ббк 84(7 сша) р 12 р 12


Названиеббк 84(7 сша) р 12 р 12
страница11/41
Дата публикации07.06.2013
Размер6.8 Mb.
ТипАнализ
userdocs.ru > Психология > Анализ
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   41
^ ГЛАВА VII

ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКАЯ

ПРОРАБОТКА

ИНФАНТИЛЬНОГО

СЕКСУАЛЬНОГО

КОНФЛИКТА1
Психоаналитические исследования могут обеспечить характерологию принципиально новыми гипотезами и сделанными на основании этих гипотез открытиями. Осуществляется это взаимодействие в русле следующих трех направлений: 1) теория механизмов бессознательного; 2) исторический, генетический подход; 3) динамическое и экономическое понимание функционирования психики.

Отталкиваясь от феноменологических проявлений и проникая в глубь их природы и истоков развития, постигая процессы, происходящие в «глубинном» продольном и поперечном сечении личности, мы автоматически открываем путь к идеалу исследования характера, к «генетической типологии». Это, в свою очередь, позволяет нам с естественно-научной точки зрения понять не только модели человеческого поведения, но и специфическую историю их формирования. Выделение исследований характера из области так называемых Geisteswissenschaft (гуманитарных наук), согласно Клэйгсу, и присоединение к естественно-научно и психологии нельзя недооценивать. Но надо отметить, что проводить клинические исследования в этой области непросто. Поэтому необходимо предлагаемое здесь предварительное обсуждение фактов.
^ 1. СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА ПСИХИЧЕСКИХ РЕАКЦИЙ

Исследуя характер, психоанализ с самого начала следует новым маршрутам, соответствующим его методам. Фрейд первым открыл, что определенные черты характера следует исторически объяснять как социально обусловленные производные и продолжение примитивных инстинктивных импульсов**. К примеру, скупость, педантичность и аккуратность — производные анально-эротических импульсов. Позже Джонс и Абрахам основательно дополнили характерологию, редуцировав черты характера до их инфантильной инстинктивной основы (к примеру, зависть и амбицию до уретрального эротизма). Это были первые характерологические попытки объяснить инстинктивную основу индивидуальных черт характера. Но проблемы, которые ставит перед нами ежедневная практика, заводят нас гораздо дальше. Мы оказываемся перед следующей альтернативой: либо мы рассматриваем характер как исторически и динамике-экономически обусловленное тотальное образование (причем как характер вообще, так и его типологические вариации), либо нам придется отказаться от достижения успеха во всех тех случаях, когда важнейшей задачей терапии является устранение характерно-невротической реактивной основы.

В процессе анализа характер пациента в форме типичной модели реагирования образует наиболее сильное сопротивление против раскрытия бессознательного, то есть возникает так называемое характерное сопротивление. Можно пронаблюдать, как эта функция характера на протяжении лечения отражает его развитие: те обстоятельства, которые в повседневной жизни и во время анализа вызывают типичные поведенческие реакции индивида, соответствуют тем, которые изначально обусловили формирование характера, придерживающегося типичной модели реагирования, однажды установившейся и превратившейся в автоматический механизм, не зависящий теперь от сознательной воли.

Наша проблема, таким образом, заключается не в определении содержания или природы той или иной черты характера, а в поиске истока и в необходимости смысловой проработки типичной модели реагирования. До сих пор нам нужно было понять содержание переживаний, невротических симптомов и черт характера генетически. Теперь мы подошли к разъяснению проблемы внешней формы — какова манера выражения переживаний и невротических симптомов. Это открывает путь к пониманию того, что можно назвать основной чертой личности.

Как правило, в повседневной жизни люди представляются нам жестокими или мягкими, гордыми или униженными, холодными или дружелюбными и так далее. Анализ характеров показывает, что различие между ними заключается только в формах панциря, которым эго прикрывается от опасностей внешнего мира и защищается от вытесненных внутренних импульсов. Чрезмерная вежливость человека может быть обусловлена тревогой не меньше, чем жестким или грубым поведением другого человека. Разница заключается только в том, что различное влияние среды заставляет людей по-разному реагировать на собственную тревогу. Когда мы, говоря о характере, употребляем такие клинические термины, как пассивно-фемининный, параноидно-агрессивный, компульсивный, истерический, фаллически-нарциссический и т. д., то всего лишь характеризуем разные типы реагирования. Важно понять не только процесс формирования характера вообще, но и базовые условия, которые способствовали этой дифференциации типов.
^ 2. ФУНКЦИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ХАРАКТЕРА

Следующий вопрос состоит в том, каковы причины формирования характера. Чтобы ответить на него, надо сначала вспомнить наши собственные характерные реакции. Характер заключается в хроническом изменении эго, которое можно назвать ригидностью. Это — основа хронической характерной модели поведения человека. Смысл такого поведения — защита эго от внешних и внутренних опасностей. Защитный механизм, который стал хроническим, правильнее было бы назвать панцирем, неизбежно снижающим общую психическую мобильность. Это снижение смягчается путем установления таких взаимоотношений с внешним миром, которые не обусловлены характером и, следовательно, являются нетипичными. В панцире есть «бреши», через которые либидинальные и другие стремления, словно ложноножки выпускаются наружу и втягиваются обратно. Однако панцирь не следует понимать как нечто статичное. Он функционирует в соответствии с принципом удовольствия-неудовольствия. В неблагоприятной ситуации он затвердевает, а в благоприятной — смягчается. Степень мобильности характера, способность открыться в ситуации или закрыться от нее, определяет разницу между здоровой и невротичной структурой характера. Прототипом патологически ригидного панциря может служить блокирующий аффекты компульсивный характер или шизофренический аутизм с тенденцией к кататонической ригидности.

Характерный панцирь развивается в результате устойчивого конфликта между инстинктивными потребностями и фрустрирующим внешним миром. Длительный актуальный конфликт между инстинктом и внешним миром усиливает панцирь и поддерживает его существование. Это общая сумма тех воздействий внешнего мира на инстинктивную жизнь, которая, по причине их сходства, формирует историческое единство. Нам хорошо известны типы характера, которые мы именуем «буржуа», «чиновник», «пролетарий» и т. д. Место формирования панциря — эго, поскольку именно эта часть личности находится между инстинктивной жизнью и внешним миром. Поэтому мы можем говорить о характере эго.

Анализ всегда выявляет, что в период окончательного формирования характера имеет место конфликт между генитальными инце-стуозными желаниями и их актуальной фрустрацией. Характер возникает как определенная форма разрешения эдипова комплекса. Условия, при которых происходит разрешение конфликта в той или иной форме, специфичным образом обуславливают формирование характера. (Эти условия соответствуют актуальным социальным условиям и тому влиянию, которое они оказывают на детскую сексуальность. С изменением социальных условий будут меняться и условия формирования характера, а вместе с этим и структуры характеров. ) Конечно, существуют и другие возможности справиться с эдиповым комплексом, к примеру, в меньшей степени влияет на формирование личности простое вытеснение или возникновение детских неврозов. Такими условиями формирования характера, как правило, являются интенсивное генитальное влечение и относительно слабое эго, которое, боясь наказания, защищается прежде всего вытеснением. Вытеснение приводит к сдерживанию импульсов, а это создает угрозу прорыва вытесненного. Эго трансформируется, — скажем, развивается тревожность, робость. Такие качества фактически означают ограниченность эго, но они же и усиливают его, поскольку защищают в ситуациях, которые могут спровоцировать вытесненные импульсы.

Чтобы справиться с инстинктом, начального изменения эго, такого, например, как появление робости, недостаточно. Напротив, это приведет к развитию тревожности, которая, как правило, создает предпосылку для детской фобии. Чтобы сохранять импульсы вытесненными, необходимо дальнейшее изменение эго: вытесненное должно консолидироваться, эго — стать тверже, защиты — принять устойчивый активный, автоматический характер. Кроме того, вытесненное проявляется в детской тревоге, которая сама по себе угрожает ослабленному эго, следовательно, необходима защита и от тревоги. Мотивом, скрытым за всеми этими мерами эго, служит сознательный и бессознательный страх наказания, страх, который, как известно, постоянно подкрепляется актуальным поведением родителей и воспитателей.

В основу затвердения эго заложены три процесса.

1. Идентификация с фрустрирующей реальностью, особенно со значимым человеком, представляющим эту реальность. Этот процесс придает панцирю его смысловое содержание. Например, блокирующий аффекты компульсивный пациент объясняет это так: «Я должен контролировать себя, поскольку так велел мой отец». В то же самое время, это означает: «Я должен держать при себе свои виды на удовольствия, поэтому должен стать лояльным по отношению к отцу».

2. Агрессия, которая была мобилизована против фрустрирующего человека и которая вызвала тревогу, направляется на себя. Данный процесс связывает огромную часть агрессивной энергии, удерживает ее от моторного выражения и, таким образом, развивает сдерживающий аспект характера.

3. Эго формирует реактивное отношение к сексуальным импульсам и утилизирует их энергию путем их «отведения». Этот процесс поглощает значительное количество либидо, отнимая его от вытесненных либидинальных импульсов, значительно снижая их способность к прорыву.

Защитный панцирь эго возникает в результате страха наказания, он формируется за счет энергии ид и сохраняет запреты раннего воспитания. Здесь характер служит экономической цели: он облегчает давление вытесненного и усиливает эго. Но у этого процесса есть и другая сторона. Если образование панциря было успешным, он, по крайней мере на время, защищает от внутренних сил и в той или иной степени изолирует внешние стимулы и препятствует дальнейшему влиянию воспитания. Это не исключает внешней покорности, кроме как в случаях откровенного упрямства. Нельзя упускать из виду и тот факт, что внешняя уступчивость пассивно-фемининного характера, например, может быть связана с внутренним сопротивлением. Более того, панцирь может размещаться как на поверхности личности, так и внутри. В случае глубоко укоренившегося панциря внешние проявления не дают представления о реальной экспрессии личности, это всего лишь видимость. Поверхностный панцирь типичен для блокирующего аффекты компульсивного характера и для параноидно-агрессивного, а глубокий панцирь присущ истерическому характеру. Глубина расположения панциря зависит от условий регрессии и фиксации и составляет сложный вопрос дифференциации характеров.

Характерный панцирь, с одной стороны, представляет собой результат инфантильного сексуального конфликта и способа разрешения этого конфликта. С другой стороны — он становится основой более поздних невротических конфликтов и невротических симптомов; он становится базисом для реакций невротического характера. Подробнее мы остановимся на этом позже; здесь мне хотелось бы дать лишь краткое резюме тех фактов, которые имеют отношение к делу.

Характерная структура, препятствующая установлению сексуально-экономического регулирования энергии, служит предпосылкой для последующего невротического заболевания. Основным патогенным фактором является не инфантильный сексуальный конфликт и эдипов комплекс как таковой, а тот способ, которым эти конфликты разрешались. Однако дальнейшее разрешение определяется природой семейного конфликта, то есть такими вещами, как интенсивность страха наказания, той степенью, в которой удовлетворяются инстинктивные стремления, характерами родителей и т. д. По этой причине развитие ребенка до и в течение эдиповой фазы определяет, возникнет ли впоследствии невроз или дальнейшее будет происходить при сексуально-экономической регуляции энергии, которая обеспечивает базис для социальной и сексуальной потенции.

Наличие базиса характерно-невротического реагирования означает, что ригидность эго сформировалась таким путем, при котором нормальная сексуальная жизнь и полноценное сексуальное переживание невозможны. В результате сексуальная энергия начинает сдерживаться, сексуальный застой не только становится перманентным, но и усиливается. Вслед за этим усиливается развитие реактивных образований, таких, как идеология аскетизма. Возникает порочный круг, застой вновь усиливается, а это опять приводит к новым реактивным образованиям. Однако застой всегда нарастает быстрее, чем прогрессирует образование панциря, и в конце концов реактивные образования не могут больше удерживать напряжение. Тогда сексуальные желания прорываются и тут же отводятся путем образования симптома.

В этом невротическом процессе различные невротические позиции эго сменяют друг друга и взаимно переплетаются. Таким образом, рассматривая «поперечный срез» личности, мы обнаруживаем характерные реакции, которые исторически принадлежат к различным периодам развития. В фазе окончательного развала эго этот «поперечный срез» похож на пласт земли, обнаженный после вулканического извержения, которое привело в полный беспорядок различные геологические слои. Теперь в этом беспорядке можно обнаружить кардинальный смысл и механизм всех характерных реакций; будучи обнаружены и осмыслены, они составляют кратчайший путь к центральному инфантильному конфликту.
^ 3. УСЛОВИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ХАРАКТЕРА

Что нам известно об условиях становления здоровья и возникновения патологического панциря, каковы эти условия? Пока мы не ответили на этот вопрос и соответственно не обозначили новые пути воспитания, наше характерологическое исследование останется чистой теорией. Результаты нашего изучения сферы сексуальности труднодоступны для тех воспитателей, которые хотят воспитать людей здоровыми.

Сперва надо отметить, что формирование характера зависит не только от факта, что инстинкт и фрустрация создают конфликт, он зависит также от природы этого конфликта, от того периода, когда имели место сформировавшие характер конфликты, а также от того, какие импульсы были к нему причастны. Если для ориентира мы попытаемся изобразить схему причастных к этому условий, то обнаружим следующую вероятную картину. Результат формирования характера зависит от следующих факторов: времени, когда фрустрируется импульс; степени и интенсивности фрустрации; против каких импульсов направлена основная фрустрация; соотношения между разрешением и фрустрацией; пола основной фрустрирующей личности; противоречий, которые содержит в себе сама фрустрация.

Все эти условия определяются социальной системой воспитания, моралью и возможностью удовлетворения потребностей, то есть экономической обстановкой в обществе в тот или иной период.

Профилактика невроза может заключаться только в создании такой структуры характера, которая сделала бы сексуальную и социальную мобильность необходимой в психической экономике. В связи с этим нам необходимо постараться понять результаты всякого случая, когда удовлетворение инстинктов ребенка отвергается.

Любая фрустрация со стороны каких бы то ни было современных методов воспитания провоцирует отступление либидо от внешнего, то есть усиливает вторичный нарциссизм1; это всегда меняет характер, повышая его сензитивность, которая проявляется, скажем, как застенчивость или беспокойство. Если, как это обычно бывает, ребенок любил фрустрирующую личность, возникает амбивалентная позиция, которая приводит к идентификации: кроме отрицания, ребенок перенимает определенные черты характера этого человека, особенно те, которые направлены против того импульса, о котором идет речь. В конечном итоге в той степени, в которой импульс беспокоит, он вытесняется или находится какой-то иной невротический выход.

Влияние фрустрации на характер может дать разный эффект; он зависит от того, в какое время был фрустрирован импульс. На ранней стадии инстинктивного развития фрустрация вызывает очень успешное вытеснение. Импульс действительно оказывается полностью побежденным, но его энергия становится недоступной ни для сублимации, ни для сознательного удовлетворения. Ранняя фрустрация анального эротизма, к примеру, препятствует развитию анальной сублимации и закладывает фундамент жесткого анального реактивного образования. С точки зрения характера важнее всего то, что оторванность импульсов от личности в целом, наносит вред обшей активности. Это легко заметить, к примеру, у тех детей, чья агрессия и удовольствие от моторной активности пресекались с раннего возраста. Впоследствии это снижает их способность к работе.

Когда импульс развивается окончательно, он не может быть полностью вытеснен. На этой стадии отказ от удовлетворения потребности может вызвать только неразрешимый конфликт между инстинктивным побуждением и запретом. Если окончательно развитый импульс впервые сталкивается с фрустрацией, появляется основание для развития импульсивного характера**. Ребенок не может полностью принять запрет, но у него возникает сильное чувство вины. Это придает импульсивным действиям компульсивный характер. Таким образом, мы видим у импульсивных психопатов вместо основательного панциря, защищающего от внутреннего и внешнего, достаточно бесформенную структуру характера. При импульсивном характере нет реактивных образований, которые использовались бы в качестве защиты против импульсов; скорее, импульсы сами по себе, особенно садистские, используются как защита от воображаемой опасности, включая опасность избавления от импульсов. Поскольку дезорганизация генитальной структуры не позволяет окончательно упорядочить экономику либидо, сексуальный застой усиливает тревогу и характерное реагирование и часто приводит к разного рода эксцессам.

Противоположность импульсивного характера — характер, сдерживающий инстинкты. Если первый обнаруживает в своей истории столкновение полностью развитого инстинкта с внезапной фрустрацией, то последний — постоянную фрустрацию с самого начала и до конца развития инстинкта. Соответственно в этом случае характерный панцирь будет ригидным, он значительно снижает мобильность психики индивида и формирует реактивное основание для депрессивных состояний и компульсивных симптомов, которые соответствуют заторможенной агрессии. С другой стороны — и в этом состоит социальный смысл – это вызывает покорность и отсутствие критичности.

Больше всего качество последующей сексуальной жизни определяет пол и характер того человека, который активнее всего осуществляет воспитание. Авторитарное общество оказывает на ребенка очень сложное воздействие, которое мы вынуждены редуцировать к родительскому, поскольку отец и мать являются основными уполномоченными социального влияния. Обычно бессознательное сексуальное отношение родителей к ребенку приводит к тому, что отец отдает предпочтение дочери, а мать — сыну, соответственно они меньше ограничивают их. Только на этот факт опирается правило, гласящее, что родитель того же пола оказывает большее воспитательное влияние. Правда на протяжении первых лет жизни ребенка это взаимоотношение сдвигается в сторону матери. Это же справедливо и для массы рабочего населения. Тем не менее идентификация с родителем того же пола преобладает: у дочери развитие эго и супер-эго происходит в соответствии с материнским, а у сына — в соответствии с отцовским. Специфические семейные созвездия или особенности характера родителей приводят к исключению из этого правила. Мы еще будем говорить о подоплеке некоторых случаев нетипичной идентификации.

Сначала — о мальчике. Обычно, то есть в том случае, если у него развивается простой эдипов комплекс, если мать любит его больше и фрустрирует меньше, чем отец, он будет отождествляться с отцом. Если отец обладает активным маскулинным характером, развитие сына пойдет в направлении маскулинной активности. Однако, если мать ограничивала маскулинность личности, если основные фрустрации исходят от нее, сын будет в большей мере отождествляться с ней. В этом случае в зависимости от стадии развития либидо, во время которой мальчик будет сталкиваться с фрустрацией, исходящей от матери, он скорее будет отождествляться с матерью на фаллической или анальной основе.

На основе фаллического отождествления с матерью, как правило, развивается фаллически-нарциссический характер, нарциссизм и садизм которого особенно направлен на женщин (месть строгой матери). Это отношение представляет собой характерную защиту от глубоко вытесненной подлинной материнской любви, которая не может продолжать существовать в условиях фрустрации и, таким образом, оборачивается разочарованием. Конкретнее: эта любовь переходит в характерное отношение, откуда ее опять можно высвободить с помощью анализа.

В случае отождествления с матерью на анальной основе возникает пассивно-фемининный характер, который демонстрирует это отношение не к мужчинам, а к женщинам. Такой характер часто служит основой для мазохистских извращений, сопровождаемых фантазиями о строгой женщине. Эта характерная формация обычно используется для того, чтобы отвести фаллические желания, которые в детстве — недолго, но интенсивно — направлены на мать. В таких случаях имеет место страх кастрации, причем мать выступает кастрирующей персоной. Это усиливает анальную идентификацию с ней. Эрогенной основой такой характерной формации служит анальность.

Пассивно-фемининный характер у мужчин всегда основан на отождествлении с матерью. При том типе, который мы упомянули, мать является фрустрирующей персоной и, таким образом, еще и объектом страха и обусловленного им пассивного поведения. Есть, однако, и другой тип пассивно-фемининного характера, развивающийся на основе чрезмерной строгости отца. В этом случае мальчик, боясь реализовать свои генитальные влечения, оставляет маскулин-но-фаллическую позицию и переходит к фемининно- анальной, где он отождествляется с матерью, а по отношению к отцу, последнему из всех авторитетных персон, занимает пассивно-фемининную позицию. Этот тип характеризует чрезмерная вежливость и уступчивость, мягкость и склонность к обману. Такое отношение отклоняет активные маскулинные тенденции, особенно вытесненную ненависть к отцу. Хотя его эго идентифицировано с матерью и, таким образом, действительно пассивно-фемининно, его супер-эго и эго-идеал идентифицированы с отцом, но при этом не способны реализовать эту идентификацию, поскольку отсутствует фаллическая позиция. Он всегда женственен и всегда хочет быть мужественным. Напряжение между фемининным эго и маскулинным эго-идеалом вызывает тяжкое чувство неполноценности и накладывает на индивида печать угнетенности или смирения. Таково рациональное объяснение тяжелых нарушений потенции, которые всегда имеют место в этих случаях.

Сравнив данный тип с тем, который имеет фаллическое отождествление с матерью, можно увидеть, что фаллически-нарциссический характер успешно отводит чувство неполноценности так, что его может заметить только опытный наблюдатель, в то время как пассивно-фемининный характер демонстрирует четкую картину этой неполноценности. Различие заложено в основной эрогенной структуре: фаллическое либидо позволяет индивиду полностью компенсировать все отношения, которые не соответствуют маскулинному эго-идеалу, в то время как для анального либидо, являющегося центром мужской сексуальной структуры, такая компенсация невозможна.

Теперь — о девочке. Здесь мы видим, что наоборот, отец, который меньше фрустрирует, будет больше влиять на формирование фемининного характера, чем суровый и грубый. Типичная реакция девочки на грубого отца — формирование жесткого маскулинного характера. Зависть к пенису активизируется и приводит с точки зрения характерологии к маскулинному комплексу. В этом случае жесткий маскулинно-агрессивны и панцирь служит в качестве защиты против инфантильно-фемининного отношения к отцу, которое вытеснялось из-за его суровости и нелюбви. Если отец мягкий и любящий, девочка может удержать и развить свою объектную любовь. У нее не возникнет потребности отождествлять себя с отцом. Правда надо заметить, что она тоже, вероятно, будет испытывать зависть к пенису, но, поскольку ее гетеросексуальные тенденции не подвергаются серьезной фрустрации, это безвредно, пока формируется характер. Мы видим далее, что слова о том, что та или иная женщина испытывает зависть к пенису, ничего не значат. Все дело в том, как это влияет на характер или симптом. Решающий фактор при этом типе — отождествление эго с матерью; это и выражается в тех чертах характера, которые мы называем «фемининными» или «женственными».

Сохранится или нет такая структура характера зависит от того, обретет ли в пубертате вагинальный эротизм форму окончательной основы фемининности. Разочарование в отце или в образе отца в пубертате может вызвать маскулинную идентификацию, которая не произошла в детстве и может активизировать скрытую зависть к пенису и инициировать смену фемининного характера на маскулинный. Это часто бывает заметно у девочек, которые вытеснили гетеросексуальные желания по причинам морали (отождествление с авторитарной морализирующей матерью) и которые разочаровались в мужчинах. В большинстве случаев женщины такого типа склонны развивать истерические черты. Часто можно обнаружить беспрестанно повторяющиеся обращения к генитальности (кокетство) и избегание в том случае, когда ситуация становится серьезной (истерическая генитальная тревога). Истерический характер «оберегает» женщину от ее собственного генитального влечения и от мужской объектной агрессии.

В тех случаях, когда анализируется вариант с суровой, жесткой матерью, мы имеем дело с дочерьми, которые, говоря характерологически, и не маскулинны, и не фемининны; они, скорее, инфантильны. Такие матери дают девочкам так мало любви, что у ребенка возникает ненависть к опасностям, и они укрываются в инфантильной позиции. Дочь в этом случае ненавидит мать на генитальном уровне, вытесняет эту ненависть и меняет ее после оральной позиции на реактивную любовь и парализующую зависимость от матери. Такие женщины удивительно прилипчивы к женщинам старшего возраста и к замужним женщинам, причем эти отношения носят мазохистский оттенок. Они склонны к гомосексуализму (а если возникает перверсия, то к куннилингусу). Они позволяют пожилым женщинам заботиться о себе, им трудно бывает проявить какой-то интерес к мужчинам, им, как правило, присуще «детское» поведение. Это характерное отношение, как и любое другое, служит панцирем против вытесненных импульсов и против стимулов внешнего мира. В данном случае это оральное отведение интенсивной ненависти к матери, за которым бывает чрезвычайно трудно обнаружить также вытесненное нормальное фемининное отношение к мужчине.

Теперь давайте остановимся на той роли, которую играет половая принадлежность фрустрирующей персоны при формировании характера, и упомянем характер этой персоны, раз уж мы говорим о «мягком» и «суровом» воздействии и влиянии. Формирование характера ребенка зависит от характера родителей больше, чем это можно предположить с первого взгляда. При достаточно глубоком анализе то, что официальная психиатрия называет «наследственностью», может оказаться ранними идентификациями.

Мы не отрицаем наследственный фактор манеры поведения; даже новорожденный ребенок обладает собственным «характером». Но мы считаем, что решающий фактор — окружающая среда. Она определяет, будут развиваться и интенсифицироваться задатки или нет. Самый сильный аргумент против понятия наследственности характера являют собой те пациенты, которые в процессе анализа выясняют, что в определенном возрасте у них имели место определенные способы реагирования, но в то же самое время они демонстрировали совершенно иное развитие характера. К примеру, сначала они были жизнерадостными, а потом стали депрессивными, сперва — активными и агрессивными, а затем — тихими и сдержанными. Правда несомненно то, что какие-то основные врожденные качества личности изменились мало. Тем не менее значимость наследственных факторов, как правило, переоценивается. В этом, конечно же, повинна боязнь критиковать систему воспитания, что неизбежно при точной оценке окружающей нас среды. Этот вопрос можно было бы решить путем массового эксперимента, изолировав, скажем, сотню детей родителей-психопатов сразу после рождения и поместив их в такое же изолированное окружение, а затем сравнив результаты с сотней других детей, оставленных в психопатическом окружении.

Рассматривая основные структуры характера, мы можем обнаружить, что всем им присуща одна особенность: их формирование инициируют конфликты в детско-родительских отношениях, с их помощью можно эти конфликты разрешать, но они же делают эти кофликты бесконечными. Если Фрейд сказал, что эдипов комплекс исчезает в результате кастрационной тревоги, то мы добавим, что он действительно исчезает, но снова возрождается в форме характерных реакций. Последние, с одной стороны, «увековечивают» его главные черты в искаженной форме, а с другой стороны — формируют реакции против его основных элементов.

Далее, мы видим, что невротический характер, как и симптом, проявляется в форме компромисса, а это требует понимания и его формы, и его содержания. Он включает в себя и инфантильную инстинктивную потребность, и защиту, которые могут относиться как к одной и той же, так и к различным стадиям развития. Базовый инфантильный конфликт продолжает существовать, трансформируясь в хронические позы, в хронические автоматические способы реагирования. Опираясь на них, анализ должен вскрыть инфантильный конфликт.

Все сказанное позволяет ответить на вопрос, который однажды задал Фрейд: в какой форме продолжает существовать вытесненное? Кажется, что те части инфантильного переживания, которые не вошли в характерную формацию, сохраняются как аффективные воспоминания, а те, что вошли, — как актуальные модели реагирования. Насколько плохо бы ни был освещен этот процесс, вытесненное, без сомнения, продолжает существовать в форме специфического функционирования. Аналитическая терапия способна редуцировать такое характерное функционирование к его истоку. Сейчас мы понимаем, почему во многих случаях тяжелых характерных неврозов нам не удается вскрыть эдипов комплекс, анализируя только содержание. Причина в том, что одним лишь анализом не добраться до формальных моделей реагирования.

Обсуждение характерных различий, на которых мы остановимся позже и которое составляет основу дифференциации специфически патогенной и специфически здоровой психической динамики, далеко от теоретизирования. Наша цель — создание теории психической экономики, теории, которая могла бы обогатить ценными указаниями практику воспитания. Получит эта теория дальнейшее развитие или нет, зависит, конечно, от общества. Современное общество с его негативным отношением к сексу, с его неспособностью обеспечить массам даже минимум материального благополучия далеко от понимания таких возможностей, как и от их практического применения. Родительская фиксация и запрет детской мастурбации, требование воздержания в подростковом возрасте и обуздание сексуальных потребностей навязыванием брака — все это противоречит тем условиям, которые необходимы для сексуально-экономического регулирования биологической энергии. Современное отношение к сексу неизбежно создает основу для характерных неврозов; сексуальная и психическая экономика несовместима с той моралью, которая изо всех сил защищает себя. Это — один из неизбежных выводов психоаналитических исследований неврозов.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   41

Похожие:

ббк 84(7 сша) р 12 р 12 iconАо «Интерэксперт» Москва 1996 ббк 65. 8 Ц61 Перевод выполнен по изданиям
Швейцарии и США. Некоторые из моих клиентов с благодарностью принимают мои советы, добавляют что-то из своего опыта и пускают все...
ббк 84(7 сша) р 12 р 12 iconМетодические рекомендации Москва 2010 удк ббк isbn удк ббк содержание...
Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский государственный университет экономики,...
ббк 84(7 сша) р 12 р 12 iconТестовы задания по теме 16 «Государства Америки (сша) (XX в.)»
В XX в в Сша были проведены изменения в системе функционирования некоторых государственных институтов, прежде всего президентства....
ббк 84(7 сша) р 12 р 12 iconВопросы к итоговой аттестации по курсу «Конституционное право зарубежных...
Способы изменения Конституции США. Раскройте процедуры изменения Конституции США 1787 г
ббк 84(7 сша) р 12 р 12 iconОсновные события и персоналии1860-х в США и Мире
Конституции запрещает рабство (1865). Убийство президента Линкольна (1865). 14-я поправка предоставляет гражданство всем, родившимся...
ббк 84(7 сша) р 12 р 12 iconВ 1793 году Президент США джордж Вашингтон с целью укрепления позиции...
Эти монеты, называемые также "березовыми центами" или "центами серебряного центра" были первыми монетами США
ббк 84(7 сша) р 12 р 12 iconМёртв ли нефтедоллар?
Сша, чтобы покупать нефть и торговать друг с другом. В сущности, доллар США действовал как истинная глобальная валюта. Фактически...
ббк 84(7 сша) р 12 р 12 iconДеньги России в экономику США
Сша исправно показывали, что вложения России в гособлигации США устойчиво снижаются. Надо же! Смотрел – и глазам не верил – ну не...
ббк 84(7 сша) р 12 р 12 iconЛекция №38
Сша: нато (1949 г.), Ан-зюс (Австралия, Новая Зеландия, сша, 1951 г.), Сеато (сша, Великобритания, Франция, Австралия, Новая Зеландия,...
ббк 84(7 сша) р 12 р 12 iconРачья Арзуманян Стратегические ориентиры армии США в новых условиях...
Азиатско-тихоокеанский регион, которая должна проводиться без нанесения ущерба интересам США и его союзников, в первую очередь Израиля,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница