Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько


НазваниеЧеловек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько
страница18/18
Дата публикации21.06.2013
Размер2.14 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Психология > Документы
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18
^

Направленная фантазия: путешествие в неизвестное


Под направленной фантазией мы имеем в виду про­цесс, в котором клиенту предложено использовать свое воображение для того, чтобы создать себе новый опыт.

Фантазия в жизни человека представляет собой силу, направленную вовне - она простирается за пределы непосредственного окруже­ния человека или события, которое бы иначе могло удерживать его в своих границах. Иногда эти выходы вовне могут обретать такую огромную силу и пронзительность, что превосходят по своей жизненной притягательности действительные ситуации. Когда подобные фанта­зии возникают в психотерапевтическом опыте, обновление может быть огромным, граничить с невозможностью усвоения, знаменуя собой новый этап самосознания личности.

Назначение направленной фантазии состоит в том, чтобы создать для клиента опыт, который, по крайней мере, отчасти, если не целиком, ранее не был представлен в его модели. Таким образом, направленные фантазии с наибольшим эффектом применяются в ситуации, когда репрезентация клиента слишком бедна и неспособна предложить ему адекватное количество выборов, позволяющее успешно действовать в данной области. Обычно это происходит в случаях, когда клиент находится в ситуации ( или ему кажется, что он в ней находится ), для которой он в своей модели не располагает достаточным богатством репрезентации, позволяющей ему реагировать так, как он считает адекватным. Часто клиент испытывает значительную неуверенность и опасения относительно того, каким образом разрешатся подобные ситуации. Например, клиент чувствует, что ему нечто мешает в выражении чувства теплоты и нежности по отношению к собственному сыну. Он никогда не выражал этих чувств и настороженно относится к тому, что может случиться, если он сделает это, хотя и не представляет четко, что, собственно, может произойти. Здесь мы можем использовать технику направленной фантазии: клиент с помощью воображения создает опыт, который для него одновременно желателен и вызывает страх. Этот опыт будет служить клиенту в качестве референтной структуры, помогая ему преодолеть свой страх и, в конечном итоге, давая ему более богатый выбор в данной области его жизни. Таким образом, направленная фантазия служит оруднем, позволяющим психотерапевту совершить две вещи:

1. Она дает клиенту определенный опыт представляющий собой основу репрезентации в тех частях его модели, где ранее репрезентация или совершенно отсутствовала, или была неадекватна. В свою очередь, это обеспечивает его ориентирами для будущего поведения и решения проблем в этой области.

2. Она дает психотерапевту опыт, которым тот может воспользоваться, чтобы поставить под сомнение обедненную в данный момент модель клиента.

Помимо этого она создает для психотерапевта возможность наблюдать, как клиент создает для себя не только новый опыт, но и репрезентацию этого опыта. В процессе создания этого нового воображаемого опыта психотерапевт видит, каким образом клиент использует универсальные процессы моделирования: генерализацию, опущение и искажение. Использование опыта направленной фантазии сходно с техникой восстановления крупномасштабных опущений по мета-моде­ли, связанных с использованием модальных операторов. От процесса инсценизации эта техника отличается тем, что в инсценизации проис­ходит восстановление и привнесение в нынешний опыт клиента чего-то, находящегося в непосредственной близости от референтной структуры из прошлого этого клиента, а направленная фантазия создает референ­тные структуры в настоящем.

Так как направленная фантазия (в настоящем) - это создание референтных структур, психотерапевт, так или иначе направляя фантазию клиента, может использовать для ориентира необходимые компоненты полной референтной структуры, описанной выше. Кон­кретно говоря, психотерапевт с помощью вопросов может попросить клиента сообщать ему о чувствах, испытываемых им в различные моменты фантазирования: он может обратить внимание клиента на одно из пяти чувств, добиваясь, чтобы в результате фантазирования у него появилась полная референтная структура.

Мы обнаружили, что направленные фантазии часто принимают форму скорее метафоры, а не прямой репрезентации «проблемы», первоначально идентифицированной клиентом. Например, клиентка приходит к терапевту, жалуясь, что не может рассердиться на кого-то, с кем она работает. С помощью техник мета-модели мы обнаруживаем, что она чувствует свою неспособность выразить гнев и по отношению к своему отцу и мужу. Фактически она не смогла назвать ни одного человека, по отношению к которому она могла бы выразить это чувство. В мета-модели имеется целый ряд приемов, позволяющих поставить под сомнение и разрушить эту генерализацию; однако в ситуации, когда у клиента в его модели недостаточно репрезентаций того или иного рода опыта, или такие репрезентации отсутствуют, особо уместно примене­ние направленной фантазии. Если посредством этой техники клиентке удается выразить свой гнев по отношению к кому-нибудь, она создаст новую референтную структуру, которая противоречит генерализации, имеющейся в ее модели. Часто клиенту достаточно создать такие референтные структуры, как эта генерализация исчезает либо утрачи­вает свою значимость и вес.

Например, однажды на семинаре по техникам мета-модели появи­лась одна женщина. Еще до начала семинара мы наблюдали, как она в припадке кричала, что ей страшно, ей кажется, что она сходит с ума. С помощью техник мета-модели ведущий установил, что эта женщина чувствует, как она теряет контроль над своими действиями, не понимая при этом, что именно с ней происходит. Жизнь для нее была сплошным хаосом, будущее страшило мрачной неизвестностью. Ведущий семина­ра предложил ей закрыть глаза и рассказывать ему, что она видит. Преодолев некоторые трудности вначале, она рассказала, что ей видится, что она стоит на краю ущелья с крутыми склонами, вызыва­ющего в ней мрачные предчувствия. Ведущий предложил ей медленно и осторожно спуститься ущелье и исследовать его, все время рассказы­вая ему о том, что она испытывает, сообщая различные подробности, воспринимаемые зрением, слухом, через внутренние ощущения и обоняние. Он непрерывно подбадривал ее, уверяя, что она сможет преодолеть любое возникшее на ее пути препятствие. Наконец она спустилась вниз и вернулась наверх, заметив, что когда она снова оказалась наверху, день по-прежнему был пасмурным и мрачным, но она чувствовала себя несколько лучше. Когда она открыла глаза, ее страх прошел, она чувствовала, что может справиться с тем, что ждет ее впереди. В результате этого опыта у нее появилась новая референ­тная структура, в которой молодая женщина могла встретиться лицом к лицу с новым опытом. Кроме того, эта новая референтная структура раздвинула границы ее внутреннего опыта таким образом, что она уже была убеждена, что может пережить все, что бы с ней ни приключилось в этой жизни.

Говоря о решении или разрешении «проблемы» с помощью метафоры и направленной фантазии, мы имеем в виду ситуацию, когда клиент использует направленную фантазию для того, чтобы создать новую референтную структуру или опыт, в котором он добивается того, что ранее было невозможно для него. Как только новая ситуация, созданная его воображением, успешно разрешается, «проблема», с которой столкнулся клиент, либо исчезает, либо утрачивает свою громадность, и он чувствует, что в состоянии справиться с ней. Созданная референтная структура и первоначальная «проблема» до­лжны характеризоваться структурным подобием — обе они должны быть структурно относящимся к одной и той же обедняющей генерали­зации в модели мира клиента.
^ Психотерапевтические двойные связи

Под психотерапевтическими двойными связями мы имеем в виду ситуации, навязанные клиенту психотерапевтом, в которых любая реакция со стороны клиента представляет собой опыт или референцию, лежащую за пределами модели мира клиента. Таким образом, психотерапевтические двойные связи неявно ставят модель клиента под удар, заставляя его испытать нечто, противоречащее обедняющим ограничениям его модели. Этот опыт начинает выступать в качестве референтной структуры, раздвигающей пределы модели мира клиента. Согласно мета-модели, психотерапевт, обнаружив обед­няющую генерализацию, особенно если эта генерализация связана с семантической неправильностью (причина-следствие или модальные операторы), может поставить эту генерализацию под сомнение, спросив, является ли она всегда непременно истинной. Он может идентифицировать и драматизировать какой-либо опыт клиента, про­тиворечащий этой генерализации (инсценизация); в случае же, когда у клиента отсутствует подобный опыт, терапевт может обратиться к клиенту с просьбой создать опыт, противоречащий этому обобщению, применив технику направленной фантазии. Если применение трех вышеназванных техник не обусловило появление опыта, противореча­щего данной генерализации, или если психотерапевт склоняется к другим решениям, он может пойти на создание ситуации с двойной связью, в которой способ реагирования клиента явится опытом, противоречащим обедняющей генерализации клиента.

В ходе психотерапевтического сеанса с применением техник мета-модели психотерапевт помог клиентке прийти к следующей генерали­зации, обладающей в ее модели истинностью: «Я не могу сказать никому «нет», потому что я не могу ранить ничьих чувств». В данном конкретном случае терапевт обратился к технике мета-модели и спросил клиентку, что конкретно произойдет, если она скажет кому-нибудь «нет». Она ответила, что это может смертельно обидеть его. Отметив про себя отсутствие референтного индекса у именного аргу­мента «никто», психотерапевт решил спросить, кого конкретно она могла бы смертельно обидеть. В чрезвычайно возбужденном состоянии клиентка рассказала о травматическом опыте из ее детства, когда она сказала «нет» в ответ на просьбу отца остаться дома и побыть с ним. Вернувшись домой немного позже тем же вечером, она узнала, что отец умер, и взяла на себя ответственность за его смерть, приписав ее своему отказу.

Здесь терапевт перешел к технике инсценизации и попросил женщину воссоздать описанную ситуацию, связанную с ее отцом. Даже после того, как в результате инсценизации выяснилось, что в первона­чальном опыте, из которого клиентка вывела свою генерализацию, все происходило в ситуации, когда она не имела возможности выбирать - оставаться дома или нет, — клиентка упорно отказывалась разрушить свою генерализацию. В данном случае, хотя техника инсценизации оказалась полезной для восстановления травматического опыта и дала терапевту материал, позволивший поставить под вопрос ряд других генерализаций, сама по себе она не разрушила последствий генерализации, касавшейся слова «нет». В данной ситуации в качестве следующего средства терапевт решил использовать технику психотерапевтических двойных связей. Он предложил клиентке подойти к каждому из присутствующих и сказать каждому по какому-либо поводу «нет». Реакция ее была резкой, она с силой отказалась исполнить задание, заявив при этом: « НЕТ! Я не могу сказать никому «нет». Не думайте, что если вы просите об этом, я обязательно это сделаю!» Она продолжала высказываться в этом духе несколько минут, пока терапевт не указал ей, что фактически все это время она говорила ему «нет». Он подчеркнул при этом, что не обиделся и, конечно, не умер. Впечатление, произведенное на клиентку, было так велико, что она смогла сразу же приступить к выполнению задания и каждому сказала «нет».

Какой бы вариант клиентка ни выбрала, она порождает опыт, противоречащий ее первоначальной генерализации. Этот опыт выступает теперь для нее в качестве референтной структуры, которой она может руководствоваться для создания более полной репрезентации своего мира.

Противоречивую природу нового опыта психотерапевт обнажает, указывая с помощью техники мета-модели, что причинно-следственная взаимосвязь, которая по генерализации клиентки является необходимо истинной, в этом опыте не оправдалась.

Особенно полезны психотерапевтические двойные связи в так называемом домашнем задании. Под домашним заданием мы имеем в виду договоры, заключаемые между психиатром и клиентом, касающиеся определенных действий, которые они будут совершать между сеансами. Рассмотрим для примера генерализацию: «Я не могу пробовать ничего нового, потому что у меня ничего не получится ».

Когда психотерапевт, применяя технику мета-модели, спросил, что произошло бы, если бы он попробовал что-нибудь новое, и у него бы получилось, он ответил, что точно не знает, но это было бы что-то очень плохое. Он выразил сильный страх перед последствиями своей неудачи в чем-либо новом, и снова заявил, что никак поэтому не может пробовать ничего нового. Здесь психотерапевт решил навязать ему психотерапевтическую двойную связь и использовать для ее осущес­твления время между сеансами. Он договорился с ним, что в период между двумя сеансами он каждый день будет пытаться делать что-нибудь новое и терпеть в этом неудачу.

Как бы дело ни обернулось, у клиента появляется опыт, противо­речащий его генерализации и предоставляющий в его распоряжение референтную структуру, которая увеличивает число возможных выбо­ров в мире, репрезентированном в его модели.

Мы не утверждаем, что двойные связи — это единственная разновидность домашнего задания. Они могут применяться в качестве домашнего задания и далее, генерализации могут ставиться под сомнение с помощью опыта, выходящего за рамки психотерапевтичес­кого сеанса. Необходимо только, чтобы в этом опыте создавались какие-либо новые референтные структуры, противоречащие генерализации клиента.
Неконгруэнтность

Различные части референтной структуры клиента могут выражаться различными репрезентативными системами, причем выражение этих различных частей может происходить одновременно. Логически это может происходить в двух вариантах.

Во-первых, часть референтной структуры индивида, выраженная одной репрезентативной системой, согласуется с частью его референ­тной структуры, выраженной в другой репрезентативной системе. Мы говорим об этом как о непротиворечивом двойном сообщении или о конгруэнтной коммуникации.

Во-вторых, части референтной структуры, выраженные в различ­ных репрезентативных системах, могут не согласоваться друг с другом. В таком случае мы говорим о противоречивом двойном сообщении или неконгруэнтной коммуникации. Например, в ходе беседы клиент сидит в спокойной позе и уравновешенным, размеренным голосом утвержда­ет: «Я просто вне себя, я, черт побери, не потерплю такого», - мы имеем классический пример противоречивого двойного сообщения. Дискретная система (язык) и аналоговая система (тело и характеристики голоса) не согласуются между собой.

Одна из ситуаций, максимально обедняющих жизнь клиента, это когда различные части обедненной референтной структуры противоре­чат одна другой. Обычно эти противоречащие части представлены в форме двух генерализаций противоположного содержания, относящегося к одной и той же области поведения.

Как правило, человек с подобными генерализациями чувствует растерянность, неспособность действовать, колеблется между не согласующимися формами поведения. Психотерапевт распознает все это, наблюдая неконгруэнтную коммуникацию.

Отметим, что в каждой из рассмотренных до сих пор техник общая стратегия, принятая терапевтом, совпадает во всем со стратегией, четко и ясно принятой и сформулированной в мета-модели, и суть ее в том, чтобы поставить под вопрос обедненные части модели клиента и расширить их. Как правило, это принимает форму либо восстановления (инсценизации), либо создания (направленная фантазия, психотера­певтические двойные связи) референтной структуры, которая противоречит ограничительным генерализациям модели клиента и, следовательно, ставит их под вопрос. Неконгруэнтная коммуникация в этом случае сама по себе служит знаком того, что в противоречивой референтной структуре клиента содержатся две части, две генерализации. Стратегия психотерапевта заключается в том, чтобы привести эти две противоречивые генерализации в соприкосновение друг с другом. Наиболее прямой путь к этому - привести их к одной и той же репрезентативной системе.

Например, в ходе терапевтического сеанса терапевт, применяя технику мета-модели, помогает клиенту выявить имеющуюся в его модели генерализацию: «Я всегда должен ценить свою мать за все то что она сделала для меня». Заметим сразу, что даже оставаясь в рамках мета-модели, психотерапевт имеет возможность выбора (модальный оператор «должен», кванторы общности « всегда», «все», отсутствие референтного индекса у именного аргумента «то»). Но когда клиент произносит свою ПС, терапевт обратил внимание на то, что он сжал руку в кулак и слегка постукивал им по ручке кресла. Это указывало на неконгруэнтность коммуникации. Не обращая пока внимания на нарушение психотерапевтической правильности в ПС клиента, терапевт решает привести неконгруэнтные элементы поведения клиента к одной и той же репрезентативной системе. С этой целью он обращается к клиенту с просьбой выразить аналоговую часть коммуникации в дискретной форме. В итоге клиент произносит в ответ следующую ПС: «Я всегда должен ценить свою мать за все то, что она для меня сделала, но она всегда брала сторону отца, а он плевать хотел на меня».

С помощью мета-модели между этими двумя противоречивыми генерализациями был достигнут контакт в одной и той же репрезентативной системе, который поддерживался до тех пор, пока они не были поставлены под вопрос, и пока клиент не пришел к новой модели, обеспечивающей ему большее богатство выбора; он высоко оценивает одни действия матери, осуждая другие ее действия.

Одним из признаков того, что модель клиента стала богаче, является конгруэнтная коммуникация в тех случаях, где раньше имела место неконгруэнтная коммуникация. Это выравнивание отдельных репрезентативных систем, которые были до сих пор неконгруэнтны, дает клиенту опыт, имеющий для него огромное значение.

Представление о конгруэнтной коммуникации может быть полезным инструментом как в работе с отдельными клиентами, так и с семьями как целым. Психотерапию семьи Гриндер и Бэндлер считают наиболее сложной формой психотерапии, где труднее всего достичь мастерства, и это суждение вполне обоснованно. Однако, когда Лесли Кэмерон и другое специалисты рассказывают о работе с семьями, парами, сексуальными затруднениями, примеры, очень часто приводимые ими, могут показаться смешными, даже анекдотическими. Сьюзен ссорится с Джо, жалуясь, что он ее не уважает, у них тяжелый конфликт - почему? Представьте себе, потому, что Джо забывает в туалете опустить на место крышку унитаза. (Хотя это может оказаться лишь поводом.) У нас с вами совсем иные проблемы, не так ли? Наша жизнь не настолько спокойна и благополучна, чтобы занимать ею психотерапевта. И все же, проблемы везде аналогичные, и иногда они решаются несколькими точными словами.

Как-то к Милтону Эриксону приехал клиент, профессор, прошедший вместе с женой несколько лет психоанализа. Во время прогулки Эриксон выяснил, в чем дело. Ему даже не пришлось задавать вопросов. После чего Эриксон сообщил супруге профессора: «Вы знаете, шли мы сегодня по улице позади очень толстой женщины, а ваш муж спрашивает, не хочется ли мне подержаться за этот зад, я ответил, что у меня нет ни малейшего желания, а он сказал, что подержался бы».

Женщина возмутилась сколько лет она морила себя диетами, чтобы сохранить стройные девичьи бедра! Конец голодовке! А через некоторое время она, со своей стороны, попросила терапевта объяснить мужу, как именно следует любить ее. Что он и сделал. «В общем, - заключает Эриксон, - мне понадобилось всего две беседы с ними, чтобы успешно завершить весь фрейдовский анализ».

Одно из наиболее резких отличий психотерапии семьи от индивдуальной состоит в том, что паттерны поведения, которые в контексте индивидуальной психотерапии поначалу кажутся странными, произ­водят впечатление гораздо большей осмысленности в контексте психо­терапии семьи. Принципы мета-модели работают и здесь. Но в придачу к модели мира каждого, семья располагает общей для всех членов моделью мира и самих себя в качестве семьи, а также определенным способом взаимодействия. Проблема, связанная с выбором стратегии психотерапевта, заключается в выявлении ложных и истинных моде­лей. Мера конгруэнтности моделей семейной системы, которые, по мнению каждого из членов семьи, являются общими для остальных, - все это сложности, не встречающиеся в индивидуальной работе.

Рассмотренные нами техники позволяют восстанавливать старые, или создавать новые референтные структуры; каждая из них представляет собой неявный вызов существующей модели мира клиентов, а значит, и расширение, обогащение этой модели. Мы показали, что каждый из этих инструментов можно интегрировать с техниками мета - модели, в результате чего вырабатывается эксплицитная стратегия психотерапии. Одна из целей состояла в том, чтобы показать, каким образом интеграция техник мета-модели и конкретных техник различ­ных направлений психотерапии придает и тем и другим непосредственность, а следовательно, и действенность. Предлагаем вам подумать над тем, каким образом инструменты мета-модели могут помочь вам улучшить, расширить и обогатить ваши навыки, когда вы идете на помощь другому человеку.



1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Похожие:

Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько iconХудожник тот, кто создает прекрасное
Критик — это тот, кто способен в новой форме или новыми средствами передать свое впечатление от прекрасного
Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько iconV 1 — добавил примечания; исправления текста — I no k V 4 — форматирование...
Кто в силах спасти ее? Кто способен помочь? Лишь Геральт, ведьмак, мастер меча и магии. Тот, кому не страшны ни кровопролитные сражения,...
Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько iconПроведение игр на местности
Тот, кто будет им обнаружен, поднимается и остается на том же месте до конца игры. Через некоторое время руководитель дает свисток,...
Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько iconЭто не врач, это менеджер. Он понятия не имеет, как вас лечить, но...
Если знает, кто это знает. Но не факт, что тот, кого он знает, знает, как вас лечить. В общем, несмотря на то, что медицина шагнула...
Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько iconРогатый бог
Возможно, что это так, что тот, чья шея не вырвана насильно из спины Дьяволом, никогда не увидит освещенную лестницу на непрерывном...
Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько iconСергей Недоруб Горизонт событий S. T. A. L. K. E. R
Зоне, чтобы победить. Против них выступили все — свободные сталкеры, группировки, бывшие товарищи из Коалиции и сама Зона. Но наибольшую...
Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько iconРуководство по изучению нормативных материалов
Юрист – не тот, кто знает все законы (а общий их объем в электронном виде превышает 100 гб, что составляет около 31 миллиона страниц...
Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько iconТот, кто думает, что может обойтись без других, писал Ф. де Ларошфуко,...
«Тот, кто думает, что может обойтись без других, — писал Ф. де Ларошфуко, — сильно ошибается; но тот, кто думает, что другие не могут...
Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько iconПедагогические идеи Аристотеля
Тот, кто любит Бога, не может более любить человека, он потерял понимание человеческого; но и наоборот: если кто любит человека,...
Человек знания тот, кто честно пошел по трудному пути учения. Тот, кто не спеша и не мешкая продвинулся в секретах знания и силы настолько далеко, насколько iconЛитература Молитва и безмолвие Когда молишься, оставайся безмолвен....
Исихаст тот, кто стяжал gsucia, внутреннюю тишину, или безмолвие, par excelence есть тот, кто слушает. Он слушает голос молитвы в...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница