Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской


НазваниеУайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской
страница2/17
Дата публикации07.03.2013
Размер2.98 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Психология > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Глава 2

^ МЕДИЦИНСКАЯ МОДЕЛЬ:

без надежды на ПОЛНОЕ выздоровление

Обзор традиционных подходов

Большинство врачей и психотерапевтов определяют созависимость как первичную болезнь, у которой есть начало, определенное течение и предсказуемый конец. Очень многие врачи считают эту болезнь неизлечимой. Людям, которым поставлен диагноз созависимость, говорят, что они могут надеяться лишь на то, что продвинутся к стадии “выздоровления”, но никогда полностью “выздоровевшими” не станут. Это положение распространяется главным образом на область зависимостей, потому что изучение созависимости, которая когда-то была названа со-алкоголизмом, уходит своими корнями в исследование алкоголизма. Сейчас алкоголизм рассматривается Американской медицинской ассоциацией как первичная болезнь, от которой невозможно вылечиться полностью.

Общество Анонимных Алкоголиков (АА), образовавшееся в конце 1930-х годов, разработало ряд ключевых тезисов об алкоголизме, согласно которым вначале полное выздоровление рассматривалось как достижимый результат. В те годы различные формы медикаментозного лечения алкоголизма служили дополнением к подходу АА. Тем не менее, в течение нескольких десятков лет способы лечения алкоголиков как жертв неизлечимой болезни стали преобладающими. Такой же подход использовался не только при лечении алкоголизма, но и при лечении расстройств, связанных с избыточным потреблением пищи, страстью к азартным играм, созависимостями и при других зависимостях. Стентон Пил в своей книге “Как пагубные привычки поймали нашу душу” (1989) утверждает, что мы не сможем помочь людям излечиться от зависимости, убеждая в том, что их случай безнадежный, а затем поясняя, кто они есть, исходя из их зависимостей. Он пишет: “Мы говорим людям, что им никогда не станет лучше при их “болезни”, а затем ... активно пополняем ими ряды страдающих зависимостью, объявляя их алкоголиками на основании первого же случая, когда они напиваются”. Этот медицинский подход к лечению зависимостей, популярность которого растет, активно распространяется медицинскими лоббистами и частными коммерческими функционерами, которые превращают его в бизнес, приносящий много биллионов долларов ежегодно” (Figarrette 1988).
^ Ключевые положения

медицинской модели

Зависимости, как правило, наследуются.

Как только у вас появилась зависимость, вам уже от нее не избавиться.

Вы, вероятно, создадите семью с таким человеком, который поможет вам сохранить вашу зависимость. Единственная надежда излечиться — это поверить во что-то или в кого-то вне вас, то есть в высшую силу, 12-шаговую программу или группу поддержки, спонсора или терапевта.

Зависимости — это болезни, которые могут привести к смерти.

Системы семей алкоголиков часто имеют много моделей и могут быть источником созависимости.

Модели поведения, усвоенные в алкогольной или дисфункциональной семье, изменяются или модифицируются с большими трудностями.

Вас ВСЕГДА будут считать жертвой вашей зависимости.
Традиционные определения созависимости

На основании изложенных положений большинство подходов к созависимости определяют эту проблему слишком ограниченно. Во-первых, созависимость обычно рассматривается как первичная болезнь, связанная с алкоголизмом или наркоманией. В результате большая часть популярной литературы сосредоточивает внимание на отрицательных аспектах созависимости, усиливая тем самым глубокое чувство стыда, которое только может испытывать человек с диагнозом “созависимость”. В сфере изучения зависимостей распространено мнение, что если алкоголизм или расстройства, связанные с избыточным потреблением пищи (в том числе теперь и созависимость), называются болезнью, у клиентов уменьшается чувство стыда при обращении за помощью. Если считать, что алкоголизм и другие зависимости — это болезни, то снимается клеймо социального позора, связанное с поисками помощи, но при этом вступает в силу другой аспект зависимости: вера в то, что вы никогда не вылечитесь от этой болезни. Стыд может мешать вам в поисках лечения до тех пор, пока ситуация не достигнет критической точки. К этому времени вы уже можете пребывать в состоянии глубокой безнадежности и отчаяния, которое необходимо будет устранить, прежде чем приступать к сути проблемы. Если созависимость назвать болезнью, то позор поиска самой помощи или признание того, что у вас имеются проблемы, может стать менее травмирующим. Однако может оказаться и так, что вы попадете в ловушку другой созависимой системы, которая поддерживает безнадежность. Тогда даже у раковых больных больше надежды, чем будет в этом случае у вас.

Утверждение, что зависимость — это первичная болезнь, упорно поддерживается медиками по экономической причине. Отнесение таких зависимостей, как алкоголизм, булимия (переедание), анорексия (отсутствие аппетита) и созависимость, к разряду болезней, ведет к тому, что страховые компании должны оплачивать это лечение. Если статистика, свидетельствующая о всепоражающей природе созависимости, точна, то у психиатров и психотерапевтов появляется великолепная возможность для получения доходов, поскольку они смогут получать деньги из страхового фонда. По крайней мере, так было раньше. Если бы все так называемые созависимые в стране начали вдруг лечиться и это лечение оплачивалось бы по страховке, то созависимость могла бы превратиться в кошмар для страховых компаний. Кроме того, такое положение могло бы привести к коллапсу всей системы страхования здоровья. Случись это, последовал бы коллапс медицинской промышленности (которая широко финансируется страховой отраслью). Поэтому чрезвычайно важно учитывать, какое позитивное влияние оказывает утверждение о том, что созависимость излечима, и заняться поисками подходов к лечению.
Пример из практики

Борьба Элен с анорексией как болезнью иллюстрирует эту точку зрения. В детстве она несколько раз пережила травматический шок: вначале автомобильную аварию, в которой была разбита их машина, затем вид сгоревшего дома, когда их семья вернулась из загородной поездки, и, наконец, яростные скандалы родителей, завершившиеся мучительным разводом. Элен изо всех сил старалась быть идеальной дочерью, надеясь, что, став “идеальной”, она каким-то образом сможет предотвратить семейные катастрофы.

К моменту окончания средней школы девушка была такой худой, что мать начала опасаться за ее здоровье. Она пыталась лечить Элен у разных терапевтов, но врачи сосредоточивали свое внимание лишь на отдельных симптомах. После нескольких месяцев безуспешного амбулаторного лечения Элен еще больше потеряла в весе, и тогда ее мать убедили, что дочери необходима госпитализация. Госпиталь находился в большом городе, в нескольких сотнях миль от их дома. Пациенты жили в ней по нескольку месяцев подряд, проходя дорогостоящую программу восстановления, частично субсидируемую страховкой. Программа основывалась на медицинских аспектах болезни, была насыщена медицинскими и психологическими тестами и предусматривала прием различных лекарственных средств. В этой клинике, построенной специально для лечения расстройств, связанных с приемом пищи, была создана домашняя обстановка. Лечение обходилось в среднем 445 долларов в день и длилось около шести недель, что составляло в сумме 18690 долларов за курс лечения.

Мать Элен, убежденная авторитарным стилем врача и предыдущим безуспешным лечением, согласилась на шестинедельную госпитализацию дочери. Элен пришлось забрать из школы в самом конце учебного года и разлучить с семьей. Ее матери необходимо было совершать длительные поездки, чтобы навещать дочь, и платить крупные суммы, так как страховка не покрывала всех расходов за лечение.

В результате Элен уступила настоятельным просьбам своего доктора и матери и стала более регулярно принимать пищу. Она продолжала принимать лекарства и проходить курс лечения, который способствовал еще большему ограничению ее самостоятельности. Дальнейшая перспектива судьбы Элен была непредсказуема, поскольку лечили только симптомы болезни. Можно предположить, что она скорее всего останется созависимой, излечившейся от анорексии, и будет продолжать вести ограниченный образ жизни дома, где мать и доктора будут управлять ее здоровьем и контролировать ее жизнь.
Другой подход

Вместо того чтобы считать Элен “идентифицированным пациентом” в семье и лечить ее индивидуальные симптомы, целесообразнее было бы лечить всю ее семью. Рассматривая модель взаимоотношений и работая непосредственно со всей семьей, можно было бы установить истинную причину ее анорексии. Используя системный семейный подход, терапевт мог бы проработать семейные травмы, участницей которых была Элен, и создать необходимую ситуацию, в которой Элен смогла бы выразить свои скрытые чувства о детских травмах. Кроме того, это могло бы обеспечить Элен поддержку, необходимую ей для завершения своего психологического рождения. Тогда бы ей не нужно было прибегать к бунтарскому, дисфункциональному поведению для отделения от семьи.

Системный подход к работе с семьей можно было бы использовать амбулаторно. Психотерапевт мог бы прибегнуть и к медикаментозной поддержке, если бы счел ее полезной или необходимой. С другой стороны, это позволило бы Элен оставаться дома и завершить свою психологическую работу с людьми, которые способствовали возникновению болезни. При первом подходе лечили одну только Элен, тем самым затрудняя ее возвращение в семью. Такой подход явился всего лишь повторным проигрыванием ситуаций потери и заброшенности, которые она испытала в детстве, и не оставил почти никакой надежды на полное выздоровление.

В связи с системной природой зависимостей люди, которые пытаются изменить свое “Я”, часто встречают сопротивление со стороны родителей, супругов или детей. Один выздоравливающий алкоголик испытывал множество соблазнов, ведущих к сильной попойке. Последний из них привел его к госпитализации на шесть месяцев, и в результате развода он потерял жену и детей, прежде чем сам наконец признал, что у него проблема с выпивкой. Услыхав это признание, его жена сказала: “Дорогой, у тебя не было проблемы с выпивкой, ты не мог управлять своим гневом”. Даже его родители и друзья были не согласны с тем, что он признал себя алкоголиком, и пытались разубедить его (Эндрю, 1987). Люди, соединенные созависимой связью, не желают что-либо менять в своих отношениях. Они боятся, что любая перемена приведет их к тому, что им самим придется заботиться о себе. Этот рискованный шаг большинство созависимых делать не хотят.
^ Как распознать созависимые и здоровые послания

Созависимые послания Здоровые послания

Ты упрямый. Ты можешь попросить о том, что тебе необходимо.

Ты должен быть идеальным. Ты можешь ошибаться.

Поторопись. Можешь не спешить.

Ты должен приспосабливаться Можешь думать о чем хочешь.

к другим.

Приложи все силы. Ты можешь это сделать.

Ты должен быть сильным. Ты можешь чувствовать

и иметь потребности.

Ты — особенный Ты можешь быть самим собой.

Работай упорно. Ты можешь играть и развлекаться.

Ты в замешательстве. Ты можешь думать и чувствовать одновременно.

Ты бестолковый. Ты можешь думать и быть

эффективным.

^ Созависимые послания Здоровые послания

Не будь таким эгоистичным. Ты можешь быть непринужденным.

Ты тупой. Ты можешь быть творческим

человеком.

Ты больной или сумасшедший. Ты можешь быть хорошим.

Всегда будь правильным. Ты можешь признать, что неправ.

Ты не должен доверять другим. Ты можешь доверять другим.

Будь осторожен. Ты можешь расслабиться

и выкинуть из головы (забыть) все.

Тебе нужно быть зависимым, Ты можешь быть независимым

чтобы быть любимым. и любимым.
Этапы выздоровления

В данной книге рассматриваются три стадии выздоровления. Первая сконцентрирована на отрыве от зависимости по отношению к веществу или процессу. При этом подходе вы можете быть “сухим” (то есть трезвым), но тем не менее не обращать внимания на основные психологические проблемы или семейные модели. Ваши дисфункциональные отношения могут не прерываться, но ваша первичная зависимость, такая как алкоголь, может замениться другой, такой, как работа или пища. Этот подход подразумевает участие в обществе АА или других подобных группах поддержки в качестве главного элемента лечения.

Вторая стадия выздоровления включает перестройку всей вашей жизни и взаимоотношений, нарушенных в период зависимости. В течение этой стадии вы больше узнаете о травмах, которые пережили в раннем возрасте, и сможете заменить дисфункциональные отношения и поведение более функ­циональным способом жизни и мышления. Хотя цель данной стадии — всего лишь залечивание психологических травм, в ней еще присутствует и созависимость, то есть первичное заболевание, от которого вы можете никогда не излечиться полностью.

Мы описываем и третью стадию выздоровления, на которой зависимости рассматриваются как результат незавершенного развития в детстве. Этот подход фокусируется на оказании помощи по завершению необходимых эволюционных стадий и достижению полного выздоровления. Здесь также используется системный подход и, кроме того, полностью исключается причисление созависимого человека к разряду больных. Такой подход вселяет надежду и дает возможность добиться полного восстановления потенциала человеческой личности. Данный подход радикально отличается от широко распространенного подхода, ориентированного на болезнь. Наша эволюционная модель, основанная на научных исследованиях о развитии человека, привела нас к выводу о том, что человеческие существа великолепно могут самокорректироваться. Если предоставить в распоряжение людей соответствующую информацию и обучать их, они сами смогут завершить наиболее важные эволюционные стадии детства, которые не были завершены вовремя, и таким образом избавиться от созависимости.
Выводы

Способ лечения, сфокусированный на болезни, который почти не оставляет надежды на полное выздоровление и не обладает системными качествами, является распространенным подходом, который применяет большинство врачей. Вместо того чтобы искать корни зависимости в семейной системе или в изучении культурной среды, врачи чаще всего прибегают к лечению ярко выраженных симптомов, пытаясь устранить их при помощи лекарств и иных традиционных средств. До тех пор, пока мы будем концентрировать внимание на поиске лекарств против зависимостей (принимая их за “болезнь”) — будь то злоупотребление веществами (алкоголь, наркотик) или процесс, например, такой как “трудоголизм”, — нам не удастся найти истинные причины пагубных привычек. Этот подход не будет работать в таких случаях, особенно при такой всепроникающей проблеме, как созависимость. Настало время рассмотреть созависимость в более широком контексте, при котором не только осуждают индивидуума, но и признают, что созависимость — это культурное явление, появившееся в результате эволюции человеческого вида. Как вид мы наделены множеством достоинств и можем находить эффективные способы исследований человеческого потенциала. Разрывая свои индивидуальные созависимые модели и создавая предпосылки к социальным изменениям, мы сможем прийти к величайшим личностным и социальным трансформациям за всю историю существования человечества.

^ Глава 3

КУЛЬТУРА СОЗАВИСИМости
Модель доминирования

против модели партнерства

Большинство специалистов в области зависимостей рассматривают созависимость как индивидуальную или семейную проблему. Некоторые начинают исследовать ее как “системную” проблему. Лишь немногие начинают рассматривать ее как проблему всего нашего общества. Энн Уилсон Скеф в работах “Женская реальность” (1981) и “Когда общество попадает в зависимость” (1987) выделяет две системы, которые, по ее мнению, вступают в конфликт: Белая Мужская, или Система, для которой характерна зависимость, и Спасающая Женская, или Система жизненного процесса. Несмотря на то, что категории и перспективы, определенные Скеф, оказались полезными, в частности, указания на некоторые явные различия в способах мышления мужчин и женщин, они, тем не менее, не проникли в глубины синдрома созависимости.

В своей работе “Чаша и былинка” (1987) Райен Айслер дает более глубокий исторический обзор культуры нашей планеты и эволюционный взгляд на две основные формы отношений, которые она называет доминаторной моделью и моделью партнерства. Р. Айслер проводит детальный анализ противоречий и проблем, которые порождает каждая из моделей. Исследования Айслер охватывают взаимоотношения полов на протяжении всей человеческой истории. Она сопоставляет факты, взятые из областей искусства, археологии, религии, социологии, истории и множества других областей, чтобы создать новую историю о наших культурных истоках. Это позволяет объяснить “борьбу полов” за контроль и доминирование, которую в настоящее время ведут многие современные феминистки. Конечно, взгляды Айслер значительно шире и глубже.
Партнерское общество

Когда Р. Айслер углубилась в предысторию, она обнаружила многочисленные легенды и археологические данные, описывающие раннюю форму цивилизаций, в которых культура была организована совсем не так, как ее трактуют сегодня. В соответствии с этими данными, в Европе и на Ближнем Востоке существовали большие пространства, население которых длительный период времени наслаждалось миром и процветанием. Социальное, технологическое и культурное развитие существовавшего общества постоянно продвигалось вперед. Данная цивилизация, которую Айслер определяет как партнерское общество, основывалась на единстве, сотрудничестве и удовлетворении взаимных потребностей. Это общество ценило рождение детей и качество воспитания, что мы можем назвать культом “женского”. Надгробные памятники этой эпохи, многочисленные изображения и остатки материальной культуры показывают, что они посвящены культу женщины, Великой Матери. Остатки материальной культуры и древнее искусство, мифы и исторические описания — все это указывает на глубокое благоговение перед жизнью, заботу, сострадание и отказ от насилия.

Археологические находки также указывают на то, что эта древняя социальная структура базировалась на равенстве. Власть, риск и всевозможные вознаграждения за заслуги перед обществом распределялись независимо от пола. Этот подход, основанный на совместной деятельности, помогал создавать единые и гармоничные взаимоотношения между людьми и между народами на планете. Айслер утверждает, что доисторическая эпоха, которая продолжалась 30 — 40 тысяч лет, начала слабеть примерно в середине четвертого тысячелетия до нашей эры, и культ женского начала постепенно начал вытесняться культом мужского, что привело к совершенно противоположному типу цивилизации, которую Айслер определяет как доминаторное общество.
Доминаторное общество

Согласно Айслер, доминаторное общество культивирует качества, которые мы традиционно ассоциируем с мужественностью, ценит готовность отдать свою жизнь и деструктивные действия, такие как завоевание территории и война. Эта социальная структура, построенная на неравенстве, как правило, ставит одну часть общества над другой. Несмотря на то, что культурные ценности этих обществ можно назвать сейчас “тяжелыми” или более “мужскими”, доминаторные общества могут быть как матриархальными, так и патриархальными. Группа людей, стоящих выше, удерживает в своих руках власть, берет на себя риск и получает все вознаграждения, оставляя нижестоящую группу лишенной власти и зачастую бедной. Вместо взаимного сотрудничества люди связаны конкуренцией, образуют иерархию, которая в итоге должна поддерживаться силой или угрозой силы. Это создает атмосферу недоверия и разъединения.

По мнению Айслер, при изучении модели социальных структур становится понятным, что доминаторная модель создает созависимое общество, а партнерская модель ведет к созданию взаимозависимого общества, в котором люди трудятся совместно, чтобы поддерживать друг друга. Если расширить ее модель, то сравнение этих двух обществ может выглядеть следующим образом:
^ Созависимое общество: Взаимозависимое общество:

создает иерархии, поддерживаемые силой или угрозой силы;

вышестоящей группе принадлежит власть и право принятия решений, а нижестоящая группа бесправна; вышестоящая группа берет на себя ответственность, риск, средства производства и распределяет награды, а нижестоящая обеспечивает поддержку, выполняет работу и получает минимальное возна­граждение;

пользуется сравнительным способом мышления — “ты или я”;

созависимая форма взаимоотношений между группами удерживает систему целостной;
ценностями являются отнятие жизни и деструктивные действия, такие как война и эксплуатация;

пользуется жесткими сексуальными ролями;

относится к различиям между людьми с осуждением;

использует страх, чтобы добиться разделения.

Таким образом, корни созависимости пронизывают всю структуру доминаторной модели общества. Она присутствует во всех гражданских институтах, включая даже религиозные структуры. Христианство, преобладающая религия Запада, в основном поддерживает доминаторную модель. Христианство не только использует иерархию в своей собственной структуре, но и служит культурной “полицейской силой”, которая обеспечивает продвижение вперед и сохранение доминаторной модели.
Влияние христианства

Христианство пришло в мир в то время, когда почитание женских ценностей уже ушло в подполье. Миссия Христа отражает благоговение перед партнерскими моделями взаимоотношений, а не перед доминаторными. Многим людям, взятым в рабство римскими легионами в тот период, трудно было понять идею партнерства. По этой же причине современникам Иисуса было трудно осознать истинный смысл Его послания, как сказано в Евангелии от Матфея (20:25—28):

“...Вы знаете, что князья народов господствуют над ними и вельможи властвуют ими. Но между вами (христианами) да не будет так; а кто хочет между вами быть боґльшим, да будет вам слугою. И кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом. Так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу свою для искупления многих”.

Христос рассматривал руководство как форму служения. Он признавал, что, когда владыка принимает роль слуги, исчезает иерархия и устанавливается новый порядок.

Иисус продемонстрировал это, когда омыл ноги своих апостолов во время Тайной Вечери. Этим действием он символизировал разрушение модели власти и подчинения, создавая партнерскую модель для своей религии.

Иисус также нарушил жесткие нормы доминирования мужчин и ограничений по признаку пола, свободно общаясь с женщинами, многие из которых играли выдающиеся роли в раннем христианстве. В то же время он проповедовал то, что Айслер называет партнерской духовностью, возвышая так называемые женские ценности — сострадание и неприменение силы — и поднимая их из раболепия.

Партнерская модель религии не только проповедовалась, но и практиковалась многими ранними христианами, некоторые из них известны как гностики. Эти ранние христиане создавали общины, радикально отличающиеся от городских и деревенских семей того времени, в которых доминировали мужчины. В них женщины и мужчины работали и жили вместе в равном партнерстве. Как отмечает Айслер, важная роль, которую играли женщины, драматично отражена в Гностических Евангелиях, преданных анафеме ортодоксальной церковью как еретические. Они показывают, что Мария Магдалина была, возможно, самым важным сподвижником Иисуса в обучении христиан.

Ранние христиане практиковали также равный доступ к информации для обоих полов, равное участие и одинаковые требования к духовному познанию. Они верили, что каждый индивидуум может вступить в прямой контакт с духовными сферами и нет необходимости в посредниках, таких как священники, епископы и другие иерархические фигуры. На каждом богослужении они тянули жребий, чтобы определить, кто в этот раз будет священником. Они не смешивали роли с людьми, которые их осуществляли.

Различные ранние секты христиан в конце концов разделились на два лагеря. Ортодоксальные христиане создали систему, основанную на иерархии, а другие, включая некоторых гностиков, создали неиерархическую структуру. Эти две группы вступили в конфликт, причем власть в конце концов завоевала ортодоксальная группа. Начиная примерно с 200 г. нашей эры, все упоминания божества как Матери и Отца были названы ересью и женщины снова были официально исключены из духовенства. Ортодоксальная группа приказала также уничтожить все гностические писания, начав длительную и мстительную кампанию по уничтожению гностицизма и инакомыслия, утверждая церковь и семью, основанные на доминантной роли мужчин (Паджелз, 1979).

В итоге христианство встало на путь преобразования в насильственную иерархическую систему, против которой протестовал Иисус. Установление христианства с упором на превосходство мужчин помогло утвердить доминаторную модель общества в течение последних 2000 лет (Айслер, 1987).

Таким образом, одно из истинных посланий христианства — партнерство — было утрачено. Утвердившаяся извращенная методология использовалась для того, чтобы держать людей в состоянии бессилия и безнадежности. В соответствии с христианскими догмами, простой человек никогда не попадет в рай без священников, епископов и других посредников церковной иерархии, в которой доминируют мужчины. Те, кто интуитивно чувствовали лживость этого подхода и отказывались следовать церковным правилам, запугивались вечными муками в аду. Женщины и мужчины, которые помнили учение Великой Матери и партнерскую модель духовности, методически преследовались. Это преследование превратилось в своего рода эпидемию в средние века, когда более семи миллионов женщин, признанных колдуньями или еретичками, были убиты или сожжены на кострах (Стархок, 1979). Были уничтожены целые деревни, обличенные в связи с демонической языческой религией. Эта кампания проводилась так последовательно и целенаправленно, как ни одна из мировых войн, и в итоге погубила больше народу, чем любая война.

Многие современные историки культуры, такие как Хосе Аргуэллес (1987), считают, что эта религиозная война продолжается, и сейчас она превратилась в войну против самой Земли. Феминистки, например Сьюзен Грифинн (1978), ищут параллели между обращением с женщинами и обращением с планетой. Рост числа случаев домашнего насилия и изнасилований ставится в один ряд с ростом подземных ядерных испытаний. Многочисленные случаи удаления матки у женщин сопоставляются с расширением открытых разработок угля и минералов. Отношение к женщинам как к вещам, которые используют, а затем выбрасывают, идентично отношению в “свободном обществе” к ресурсам планеты, которые тоже бездумно расходуют. Нам необходимо понять истинные причины культурной дисфункции, чтобы знать, как ее изменить.
Созависимые системы

В этой перспективе мы начали понимать, что причины созависимости уходят своими корнями в глубь нашей социальной структуры. Любая культура, которая ставит один пол выше другого, одну религию выше другой или одну расу выше остальных, создает общество, готовое быть созависимым. Доминаторная культура Юга во время периода Гражданской войны в Америке — это великолепный пример созависимого общества. Состоятельные землевладельцы вели легкую и роскошную жизнь, а черные рабы трудились, чтобы удовлетворить их экономические и личные потребности. Большая часть богачей была беспомощна и не владела основными навыками выживания, такими как приготовление пищи, огородные работы и уход за животными. Черные люди, напротив, обладали основными навыками для выживания, но часто были не способны планировать и управлять. Когда Декларация об освобождении покончила с рабством, обе группы увидели сферы, в которых они беспомощны и созависимы. В итоге это привело к коллапсу всей системы.

Несмотря на это, созависимость сама по себе не обусловила падение Юга, главным фактором стала доминаторная структура с ее ценностями и верованиями. Любая система, в которой не поощряется стремление ее членов быть уверенными в себе и самим распоряжаться собою, лишает их индивидуальной ответственности, делает людей пассивными, апатичными, беспомощными, трусливыми и не способными содействовать изменениям, необходимым для прогресса общества. Это наглядно прослеживается во многих авторитарных культурах, будь то на Востоке или Западе, в древности или в современном мире. Созависимость все еще является главной проблемой в современном демократическом обществе, так как служит препятствием как для личностного роста, так и для социального здоровья общества, которое ориентируется на доминаторную модель.

Давайте противопоставим доминатарную модель партнерской и проследим, как она влияет на экономическую систему. Большинство экономических систем западного мира базируется на одной из форм капитализма, базовой структурой которой является система “владелец — работник”. Сектор владельцев (включающий в себя владельцев акций, а также тех, кто, имея капиталовложения, осуществляет фактическое управление) несет ответственность как за успех, так и за ошибки, рискует, превращая сделки в капитал, и получает некое вознаграждение. Сектор владельцев управляет всем предприятием, отвечает за вопросы найма на работу и увольнение.

Сектор работников же обычно имеет мало или вовсе не имеет капитало­вложений, не несет никакой ответственности и почти не рискует финансово. Он обеспечивает работу за минимальную плату, которая устанавливается путем переговоров. Таким образом, сектор владельцев может получать максимальную прибыль. Взамен своего освобождения от финансового риска и ответственности работники получают минимальную или совсем никакой гарантии постоянно работать у данного предпринимателя. Работники сохраняют свое рабочее место в зависимости от того, насколько хорошо выполняют свою работу. Владельцы выживают только тогда, когда работники трудятся за возможно меньшую плату. Это наглядный пример созависимой связи.

Созависимость присутствует также во всех остальных западных институтах: медицине, образовании, религии, политике и военном деле. В медицине лечащие врачи берут на себя авторитарную роль тогда, когда они пытаются использовать свою личную власть для лечения расстройств и болезней. С пациентами обращаются как с какими-то механическими устройствами, у которых поломаны детали, как будто тело и разум у них существуют раздельно. В традиционной медицинской системе власть у того, кто обеспечивает заботу о здоровье. Пациенты (не клиенты) рассматриваются как жертвы, и врачи предпочитают держать их в неведении и бессилии.

В образовании можно наблюдать такую же картину. Власть в этой сфере принадлежит тому, кто в данной иерархии стоит выше всех. Студент является тем, на кого в последнюю очередь обращают внимание, с ним практически не советуются. Большая часть воспитательного процесса определяется социальной структурой, направляется и оценивается преподавателями. Здесь принято полагать, что студенты знают мало или ничего не знают, и их заставляют в принудительном порядке посещать занятия. Саморазвитие, интересы, потребности и индивидуальные различия студентов в процессе получения образования рассматриваются в последнюю очередь.

В религии также поддерживается система, в которой мирянам нужны священники, епископы, проповедники и другие духовные чины, чтобы формировать и втолковывать им духовные знания, опыт. Католическая церковь, в частности, ставит священников выше монахов (как врачей над медсестрами) в порядке сохранения патриархальных ценностей.

Политические системы выстраивают людей по иерархической лестнице в соответствии с властью, в первую очередь экономической, расовой и гендерной. Западные политики поддерживают тех, кто богат, имеет белый цвет кожи, в первую очередь мужчин, укрепляя их позиции в культуре “труд/управление”. По сути, у нас одна партия — партия Капиталистов с либеральным и консервативным ответвлениями, которые часто называют Демократической и Республиканской партиями. Оба ответвления способствуют распространению созависимых структур и программ, так как капитализм в такой стране функционирует в соответствии с доминаторной моделью.

Применение военной силы является способом насильственного навязывания и удержания доминаторной модели. Она поддерживает несущие гибель деструктивные ценности, которые помогают удерживать людей в состоянии недоверия, страха и изолированности.

Хотя каждый из этих социальных институтов выполняет различные функции, все они базируются на принципах доминаторной модели. Если мы начнем исследовать свои базовые модели в личных взаимоотношениях, то увидим, что их необходимо менять на каждой ступени культуры. Такие изменения вызовут радикальный поворот способа видения себя и окружающего мира. Подобный поворот Питер Расселл (1983) и Теодор Розак (1979) называют “сдвиг в сознании”.
Революция сознания и эпидемия созависимости

Наши клиенты часто спрашивают, почему существует эпидемия созависимости, чем объяснить свое неприятие чего-то, что, казалось бы, утраивало их родителей, дедушек и бабушек. Наш ответ: растущие знания. В последние двадцать пять лет произошел настоящий информационный взрыв, в том числе знаний о нас как человеческих существах — о нашем мозге, развитии и о вселенной, в которой мы живем. Большая часть информации появилась в результате развития человеческого потенциала.

Это развитие впервые в современной истории показало необычайную природу человеческих способностей. Некоторые ученые и исследователи из сферы науки, религии, философии и образования, которые ранее работали раздельно, объединили свои знания в систему, которая воссоздала новую картину человеческих возможностей. Итак, новый человек:

имеет на 900% больше физических и умственных способностей (на основании предпосылки, что сегодня мы используем их только примерно на 10%);

способен обучаться и мыслить различными способами (визуально при помощи знаков, кинестетически при помощи тела, сенсорно при помощи органов чувств и вербально при помощи слов);

имеет 200 или более органов чувств, многие из которых пересекаются между собой (например, определение цветов при помощи вкуса);

способен по желанию переходить на другие частоты мозговых волн, волевым путем изменяя состояние сознания;

способен создавать и направлять свою собственную судьбу при помощи вырабатываемых внутри себя мыслей или образов;

способен излечиваться от заболеваний, признанных смертельными, при помощи медитации, диеты, убеждений, психотерапии и упражнений;

способен осознавать себя, то есть отдавать себе отчет в том, что обладает сознанием.

Этот новый взгляд на человеческие способности возник в 1960-х годах, как раз тогда, когда многие стали ощущать потерю личной свободы и осознавать степень своей зависимости от крупных социальных и правительственных систем. У людей появилось сильное желание роста, расширения своих возможностей, своей аутентичности и самоопределения. Возникло движение за саморазвитие, за ценности, способствующие наиболее полному раскрытию личностного потенциала. Эта потребность сопровождалась осознанием того, что традиционное воспитание в родительской семье, рождение детей, своя семья и система образования в какой-то мере могут мешать полному раскрытию внутренних ресурсов человека.

Психологи начали исследовать источники эмоциональных травм у взрослых и детей, а также искать новые пути раскрытия человеческих возможностей. Исследуя эти два процесса одновременно, психологи стали различать модели взаимоотношений, в которых прослеживалась связь между воспитанием ребенка и уровнем его потенциала, то есть того, чего он может достичь. Стало ясно, что способы, с помощью которых наша культурная среда воспитывала своих детей, мешают развитию их человеческих способностей. Оказывается, что большинство из нас еще на ранних стадиях своего развития были “наколоты на булавку”, то есть лишены возможности продвигаться к личностной целостности и психологической независимости. Осознание того, что модели воспитания, принятые в нашей культуре, затруднили выполнение важных стадий развития человека в детстве и вследствие этого уменьшили его способности, привело к резкому пробуждению сознания. Нам необходимо тщательно рассмотреть процесс развития человека, чтобы понять этапы, цели, стадии, а также возможные не­ожиданности данного процесса. В следующей главе этот процесс рассматривается более детально, а а вместе с ним и эволюционный подход к вы­здоровлению.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской iconУайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод...
У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской — М.: Независимая
Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской iconКнига вторая Дж. Эдвард Морган-мл. Мэгид С. Михаил Перевод с английского
Перевод с английского: канд мед наук Горелов В. Г., Добродеев А. С., канд мед наук Селезнев M. H., канд мед наук Цейтлин A. M., Шатворян...
Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской iconПротоиерей Иоанн Мейендорф
Перевод осуществлен по изданию: John Meyendorf. Byzantine Theology, Fordham University Press, usa, 1974. Перевод с английского Владимира...
Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской iconМодели созависимости
Вопросы созависимости пока еще не нашли должного отражения в отечественной медицинской и психологической литературе, поэтому мы благодарны...
Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской iconА. А. Кистяковский: книга 2, все стихотворные тексты ocr гуцев В. Н
Перевод с английского В. Муравьева Перевод: В. С. Муравьев: эпиграф, пролог, книга 1
Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской iconУчителю и другу теофилю готье
Перевод Эллиса XLIII. Живой факел. Перевод А. Эфрон XLIV. Искупление. Перевод И. Анненского XLV. Исповедь. Перевод В. Левина XLVI....
Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской iconАртур Кац реальность: упование славы перевод с английского Издательство "Руфь" Киев 1997
О перевод — Геннадий Исайчук, 1997 о издательспо "Руфь" (русское издание), 1997 Литературный редактор — Тамара Воловенко
Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской iconЙоханесбург 1986 Перевод с английского А. Зелинского 1987

Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской iconЭндокринология и метаболизм в 2 томах
Перевод с английского доктора медицинских наук В. И. Кандрора и профессора Н. Т. Старковой
Уайнхолд Б., Уайнхолд Дж. У 67 Освобождение от созависимости / Перевод с английского А. Г. Чеславской iconErich Fromm "To Have Or to Be?"
Войскунская Н., Каменкович И., Комарова Е., Руднева Е., Сидорова В., Федина Е., Хорьков М., перевод с английского
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница