Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского


НазваниеВозрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского
страница7/24
Дата публикации18.03.2013
Размер4.12 Mb.
ТипУчебник
userdocs.ru > Психология > Учебник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   24
§ 3. МАКРОХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И ДЛИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

При общем биологическом подходе выявляется огромный диапазон сроков жизни представителей живой природы, от нескольких минут (бактерии) до нескольких ты­сячелетий (кипарис — 10000; баобаб — 5000; дуб — 2000 лет).

Продолжительность жизни является видовым свойством, поскольку для каждого биологического вида она носит определенный характер. А. А. Малиновский рассчи­тал корреляционную связь сроков длительности индивидуального существования и индекса цефализации и получили величину, равную 0,76. С помощью корреляци­онных расчетов, он установил две противоположные тенденции в эволюции сроков жизни в животном мире. «Основная — на укорочение сроков жизни и противореча­щая ей тенденция — на увеличение размеров тела и на развитие высшей нервной дея­тельности, которая приводит к некоторому удлинению жизни» [39, с. 48]. Прогрес­сивное удлинение продолжительности жизни человека в технически развитых странах, высокий процент долгожителей в условиях экологически и социально благоприят­ных, значительная индивидуальная изменчивость в сроках длительности жизни лю­дей, — все это свидетельствует о том, что продолжительность жизни благодаря высо­кому индексу цефализации при значительных резервах ее изменчивости представ­ляет собой приспособление к конкретно-историческим условиям существования вида. В каменном веке средняя продолжительность жизни была равна 19 годам, в бронзо­вом — 21,5, а в период античности — 20-30 годам. В XVIII—XIX вв. уже заметна тен­денция к ее удлинению в разных странах (в Швеции, Германии, Америке—от 34 до 45-49 лет). С начала XX в. в промышленно развитых странах наблюдался дальней­ший ускоренный рост средней продолжительности жизни до 68-70 лет. Таким обра­зом, средняя продолжительность жизни, начиная с каменного века, увеличилась в три с лишним раза.

Данное явление связано с социальной природой человека, с особыми путями и механизмами его развития. Воспроизводство следующей генерации и создание мини­мума условий для ее существования осуществляются при обязательном участии стар­шего поколения. И здесь уместно вспомнить, что формирование нового поколения представляет собой присвоение в процессе обучения и воспитания социально-истори­ческого и культурного опыта, накопленного человечеством. Без этого невозможно вы­полнение человеком своих основных функций в социальной системе.

Одним из доказательств того, что индивидуальная продолжительность жизни представляет собой эффект совместного действия различных факторов, является образ жизни долгожителей. Их обследования позволили выделить те или иные при­чины, приводящие к удлинению жизни. К ним относятся как социально-экологичес­кие, так и генетические видовые факторы, а также психологические, личностные осо­бенности человека, его активный и здоровый образ жизни.

^ Социально-экологические факторы

В настоящее время существует различие в средней продолжительности жизни в за­висимости от уровня экономического развития государства [30]. В странах техничес­ки слаборазвитых средняя продолжительность жизни равна 32-45 годам, а в странах с высоким промышленным потенциалом — 68-73 годам, что обусловливается улуч­шением санитарно-гигиенических условий жизни и сокращением детской смертнос­ти. Имеет значение и характер профессиональной деятельности.

Влияние экологического фактора на продолжительность жизни проявляется в том, что при изменении разных средовых факторов, таких, как температура среды, степень ионизирующего облучения, состав воздуха, меняется продолжительность жизни у представителей различных видов. Прямая зависимость температурных условий и сроков жизни была получена на примере простейших организмов, дрозофил, цикл развития которых при температуре 10 °С равен 177,5 дня, а при 30 °С — только 15,2 дня. Влияние температуры на продолжительность жизни обнаруживается также и у дру­гих животных. Мыши и крысы живут дольше в условиях с пониженной температу­рой среды. Вообще снижение температуры тела путем воздействия на центральные механизмы теплорегуляции оказывает значительное влияние на продолжительность жизни, поскольку при этом замедляются интенсивность и темп обменных процессов и, следовательно, старение организма [68].

Как известно, горные породы и космическое излучение создают слабый естествен­ный для человека уровень радиации окружающей среды. Длительное облучение гры­зунов в экспериментальных условиях сопровождалось быстрым старением и уменьше­нием продолжительности их жизни. Смерть этих животных наступала от более быст­рого развития свойственных им заболеваний, благодаря снижению сопротивляемости организма вредным воздействиям [14]. Вместе с тем, имеются факты увеличения про­должительности жизни животных при облучении их малыми дозами [68]. Отрицатель­ное влияние фактора облучения было показано при сопоставлении данных о смерт­ности примерно 82,5 тыс. американских врачей разных профессий. Так, рентгенологи умирают примерно на 5 лет раньше, чем врачи других специальностей, независимо от причины смерти [14].

Одной из существенных социально-экологических детерминант старения и про­должительности жизни является изменение состава вдыхаемого воздуха. Массовая вырубка лесного массива способствовала увеличению содержания углекислого газа на 10-15 % и сернистого газа (1 мг на 1 м3 воздуха), что опасно для здоровья челове­ка. А уменьшение содержания кислорода в составе воздушной среды приводит к недоокислению многих веществ в организме и преждевременному старению [36].

^ Генетические факторы

Поскольку средняя и максимальная продолжительность жизни у разных представите­лей животного и растительного мира различна, постольку можно предположить, что на продолжительность жизни индивида оказывают действие генетические факторы.

Генетическая детерминация долголетия проявляется в корреляции сроков жизни детей и родителей в ряду поколений. На основе генетического анализа долгожите­лей Перль [44] показал, что 86 % людей, доживших до 90-100 лет, имели одного или обоих родителей с высокой продолжительностью жизни. При изучении однояйцевых близнецов обнаруживается сходство во времени наступления у них признаков ста­рения, что также свидетельствует о значении наследственного фактора. Кальман [44] выяснил, что однояйцевые близнецы умирают примерно в одном и том же возрасте. Разница в продолжительности их жизни (513 исследованных пар, достигших воз­раста 60-74 года) была в 2,5 раза меньше, чем у двуяйцевых близнецов (1226 пар). По данным Д. Ф. Чеботарева [19], защитное действие наследственности обнаружи­вается при некоторых сердечно-сосудистых заболеваниях. У лиц, имеющих долгожи­телей родителей, такие болезни, как гипертония и стенокардия, протекают легче и реже сопровождаются тяжелыми осложнениями.

Однако генетические факторы определяют лишь предрасположенность человека к долголетию, реализуемую в зависимости от конкретных условий жизни. По данным Д. Ф. Чеботарева [63], у большинства долгожителей Украины долголетие обуслов­лено генетически, а в Абхазии встречается значительно больше людей, которые до­стигли глубокой старости вопреки наследственным задаткам: в родословной у них не было ни одного долгожителя.

К генетическим факторам следует отнести также проявление полового диморфиз­ма в продолжительности жизни. Во всех странах мира, за небольшим исключением, отмечена сравнительно большая продолжительность жизни среди женщин. На осно­вании данных переписей в десяти странах 3. Г. Френкель [67] установил, что среди населения после 65 лет резко увеличивается количество женщин. Так, в Англии в 1937 г. женщин этого возраста было 9,3, а мужчин - 7,6 %. В Швеции женщины стар­шего возраста составляли 10, а мужчины — 8,4% населения. Во Франции наблюда­лось примерно такое же соотношение между полами: женщины составляли 10,9, а мужчины — 8,6%. Тенденция к преобладанию женщин среди долгожителей встре­чается в районах с разными этнографическими и природными условиями: на Украи­не, в Узбекистане, Эстонии. В Эстонии женщины старше 80 лет встречаются в 2,8 раза чаще, чем мужчины. Подобная тенденция характерна и для Дагестана, где среди лю­дей старше 100 лет было зафиксировано 123 женщины и 77 мужчин.

Большая жизнеспособность женщин связана с действием эндогенных факторов. Различия в продолжительности жизни мужчин и женщин объясняются большей на­дежностью систем саморегулирования жизненных функций в женском организме. О высоком уровне регуляции женского организма свидетельствует, в частности, воз­растная стабильность энергетических и сенсорных показателей [14]. Более совершен­ный механизм корковой регуляции и развитие внутреннего торможения, большая на­дежность и стабильность в функционировании систем женского организма являются продуктом эволюции и имеют важный биологический смысл, связанный с воспроиз­водством вида.

В качестве генетической предпосылки долголетия можно назвать проявление ге­терозиса, при котором нарушается инбредность ранее изолированных групп и вслед­ствие этого увеличивается продолжительность жизни. В этой связи Г. Д. Бердышев [12] считает, что возникновение очагов долголетия в Сибири можно объяснить не толь­ко естественным отбором, но и нарушением исторической изоляции групп населения.

^ Образ жизни

Для понимания диапазона индивидуальной изменчивости средней продолжительно­сти жизни существенное значение имеет образ жизни человека, способы его взаимо­действия с социально-экологической средой, формы и способы поведения, профес­сиональной деятельности, режим труда, отдыха и питания, особенности его личности. Еще в 1907 г. И. И. Мечников [42] обратил внимание на роль определенного жизнен­ного уклада — ортобиоза — для достижения долголетия. Он писал о том, что ортобиоз требует трудолюбивой, здоровой, умеренной жизни, чуждой всякой роскоши и из­лишеств.

Режим питания

Одной из необходимых составляющих образа жизни человека как индивида являет­ся режим питания. Зависимость между содержанием питания и продолжительностью жизни установлена в филогенетическом плане. Полученная высокозначимая корре­ляция (0,8-0,9) между общей калорийностью пищи, интенсивностью белкового об­мена и видовыми сроками жизни означает, что чем большей будет потребляемость белка на единицу веса тела, тем меньшей оказывается длительность жизни [68].

В целом ряде исследований доказывается отрицательное влияние переедания, ожирения, сокращающих сроки жизни. В этой связи можно сослаться на данные од­ной страховой компании о смертности мужчин за период с 1909 по 1928 г. в США, опубликованные в 1932г. [14]. Смертность мужчин в возрасте 50-59 лет на 17% выше при отклонениях веса тела от нормы на 15-24 %. В том случае, если имеет место значи­тельное увеличение веса тела по сравнению с нормой (на 25-34 %), то процент смерт­ности повышается соответственно на 41 %. По другим данным, люди, страдающие ожирением, живут в среднем на 6-8 лет меньше людей с обычным весом при прочих равных условиях. Избыточный вес предрасполагает к развитию заболеваний обмена веществ: атеросклерозу, диабету, подагре, холециститу и некоторым другим заболева­ниям. Более того, течение этих болезней у полных людей гораздо тяжелее, чем у людей того же возраста, но с нормальным весом тела.

Связь между питанием и старением организма имеет общебиологическое значе­ние и обнаруживается на разных ступенях эволюционной лестницы [44]. Продолжи­тельность жизни крыс с ожирением в среднем 323 дня, т. е. в 2 раза короче, чем жизнь животных с нормальным весом. По другим данным, жизнь крыс, находящихся на нео­граниченном питании на 15-35% короче жизни этих животных с ограниченной дие­той питания. Их общее состояние, внешний вид, подвижность, плодовитость при ожи­рении значительно хуже, чем при ограниченном питании. Имеет значение и содержа­ние рациона. Жировое питание на четверть сокращает жизнь животных по сравнению с углеводным питанием. Продолжительность жизни крыс, находящихся на ограничен­ном питании, увеличивается, по некоторым данным, на 25-35 % и даже на 75 %.

Двигательный режим

Считается, что современный человек подвержен двум порокам: гиподинамии и пере­еданию. Если физические усилия, затрачиваемые в процессе труда в начале века, ус­ловно принять за 100 %, то по отношению к ним сегодняшние усилия равны 5 % [68]. Исследователи все больше обращают внимание на роль физической активности в про­цессе жизнедеятельности и старения. Так, обследованная группа лиц старше 80 лет занималась в течение всей жизни помимо умственного еще и физическим трудом в 83,5 % случаев. Продолжительность жизни более 90 лет достигалась при физиче­ском труде в 2 раза чаще. Оптимальное напряжение, создаваемое работой, является первым условием ортобиоза, т. е. жизни, соответствующей естественным требовани­ям организма [44].

Ограничение движения способствует старению организма и ведет к сокращению продолжительности жизни. После двух-трех недель постельного режима молодой здоровый человек с трудом приспосабливается к обычному режиму. Переход в вер­тикальное положение сопровождается значительным падением артериального дав­ления, головокружением, нарушением координации движения, падением мышечной работоспособности. У пожилых и старых людей подобные расстройства возникают при более краткой гиподинамии [41; 46].

Компенсация дефицита физических нагрузок у человека создается определенной системой тренировок. В результате двигательной активности происходит оптимиза­ция функций дыхания, кровообращения, нивелируются многие возрастные особен­ности в самой мышечной системе. После физической нагрузки в нервно-мышечном аппарате животного происходит активация функционирования сосудов конечностей, усиливается ферментативная активность основного сократительного белка — миози­на [68]. С возрастом необходимо менять характер тренировок различных систем орга­низма. Оптимальный двигательный режим должен предупреждать возможности ран­него старения и, следовательно, способствовать долголетию.

Активность человека как личности и субъекта деятельности

В структуре образа жизни основную роль играет активность человека как личности и субъекта деятельности, сознательно организующего свой образ жизни и вносящего в него свои изменения. «Социально-психологический анализ образа жизни, — отме­чал В. А. Ядов, — призван выявить механизмы саморегуляции субъекта, связанные с его отношением к условиям жизни и деятельности, с его потребностями и жизнен­ными ориентациями, а также с его отношением к социальным нормам» [53, с. 93]. Все эти компоненты личности, выражающие ее активность как субъекта общественного поведения и своего образа жизни, оказывают существенное влияние и на продолжи­тельность жизни человека. К числу важнейших психических регуляторов отношений с социальной средой относится эмоционально-волевой фактор. В эмоциональной сфе­ре человека отражаются изменения в его жизнедеятельности на индивидном и лично­стном уровнях как субъекта различных видов деятельности, общения и познания, что вызывает чувство комфортности или дискомфортности. Хроническое перенапряже­ние приводит к функциональным сдвигам не только в самой центральной нервной системе, но и во всем организме, что непосредственно сказывается на продолжитель­ности жизни. На течение всего онтогенеза большое влияние оказывает нервно-психический фактор. Опыты М. К. Петровой [51] продемонстрировали роль коры боль­ших полушарий головного мозга в регуляции нервной трофики. Так, у животных (со­бак) ослабление нервной системы достигалось путем систематического предъявле­ния им без отдыха разного рода трудных задач. В результате в экспериментальной группе проявились ранние признаки старения (поражение кожного покрова, шерсти) и наступление смерти в 13-15 лет, в то время как в контрольной группе животных смерть наступала на 2-4 года позже.

Выясняя влияние стрессовых ситуаций на развитие старения и на продолжитель­ность жизни, И. В. Вержиковская и В. В. Фролькис [68] провели три эксперимента на крысах. Одну группу животных поместили в условия покоя, где не было звуковых, световых и иных раздражителей. Другую группу периодически подвергали действию раздражителей, давали мышечные нагрузки, извлекали из клеток, вызывая тем самым кратковременные стрессы. У третьей группы стрессовые ситуации возникали часто; они следовали друг за другом, например при раздражении электрическим током, и бы­ли значительны. В результате оказалось, что продолжительность жизни крыс второй группы была больше, чем в остальных группах. Исходя из этих данных, авторы при­шли к выводу, что укорочению сроков жизни способствуют крайние ситуации, созда­ющие, с одной стороны, условия для снижения активности и недогрузки функций и, с другой — перенапряжение центральной нервной системы. В то же время оптималь­ные нагрузки, периодическое эмоциональное напряжение благоприятно воздейству­ет на приспособительные возможности организма и в конечном счете на продолжи­тельность жизни.

О роли фактора творческой активности в сохранности человека и его долголетии свидетельствуют данные, согласно которым продолжительность жизни выдающих­ся ученых и деятелей искусства больше средней на 3-3,5 года. Как пишет Л. А. Рудкевич [58], лица творческого труда в меньшей степени подвержены наиболее распрост­раненному заболеванию пожилого возраста — атеросклерозу сосудов головного мозга. Среди выдающихся ученых и деятелей искусства редко встречается та или иная фор­ма старческой деменции. И это не случайно, поскольку их деятельность требует мак­симальных умственных затрат, включенности всех систем интеллекта и личности. По­этому у представителей творческого труда, как правило, не наблюдается спада ум­ственной активности до самого преклонного возраста. Вся система их интеллекта характеризуется устойчивостью к старению и длительной сохранностью. О высо­кой работоспособности ученых и деятелей искусства в пожилом и старческом воз­расте свидетельствуют их гениальные научные труды и художественные произве­дения. С. Пако [47] нашла корреляционную связь между одаренностью и жизнеспо­собностью в показателях активного долголетия.

Включение человека в активную общественную и профессиональную деятель­ность способствует сохранности его интеллекта и личности до глубокой старости. Б. Г. Ананьев писал о том, что «существует несомненная связь между более или ме­нее ранним прекращением труда и преждевременным старением, поскольку труд и другие виды деятельности играют решающую роль в сохранении и восстановлении психофизических сил человека. Позднее завершение деятельности является, как по­казала современная геронтология, одним из главных факторов «удлинения жизни», долголетия... Длительное сохранение общей трудоспособности является главным показателем жизнеспособности долголетних людей потому, что в деятельности человека основные ресурсы и резервы не только реализуются, но и воспроизводятся» [3, с. 324]. Таким образом, удлинение жизни возможно при развитии и накоплении потен­циальных возможностей и ресурсов человека в результате взаимосвязей таких потен­циалов человеческого развития, как общая и профессиональная трудоспособность, общие и специальные способности, одаренность и жизнеспособность человека.

Основная тенденция, выразившаяся в удлинении средней продолжительности жизни в условиях научно-технического прогресса, выявляет возрастающее значение личностного фактора как главного регулятора жизнедеятельности и образа жизни че­ловека.

Увеличение длительности жизни, являясь первоначально необходимым услови­ем для реализации всех потенциальных возможностей индивидуального развития, само зависит от усиления роли психического фактора в процессе становления и со­вершенствования образа жизни человека. В связи с усилением роли сознания, воли и саморегуляции человека как личности, субъекта деятельности и индивидуально­сти, разумно строящего свое поведение, деятельность и образ жизни, определенный интерес представляет так называемая «анкета долголетия» Р. Коллинза, где показа­но, что возможная продолжительность жизни каждого человека во многом опреде­ляется им самим. Называя как положительные, так и отрицательные (курение, алко­голь) факторы, он вместе с тем не включил в анкету в качестве важнейшего фактора долголетия трудовую деятельность.

Индивидуальная продолжительность жизни является результатом возрастной ди­намики различных показателей развития, в. том числе психической эволюции. Она, как было показано выше, выявляется путем микрохронологического анализа жизнен­ного цикла и характеризуется определенными хронологическими закономерностя­ми, гетерохронностью и неравномерностью. Изучение этих закономерностей долж­но способствовать прогнозированию продолжительности жизни человека.
§ 4. ВИДОВЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ВРЕМЕННОЙ СТРУКТУРЫ РАЗВИТИЯ ЧЕЛОВЕКА И ЕГО ПСИХИКИ

Временная структура индивидуального развития претерпевает значительные изме­нения в ходе истории человечества. В последние столетия, в XIX-XX вв., ее измене­ния происходят в трех основных направлениях. Увеличение средней продолжитель­ности жизни человека сопровождается акселерацией, ускорением процессов роста и созревания в раннем онтогенезе и ретардацией, замедлением процессов старения. Преобразования временной структуры проявляются у людей, живущих на разных континентах и в различных по уровню развития странах, независимо от каких-либо конкретных условий. Поэтому эти изменения можно объяснить комплексом факто­ров, действие которых усиливается благодаря ускоренному росту материального и духовного потенциала цивилизации и которые воздействуют на механизмы инди­видуального развития. В данном параграфе мы остановимся на феномене акселера­ции, поскольку преобразования другого рода уже были показаны выше, в связи с рас­смотрением причин, влияющих на увеличение средней продолжительности жизни.

Сравнительно-демографический анализ данных биологии, антропологии и медицины, психологии и физиологии, представленный в работах Т. В. Карсаевской [30]! и В. Г. Властовского [15], свидетельствует о широком распространении акселерации физического развития, начиная с момента рождения. В этих работах приводятся многочисленные данные об акселерации в раннем онтогенезе и в период взрослости. Так, за последние 75-100 лет вес новорожденных увеличился на 2,0-4,7% (100-300 г), а рост — на 1%; удвоение веса происходит в 4-4,5 месяца вместо 5-6 месяцев. Ребенок в 5,5 года имеет сейчас приблизительно такой же вес и рост, как семилетний в 1880 г. Акселерация общесоматического развития выразилась в ускорении полово­го созревания за период с 1850 по 1950 г. Оно наступает на 3-4 года раньше, не в 17, а в 13,5 года. Ускорение физического развития проявляется также в показателях дви­гательной активности (улучшение достижений по прыжкам в длину и высоту, в тол­кании ядра, увеличение дальности метания шара и т. д.).

Итак, секулярный тренд в физическом развитии выражен в увеличении показа­телей веса, роста и в более быстрых темпах изменения этих показателей.

«Различия в дефинитивных пропорциях тела 30-х и 60-х годов не столь велики, чтобы можно было говорить об изменении типа телосложения, однако тенденция к долихоморфии и лептосомии проявляется довольно четко» [16, с. 72-73]. Ссыла­ясь на работы зарубежных исследователей, Т. В. Карсаевская пишет об этой же тен­денции, отмечая у акселерированнои молодежи лептосоматические черты конститу­ции. «Лептосомный тип характеризуется высоким ростом, средними или узкими плечами, малой окружностью груди, относительно коротким туловищем, длинными или! выше среднего ногами, малым углом наклона таза» [30, с. 88-89]. Оценивая феномены акселерации процессов роста и созревания, Дж. Харрисон полагал, что «эпохальный сдвиг в отношении как более раннего созревания, так и увеличения размеров тела — одно из самых значительных явлений в современной биологии человека, ко­торое, несомненно, должно иметь серьезные медицинские, педагогические и социо­логические последствия» [69, с. 294].

Акселерация развития в раннем онтогенезе соотносится с замедлением процесса старения, что выражает изменение временной структуры развития в целом. Пере­стройка временной видовой структуры детерминируется разнородным комплексом факторов и представляет собой проявление целостности человеческого развития в современных условиях социально-технического прогресса. На темпы роста и созрева­ния оказывают влияние образ жизни формирующегося человека, содержание и спо­собы деятельности — трудовой, игровой, учебной, спортивной, общественное пове­дение, режим жизни, питание, улучшение гигиенических условий и профилактиче­ских средств и т. д. Их совокупное действие обеспечивается сочетанием двух типов связей, гомогенных и гетерогенных, перекрестных связей между разнородными ком­понентами развития и факторами среды. Положение о гетерогенных и гомогенных , связях между частями воспитания и сторонами развития, сформулированное Б. Г. Ана­ньевым [6], имеет существенное значение и для понимания феноменов акселерации и ретардации человеческого развития.

Акселерация физического развития связана со структурой питания, с соотноше­нием ее компонентов, калорийностью и разнообразием пищи. Массовое обследова­ние детей из ясельных учреждений, проведенное Г. П. Головановой [30], показало, что» там, где питание состояло в основном из углеводов, рост детей был ниже по сравнению с показателями детей того же возраста, питание которых отличалось полноцен­ным содержанием белка. Наряду с биотическим (нутритивным) фактором на ускоре­ние физического развития оказывает влияние двигательная активность и физическая культура человека. Имеются данные о влиянии различных физических упражнений на развитие скелета и мускулатуры в постнатальный период. Влияние мышечной актив­ности на формирование соответствующих частей скелета животных отмечалось И. И. Шмальгаузеном [70]. В исследовании М. И. Фонарева [66] у детей первого года жизни выявлена статистически достоверная разница в росте, весе и окружности груди, а также различия в развитии общей локомоции в зависимости от физического воспи­тания. По наблюдениям М. С. Маслова, «физкультура является существенным коррек­тивом, предохраняющим от одностороннего дисгармонического развития» [16, с. 41].

Итак, факторы, оказывающие прямое воздействие на физическое развитие, пред­ставляют собой разнородный комплекс, включающий питание, двигательную актив­ность и физическую культуру, а также гигиенические условия.

Физическая акселерация человека является результатом его целостного развития, внутренней взаимосвязанности всех его сторон, включая умственное и социальное развитие. «Акселерация процессов роста и созревания, бесспорно, является показа­телем все более мощного сплетения органического и социального в индивидуальном развитии человека... В акселерации, помимо других форм взаимосвязи биологичес­кого и социального, проявляется взаимосвязь онтогенетического развития и жизнен­ного пути человека уже в начальные стадии человеческой жизни» [6, с. 164]. Влия­ние психического развития на акселерацию физического роста и созревания детей, подростков — это проявление связей гетерогенного типа благодаря целостности чело­веческой организации и единым механизмам ее развития. Приведенные в книге Т. В. Карсаевской [30] разного рода факты из работ отечественных и зарубежных уче­ных могут служить иллюстрациями гетерогенного типа связей. Однако наряду с дан­ными о стимулирующем влиянии психического развития на созревание и рост орга­низма, психолог приводит материалы исследований ряда ученых о противоречивом характере отношений физического и психического развития.

Неоднозначность полученных результатов свидетельствует о сложности пробле­мы психической детерминации физического развития. Дальнейший поиск решения данной проблемы может осуществляться лишь в рамках целостного подхода к онто­генезу, намеченного Б. Г. Ананьевым. Поэтому можно считать справедливым выска­зывание Т. В. Карсаевской о том, что «исследования гетерохронности развития различ­ных систем человеческого организма позволят выявить специфику их взаимодействия. Например, деятельность второй сигнальной системы начинается задолго до полово­го созревания. Можно предположить, что развитие и уровень умственной деятель­ности, будучи стороной жизнеспособности организма, влияет на все его другие сис­темы, в том числе и на половую. Не будет ошибочным предположить, что активиза­ция умственной деятельности прямо или косвенно (в результате взаимодействия систем разных уровней в рамках организма) отражается на специфике развития и функционирования человеческого организма...» [30, с. 164-165]. В упоминавшейся уже работе В. Г. Властовского также отмечаются взаимосвязи акселерации физиче­ского и психического развития детей. «В большинстве случаев обнаруживается ста­тистически реальная, но небольшая положительная корреляция. По данным разных авторов, коэффициент корреляции колеблется в пределах 0,100-0,300» [16, с. 33].
Таблица 3.1

^ Изменение темпа чтения у школьников (среднее количество слов в минуту)

за период с 1920-х по 1960-е годы*


^ Периоды обучения в школе

Возраст детей, в годах

7-8

8-9

9-10

10-11

1920-е гг. (данные П. П. Блонского)



40



75

1927-1928 гг. (данные П. Л. Загоровского)



30

50

65

1964-1968 гг. (данные А. В. Скрипченко):

в условиях экспериментального обучения в обычных условиях обучения в школе


45

37


74

58


96

81


99

92

* Источник: Скрипченко А. В. Умственное развитие младших школьников / Дисс.... докт. психол. наук-19.00.07.-Л., 1971.-С. 413.
Вместе с тем автором приводятся материалы тех исследований, в которых нет одно­значной положительной связи между физическим и психическим развитием.

В случае взаимодействия психического и физического компонентов в этом фено­мене гетерогенные связи могут иметь различный смысл и проявляться тогда, когда задержка в развитии одного компонента (психического) происходит за счет усиле­ния другого компонента (физического) и когда психическое развитие стимулирует фи­зическое. При таком подходе акселерация может рассматриваться как модель прояв­ления целостности человеческого развития. В этой связи возникает комплекс вопро­сов о ведущих компонентах гетерогенного взаимодействия, о его динамике и типологии в конкретных условиях воспитания, образования и на разных возрастных этапах ин­дивидуального развития. Феномены акселерации важны потому, что в них отражает­ся жизнедеятельность целого поколения, больших групп населения в конкретных ис­торических условиях, которые определяют общие черты стиля и образа жизни в период роста, созревания и в другие периоды жизни человека. К числу проблем относятся так­же дальнейшая дифференциация явлений физического и интеллектуального взаимо­действия, учет динамики различных разноуровневых характеристик индивидной орга­низации, интеллекта и других подструктур развития человека. Одной из главных про­блем является усиление роли психической детерминации в изменении временной структуры развития в целом, как в период роста, так и в периоды зрелости и старения.

Акселерация умственного развития, его интенсификация является одной из ос­новных проблем изменения временной структуры целостного развития человека. В диссертационном исследовании А. В. Скрипченко [61] приводится таблица, где по­казаны значительные изменения темпа чтения детей 7-11 лет за период примерно в 40 лет (см. табл. 3.1).

Независимо от содержания и методов обучения дети 1960-х гг. читали в гораздо более быстром темпе, чем дети 1920-х гг. Сопоставляя данные П. Л. Загоровского с собственными, А. В. Скрипченко пришел к заключению о том, что за указанный пе­риод увеличилась и скорость письма. В возрасте 8-9 лет дети стали писать в 2,9-3,5 раза быстрее, а в возрасте 9-10 лет темп их письма увеличился в 2,9-5,9 раза. Пока­затель относительного прогресса в чтении, по мнению А. В. Скрипченко, характеризует не только развитие речи, но и умственное развитие детей, если судить по струк­турным критериям и результатам корреляционного и факторного анализов, где ре­чевая функция оказывается в центре корреляционных плеяд интеллекта школьника.

Изменения в скоростных характеристиках умственной деятельности являются выражением ее интенсификации за счет увеличения объема школьных программ, расширения информационных возможностей человека путем использования средств массовой коммуникации (телевидение, кино, радио, научно-периодические издания). Немногочисленные данные, полученные экспериментальным путем и приведенные в работах Т. В. Карсаевской и В. Г. Властовского, свидетельствуют о проявлении акселерации в развитии интеллекта и различных психофизиологических функций. Акселерация носит также качественнный характер, выражаясь в особенностях пре­образования психического склада молодежи, в возрастании интеллектуальности, снижении фантазии. Как пишет Т. В. Карсаевская, «общественный прогресс создает предпосылки активизации нервно-психической деятельности целых поколений, что становится важным фактором развития и жизнедеятельности каждого индивида. Растущий объем информации и ускоренное развитие всех процессов общественного производства будут усиливать этот фактор» [30, с. 172]. Важное значение при этом имеет нравственное развитие личности, формирование системы ценностей и отноше­ний самого человека к различным сферам жизни, к разнообразному потоку инфор­мации.

Действие целого комплекса тех же самых факторов приводит в позднем онтоге­незе к противоположному эффекту, к расширению диапазона зрелости и замедлению процессов старения. В процессе индивидуального развития в современном обществе усиливается роль личностного фактора, меры активности самого человека в ходе его онтогенетической эволюции. Б. Г. Ананьев подчеркивал усиление роли в средние и поздние фазы человеческой жизни: именно социально-психологических факторов. «Постоянная умственная деятельность, высокая социальная активность, труд и твор­чество — факторы, противостоящие инволюционным процессам, регулирующие ход органического развития» [6, с. 123]. Это означает, что видовые изменения временной структуры развития все более опосредуются возрастающей индивидуальной измен­чивостью по мере увеличения роли психологического, человеческого фактора в про­грессивном развитии общества. Индивидуально-типологические особенности чело­века как личности, субъекта деятельности и индивидуальности усиливаются в сред­ние и поздние фазы человеческой жизни, что приводит и к индивидуализации временной структуры развития.

Наряду с этим, в самом органическом развитии встречаются типы, различающиеся по темпам развития. Изучение В. Г. Властовским [16] внутригрупповой акселерации как проявления индивидуально-типологических особенностей процесса физического развития детей и подростков путем лонгитюдинального исследования выявило 9 типов физического развития по показателям полового созревания и роста. Описание типов свидетельствует о том, что наряду с синхронной динамикой этих показателей (30 % случаев), в большинстве случаев складываются противоречивые отношения меж­ду темпами полового созревания и роста, где акселерация одного из компонентов фи­зического развития сочетается с ретардацией другого. Можно предположить, что в периоды зрелости и старения также имеет место многовариантность органического развития в плане соотношения акселерации и ретардации процессов старения. На сложную динамику органического развития все большее влияние оказывает жизнен­ный путь человека, что усиливает вариантность видовой изменчивости временной структуры развития человека и его психики. Как считал Б. Г. Ананьев, характерологи­ческие особенности, специальные способности и уровень общей одаренности влияют на то или иное направление развития жизнедеятельности человека. «Весьма важным направлением влияния жизненного пути (биографии) человека на его онтогенетичес­кую эволюцию является возрастающая индивидуализация этой эволюции. Дело в том, что возрастная изменчивость все более опосредуется индивидуальной изменчивостью» [6, с. 123].

Феномены акселерации имеют принципиальное значение для понимания внут­ренних механизмов развития человека в результате действия разнородного комплек­са факторов. В качестве внутренних условий, опосредующих действие внешних при­чин, выступают гомогенные и гетерогенные связи между разными элементами и уров­нями индивидуального развития как целостного динамического, структурного образования. Характер этих связей может иметь как положительный, так и отрица­тельный смысл; они могут выполнять роль как стимуляторов, способствующих рос­ту и созреванию, так и механизмов, задерживающих эти процессы. Секулярный тренд в физическом и общесоматическом развитии свидетельствует о всевозрастающей роли гетерогенных механизмов, об усиления влияния социальных условий по отно­шению к генетическому фактору.

^ Вопросы для повторения и размышлений

1. Какие хронологические закономерности характеризуют возрастную динамику индивидных и личностных свойств?

2. Что нового вносит микровозрастной анализ в понимание характера развития пси­хофизиологических функций в дошкольный, школьный и взрослый периоды жизни?

3. Каковы факторы средней и индивидуальной продолжительности жизни чело­века?

4. В чем проявляются феномены изменения временной структуры психического и физического развития человека в историческом плане? В чем заключается роль самого человека в увеличении продолжительности жизни и в изменении времен­ной структуры своего развития?

ЛИТЕРАТУРА

1. Александрова М.Д. Очерки психологии старения. — Л., 1965.

2. Александрова М.Д. Проблемы социальной и психологической геронтологии. — Л., 1974.

3. Ананьев Б. Г. Человек как предмет познания, — Л., 1968.

4. Ананьев Б. Г. К психофизиологии студенческого возраста: Современные психолого-педагогические проблемы высшей школы / Под ред. Б. Г. Ананьева и Н. В. Кузьми­ной. - Л., 1974. - Вып. 2.

5. Ананьев Б. Г. О проблемах современного человекознания. — М., 1977.

6. Ананьев Б. Г. Избр. психол. труды: В 2 т. — М., 1980. — Т. 1.

7. Ананьев Б. Г., Рыбалко Е. Ф. Особенности восприятия пространства у детей. — М., 1965.

8. Андреев Л. А. Физиология органов чувств. — М., 1941.

9. Анохин П. К. Биология и нейрофизиология условного рефлекса. — М., 1968.

10. Бабак О. М. Возрастное развитие коры головного мозга человека // Известия АПН РСФСР. - М., - 1958. - Вып. 97.

11. Бауэр Т. Психологическое развитие младенца. — М., 1985.

12. БердышевГ.Д. Проблема долголетия в Сибири и на Дальнем Востоке. — Новоси­бирск, 1963.

13. Бунак В. В., Нестурх М. Ф., Рогинский Я. Я. Антропология. — М., 1941.

14. Бурлъер Ф. Старение и старость. — М., 1962.

15. Верхутина-Васютина А. И. Органы чувств в онтогенезе // Известия АПН РСФСР. - М., 1958. - Вып. 97.

16. Властовский В. Г. Акселерация роста и развития детей. — М., 1976.

17. Возрастные особенности психических функций взрослых в период зрелости (41-46 лет) / Редколл.: Я. И. Петров (отв. ред.), Л. Н. Фоменко. — М., 1984.

18. Возрастные особенности умственной деятельности взрослых / Под ред. Е. И. Сте­пановой. — Л., 1974.

19. Вопросы геронтологии и гериатрии / Под ред. Д. Ф. Чеботарева. — Киев, 1962.

20. Вопросы психологии памяти / Под ред. А. А. Смирнова. — М., 1958.

21./шекель Л. Б., Зимина А. В. Изменения высшей нервной деятельности у людей в возрасте свыше 60 лет // Физиологический журнал СССР, 1953. — Вып. 5. — Т. 39.

22. Гольбина Л. Н., Панферов В. Н. Возрастные особенности функциональной струк­туры категориального восприятия // Возрастная психология взрослых: В 4 вып. / Под общ. ред. Б. Г. Ананьева. — Л., 1971. — Вып. 1.

23. Гримм Г. Основы конституциональной биологии и антропометрии. — М., 1967.

24. Грмек М. Д. Геронтология — учение о старости и долголетии. — М., 1964.

25. Давыдовский И. П. Геронтология. — М., 1966.

26. Дворяшина М. Д. Онтогенетические изменения перцептивной константности че­ловека // Дисс.... канд. наук. — Л., 1965.

27. Запорожец А. В., Ветер Л. А., Зинченко В. П., Рузская А. Г. Восприятие и дей­ствие. - М., 1967.

28. Игнатенко А. М. Возрастные особенности памяти учащихся среднего и старшего школьного возраста // Дисс.... канд. наук. — Л., 1972.

29. Истомина 3. М. Развитие произвольной памяти в дошкольном возрасте // Извес­тия АПН РСФСР. - М., Л., 1948. - Вып. 14,

30. Карсаевская Т. В. Социальная и биологическая обусловленность изменений в фи­зическом развитии человека. — Л., 1970.

31. Кауфман В. И. Восприятие малых высотных разностей // Труды ин-та мозга им. В. М. Бехтерева. - Л., 1940. Т. 13.

32.Кравков С. В. Глаз и его работа. — М., 1950. •-'

33. Крогиус В. В. Возрастная характеристика динамики шахматного творчества: Воз­растная психология взрослых / Под ред. Б. Г. Ананьева. — Л., 1971. Вып. 2.

34. Комфорт А. Биология старения. — М., 1967.

35. Лазарев П. П. Современные проблемы биофизики, — М., 1945.

36. Лес и долголетие человека / Под общ. ред. В. Г. Нестерова. — М., 1964.

37. Лннгарт И. Процесс и структура человеческого учения. М., 1970.

38. Лукомская С. А. Этапы развития внимания и его психофизиологическая характе­ристика // Дисс.... канд. психол. наук: 19.00.02. — Л., 1979.

39. Малиновский А. А. Некоторые биологические предпосылки долголетия у млеко­питающих и человека: Проблемы долголетия / Под ред. В. В. Алпатова — М 1962.

40. Мейман Э. Лекции по экспериментальной педагогике: В 3 ч. — СПб , 1909-1910 — 4.1.

41. Механизм старения / Под ред. Д. Ф. Чеботарева. — Киев, 1963.

42. Мечников И. И. Этюды о природе человека. — М., 1961. АЗ.Михайлова-ЛукашеваВ.Д. Биология старения. — Минск, 1968.

44. Нагорный А. В., Никитин В. Я., БуланкинИ. Н. Проблемы старения и долголе­тия. - М., 1963.

45. Нечаев А. П. Наблюдение над развитием интересов и памяти в школьном возрас­те. - СПб., 1901.

46. Образ жизни и старение человека / Под ред. Д. Ф. Чеботарева. — Киев, 1964.

47. Пако С. Старение психологических особенностей человека// Основы геронтоло­гии / Под ред. А. Бинэ. — М., 1960.

48. ПевзнерМ. С., Лубовский В. И. Динамика развития детей-олигофренов. — М„ 1963. 49.ПельцД., Эндрюс Ф. Ученые в организациях. — М., 1973.

50. Петров Я. И., Игнатенко А. М. О некоторых особенностях памяти у взрослых и де­тей: Возрастная психология взрослых / Под ред. Б. Г. Ананьева. —Л., 1971. —Вып. 2.

51. Петрова М. К. О роли функционально ослабленной коры головного мозга в воз­никновении различных патологических процессов в организме. — Л., 1946.

52. Пиаже Ж. Избр. психол. труды. — М., 1969. > ,:

53. Психология личности и образ жизни / Отв. ред. Е. В. Шорохова. — М., 1987.

54. Развитие психофизиологических функций взрослых людей / Под ред. Б. Г. Ана­ньева и Е. И. Степановой. — М., 1972.

55. Развитие психофизиологических функций взрослых людей (средняя взрос­лость) / Под ред. Б. Г. Ананьева и Е. И. Степановой. — М., 1977.

56. Розенфельд Ф. С. Особенности осязательных восприятий ребенка-дошкольника // Известия АПН РСФСР. - 1948. Вып. 17.

57. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. — М., 1946.

58. Рудкевич Л. А. Талант: психология и становление: Социальная психология лич­ности / Научи, ред. А. А. Бодалев. — Л., 1974.

59. Рыбалко Е. Ф. Об онтогенетических свойствах зрительно-пространственных функ­ций //Дисс.... докт. психол. наук: 19.00.01. — Л., 1970.

60. Рыбалко Е. Ф. О закономерностях мнемических функций в раннем онтогенезе // Вести. Ленингр. ун-та. — Сер. Экономика. Философия. Право. — Л., 1979. — Вып. 3. -№17.

61. Скрипченко А. В. Умственное развитие младших школьников // Дисс. ... докт. психол. наук: 19.00.07. - Л., 1971.

62. Смирнов А. А. Избр. психол. труды: В 2 т, —М., 1987, — Т. 2.

63. Старость / Под ред. Д. Ф. Чеботарева. —; Киев, 1940.

64. Усов А. Г. Об особенностях выработки и одновременного осуществления различ­ных двигательных рефлексов у престарелых людей // Журн. высш. нервной дея­тельности, 1960. — Вып. 3. — Т. 10.

65. Устинова А. И. Зрительные функции и возраст пилотов: Пятое совещание по фи­зиологической оптике / Под ред. А. И. Богословской, В. Д. Глезера, В. С. Самсо-нова (отв. ред.). — М., Л., 1966.

66. Фонарев М. И. Физическое воспитание детей раннего возраста в комплексе про­филактических мероприятий // Дисс.... канд. наук. — Л., 1961.

67. Френкель 3. Г. Удлинение жизни и активная старость. — Л., 1945.

68. Фролькис В. В. Старение и биологические возможности организма. — М., 1975.

69.ХаррисонДж. Биология человека. — М., 1968.

70 .Шмалыаузен И. И. Проблемы дарвинизма. — Л., 1969.

71. Шмалъгаузен И. И. Избр. труды. — М., 1982.

72. Штерн В. Психология раннего детства до шестилетнего возраста. — СПб., 1915.

73. Экспериментальная психология / Ред.-составит. С. С. Стивене. — М., 1960.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   24

Похожие:

Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского iconШаповаленко И. В. Ш24 Возрастная психология (Психология развития и возрастная психология)
Допущено Советом по психологии умо по классическому университетскому образованию в качестве учебника для студентов высших учебных...
Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского iconВ 1: предмет и задачи психологии
Отрасли псих: инженерная(человек-техника), авиационная/космическая, медицинская, патопсихология, военная экономическая паропсихология,...
Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского iconИздательство с. Петербургского университета
Прикладная социология: Очерки методологии. — 2-е изд., испр и доп. — Спб.: Издательство С. Петербургского госу­дарственного университета,...
Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского iconМетодические рекомендации по изучению курса «Психология» (II часть)...
Кузнецова, Е. В. Методические рекомендации по изучению курса «Психология» (II часть) («Возрастная психология», «Педагогическая психология»,...
Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского iconУчебное пособие «Дифференциальная психология: теоретические и прикладные...
А95 Дифференциальная психология: теоретические и прикладные аспекты исследования интегральной индивидуальности / Учеб пособие. —...
Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского iconТемы семинарских занятий и задания к ним семинарское занятие №1....
Семинарское занятие №1. Возрастная психология и ее место в системе наук о человеке
Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского iconВопросы к экзамену по дисциплине «Психология (возрастная и педагогическая)»
Социальная ситуация развития, ведущий вид деятельности, основные новообразования
Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского iconТ емы курсовых работ по курсу «Возрастная клиническая психология»
Психические особенности и психосоматические расстройства в период новорожденности и младенчества и раннего детства
Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского iconМетодическое пособие по курсу «Дифференциальная психология» (Составитель: Андрущенко О. С.)
Выделение наиболее существенных, информативных психологических характеристик человека и изучение их структуры
Возрастная и дифференциальная психология издательство с. Петербургского iconИздательство с. Петербургского университета
Рецензенты: канд филол наук Т. Г. Иванова (Институт русской литературы (Пушкинский дом))
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница