1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature


Название1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature
страница3/42
Дата публикации07.06.2013
Размер6.51 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Психология > Книга
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

изоляции, была политически нейтральной, не утопичной, не евпсихичной,

чтобы она не занималась проповедью реформаторских и революционных

идей? Разумеется, я далек от мысли, что задача биологии - социальное

переустройство общества. Я полагаю, что это дело личного вкуса, и

вполне допускаю, что некоторые биологи, озабоченные тем, что их знания

остаются невостребованными, желая претворить свои открытия в жизнь,

пойдут в политику. Но я сейчас говорю не об этом. Я предлагаю биологам

изучать человека, как и любой другой вид, не только описывая и

констатируя факты, но и оценивая их. И когда они примут такой подход,

они поймут, что основная задача биологии человека - это выведение

полноценной, здоровой породы человека и что выполнение этой задачи

немыслимо без изучения всех тех условий, которые благоприятствуют или

наоборот мешают всестороннему раскрытию человеческих возможностей. А

для этого, очевидно, биологам придется покинуть свои лаборатории и с

головой окунуться в общественную жизнь.
Хорошие люди как пример для всех
Многочисленные исследования, проведенные мною в тридцатые годы,

позволяют мне утверждать, что самые здоровые в психологическом смысле

люди (как и самые творческие, самые сильные, самые умные, самые

праведные) должны быть использованы в качестве биологического

материала для исследования, или, говоря метафорически, их можно и

нужно использовать как пионеров-первопроходцев, призванных поведать

нам, показать нам и провести нас, менее любознательных, менее

чувствительных, менее смелых, на еще непознанные, неосвоенные

территории. В качестве иллюстрации приведу такой пример. Несложно

найти людей, особо чувствительных к восприятию цвета и формы, и

положиться на их суждения относительно окраски, выделки, формы мебели,

тканей и прочих вещей. Даже не вторгаясь в про-
0 гуманистической биологии
23
цесс восприятия16 этих людей, просто внимательно наблюдая за ним, в

скором времени я смогу с уверенностью предсказать, какие именно

оттенки и формы им понравятся, а какие нет. Через месяц-другой я

обнаружу, что мне нравятся те же вещи, что и им, - как если бы они,

эти люди, поселились во мне и я при этом стал более чувствительным

или, если угодно, более уверенным и решительным в оценках. То есть, я

могу использовать их как своего рода экспертов, точно так же, как

коллекционер, покупающий что-то для своей коллекции, обращается за

консультацией к искусствоведу. (Эта мысль подтверждается

исследованиями Чайлда (22), который установил, что хорошие живописцы

имеют схожие вкусы независимо от художественных пристрастий и

культурной среды, их взрастившей.) Я также предполагаю, что такие люди

в меньшей степени, чем остальные, подвержены различного рода

пристрастиям и что их вкусы и оценки меньше зависят от внешних

влияний, моды, чем вкусы и оценки большинства.
Таким образом, основываясь на вышеприведенном примере, я прихожу к

выводу, что, выделив качества, отличающие наиболее психологически

здоровых индивидуумов17 от остальных, я пойму, каким должен быть

человек. Здесь уместно вспомнить слова Аристотеля: <Если хороший

человек говорит, что это хорошо, то это действительно <хорошо>.
Это эмпирически установленный факт, что люди с высокой степенью

самоактуализации гораздо реже основной массы людей сомневаются в себе,

меньше размышляют о том, правильно или неправильно они поступают. Их

нисколько не смущает, что девяносто пять процентов человечества

поступает иначе. И должен заметить, что эти люди, - во всяком случае

те из них, которых изучал я, - обнаружили тенденцию к одинаковой

оценке фактов, того, что хорошо и что плохо, как если бы они ощущали

некую высшую реальность, лежащую за пределами человеческого сознания,

а не основывали свои оценки на житейском опыте, который, как известно,

зачастую страдает однобокостью и предвзятостью. Словом, я использовал

их, чтобы они продуцировали ценности, или, лучше сказать, они помогли

мне приблизиться к пониманию того, что более всего важно для человека.

Говоря другими словами, я сделал следующее допущение: то, что ценно

для этих людей, в конце концов станет ценно и для меня; я соглашусь с

ними, приму их ценности как экстраперсональные, универсальные, как

нечто такое, что рано или поздно подтвердит жизнь.
Моя теория метамотивации'8 (глава 23) основана именно на этом. Я

отбирал этих выдающихся людей, обладающих не только способностью

воспринимать факты, но и умеющих выявить самое важное, вычленить

ценное, для того, чтобы эти ценности использовать в качестве примера

для подражания и образца для всего вида.
Я понимаю, что говорю сейчас почти провокационные вещи, но я делаю это

умышленно. При желании я мог бы подать свою мысль гораздо более

невинным образом, например, просто задавая вопросы вроде: <Да-
24
Здоровье и патология
вайте отберем самых здоровых в психологическом смысле людей, -

интересно, что они любят? Что ими движет? К чему они стремятся, за что

борются? Что они ценят?> Но я хочу, чтобы меня поняли правильно, и

потому намеренно ставлю перед биологами вопросы о норме и ценностях

(как и перед психологами и перед представителями общественных наук).
Возможно, будет полезно взглянуть на проблему под другим углом. Если

согласиться с расхожим утверждением, что человек - это животное,

способное выбирать и принимать решения, тогда тема выбора и принятия

решения неизбежно должна присутствовать во всякой попытке описания

человека. Но хороший выбор и правильное решение напрямую зависят от

качеств конкретного человека, от его мудрости, от его решительности. И

тогда придется отвечать на следующие вопросы: Какие люди делают

хороший выбор? Откуда берутся такие люди? Как они растут? Как учатся

делать это? Что мешает сделать хороший выбор? Что помогает этому?
Разумеется, это просто иной способ подачи старого философского

вопроса: <Что есть мудрость? Кто есть мудрец?>, а за ним и древних

аксиологических вопросов: <Что хорошо? Что желанно? Чего должно

желать?>
Я повторяю: человечество достигло такой точки биологического развития,

когда оно ответственно за свою эволюцию. Мы стали самоэволюционерами.

А эволюция предполагает отбор, выбор и принятие решений, а

следовательно - раздачу оценок.
Связь между сознанием и телом
Мне представляется, что мы вот-вот сделаем скачок к приведению в

качественно новое соотношение субъективных показателей нашей жизни и

внешних, объективных показателей среды. И в связи с этим я ожидаю

мощного прорыва в изучении нервной системы человека.
Следующие два примера могут служить подтверждением тому, что будущие

исследования в этом направлении не за горами. Во-первых, исследование

Олдса (122), теперь уже широко известное, который посредством

имплантации электродов в септальную зону ринэнцефалона обнаружил, что

данная зона является по существу <центром удовольствия>. Когда

лабораторная крыса обнаруживала, что может стимулировать свой мозг,

она повторяла ауто стимуляцию снова и снова все то время, пока

электроды были вживлены в этот самый центр удовольствия. Нет нужды

говорить о том, что когда животному предоставлялась возможность

стимулировать также обнаруженные центры неудовольствия и боли, оно

отказывалось делать это. Стимуляция центра удовольствия была,

по-видимому, так <значима> (или вернее, <желанна>, <приятна>,

<выгодна>, <полезна>) для животного, что оно даже отказывалось от всех

других источников радости, таких как пища, секс, - от любых. Теперь у

нас достаточно данных, полученных на людях, и они позволяют

предположить, что и у человека можно - в
О гуманистической биологии
известном смысле этого слова - вызывать подобные переживания

удовольствия.
Если связать эти данные с другими, например, с теми, которые получил в

своих экспериментах Камийя (58), то перед нами открываются интересные

возможности. Камийя, снимая электроэнцефалограммы у своих испытуемых,

извещал их, когда частота их альфа-волн достигала определенного

уровня. Таким образом испытуемый, имея возможность соотносить внешнее

событие, или сигнал о нем, с субъективным ощущением своего состояния,

мог произвольно управлять своей ЭЭГ. В сущности, Камийя показал, что

человек может приводить частоту альфа-волн своего мозга к

определенному желаемому уровню.
Но самая важная и захватывающая часть этого исследования состоит в

том, что Камийя обнаружил, и обнаружил совершенно случайно, что

приведение частоты альфа-волн к некоторому определенному уровню

вызывает у испытуемого состояние безмятежного покоя, медитативноеT и

даже ощущение счастья. Дальнейшее изучение людей, практикующих

восточные техники созерцания и медитации, показало, что они спонтанно

выдают такие же <безмятежные> ЭЭГ, каким обучал своих испытуемых

Камийя. Из этого неопровержимо следует, что людей можно обучать

счастью и душевному равновесию. Революционные последствия этого

открытия очевидны и многочисленны - не только для улучшения

человеческой породы, но также для биологической и психологической

науки. Одно это открытие таит в себе столько возможностей, что ученым

хватило бы работы на все следующее столетие. Проблема взаимоотношения

тела и сознания, проблема связи между ними, до сих пор казавшаяся

неразрешимой, теперь становится вполне операбельной.
Подобные данные позволяют иначе взглянуть на проблему оценочной

биологии. Сегодня без всяких оговорок можно говорить, что здоровый

организм ясно и четко сообщает нам о том, что он считает для себя

важным, что он склонен выбрать или какое положение дел считает

желанным для себя. Неужели все еще выглядит слишком смелым, если я

назову это <ценностями>? Биологическими ценностями? Инстинктоподобными

ценностями? Если мы пишем: <Лабораторная крыса, имея возможность

нажимать на две кнопки, вызывающие стимуляцию ее мозга, практически в

ста процентах случаев нажимает на ту, которая вызывает стимуляцию

центра удовольствия>, -то неужели это описание принципиально

отличается от того, как если бы мы сказали: <Для крысы важна

аутостимуляция центра удовольствия, крыса ценит эту возможность>?
Должен заметить, что для меня не важно, употребляю я слово <ценности>

или нет. Можно прекрасно изложить все, что я излагаю, вообще не

пользуясь этим термином. Наверное, в целях научной стратегии, или по

крайней мере для того, чтобы быть понятым широкой научной

общественностью, мне следовало бы быть более дипломатичным и избегать

этого слова. Но я действительно считаю это несущественным. Важно,

чтобы мы всерьез от-
26
Здоровье и патология
неслись к этим новым разработкам, помогающим понять психологию и

биологию выбора, предпочтений, удовольствий и тому подобных вещей.
Я также должен подчеркнуть, что нам предстоит столкнуться с дилеммой

логической кругообразности, которая неизбежно возникает при разработке

подобного рода теорий и исследований. Она наиболее очевидна, когда

речь идет о человеческом материале, хотя я предполагаю, что ее не

избежать и при изучении других животных. Она содержится уже в самом

заявлении о том, что хорошие люди или здоровые животные выбирают или

предпочитают то-то и то-то. Куда нам деться от факта, что садисты,

извращенцы, мазохисты, гомосексуалисты, невротики, психотики,

суицидалы предпочитают и выбирают нечто совершенно другое, чем это

делают <хорошие люди>? А может быть, здесь будет уместно провести

параллель между этим фактом и тем, что выбор животного с повышенным

содержанием адреналина в крови отличается от выбора так называемой

<нормальной> особи? Должен сразу уточнить, что вовсе не считаю эту

проблему неразрешимой - ее не нужно избегать, с ней можно и должно

работать. Совсем несложно отобрать <здоровых> людей при помощи

психиатрических и психологических тестов vi затем сделать вывод, что

испытуемые, которые показывают такие-то и такието результаты, скажем,

в тесте Роршаха19 или в интеллектуальных тестах, будут наиболее

эффективны по сравнению с другими в выборе пищи. Критерий отбора в

данном случае будет совершенно отличен от поведенческого критерия. Я

считаю возможным, и даже весьма вероятным, что мы сейчас как никогда

близки к тому, чтобы посредством экспериментов с аутонейро стимуляцией

доказать, что так называемое <чувство удовольствия>, испытываемое

убийцами, садистами, фетишистами, по сути своей не является тем

<удовольствием>, которое вызывали в своих экспериментах Олдс и Камийя.

Собственно, об этом уже давно известно психиатрии. Любой опытный

психотерапевт знает, что за невротическими <удовольствиями> или

перверзиями, как правило, стоят обида, боль и страх. Да и наш

субъективный опыт говорит о том же. Мы знаем достаточно людей, которые

в своей жизни испытывали как здоровое, так и нездоровое чувство

удовольствия. Как правило, они отдают предпочтение первому и научаются

подавлять второе. Колин Уилсон (161) ясно продемонстрировал нам, что

люди, совершающие сексуальные преступления, имеют весьма слабые

сексуальные реакции. Киркендел (61) также показал, что для человека

субъективно более значим секс как проявление любви, нежели секс в

чистом виде.
Я работаю с рядом предположений, порожденных тем гуманистическим

подходом, о котором упоминал выше. Эти предположения показывают

возможность радикальных последствий для философии и биологии человека.

Можно определенно сказать, что они заставляют нас еще большее внимание

уделить саморегуляции организма, его самоуправлению и

самоосуществлению. Организм имеет гораздо более сильную тягу к

здоровью, росту и биологическому успеху, нежели мы могли предполагать

сто лет назад. В це-
0 гуманистической биологии
27
лом эта тенденция выражает стремление организма к автономности и

независимости, она анти-авторитарна по своей сути. В связи с этим я

хочу обратиться к даосизму. Его основополагающие принципы уже усвоены

современной экологией и этологией, где исследователи научились не

вмешиваться в изучаемые ими явления и процессы, и я считаю, что

подобной же позиции обязательно следует держаться, когда мы имеем дело

с человеком, и особенно с маленьким человеком. Такая позиция означает

доверие к заложенной в каждом ребенке тяге к духовному росту и

самоактуализации, здесь делается акцент на спонтанности и

самостоятельности организма, отрицается предсказуемость результата и

внешний контроль. Приведу основной тезис из моей
Science> (81).
<В свете этих данных можем ли мы всерьез продолжать считать, что цели
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   42

Похожие:

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconAbraham H. Maslow. Motivation and Personality (2nd ed.)
Репетиционный синдром; настойчивое и безуспешное преодоление; обезвреживание проблемы
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconКнига адресована широкому кругу читателей, интересующихся историей...
Маслоу Абрахам Гарольд. Дальние пределы человеческой психики / Перев с англ. А. М. Татлы-баевой. Научи, ред., вступ статья и коммент....
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconSummary prepared by the Office of the High Commissioner for Human...

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconCompilation prepared by the Office of the High Commissioner for Human...

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconИнженеры вдохновленные жуками создали суперчувствительный датчик прикосновений
Инженеры создали чувствительный сенсор прикосновений, который способен различать давление, сдвиг и кручение. Работа опубликована...
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconChapter Likings and Loves for the sub-human

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconUkraine is a very beautiful country. There are many wonderful cities...

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconРоман
Вера Феонова. Перевод, 1999 © Б. Дубин. Вступление, 1999 Роман-цивилизация, или Возвращенное искусство Шехерезады
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconОсновные вопросы Договор международной перевозки. Общая характеристика
Витрянский В. В. Договор финансовой аренды (лизинга) // Вестник вас РФ. Специальное приложение к №10 (октябрь 1999 г). М., 1999
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconThe Special Nature Reserve Zasavica is located west of Belgrade,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница