Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности


НазваниеСаморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности
страница1/47
Дата публикации21.03.2013
Размер5.65 Mb.
ТипЗакон
userdocs.ru > Психология > Закон
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47
Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности.

Введение

Изучение психических состояний человека закономерно «при­водит» исследователя к проблеме их регуляции. Потребность в таких исследованиях обусловлена тем, что актуальная, повсед­невная жизнь человека и имеющие место «трудные» обстоятель­ства жизнедеятельности, постоянно обращены к необходимости адекватной саморегуляции состояний. Показательна в этом смысле тенденция массового интереса населения к популярной психологической литературе типа «Помоги себе сам», к занятию в группах, целью которых является обучение способам регуля­ции собственных состояний.

Понятие «регулирование» тесно связано с основными функ­циями психического — отражением и регуляцией, традиционно выделяемыми в психологии. Производными от понятия «регу­лирование» являются гетеро- и саморегуляция. Выделяя саморе­гуляцию как объект нашего исследования мы опираемся на представления о произвольности, осознанности этого процесса, целью которого является изменение собственной активности субъектом, контроль и коррекция результатов.

В контексте данных представлений наша обращенность к изучению саморегуляции психических состояний обусловлена недостаточной изученностью этого процесса, при его очевидной значимости, как в общей, так и в прикладных отраслях психоло­гии. В теоретико-методологическом плане в психологии до на­стоящего времени отсутствуют достаточно теоретически и экс­периментально проработанные представления о системно-функциональных механизмах регуляции состояний: не изучены зависимости между отдельными составляющими регуляторного процесса, регуляторными механизмами, с одной стороны, и ди­намическими изменениями состояний в ходе регуляции: формами, направлениями,

спецификой перестройки, типичными про­явлениями и пр., — с другой. Недостаточно исследовано влия­ние сознания на регуляцию состояний: роль категориальных структур, личностных смыслов, осознанности образов состоя­ний и др. Отдельный аспект связан с ролью психических про­цессов и индивидуальных особенностей личности в регуляции состояний, например, в инициировании изменений состояний и др. Не изучено становление, развертывание и развитие систем­но-функциональных механизмов регуляции психических состо­яний, а также их изменения в ходе жизнедеятельности.

Особо актуальна данная проблема для практических целей — в качестве разработки оснований для создания методик, тренин­гов, технологий и т.п., крайне необходимых для гармонизации психической сферы человека в трудных и неустойчивых услови­ях социальной жизни современного общества.

Представленное исследование посвящено изучению меха­низмов и закономерностей саморегуляции психических состо­яний, описанию «работы» целостной функциональной систе­мы регуляции. Концептуальным базисом исследования явля­ются представления о функциональных структурах регуляции психических состояний. Целостная функциональная структу­ра регуляции представляет собой иерархическую организацию, в основании которой находятся общие функциональные меха­низмы регуляции отдельного психического состояния и устой­чивые функциональные комплексы регуляции, образующиеся в диапазоне текущего времени и в условиях повторяющихся ситуаций жизнедеятельности. Отношения между уровнями — отношения включения, где качественные характеристики ни­жележащего уровня включены как слои, компоненты вышесто­ящего уровня. Целостная система регуляции состояний обеспе­чивает адаптацию субъекта к социальным условиям функцио­нирования и требованиям предметно-профессионального характера деятельности.

Исследование саморегуляции психических состояний по­зволит изучить системные механизмы регуляции: выделить ба­зовые основания и ключевые составляющие, обеспечивающие регуляторный процесс (рефлексию, структуры сознания, когни­тивные процессы, мотивацию, индивидные и индивидуально-психологические свойства и др.), уровни регуляции (функцио­нальные комплексы, целостная функциональная структура), ди­намические изменения состояний, специфику социальных

влияний (социально-психологические аспекты регуляции состо­яний, влияние различных социальных и этнических групп) и др. Будут выделены регуляторные средства и особенности их ис­пользования в процессе саморегуляции. Отдельный аспект будет связан с изучением закономерностей становления системы ре­гуляции состояний в онтогенезе. Полученные результаты позво­лят выявить общее и особенное в системно-функциональных механизмах регуляции психических состояний, установить зави­симости между эффективностью регуляторного процесса, с од­ной стороны, и функциональными механизмами регуляции со­стояний, с другой.

Изучению феноменологии, механизмов и закономерностей саморегуляции психических состояний посвящена настоящая работа.


^ Глава 1

Психология саморегуляции психических состояний

1.1. Понятие о саморегуляции как произвольном действии

При взаимодействии с окружающим миром человек непрерыв­но сталкивается с ситуацией выбора различных способов реали­зации своей активности в зависимости от поставленных целей, индивидуальных особенностей и условий окружающей его дей­ствительности, особенностей взаимодействующих с ним людей. В ситуации выбора уменьшение неопределенности возможно лишь средствами регуляции, а в случае психологической регуля­ции — средствами саморегуляции в том смысле, что человек сам исследует ситуацию, программирует свою активность, контро­лирует и корректирует результаты.

«Регулировать», согласно определению, данному в «Словаре русского языка» [157] означает: «1) подчинять определенному порядку, правилам, упорядочивать; 2) воздействовать на работу механизма и его частей, добиваться нужного протекания како­го-либо процесса» (с.695). Эти определения отражают разные стороны психической саморегуляции.

Поиск оптимального решения происходит путем самоуправ­ления и саморегуляции. Эти два понятия не идентичны. Самоуп­равление связано с постановкой целей самим субъектом деятель­ности и общения, с предвидением отдаленных результатов. Что касается саморегуляции, то как пишет Г.С. Никифоров [1986] прибавление местоименного прилагательного «само» к тому или иному существительному, имеет вполне определенное словооб­разовательное значение, смысл которого заключается в обозна­чении направленности действия на того, кто его производит. Объектом регуляции для человека в данном случае являются его

собственные поступки и действия, присущие ему психические явления (процессы, состояния, свойства). Именно в последнем случае, когда человек регулирует собственную психическую сфе­ру, мы имеем дело с психической регуляцией.

Саморегуляция имеет две формы — произвольную и непроиз­вольную. Произвольная саморегуляция (осознанная) связана с це­левой деятельностью, тогда как непроизвольная (неосознанная) связана с жизнеобеспечением, не имеет целей и осуществляет­ся в организме на основе эволюционно сложившихся норм. Вместе с тем, самоуправление и саморегуляция имеют сходство: все они направлены на достижение оптимального уровня жизне­деятельности субъекта. Достижение оптимального уровня функ­ционирования субъекта является целью, а самоуправление и произвольная саморегуляция — механизмами реализации этой цели, благодаря которой и происходят закономерные изменения элементов всей системы психических явлений.

Рассматривая состав и функцию саморегуляции, мы тем са­мым затрагиваем вопрос о его механизме. По мнению Е.И. Бой­ко [24], термин «психологический механизм» всегда предполага­ет соотнесение его с тем или иным процессом и неразрывную связь с материальным субстратом. Вскрыть механизм чего-либо — это, значит, проникнуть в его внутреннее устройство (строение), уяснить взаимосвязь и взаимозависимость частей и элементов целого и объяснить сущность предмета (процесса), его необходимый закономерный ход и его неизбежное возник­новение в тех или иных условиях. Вполне понятно, что саморе­гуляция не может осуществляться без наличия того, что соб­ственно регулируется, проверяется. С другой стороны, в саморе­гуляции ее составляющие должны соответствовать эталону. Контролируемая и эталонная составляющие, процесс сличения и оценки степени их совпадения формируют информационное содержание механизма саморегуляции. Каналы прямой и обрат­ной связи, мозговое представительство операции сличения яв­ляются структурными компонентами механизма саморегуляции.

Механизмы саморегуляции имеют место уже на клеточном уровне организации жизнедеятельности человека. В основе един­ства и целостности организма человека как биологической систе-м ы лежат два взаимосвязанных вида саморегуляции: гуморальная или химическая, и нервная. Через их взаимодействие осуществ­ляется саморегуляция физиологических функций по гомеостати-ческому принципу, состоящему в поддержании в требуемых пре-

делах сложившихся в процессе эволюции биологических кон­стант или эталонов организма. В качестве примера таких констант можно назвать уровень концентрации сахара в крови, содержание в ней углекислого газа и кислорода, температуру тела, уровень ар­териального давления и др. Саморегуляция по гомеостатическо-му принципу заключается в том, что та или иная контролируемая составляющая непрерывно сличается в механизме саморегуляции с соответствующим биологическим эталоном, и если в результа­те сличения вырабатывается сигнал рассогласования, то это явля­ется толчком к восстановлению нарушенного равновесия.

Саморегуляция пронизывает все психические явления, при­сущие человеку — саморегуляция отдельных психических процес­сов: ощущения, восприятия, мышления и др.; саморегуляция соб­ственного состояния, или умение управлять собой, ставшее свой­ством человека, чертой его характера в результате воспитания и самовоспитания, включая саморегуляцию социального поведе­ния субъекта [176]. Одной из особенностей саморегуляции явля­ется ее уровневость, связанная с уровневостью психического от­ражения. По мнению К.А.Абульхановой-Славской [2] может быть выделена ступенчатость психической регуляции: регуляция психических процессов; действий с помощью этих психических процессов; обстоятельств жизни посредством этих действий; уп­равление собой в процессе изменения этих обстоятельств.

В деятельности, как в фокусе, пересекаются все психические явления, и наиболее полно обнаруживает свое присутствие в ней саморегуляция. Мотив понимается как побуждение к деятельно­сти, связанное с удовлетворением определенных потребностей, целей, намерений. Отличительной особенностью человеческой деятельности является ее целенаправленный характер. Функция саморегуляции в сознании человека настолько важна, что в нор­мальных условиях мы не можем себе представить направленного целевого действия без сознательной регуляции. Любое предмет­ное действие человека состоит из отдельных движений, являю­щихся способом осуществления действия. Система движений, входящих в то или иное действие, подчинена достижению сто­ящей перед ним цели. Движения могут регулироваться осознан­но и неосознанно. Однако по мере тренировки исполнение дви­жений автоматизируется настолько, что первоначально осознан­ный характер их регуляции становится неосознанным.

В соответствии с принципом произвольности, как отмечалось нами выше, следует различать произвольный и непроизвольный

виды саморегуляции. Действия называются произвольными, если они доступны самоконтролю. Вытекает неразрывная связь произ­вольного с сознательным, что было в лаконичной форме отмече­но И.М.Сеченовым, который говорил, что произвольное движе­ние всегда сознательно [153]. Позицию, близкую к сказанному, занимает Е.П.Ильин [67], когда затрагивает вопрос о том, какие действия можно отнести к произвольным, а какие к непроизволь­ным. По мнению автора, произвольные действия характеризуют­ся суммарной деятельностью коры и наличием представления (образа) как регулятора действий. Непременной чертой произ­вольных действий является их сознательный характер (наличие осознанной цели), в то время как осознанность произвольных действий по ходу их проявления может быть совсем не обязатель­ной. Она появляется обычно на главных этапах осуществления произвольного действия.

^ 1.2. Биологические и физиологические

(психофизиологические) концепции

регуляции жизнедеятельности

Становление человека как вида Homo sapience связано, прежде всего, с тем, что в процессе совместного труда он превращается в человека общественного. Человек вступает в новые многочислен-ные отношения, которые с развитием общества становятся все более регламентированными. Таким образом, совокупность лю­дей образуют надындивидуальную структуру, которая предъявля­ет к отдельному человеку отдельные требования к его поведению, деятельности и, в конечном счете, к его психике. Данные норма­тивные требования подкрепляются определенной системой «по­ощрений-наказаний», которые и вынуждают человека следовать им. Жизнь человека, таким образом, начинает нуждаться в регу­ляции.

Естественно, встает вопрос о сфере и возможностях регуля­ции поведения, психики, всей жизнедеятельности человека в целом. По этому поводу М.Я.Басов писал: «Какая деятельность человека нуждается в регуляции и подлежит ей? На этот вопрос не может быть двух ответов: конечно, всякая. Какой бы формы процесс поведения мы не взяли, он должен быть рассмотрен с точки зрения механизмов его регуляции. Будет ли то внешняя,

чисто двигательная реакция или процесс восприятия каких-либо внешних впечатлений, или воспроизведение явлений из глуби­ны прошлого опыта, или, наконец, это будет сложный мысли­тельный процесс — все равно, каждый из процессов этого рода в своем течении должен быть как-то регулируемым» [Цит. по 109, с. 19].

Способы регуляции на заре человеческой цивилизации фор­мировались, в основном, «стихийно», т.е. их появление диктова­лось определенной необходимостью, связанной, прежде всего, с безопасностью, питанием и др. витальными потребностями. Однако с ростом общественного и индивидуального сознания, с возникновением «духовных» потребностей у человека появилась необходимость и в «искусственной» регуляции, история которой уходит своими корнями в глубокую древность. Причем, что уди­вительно (а может быть и, наоборот, не удивительно) шама­низм — один из первых «искусственных» способов регуляции, связанный с использованием измененных состояний созна­ния, — насчитывает, согласно археологическим исследованиям наскальных рисунков и мест древних захоронений, около 40 000 лет. Системы медитации, хатха-, лайя-, раджа-йоги сформиро­вались не позднее 10 тыс.лет до н.э. [75].

Сознательное воздействие на человека без знания причин, механизмов и факторов, определяющих его психическую дея­тельность, будет по меньшей мере крайне неэффективным. В то же время рассмотрение проблемы регуляции психической дея­тельности будет недостаточно без анализа других, прежде всего, биологических (физиологических) концепций регуляции.

Говоря о биологической регуляции, прежде всего, подразумева­ется нейрогуморальная регуляция психической деятельности. Биологическое регулирование психической деятельности воз­можно, поскольку сама психика является функцией центральной нервной системы [11; 147; 172]. Таким образом, естественно, что при изменении состояния головного мозга, а также химического состава крови изменяется психическая деятельность человека.

Громадный вклад в исследование проблемы биорегулирова­ния внес Б.Г.Ананьев. Он считал, что любая биологическая си­стема, в том числе головной мозг человека, представляет собой сложную организацию контуров регулирования с множествен­ной цепью звеньев, включающих объекты регулирования, изме­рительные и исполнительные устройства, механизмы обратной связи, обеспечивающие постоянство регулируемой величины.

Дублирование контуров регулирования в одной биологической системе — явление, в высшей степени характерное именно для мозговой деятельности. «Ступенчатость» механизмов регулиро­вания следует понимать и в этом смысле, поскольку дублирова­ние контуров регулирования происходит на различных уровнях центральной нервной системы, особенно на уровне мозгового ствола с его ретикулярной формацией, субкортикальных и кор­тикальных аппаратов. Поэтому не случайно в теории биорегули­рования важнейшее значение приобрела идея «многоэтажной иерархической системы» [11, с. 189]. Эта идея имеет параллель с концепцией физиологии активности Н.А.Бернштейна [17].

Н.А.Бернштейн выделил пять уровней построения движения.

Уровень А — самый низкий и филогенетически самый древ­ний. У человека он не имеет самостоятельного значения, зато заведует очень важным аспектом любого движения — тонусом мышц. Он участвует в организации любого движения совмест­но с другими уровнями.

На этот уровень поступают сигналы от мышечных проприо-рецепторов, которые сообщают о степени напряжения мышц, а также от органов равновесия.

Уровень В. Н.А.Бернштейн назвал его уровнем синергии. На этом уровне перерабатываются в основном сигналы от мышеч-но-суставных рецепторов, которые сообщают о взаимном поло­жении и движении частей тела.

Уровень С. Н.А.Бернштейн называет его уровнем простран­ственного поля. На него поступают сигналы от зрения, слуха, осязания, т.е. вся информация о внешнем пространстве. На нем строятся движения, приспособленные к пространственным свойствам объектов — к их форме, положению, длине, весу и т.п.

Уровень D назван уровнем предметных действий. Это корковый уровень, который заведует организацией действий с предметами.

Уровень Е. Это уровень интеллектуальных двигательных актов, в первую очередь речевых движений, движений письма, а также движения символической, или кодированной, речи — жестов глу­хонемых, азбуки Морзе и др. Движения этого уровня определяются не предметным, а отвлеченным, вербальным смыслом.

Также Н.А.Бернштейн разработал схему рефлекторного кольца, в котором имеются моторные «выходы» (эффектор), сенсорные «входы» (рецептор), рабочая точка или объект, а так­же несколько центральных блоков — блок перешифровок, про­грамма, задающий прибор и прибор сличения (Рис.1).




Рис. 1. Схема рефлекторного кольца Н.А.Бернштейна.

Кольцо функционирует следующим образом. В программе записаны последовательные этапы сложного движения. В каж­дый данный момент отрабатывается какой-то ее частный этап, или элемент, и соответствующая частная программа спускается в задающий прибор.

Из задающего прибора сигналы поступают на прибор сличе­ния; Н.А.Бернштейн обозначает их двумя латинскими буквами SW (от немецкого Soil Wert, что означает «то, что должно быть»). На тот же блок от рецептора приходят сигналы обратной связи, сообщающие о состоянии рабочей точки; они обозначены IW (от немецкого 1st Wert, что означает «то, что есть»). В приборе сли­чения эти сигналы сравниваются, и на выходе из него получают­ся AW, т.е. сигналы рассогласования между требуемым и факти­ческим положением вещей. Они попадают на блок перешифров­ки, откуда выходят сигналы коррекции; через промежуточные центральные инстанции (регулятор) они попадают на эффектор.

Представление о рефлекторном кольце легло в основу фор­мирования функциональной системы (по П.К.Анохину). П.К.Ано­хин [13; 14] предложил модель организации и регуляции пове­денческого акта, в которой есть место для всех основных психи­ческих процессов и состояний, которая получила название функциональной системы (Рис.2).

Слева на этой схеме под названием «обстановочная аффе-рентация» представлена совокупность разнообразных воздей­ствий, которым подвергается человек, оказавшийся в той или




Рис.2. Схема функциональной системы (по П.К.Анохину), дополненная психическими процессами.

иной ситуации. Многие связанные с ней стимулы могут оказать­ся несущественными, и только некоторые из них, вероятно, вы­зовут интерес — ориентировочную реакцию. Эти факторы на схеме изображены под названием «пусковой стимул».

Прежде чем вызвать поведенческую активность, обстано­вочная и пусковая афферентация должны быть восприняты, т.е. субъективно отражены человеком в виде ощущений и восприя­тий, взаимодействие которых с прошлым опытом (памятью) по­рождают образ. Сформировавшись, образ сам по себе поведения не вызывает. Он обязательно должен быть соотнесен с мотива­цией и той информацией, которая хранится в памяти.

Сравнение образа с памятью и мотивацией через сознание приводит к принятию решения, возникновению в сознании че­ловека плана и программы поведения: нескольких возможных вариантов действий, которые в данной обстановке и при нали­чии заданного пускового стимула могут привести к удовлетворе­нию имеющейся потребности.

В ЦНС ожидаемый итог действий представлен в виде свое­образной нервной модели — «акцептора результата действия». Когда он задан и известна программа действия, начинается про­цесс осуществления действия.

С самого начала выполнения действия в его регуляцию иключается воля, и информация о действии через обратную афферентацию передается в ЦНС, сличается там с акцептором дей­ствия, порождая определенные эмоции. Туда же через некоторое время попадают и сведения о параметрах результата уже выпол­ненного действия. Основное правило саморегуляции, сформу­лированное П.К.Анохиным, заключается в запуске системы корректировочных действий при выработке акцептором резуль­тата действия сигнала рассогласования между тем, что должно быть и тем, что получилось.

Если параметры выполненного действия не соответствуют ак­цептору действия (поставленной цели), то возникает отрицатель­ное эмоциональное состояние, создающее дополнительную моти­вацию к продолжению действия, его повторению по скорректиро­ванной программе до тех пор, пока полученный результат не совпадет с поставленной целью (акцептором действия). Если же это совпадение произошло с первой попытки выполнения дей­ствия, то возникает положительная эмоция, прекращающая его.

^ Бессознательная (непроизвольная) регуляция. Они представле­ны как типы саморегуляции по классификации [44]. А. Крауклис [81] установил, что любая ответная реакция включает в себя пер­вичные и вторичные приспособительные эффекты. Первичные представляют собой непосредственный ответ на конкретное воз­действие, вторичные же вызывают неспецифическую реак­цию — изменение общего уровня бодрствования организма и являются основными механизмами, обеспечивающими условно-рефлекторную саморегуляцию уровня общей активности бодр­ствующего организма.

^ Первый тип — отреагирование избыточной активности и нервной импульсации мозга на периферию нервной системы, пронизывающую мышечную ткань. Как отмечает Л.П.Гримак, при сильном и внезапном воздействии в головном мозгу разви­вается настолько высокая активность, что она не может быть срочно уравновешена в собственных системах мозга, и потому большая часть ее переключается на внешние двигательные и ре­чевые реакции. Возбужденный человек не может найти себе ме­сто, судорожно и хаотично двигается, изливает душу первому встречному. Оскорбленный в ярости кричит, крушит все и вся на своем пути. Некоторые люди спонтанно, не ведая собственно о механизме отреагирования, снимают возбуждение через тяже­лую работу, например, колют дрова, выбивают ковры.

Иногда человек, в силу обстоятельств или же имея строгие правила поведения, вынужден тормозить двигательные и речевые движения, оставаться внешне спокойным, сдерживать крик и т.д. В этом случае избыток нервной импульсации из головно­го мозга направляется к внутренним органам, выдавая их силь­ное напряжение: резко повышается давление, учащается сердце­биение и дыхание. Центробежное отреагирование на внутрен­ние органы сильнее «бьет» по слабым органам и системам, а они могут не выдержать.

^ Второй тип саморегуляции реализуется с привлечением до­полнительного притока в мозг нервной импульсации. Сюда можно отнести такие распространенные средства тонизирова­ния, как физическая нагрузка, воздействие на органы чувств, рецепторы кожи (музыка, холодный душ, массаж и т. п.). Таким образом, если в первом случае саморегуляции имеет место отвод избыточной нервной энергии от мозга, то во втором специаль­но продуцируется дополнительная нервная импульсация, необ­ходимая для тонизирования мозга.

Наконец, третий тип саморегуляции характеризуется ис­пользованием условных (привычных) сигналов, сочетавшихся ранее с определенным уровнем бодрствования и потому вызы­вающих его привычным образом. Так, высокая продуктивность работы связывается с дружественной обстановкой в коллективе и т. п. Все три типа саморегуляции высшей нервной деятельно­сти (ВНД) взаимосвязаны и взаимообусловлены, вызывают, поддерживают или ослабляют друг друга.

Установлено также, что высокий уровень бодрствования моз­га обеспечивает большую полноту анализа и синтеза восприни­маемой информации, лучшее использование накопленного опы­та, а значит, и формирует более точные ответные реакции. В этих условиях текущая деятельность организма наиболее полно соот­ветствует не только наличной ситуации, но и ее вероятным изме­нениям в ближайшем будущем. Следовательно, если человек мо­жет мобилизовать свои волевые усилия при встрече с трудностя­ми и преодолевает их, имеются основания говорить о высоком уровне саморегуляции его ВНД. Наоборот, неспособность спра­виться с трудностями свидетельствует о низком уровне саморегу­ляции психики. Таким образом, задача саморегуляции состоит в том, чтобы обеспечивать адекватность и экономичность поведен­ческих реакций, т.е. высокую приспособительную эффективность психической деятельности в целом.

^ Четвертый тип регуляции имеет место тогда, когда не «сра­батывают» первые три или они недостаточны. Происходит это в так называемых кризисных ситуациях (мощных стрессах, фруст­рациях, конфликтах и др.), при крайних вариантах реализации внутренних необходимостей своей жизни (мотивов, стремле­ний, ценностей). Атрибутом кризисных ситуаций является пере­живание мощного психологического дискомфорта, сильных от­рицательных эмоциональных состояний. Пути решения кризис­ных ситуаций зависят от индивидуального опыта их решения. Это может быть обесценивание ситуации, вытеснение неприят­ных переживаний с установкой «Ничего страшного не случи­лось», это и стоическая терпеливость: «После черной полосы придет «белая», поиск каких-либо положительных моментов в ситуации: «Хорошо, что это случилось сейчас, а не вчера», это и поиск новых ориентиров, ценностей, возможностей и др.

Рассмотрим теперь подробнее каждый из трех непроизволь­ных механизмов саморегуляции уровня бодрствования и осо­бенности их проявления в поведенческих реакциях.

1. Саморегуляция посредством «отреагирования» использует со­отношение между активностью задержанной, т. е. циркулирующей в мозгу, и активностью, выходящей из мозга. Если количество вы­ходящей из мозга импульсаций больше поступающей, напряжение психической деятельности уменьшается. Наоборот, если соотно­шение между задержанной импульсацией и импульсацией, выхо­дящей из мозга, отклоняется в сторону задержки, напряжение уровня бодрствования возрастает. Это, в свою очередь, уменьшает приток внешней информации в центральную нервную систему и тем самым предотвращает перевозбуждение организма. Такая цик­лическая нервная активность представляет собой основное условие для осуществления всех основных функций мозга. Она объединя­ет деятельность мозга в пространстве и во времени, обеспечивает отсчет времени, образование кратковременной и оперативной па­мяти. Другими словами, циркулирующая, т. е. задержанная в моз­гу, активность является основой непрерывности психической де­ятельности и деятельности организма в целом. Охранительный ха­рактер двигательного «отреагирования» подтверждается тем обстоятельством, что человек в подавляющем большинстве случа­ев способен волевым усилием ослабить или подавить вторичные двигательные приспособительные реакции. Как известно, при сильном и внезапном воздействии в головном мозгу развивается настолько высокая активность, что она не может быть срочно урав­новешена в собственных системах мозга, и потому большая ее часть переключается на внешние двигательные и речевые реакции.Для образования нервных «тормозов» в этих случаях просто не хва­тает времени. Если же такие «тормоза» уже выработаны заранее, тот же сильный и внезапный раздражитель может и не вызвать соответствующих двигательных реакций. Например, сильное боле­вое или резкое звуковое воздействие способно вызвать бурную дви­гательную реакцию человека. Предупреждение же о таком воздей­ствии нередко полностью снимает внешнее проявление подобных реакций.

Довольно часто, воспринимая внезапные и сильные эмоцио­нальные раздражители отрицательного характера, человек по тем или иным причинам должен затормаживать естественные двига­тельные и голосовые компоненты ответных реакций. В этих слу­чаях избыток нервной активности головного мозга по механизму компенсаторного процесса направляется к внутренним системам организма и вызывает их сильное напряжение. Обычно такие ре­акции проявляются в повышении кровяного давления, выражен­ном сердцебиении, учащении дыхания и других изменениях. Кроме того, неотреагированные отрицательные воздействия не­редко вызывают застойное психическое напряжение, что значи­тельно отягощает положение. Человек, как правило, не может от­делаться от мысли о пережитом; эмоциогенная ситуация вновь и вновь возникает перед его мысленным взором, усиливая психи­ческое напряжение, рождая всевозможные варианты ответов на отрицательное воздействие. Возросшее психическое напряжение переключается на двигательную и речевую системы и системы внутренних органов, осложняя их работу. Все эти изменения, об­разуя «порочный круг», усиливают психическое возбуждение. Вот почему народная мудрость с древнейших времен рекомендовала «не помнить зла», не застревать на огорчениях и обидах. В про­тивном случае срабатывает «принцип бумеранга».

2. Саморегуляция посредством изменения притока нервной им­пульсаций носит несколько иной характер. Если первый тип са­морегуляции включается в действие для того, чтобы устранить функциональные сдвиги, уже сформировавшиеся в центральной нервной системе, то второй тип саморегуляции призван предот­вращать возможное психическое перенапряжение.

Высшие отделы ЦНС весьма тонко регулируют поток нервных импульсов, идущих к мозгу. При этом мышечное напряже­ние, «энергетизируя» ЦНС, способствуют улучшению работы органов чувств. Избыточное мышечное напряжение формирует­ся во всех случаях, когда, несмотря на усталость, человек вынужден выполнять тонко координированную работу. Есть категория людей с невысоким психическим тонусом, которые в беспокой­ной шумной обстановке работают лучше, чем в спокойной. Предполагают, что в этих случаях легкий дискомфорт деятель­ности приводит к дополнительному мышечному напряжению, повышающему уровень бодрствования мозга, а, следовательно, и продуктивность деятельности.

Исследование особенностей состояния организма, связан­ного с полным расслаблением скелетных мышц, было проведе­но Э. Джекобсоном [202; 203]. Первоначально его целью явля­лось изучение возможностей диагностики человеческих эмоций по характеру распределения напряженных групп мышц. Со вре­менем ему удалось установить, что при эмоциональных реакци­ях у здоровых и больных людей всегда выявляется напряжение скелетной мускулатуры с различной, строго определенной для каждой эмоции локализацией. Так, депрессивные состояния со­провождаются напряжением дыхательной мускулатуры, при эмоциях страха напрягаются мышцы речедвигательного аппара­та и затылочные мышцы. Естественно было сделать вывод, что психические процессы могут быть измерены, поскольку их объективные проявления связаны с различными степенями мы­шечного напряжения. В дальнейшем выявилось, что у больных неврозами постоянно сохраняется повышенное напряжение скелетных мышц, а это приводит к перенапряжению нервных процессов и вызывает ощущения утомляемости и общей слабо­сти. Обучая таких людей специальным приемам мышечного рас­слабления. Э.Джекобсон убедился, что они могут служить дей­ственным лечебным средством. Впоследствии они стали извест­ны как «метод прогрессивной (последовательной) релаксации».

Вторым звеном в системе саморегуляции психического на­пряжения посредством изменения притока нервной импульсации является режим дыхания. В работах физиологов Frankel H.M. [193] было показано, что нервные импульсы из дыхательного центра распространяются по специальным нервным путям на кору мозга и весьма существенно влияют на ее тонус: вдох — по­вышает, а выдох — снижает его. Стало понятным, почему максимального физического усилия человеку удается достичь именно в момент задержки дыхания на вдохе. Следовательно, тип дыхания, при котором вдох производится в замедленном темпе, а выдох — быстро и энергично, тонизирует нервную си­стему и повышает уровень бодрствования.

Тип дыхания, включающий короткий вдох, растянутый, за­медленный выдох и небольшую задержку дыхания, вызывает об­щее снижение тонуса центральной нервной системы, снижение кровяного давления, урежение пульса. Установлено, что рацио­нальное использование дыхательных упражнений, сочетаемых с общим расслаблением скелетных мышц и отвлечением от посто­ронних влияний окружающей обстановки, способствует умень­шению чрезмерного предстартового возбуждения у спортсменов, формирует оптимальную готовность к предстоящему выступле­нию на соревнованиях. После окончания выступлений соответ­ствующие дыхательные упражнения уменьшают остаточное воз­буждение, вызванное предшествующей спортивной нагрузкой.

Резюмируем все сказанное о принципах саморегуляции психи­ческого тонуса посредством целенаправленного изменения тону­са мышц и характера дыхания. В ситуациях, требующих срочного повышения и поддержания психического тонуса, а также при не­обходимости срочного торможения ответных реакций на действу­ющий или ожидаемый раздражитель необходимый эффект дости­гается путем произвольного напряжения мышц. Если же очень нысокий мышечный, а, следовательно, и психический, тонус фор­мируется преждевременно и имеется достаточное время для орга­низации внутренних тормозов, целесообразно воспользоваться приемами полного мышечного расслабления в сочетании с успо­каивающим типом дыхания. Эти приемы эффективны в ожидании ноздействия отрицательных эмоциональных факторов. Следует иметь в виду, что полноценного мышечного расслабления можно добиться только при достаточно высоком исходном тонусе нервной системы. Лишь при этом условии сохраняется способность к хоро­шей концентрации внимания, необходимой для полного расслаб­ления мышц и затормаживания отвлекающих мыслей и образов. Иажна и еще одна деталь: наиболее полное мышечное расслабле­ние наступает в период глубокого выдоха.

3. Саморегуляция психического тонуса посредством измене­ния внешних условий является, пожалуй, наиболее известным спо­собом коррекции самочувствия и состояния. Она включает мно­гочисленные формы воздействия человека на внешние условия, которые посредством обратных связей, в свою очередь, оказыва­ют стимулирующий или же тормозной эффект на психическую деятельность. Сюда относятся все виды церемониального пове­дения людей (обряды) перед наступлением важных и ответ­ственных событий. Это же обстоятельство способствует живучести многих суеве­рий, подсознательно проявляющихся на психической устойчиво­сти человека в трудных условиях деятельности. Не секрет, что и в наше время можно наблюдать проявления суеверий, пусть даже в форме безобидных традиций, но, тем не менее, весьма действен­ных. Известно, что традиционной «плохой приметой» у летчиков служит появление врача в белом халате на аэродроме, у моряков — женщины на корабле. В психиатрии хорошо известны факты улуч­шения настроения меланхоликов при помещении их в комнату с красным освещением и, наоборот, — успокоением людей в маниа­кальном состоянии в помещении, освещенным синим цветом.

По мнению Н.Н.Ярушкина [182] посредником между орга­низмом и внешней средой являются эмоции. Они отражают объективные потребности организма на уровне сознания. По­этому эмоции являются непроизвольным механизмом саморегу­ляции на организменном уровне — в них отсутствуют цель и во­левое усилие.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   47

Похожие:

Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности iconСаморегуляция психических состояний в учебной и педагогической деятельности
В системе «учитель — ученик» достижение высокой продуктивности учебной и педагогической деятельности во многом связано с умением...
Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности icon2. Функції та прикладне значення психології в психіатричній, соматичній...
Предмет кл.ψ – механизмы и закономерности возникновения стойких и дезадаптивных состояний
Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности iconРуководство к практическим занятиям по психологии психических состояний...
П 78 член-корр. Рао, д псх н., проф. В. И. Панов, д псх н., проф. А. Б. Леонова
Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности iconДиалогическое общение
Стандартизированный инструмент, предназначенный для объективного измерения свойств психических процессов, психических состояний или...
Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности iconГуссерль Феноменология Гуссерль э феноменология Э. Гуссерль Феноменология...
Получим ли мы в ближайшие годы ответ на вопрос, насколько русский язык адекватен феноменологии?
Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности iconВ. А. Ганзен описание психических состояний человека
Срезом исследования, дающим возможность получить наиболее полный набор харак­теристик объекта, стали имеющиеся формы описания психиче­ского...
Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности icon1. Психофизиология профессиональной деятельности как наука: предмет...
Зиологии лежат 2 науки: Психология-наука,которая изучает закономерности развития и функционирования психики, как особой формы жизнедеятельности....
Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности iconОтрасли психологической науки. Критерии их выделения
Современная психология – наука, изучающая факты, закономерности и механизмы психики
Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности iconИсследование физиологических механизмов психических процессов и состояний...
Психофизиология (психологическая физиология) — научная дисциплина, возникшая на стыке психологии и физиологии, предметом ее изучения...
Саморегуляция психических состояний: Феноменология, механизмы, закономерности iconМетодическая разработка для студентов к занятию на тему "специфическая...
Иммунология наука об иммунитете, изучающая закономерности распознавания чужеродных веществ (антигенов) и механизмы защиты от них
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница