья, которое возместило бы все, что мы пережили. О счастье не было речи. То, что нас поддерживало, что давало смысл нашим страданиям, жертвам и самой смерти, не было счастьем. И все-таки — на несчастье мы не рассчитывали. Разочарования, которые судьба послала многим бывшим заключенным, переносились ими тяжело и, с точки зрения врачебной, вызывали трудно преодолимые состояния. Психотерапевта подобные трудности не должны обезоруживать. Наоборот — они дают стимул, ставят задачу.
Так или иначе, но однажды для каждого освобожденного наступает день, когда он, оглядываясь на все пережитое, делает открытие: он сам не может понять, как у него хватило сил выстоять, вынести все то, с чем он столкнулся. И если было время, когда свобода казалась ему прекрасным сном, то наступает и время, когда все пережитое в лагере он вспоминает, как кошмарный сон. И главным его достижением становится то несравненное чувство, что теперь он уже может не бояться ничего на свете — кроме своего Бога.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку» iconВиктор Франкл Психолог в лагере ru
Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь
Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку» iconПервая ступень – 1,5 года
Первая ступень – 1,5 года «Основы гештальт-терапии» знакомство с методом, обучение основным понятиям и принципам гештальт-подхода,...
Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку» iconПсихологический Центр "Здесь и Теперь" Организует выездной психологический лагерь
В ходе интересной Игры под руководством опытных психологов каждому ребенку предстоит
Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку» iconМарк Леви Первая ночь Серия: Первый день. Первая ночь 2 «Первая ночь»
Эдриен летит в Китай и находит Кейру. Несмотря на нависшую над ними опасность, они вновь отправляются в путь. Разгадка тайны все...
Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку» iconМетафизика книга первая глава первая
И причина этого в том, что зрение больше всех других чувств содействует нашему познанию и обнаруживает много различий [в вещах]
Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку» iconАктивный раздаточный материал «Философия» фогп, для всех специальностей...
Хайдеггера и Ясперса в смысле фундаментальной онтологии. Различие между старой и современной формами онтологии заключается в том,...
Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку» iconИдрис Шах. Путь суфиев From: Андрей Степанов, Санкт-Петербург, 24 марта 2000 г
Первая. Классики суфизма людей, громогласно заявляющих о том, что учение суфиев приводит их в полное недоумение, настолько много,...
Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку» iconКнига первая часть первая
Охватывает; без постижения существования невозможно постичь истину
Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку» iconПервая глава первая
Это такое всепоглощающее, такое эгоистическое чувство, что я почти стыжусь его, а грусть всегда внушала мне уважение. Прежде я никогда...
Отчет заключенного №119104 (психологический опыт) Фаза первая: прибытие в лагерь Станция Аушвиц Первая селекция Дезинфекция Что остается человеку: голое существование Первые реакции «Броситься на проволоку» iconКнига первая
Джидду Кришнамурти помогает каждому человеку понимать самого себя, понимать жизнь и правильно, разумно подходить к разрешению основных...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница