1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature


Название1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature
страница9/42
Дата публикации07.06.2013
Размер6.51 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Психология > Книга
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   42
частью нас(89,с. 14-15).
Наивность. Я рассматриваю здесь наивность восприятия и поступков,

которыми почти всегда отличаются высококреативные личности. В

отношении таких людей общим местом стали высказывания вроде <он

чувствует сердцем>, <он простодушен, бесхитростен>, <он ведет себя как

ребенок>, <он чудаковат>, <он равнодушен к моде, закону и требованиям

света>. Такой человек и в самом деле не представляет, что от него

требуется, чтобы его сочли нормальным и приятным, чтобы его можно было

принять в приличном доме, а сам готов понять и принять все, что

происходит вокруг, без удивления, потрясения, возмущения или протеста.
Дети, как и мудрые старики, особенно предрасположены к восприятию мира

в таком нетребовательном стиле. Но похоже - а все идет к тому, если мы

примем самоощущение <здесь и сейчас> как стиль существования - что все

мы можем стать такими же наивными.
Отказ от самоконтроля. Увлеченные интересующим нас делом, мы можем

позволить себе отвлечься от всего, что непосредственно не связано с

ним. Особенно важно в данном аспекте то, что нам при этом уже не

приходится постоянно помнить о других людях, о наших с ними взаимных

обязательствах, о долге как таковом, мы можем отбросить страхи,

отложить на потом надежды и т. д. Мы становимся свободнее, обретаем

независимость от других людей, а это означает, что мы становимся

самими собой, воплощаемся в наше <реальное Я> (по Хорни), обретаем

аутентичность, возвращаемся к своей истинной сущности.
Креативность и готовность к ней
Основная причина, по которой человек уходит от своего <Я>, кроется в

невротической зависимости человека от окружающих его людей. Истоки ее

лежат в детстве, иррационально вмешиваясь в жизнь взрослого человека и

заставляя его поступать и реагировать на ситуацию так же, как это

сделал бы ребенок. (Ребенку пристало вести себя по-детски. Ведь он

действительно во многом зависит от окружающих его людей. Но однажды

ребенок должен перерасти свою зависимость. Право, неловко смотреть на

взрослого человека, который ведет себя так, словно боится, как

посмотрит на его поступки мать, или остерегается отцовского окрика,

словно он забыл, как провожал их в последний путь десять-двадцать лет

тому назад.)
Одним словом, в такие мгновения мы становимся более свободными от

других людей. Если в обычном состоянии эти другие так или иначе

оказывают влияние на наше поведение, то в такие минуты мы можем

позволить
себе отрешиться от их мнения.
Это значит, что мы сбрасываем привычные маски, мы уже не стараемся

оказать на кого-то влияние, произвести благоприятное впечатление,

сделать любезность, мы не тщимся заслужить любовь и сорвать

аплодисменты. Образно говоря, нам нет нужды продолжать спектакль,

когда занавес опущен и публика ушла. Наконец-то можно перестать

паясничать и самозабвенно, с
головой погрузиться в работу.
Отказ от Эго: самозабвенность, отказ от самоконтроля. В те мгновения,

когда вы с головой погружаетесь в дело, в нечто, лежащее вне вас, вы

меньше склонны осознавать свое поведение, контролировать себя,

осознавать себя. У вас просто не остается времени, чтобы взглянуть на

себя со стороны, глазами стороннего наблюдателя или критика. Если

говорить языком психодинамики, ваша диссоциированность при этом сходит

на нет, вы уже не раздвоены на самонаблюдающее Эго и чувствующее Эго.

(Вас не одолевает девичье смущение и не гнетет юношеская робость, вам

не мерещится, что за вами подглядывают из-за каждого куста, и проч.)

Это помогает обрести цельность, внутреннее единство,

интегрированность.
Это помогает избавиться от излишней придирчивости внутреннего цензора,

решительнее подойти к оценке явлений и выбору, не зацикливаться на

оценивании и взвешивании, одолеть тягу к мелочам и умственной жвачке.
Самозабвенное отношение к делу - одна из прямых дорог к

самоидентичности, к истинному <Я>, к своей аутентичной природе, к

глубинам своей сущности. Отказ от <Я> почти всегда приносит человеку

радость. Я не хотел бы призывать заходить на этом пути так далеко, как

буддисты и восточные философы, когда они говорят о <проклятом Я>, хотя

в их словах есть значительная доля правды.
78
Креативность
Сдерживающая сила сознания (самосознания). Выше я описал ситуации, в

которых сознание (особенно самосознание) может в известном смысле

стать помехой для человека. Действительно, оно может продуцировать

сомнения, конфликты, страхи и т. д. Оно на самом деле иногда

препятствует свободному полету творческой мысли. Порой оно мешает

проявиться спонтанности и экспрессивности (должен подчеркнуть одно но

- для терапии наблюдающее Эго необходимо).
Но нужно помнить, что некоторые виды самосознания, самонаблюдения,

самокритики -то есть некоторые из граней самонаблюдающего Эго -

необходимы для полноценного функционирования вторичной креативности.

Самосовершенствование в психотерапии, например, достигается с помощью

механизмов самосознания, путем критического переосмысления переживаний

прошлого. Шизофреническое сознание погружено в мир откровений, но

больной не в состоянии извлечь из этих переживаний терапевтическую

пользу именно потому, что слишком <погружен в переживание>, загнал в

угол внутреннего цензора и отключил самоконтроль. Подобное можно

сказать и о творческой деятельности - после инспирационной фазы

приходит пора кропотливого и дисциплинированного конструирования.
Отказ от страха. Со временем мы заметим, как мельчают и отступают наши

страхи и тревоги. Следом за ними - депрессия45, конфликты,

амбивалентность46, беспокойство, проблемы, даже боль. Не могут устоять

даже психозы и неврозы (разумеется, если они не смогли помешать нам

увлечься нашим делом, если они не были настолько остры, чтобы

воспрепятствовать этому).
Это мгновения, когда нас переполняет мужество и уверенность в

собственных силах, мы бесстрашны и спокойны, мы уже не невротики и не

пациенты.
Отключение защитных механизмов и самоограничений. Мы перестаем

ограничивать себя. Нам уже не приходится сдерживать себя, защищаться,

контролировать свои вдохновенные порывы, равно как и устойчивость

защитных сооружений, воздвигнутых нами в борьбе со страхами и

тревогами.
Сила и мужество. Креативный подход к жизни требует от человека

известного мужества и силы. Большинство исследований, посвященных

креативности, обязательно обращают внимание на те или иные варианты

мужества: это могут быть упрямство, самодостаточность, независимость,

своего рода нахальство, сила характера, сила Это и т. д.; человек уже

не стремится нравиться окружающим, соответствовать их ожиданиям, он не

боится быть непопулярным. Трусость и неуверенность в собственных силах

убивают творческое в человеке, или, если угодно, не оставляют

креативности шансов проявиться.
Креативность и готовность к ней

Мне кажется, что эти компоненты креативности станут более понятными,

если учесть, что сила и мужество одновременно являются компонентами

синдрома, сопровождающего самоотрешенность и отрешенность от

окружающего в состоянии <здесь и сейчас>. Этот синдром подразумевает

как необходимые свои составляющие отказ от страхов, самоограничений,

отключение механизмов защиты и самозащиты, ослабление самоконтроля,

отказ от исполнения социальных ролей, бесстрашие в отношении

пренебрежения, унижения и неуспеха с точки зрения окружения. Все эти

характеристики - необходимые компоненты самоотрешенности и

отрешенности от окружающего. Так увлеченность не оставляет места

страху.
Можно подойти к этому же вопросу позитивно. Если человек бесстрашен,

он может позволить себе углубиться в таинственное, неизведанное,

новое, туманное и противоречивое, необычное и непредсказуемое, у него

достанет внутренних сил, чтобы не подозревать, не бояться, не

защищаться и не объясняться, он останется спокоен, а значит не

потратит сил на борьбу с собственными тревогами и страхами.
<Готовность принять>: позитивная установка. В самоотрешенном

погружении в безвоздушное и безвременное <здесь и сейчас> мы

становимся более позитивными, а соответственно менее негативными еще в

одном - мы отказываемся от критицизма (от редактирования, от

скрупулезности и селекции, от бесконечных исправлений, от скептицизма

и перфекционизма, от перечеркиваний, оценивания и переоценок). Мы

готовы принимать. Мы не отрицаем, не порицаем и не селекционируем.
Отсутствие предубеждения к делу, которому мы посвящаем себя, означает,

что мы разрешаем ему одержать над нами победу, захватить нас. Мы

позволяем ему диктовать нам свою волю. Мы оставляем за ним право

оставаться таким, каким оно является. Зачастую мы одобряем его в

большинстве имеющихся свойств и характеристик.
Мы становимся даоистичны, то есть смиренны, посторонни и восприимчивы.
Доверчивость вместо борьбы. Все, что происходит с нами в такие

мгновения, подразумевает, что мы готовы довериться себе и окружающему

нас, мы решаемся, пусть лишь на время, отказаться от готовности к бою,

от работы воли и от ее диктата, от преодоления себя и от усилий

удержать под контролем окружающее. Мы разрешаем себе слиться с

внутренней природой происходящего <здесь и сейчас>, а это со всей

очевидностью предполагает доверчивое ожидание и беспрекословное

принятие и подчинение. Неизбывно человеческое стремление

контролировать, верховенствовать и управлять противно истинному

согласию с делом, как и искреннему восприятию его материала (или

проблемы, или человека). В этом же разрезе будет уместно
80
Креативность
еще одно воспоминание о будущем. Сталкиваясь с будущим, - я имею здесь

в виду столкновение с чем-то новым, неведомым, - нам не остается

ничего другого, как положиться на свою способность к импровизации,

довериться ей. Сформулировав мысль таким образом, мы должны признать,

что доверчивость обозначает и уверенность в себе, и мужество, и

бесстрашие во всех аспектах. Бесспорно также, что, обретя уверенность

в себе перед лицом туманного грядущего, мы наконец в состоянии

безоглядно, с поднятым забралом и открытым сердцем устремиться к

настоящему.
Можно привести несколько примеров из клинической практики. Роды,

уринация, дефекация, сон, плавание в воде, сексуальный акт -все это

суть субстанции, в отношении которых полезно забыть про старание,

борьбу и напряжение, где уместнее расслабленно, доверчиво и уверенно

разрешить природе творить свой произвол.
Даоистическая рецептивность. Два этих понятия, даосизм и

рецептивность, включают в себя широкий круг свойств и явлений, сколь

важных, столь же и трудных для понимания, пояснять которые зачастую

приходится очень и очень фигурально. Большинство из этих тончайших и

деликатнейших даоистических атрибутов креативности многократно, с

разных сторон описаны самыми разными авторами, занимавшимися изучением

креативности. Единственный факт, с которым не могут не согласиться все

без исключения исследователи, заключается в том, что для начальной,

инспирационной, фазы творчества характерна некоторая степень

рецептивно сти, невмешательства или <смиренного принятия>; признается

также ее необходимость -теоретическая и динамическая. В таком случае

перед нами неизбежно встает вопрос: как эта рецептивность, или

<согласие с существующим>, соотносится с синдромом самозабвенного

погружения в сиюминутную данность?
Рассмотрим в качестве примера отношение художника к его модели. При

этом можно отметить своего рода деликатность, или уважение (здесь мы

не заметим желания <улучшить> и не обнаружим стремления властвовать),

которое сродни <серьезному> отношению. Художник обращается со своей

моделью как с некоей данностью, как с per se, имеющей неотъемлемое

право на самостоятельное существование; он отнюдь не склонен

рассматривать ее как материал для создания новой, лучшей сущности, как

инструмент для достижения иных, не заложенных в ней, целей. Художник в

данном случае уважает право модели на самостоятельное существование, а

следовательно априорно признает ее заслуживающей уважения.
И проблема, и факты, и ситуация, и личность требуют такой же

деликатности и уважительного к себе отношения. Здесь проявляется

почтение к власти факта, к закону ситуации, как назвал это Фоллетт.

Можно сделать еще
Креативность и готовность к ней
81
один шаг и не только разрешить <вещи> оставаться <собой>, но и

возлюбить ее, испытывать удовлетворение и даже радость от того, что

она существует, хотеть, чтобы <вещь> оставалась такой, как она есть,

неважно, в отношении ребенка или возлюбленного, дерева или

стихотворения, кошки или собаки я буду испытывать это чувство.
Такая установка a priori необходима для того, чтобы в совершенстве

освоить некое умение или до тонкостей понять некое явление, понять его

в его собственной природе и освоить в его внутренней логике, без

помощи чуждого ему моего <Я>, без попыток и желания установить

господство над ним, - это нужно так же, как необходимо перестать

говорить, как необходимо наконец стать тихим и внимательным, если мы

хотим услышать, что шепчет нам на ухо доверительный собеседник.

Постижение бытия другого человека подробно описано мною в главе 9 (см.

также 85,89).
Интеграция человека, постигающего Бытие. Творчество, как процесс

созидания нового, требует от человека всего, на что он способен (как

правило), - в такие минуты человек предельно интегрирован, собран и

целостен, он полностью посвящает себя служению заворожившему его делу.

Креативность, таким образом, выступает как системное свойство, как

объединяющее - создающее гештальт - качество целостной личности, она

не приходит к человеку, как слава со слоем позолоты на памятнике, и не

охватывает его, как лихорадка от неких микроскопических бактерий

высших способностей. Креативность противостоит диссоциированности.

Человек, сконцентрированный на акте творчества, теряет обычную

дробность и приобретает цельность.
Возврат к первичному восприятию. Необходимым элементом личностной

интеграции является пробуждение неосознаваемого и предсознательного,

того, что и составляет суть первичного восприятия (можно назвать его

поэтическим, метафорическим, мистическим, примитивным, архаичным,

детским).
Наш рассудок слишком аналитичен и рационален, слишком расчетлив и

атомистичен, чересчур концептуален; рассудочное восприятие слепо к

отдельным сторонам реальности, и особенно к той, что находится внутри

нас.
Эстетическое постижение вместо абстрактного познания. Абстрагирование

менее даоистично, оно активно и агрессивно по отношению к своему

объекту, оно более склонно к селекции свойств и оцениванию их, нежели

эстетическая, нортроповская (Нортоп) позиция наслаждения, радостного

постижения, благодарности, бережности, - позиция, в которой нет и

намека на желание вмешаться, повлиять, властвовать.
82
Креативность
Конечный продукт абстрагирования - математическое уравнение,

химическая формула, карта, диаграмма, проект, карикатура, концепция,

схема, модель, теоретическая система - очень далек от живой реальности

(<карта не территория>). Конечная цель эстетического,

неабстрагирующето познания - полное постижение объекта, при котором

все его грани равно важны, прекрасны, одинаково достойны восхищения,

при котором нет места анализу и оценке. Здесь нет стремления упростить

и расчленить объект, а наоборот, стремление к более целостному

постижению его достоинств.
Многие ученые и философы утеряли этот ориентир, для них уравнения,

концепции, схемы стали большей реальностью, чем сам по себе феномен

реального явления. К счастью, теперь мы можем понять взаимную связь и

взаимное обогащение конкретной и абстрактной составляющих явления,

теперь уже нет необходимости преуменьшать или преувеличивать значение

того или другого. В настоящий момент мы, представители западной

культуры, долгое время переоценивавшие роль абстрактного в понимании

реальности, порой сводившие реальность к абстракции, восстанавливаем

нарушенный баланс, подчеркивая необходимость конкретного,

эстетического, феноменологического, не абстрактного познания всех

сторон и составляющих любого явления в их реальной целокупности, не

отвергая бесполезных на первый взгляд, не имеющих утилитарного

значения компонентов.
Абсолютная спонтанность. Если мы полностью сконцентрированы на

каком-то деле, явлении или человеке, очарованы им, его сущностью, если

мы не лукавим перед собой и действительно не имеем иных целей и

намерений, кроме постижения его, тогда нам не составит труда стать

абсолютно спонтанными, абсолютно задействованными, мы даем простор

своим способностям и возможностям, мы не трудимся, не прилагаем усилий

воли для их раскрытия. То, что заложено в нас, проявляется

автоматически, как инстинкт, а это и есть самая вдохновенная,

беспрепятственная, самая организованная деятельность.
Мы сможем стать еще более организованными и до конца проникнуться

сущностью захватившего нас явления, если сможем соответствовать его

внутренней природе. Если нам удастся добиться этого, наши возможности

более совершенно, быстро, почти непроизвольно приспособятся к

ситуации, они приобретут небывалую гибкость, будут готовы

соответствовать изменениям ситуации. Так, например, художник постоянно

приноравливается к запросам рождающегося под его кистью образа,

подчиняется его своевольности и капризам; так борец приспосабливается

к своему сопернику, так танго влечет партнеров, помогая им без слов

понимать друг друга, задавая им общий ритм движений и чувств; так,

повинуясь узору трещин в асфальте, вода создает причудливые композиции

под ногами прохожих.
Креативность и готовность к ней
83
Полное самоосуществление (или уникальность). Абсолютная спонтанность

служит залогом полного осуществления всего, заложенного в человеке

природой, она же становится образом жизни личности, обретшей себя, и

проявлением ее уникальности. Оба эти понятия, спонтанность и

самоосуществление, подразумевают искренность, естественность,

правдивость, бесхитростность, неподражательность и т. д., потому что

сама их сущность подразумевает отказ воспринимать свое поведение как

инструмент воздействия и взаимодействия, отказ от рутины и борьбы,

контроля и управления, подразумевает непроизвольность, вольное течение

естественных позывов и свободное <излучение> того, что заложено в

самой глубине личности.
Детерминантами процесса познания явления выступает сама сущность этого

явления, равно как и личность исследователя и внутренняя необходимость

их взаимного приспособления друг к другу, их слияния, их

взаимопоглощения, их единения. То же самое происходит, к примеру,

между спортсменами в хорошей баскетбольной команде и между музыкантами

в струнном квартете. Все, что оказывается вне этого сплава, теряет

значимость. Такое слияние необходимо не только как средство достижения

результата, оно само может стать и целью, и результатом.
Слиянность. Мне хочется увенчать рассуждения тезисом о слиянности, о

достижении полного единства и согласия между человеком и миром. Вам

обязательно приходилось сталкиваться с этим понятием в трудах,

посвященных креативности, а я, следуя логике сказанного выше, готов

счесть слиянность необходимым условием креативности. Я думаю, что

методичность, с которой я по ниточке вытягивал и предъявлял вам

сложную паутину взаимоотношений между человеком и миром, поможет

понять слиянность как естественное явление, нежели как что-то

мистическое, тайное и эзотерическое. Я полагаю, что это явление можно

исследовать, но для этого его нужно понять как изоморфизм, как

взаимопревращение одного в другое, как притирку одного к другому, как

комплементарность, как растворение соли в воде.
Лично мне это помогло понять, что имел в виду Хокусай, когда говорил:
<Если хочешь нарисовать птицу, стань птицей>.
5
Холистичный подход к творчеству
Любопытно сопоставить нынешнюю ситуацию в исследовании креативности с

ситуацией, которая была двадцать-двадцать пять лет назад. Первое, что

приходит мне в голову, - за это время произведено такое количество

исследований и получены такие объемы данных, - просто океан цифр и

статей, - которые превышают все разумные пределы наших ожиданий.
Но возникает и другое впечатление, что наряду с серьезными подвижками

в деле наработки прикладных методик и оригинальных тестов, наряду с

накоплением большого объема количественных данных, теоретические

основания проблемы остались почти без изменений. Я хочу обратить ваше

внимание на проблему теории, а именно на теоретические концепции,

искренне тревожащие меня, и на дурные последствия, которые может

повлечь за собой подобная концептуализация.
Мне хотелось бы подчеркнуть главное из впечатлений, сложившихся у меня

в отношении понимания авторами сущности креативности и в отношении

подхода к исследованию ее. Они слишком атомистичны во взглядах на

проблему, их предположения очень конкретны, слишком ad hoc (гипотезы,

создаваемые для конкретного случая). Исследователям зачастую недостает

холистичности, организмичности и систематичности, которых заслуживает

поднимаемая ими тема. Разумеется, я не склонен к неуместной в данном

случае дихотомизации или крайней поляризации, мне не хочется выражать

пиетета к холизму и, наоборот, острого неприятия анализа и атомистики.

Вопрос заключается именно в том, как лучше сочетать их, а не в желании

противопоставить их друг другу и вынудить совершить выбор в пользу

того или другого подхода. Есть один способ избежать такого выбора, -

воспользоваться известным делением факторов Пирсона на главный, или

ведущий (фактор ), и специфические, или специальные (факторы ),

- такое различение может оказаться полезным не только при изучении

интеллекта, но и креативности.
Холистичный подход к творчеств)'
85
При чтении литературы, посвященной креативности, меня поразил еще один

факт. Меня озадачило, что связь креативности с психиатрическим и

психологическимздоровьем, несмотря на свою очевидность, мощность,

глубину и важность для понимания проблематики, не используется при

подготовке к исследованиям. Например, в работах по психотерапии мне не

удалось обнаружить ни одной ссылки на исследования креативности, и

наоборот. Хочу отослать вас к работе одного из моих аспирантов,

Ричарда Крейга, я считаю ее очень важной в том смысле, что она

доказывает существование этой взаимосвязи (26). На нас произвела

большое впечатление таблица в книге Торренса

(147), в которой автор свел и суммировал те личностные характеристики,

которые, по его мнению, коррелируют с креативностью. Таких, которые он

счел валидными, оказалось тридцать или около того. Крейг поместил

перечень этих характеристик в один столбец, а рядом дал перечень

характеристик, сформулированный мною при описании людей с высокой

степенью самоактуализации (95) (а они, как я уже говорил, в

значительной степени совпадают с характеристиками, использованными

Роджерсом при описании психологического здоровья в его работе
Functioning Person>, равно как и Юнгом в работе
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   42

Похожие:

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconAbraham H. Maslow. Motivation and Personality (2nd ed.)
Репетиционный синдром; настойчивое и безуспешное преодоление; обезвреживание проблемы
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconКнига адресована широкому кругу читателей, интересующихся историей...
Маслоу Абрахам Гарольд. Дальние пределы человеческой психики / Перев с англ. А. М. Татлы-баевой. Научи, ред., вступ статья и коммент....
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconSummary prepared by the Office of the High Commissioner for Human...

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconCompilation prepared by the Office of the High Commissioner for Human...

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconИнженеры вдохновленные жуками создали суперчувствительный датчик прикосновений
Инженеры создали чувствительный сенсор прикосновений, который способен различать давление, сдвиг и кручение. Работа опубликована...
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconChapter Likings and Loves for the sub-human

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconUkraine is a very beautiful country. There are many wonderful cities...

1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconРоман
Вера Феонова. Перевод, 1999 © Б. Дубин. Вступление, 1999 Роман-цивилизация, или Возвращенное искусство Шехерезады
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconОсновные вопросы Договор международной перевозки. Общая характеристика
Витрянский В. В. Договор финансовой аренды (лизинга) // Вестник вас РФ. Специальное приложение к №10 (октябрь 1999 г). М., 1999
1999. 432с. Abraham Harold Maslow the farther reaches of human nature iconThe Special Nature Reserve Zasavica is located west of Belgrade,...

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница