1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature


Название1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature
страница39/42
Дата публикации07.06.2013
Размер6.51 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Психология > Книга
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   42

психоделических препаратов или невербальных методов, вроде методик

Исаленовского института*, с помощью медитации и техник погружения.
Я не хочу, чтобы вы расценили мои слова как призыв обожествлять

внутренние сигналы (внутренние голоса, <угрызения совести> и т. д.). Я

убежден, что чувственный опыт является началом любого познания, но я

не говорю, что им же все и кончается. Он необходим, но недостаточен.

Внутренний голос, даже если это внутренний голос Сократа, может

ошибаться. Мудрец потому и мудр, что всегда по возможности соотносит

то, что нашептывает ему внутренний голос, с тем, что видят его глаза и

подсказывает разум. Эмпирическая проверка для чувственного знания

крайне необходима, ибо порой внутренняя убежденность, даже истинно

мистическое знание, могут ока-
* Исаленовский институт (Калифорния) специализируется на использовании

невербальных методов. В основании этого нового подхода к обучению, до

сих пор не сформулированном, лежит равная любовь к <телу> и <духу>,

убежденность в их синергической взаимосвязи и иерархической

интеграции, отказ от противопоставления <высшего> и <низшего>.
Теория металютивации: биологические корни высших ценностей 345
заться голосом дьявола (53). Поэтому, при всем моем уважении к

чувственному опыту, я бы не советовал руководствоваться только его

подсказками, как в науке, так и в жизни.
XXI
Высшие ценности, на мои взгляд, ничем не отличаются от прочих фактов

Бытия. Поэтому реальность можно рассматривать одновременно и как

объективную, и как высшую.
Человек, постигший высшие ценности посредством высших способов

познания (посредством прозрения, озарения, инсайта, высшего

постижения, мистического откровения и т. д.) (89, гл. 6), в конце

концов понимает, что высшие ценности ничем не отличаются от прочих

фактов Бытия (или совершенной реальности). Стоит только достичь высших

уровней личностного и культурного развития, постижения, эмоционального

раскрепощения (избавиться от страхов, препон и комплексов),

невмешательства, и тут же понимаешь, что внешняя, объективная,

независимая от человека ? сальность постижима наиболее полно в ее

собственном, объективном (независимом от человека) устройстве, не

искаженном личными пристрастиями или рассудочностью наблюдателя (8 2).

Тогда человек может описать реальность такими словами, как <истинная>,

<хорошая>, <совершенная>, <цельная>, <исполненная жизни>,

<справедливая>, <прекрасная> и т. д. Он подберет для рассказа об

увиденном именно оценочные слова. Традиционная дихотомия есть и должно

остается внизу, на более примитивных уровнях жизни; здесь же, на

высшем уровне жизни, где действительное и ценностное сливаются

воедино, она преодолена. Напомню, что эти слова, имеющие одновременно

и дескриптивное, и нормативное значения, можно назвать <двойственными
понятиями>.
На этом уровне <любовь к высшим ценностям> сливается с <любовью к

совершенной реальности>. Приверженность фактам здесь значит не что

иное, каклюбовь к фактам. Тягостные потуги к объективности восприятия,

прищур и философичность, сопутствующие попыткам свести к минимуму

пагубное воздействие наблюдателя, его страхов, желаний и эгоистических

расчетов, теперь не нужны. Реальность приходит к человеку как

эмоциональный, эстетический и аксиологический результат, результат, к

которому стремились и приближались величайшие ученые и политики,

наиболее проницательные философы, художники и духоборцы.
Такой человек провидит высшие ценности в каждом предмете, созерцание

для него ничем не отличается от постижения. Поиск истины (или

абсолютно конкретного решения проблемы) для него ничем принципиально

не отличается от поиска красоты, порядка, цельности, совершенства,

справедливости (может быть, вполне житейской), то есть приближение к

истине возможно для него посредством любой другой высшей ценности.

Скажите, чем тогда наука отличается от искусства, от религии,

философии? Не присутству-
346
Метамотивация
ет ли в любом естественнонаучном законе духовное или аксиологическое

откровение?
Если мы согласимся с подобным отношением к объективной реальности, или

по меньшей мере к высшей реальности в том виде, как она представляется

нам в лучшие мгновения жизни, когда сама реальность пребывает в лучшем

своем качестве, - то уже не сможем относиться к ней только <холодно>,

чисто когнитивно, рационально, логически, отстранение, с отрешенным

смирением. Мы испытаем, глядя на нее, созерцая ее и сталкиваясь с ней,

теплый эмоциональный отклик, любовное чувство, преданность,

причастность, а может даже и предельные, высшие переживания.

Реальность, представшая перед нашим взором в лучшем своем свете, не

только преисполнена истины, справедлива, организованна, интегрирована

и т. д., она просто хороша, прекрасна, восхитительна.
Если посмотреть на мое предложение несколько иначе, то можно понять,

что подобное отношение позволяет ответить на самые важные религиозные

и философские вопросы, вроде проблемы философского и религиозного

познания, вопроса о смысле жизни.
Предложенная вашему рассмотрению теоретическая конструкция

представляет собой не более чем набор гипотез, нуждающихся в проверке

и подтверждении, или, возможно, опровержении. Я, можно сказать, соткал

ткань из <фактов> различной степени научной надежности, из клинических

и личных наблюдений, и сметал ее широкими стежками интуиции и догадок.

Кажется, у меня получилось прекрасное платье, или, говоря проще, я

верю в будущее подтверждение моих гипотез и уверенно предсказываю его.

Но вы не должны верить мне на слово. Я призываю вас к скепсису и

осторожности. В конце концов, я и сам понимаю, что предлагаю вам лишь

набор предположений, которые тем не менее могут оказаться верными и их

нужно проверить.
Если высшие ценности идентифицируются с человеческим <Я>, становятся

его определяющими характеристиками, не значит ли это, что реальность,

мир, космос также сливаются с человеческим <Я>, становятся его

определяющими характеристиками? Что конкретно означает такое слияние?

В первом приближении это очень похоже на слияние мистического провидца

с миром или с богом. Мне сразу приходит на ум что-то из восточных

религий, вроде слияния индивидуального <Я> с космосом и растворения в

нем.
Может быть, постигая реальность как абсолют, сливаясь с ней, человек

приблизится к пониманию многогранной и единой, абсолютной Высшей

Ценности? А если это все-таки произойдет, вправе ли мы назвать это

знание человеческим? Или это сверхчеловеческое знание?
Вы чувствуете, что я приблизился к такому уровню проблем, которые

человеческий язык почти не в состоянии выразить. Я обратил ваше

внимание на них и ухожу в сторону. Я оставляю вопросы без ответов,

проблемы нерешенными, а двери открытыми. Вы понимаете, что моя теория

требует развития.
Теория метамотивации: биологические корни высших ценностей
347
XXII
Человек.- часть природы, а природа - часть человека, но это не все

отношения, которые связывают их между собой. Человек, чтобы быть

усизнеспособным в природе, должен быть в какой-то, пусть минимальной,

степени изоморфен ей. Природа обеспечила эволю1\ию человека. И поэтому

тесную связь человека с тем, что трансцендировало его, нет нужды

определять как мистическую или сверхъестественную. Изоморфизм человека

природе можно понять как своего рода <биологический> опыт.
Хешел (47, с. 86) заявляет, что <истинное исполнение человеческого в

человеке зависит от связи человека с его трансцендентами>. В некотором

смысле это естественно и очевидно. Но, пожалуй, требует некоторого

пояснения.
Мы показали, что между человеком и объективной реальностью,

реальностью вне человека, нет непроходимых границ и полной

отчужденности. Человек в состоянии достичь слияния с ней, объять

реальность своим <Я>, относиться к ней как к самому себе. И тогда он

становится частью объективной реальности, а она становится частью

него. Происходит взаимное слияние.
Такая формулировка перекидывает мостик в другую дискурсивную

реальность, а именно к теории биологической эволюции человека. Человек

- не только часть объективной реальности, то есть природы, но он

должен быть в некоторой степени изоморфен ей. Нельзя противопоставлять

человека и природу. Нельзя утверждать, что человек полностью отличен

от природы, потому что в таком случае человек как вид не имел бы права

на существование.
Уже сам факт жизнеспособности человека как вида доказывает нам, что он

по меньшей мере совместим с миром природы, способен слышать ее язык.

Он принимает ее требования и подчиняется им хотя бы в той степени, в

какой это обеспечивает его видовое существование. Природа пока не

казнила его. Можно сказать, что человек достаточно дипломатичен, чтобы

принять ее законы. Потому что, если он не примет их, человечество

будет обречено на вымирание. Человек ладит с природой.
А для этого он, хотя бы в какой-то степени, должен сохранять подобие

ей. Наверное, мы имеем в виду именно это, когда говорим о слиянии

человека с природой. Наверное, однажды мы поймем, что благоговение и

трепет, которые испытывает человек перед лицом природы (когда он

воспринимает ее истинность, красоту, благость и т. д.) - лишь

отголоски узнавания им самого себя в зеркале природы, постижения себя,

лишь указатели верного пути к себе и к собственному величию,

благодарность за то, что природа всегда готова принять своего блудного

сына, чувство биологической аутентичности, <биологическое откровение>.

Наверное, однажды человек сможет ощутить мистическое или абсолютное не

только в слиянии с тем, чего он желает от всей души, но и в постижении

слиянности, данной ему изначально, в чувстве принадлежности,

причастности, родства:
348
Метамотивация
<...со временем к нам приходит все большая уверенность в концепции

единства человека с космосом> (Гарднер Мерфи).
Биологическая или эволюционная теория происхождения мистического опыта

и высших переживаний (возможно, с тем же успехом мы можем говорить о

духовном и религиозном опыте) вновь возвращает нас к утверждению, что

в конце концов человек должен перерасти устаревшее противопоставление

<высшего> <низшему>, или <глубинному>. Теперь мы можем понимать

<высшее> переживание и как радостное слияние с запредельным знанием, с

одной стороны, и как глубинный опыт человеческой животности, как

чувство принадлежности к виду, согласие с собственной глубинной

биологической природой, изоморфной всему миру природы, - с другой

стороны.
Такая эмпирическая, миролюбивая или, лучше сказать природолюбивая,

трактовка высших ценностей уже не будет подталкивать нас к определению

<трансцендировавшей человека> природы в терминах внешнего по отношению

к человеку и чуждого ему, как это делает Хешел. Тесную связь человека

с трансцендировавшей его природой можно назвать <биологическим опытом>

человека. Пока мы не можем заявить, что природа любит человека, и все

же она не враждебна к нему, она разрешает ему жить, развиваться и

время от времени дарует ему мгновения великой радости.
XXIII
Высшие ценности - это не отношение к ним того или иного человека, не

его эмоциональная реакция на них. Высшие ценности требовательны к

человеку, вызывают у него своего рода <чувство долга> и чувство

собственной ничтожности.
Высшие ценности разумно было бы отделить от отношения к ним, отделить

хотя бы в той мере, в какой эта трудная задача выполнима. Приведу

перечень разных видов отношения к высшим ценностям (или к высшей

реальности): любовь, благоговейный трепет, обожание, уничижение,

почтение, чувство незаслуженности, удивление, ощущение чуда,

экзальтация, благодарность, страх, радость и другие (85, с. 94).

Очевидно, что все это - эмоционально-когнитивные реакции человека на

нечто внешнее, отдельное от него или описанное как отдельное от него.

Понятно, что по мере слияния человека с миром в высшем переживании или

посредством мистического опыта частота подобных, отнесенных вовне,

реакций будет снижаться, <Я> как отдельная сущность будет стремиться к

исчезновению.
Я предполагаю, что главной причиной, из-за которой отдельность <Я> все

же сохраняется (я не говорю сейчас об очевидных преимуществах ее для

теоретического осмысления и научного исследования), является редкость

и кратковременность величайших мгновений высших переживаний, мгновений

озарения, безысходного отчаяния, экстаза и мистического слияния. Даже
Теория метамотивации: биологические корни высших ценностей
349
самые чувствительные люди тратят на них мизерную долю своей жизни.

Гораздо большее время они более-менее спокойно созерцают открывающиеся

им пределы постижимого и радуются возможности и близости озарения (не

стремясь при этом к экстатическому слиянию с высшим). Вернее было бы

говорить о <приверженности> постижению высшего, как это делает Ройс

(131), но кроме этого также о долге, ответственности и преданности

этому делу.
Кроме того, приняв подобную теоретическую структуру, мы уже не станем

думать, что реакции на высшие ценности могут быть случайными или

предумышленными. Все изложенное выше заставляет думать о них как о

необходимых, уместных, требуемых, правильных, логичных и верных, то

есть, мы начинаем понимать высшие ценности как нечто заслуживающее или

даже требующее, взывающее к любви, благоговейному страху, почтению.

Наверняка вочеловеченный человек не мыслит себе жизни без этих чувств.
Нельзя забывать, что постижение абсолютных истин зачастую вызывает у

человека острое чувство собственной ничтожности, ограниченности и

порочности перед лицом высшего; он понимает краткость, быстротечность

и конечность своей жизни, свою человеческую беспомощность.
XXIV
Весь словарь терминов, описывающих мотивацию, должен быть иерархичным

хотя бы потому, что метамотивы (или мотивы роста) требуют несколько

иных характеристик, чем базовые потребности (<нужды>).
На основе описанного выше различия между сущностными ценностями и

отношением к ним можно сконструировать еще один иерархический Перечень

мотивов (я говорю о <мотивах> в самом общем и широком смысле этого

слова). Я уже рассказывал об иерархических отношениях между разными

проявлениями удовлетворения, наслаждения и счастья, выстроенных в

соответствии с иерархией потребностей - от <нужд> к метапотребностям

(82). Мы должны помнить, что само по себе понятие <удовлетворение

потребности> на уровне метамотивов, или мотивов роста,

трансцендируется, на этом уровне невозможно буквальное удовлетворение
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   42

Похожие:

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconAbraham H. Maslow. Motivation and Personality (2nd ed.)
Репетиционный синдром; настойчивое и безуспешное преодоление; обезвреживание проблемы
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconКнига адресована широкому кругу читателей, интересующихся историей...
Маслоу Абрахам Гарольд. Дальние пределы человеческой психики / Перев с англ. А. М. Татлы-баевой. Научи, ред., вступ статья и коммент....
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconSummary prepared by the Office of the High Commissioner for Human...

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconCompilation prepared by the Office of the High Commissioner for Human...

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconИнженеры вдохновленные жуками создали суперчувствительный датчик прикосновений
Инженеры создали чувствительный сенсор прикосновений, который способен различать давление, сдвиг и кручение. Работа опубликована...
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconChapter Likings and Loves for the sub-human

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconUkraine is a very beautiful country. There are many wonderful cities...

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconРоман
Вера Феонова. Перевод, 1999 © Б. Дубин. Вступление, 1999 Роман-цивилизация, или Возвращенное искусство Шехерезады
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconОсновные вопросы Договор международной перевозки. Общая характеристика
Витрянский В. В. Договор финансовой аренды (лизинга) // Вестник вас РФ. Специальное приложение к №10 (октябрь 1999 г). М., 1999
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconThe Special Nature Reserve Zasavica is located west of Belgrade,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница