Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории "человек". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна


Скачать 298.5 Kb.
НазваниеЛ. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории "человек". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна
страница2/3
Дата публикации07.03.2013
Размер298.5 Kb.
ТипАнализ
userdocs.ru > Психология > Анализ
1   2   3
к выбору общественных функций. Как пишет Ананьев, социальная среда отнюдь не задает многие компоненты статуса: они производятся самой личностью в процессе деятельности (см. [5, с. 287]; курсив мой. - Л.А.). Личность, следовательно, жестко не детерминирована структурой общества. Она своей активностью сообщает особое движение системе социальных связей, и в этом созидании начинают намечаться контуры ее внутреннего мира, определенные позиции, берут истоки характерологи­ческие свойства.

И, далее, наметив пути развития личности, Ананьев на новом витке своей мысли возвращается к проблеме развития человека как целостности. В процессе своего становления личность сообщает специфическое движение индивидным свойствам человека, преобразует их, способствуя их связям, которые многократно опосредуются социальными качествами личности. В результате, организация личности включает в себя и структуру индивида в форме наиболее общих и актуальных для жизнедеятель­ности и поведения комплексов органических свойств [5, с. 305]. В свою очередь, индивидные изменения - возрастные и половые - выступают как факторы, влияющие на судьбу личности. Индивидные свойства определяют своеобразие последовательно формирующихся у личности коммуникативных, интеллектуальных, волевых, эмоцио­нальных, рефлексивных свойств. В их формировании важнейшая роль принадлежит еще одной ипостаси человека ~ субъекта деятельности. Нельзя не указать на трудности, которые возникают при попытке разведения понятий "субъект" и "лич­ность".

Ананьев считает, что субъект - всегда личность, а личность - субъект, но все же содержание этих понятий никогда полностью не совпадает, "Личность" релевантна общественным отношениям, а "субъект" - деятельности. В рамках данной концепции некоторые основания для разведения этих понятий действительно есть. Так, человека как личность определяет его принадлежность к той или иной расе, национальности, конфессии. В трудовой деятельности эти обстоятельства малозначимы. И все же причастность личности к определенному вероисповеданию или нации предполагает ее участие в обрядовых, культовых действиях. Эти трудности выразились в пара­доксальном тезисе Ананьева, который акцентирует важнейшую роль личности в обществе: свою концепцию человека как субъекта деятельности он предваряет сле­дующим положением - личность есть объект и субъект исторического процесса, объект и субъект общественных отношений, субъект и объект общения, субъект об­щественного поведения - носитель нравственного сознания [5, с. 86].

И все же, несмотря на некоторую диффузность понятия субъекта, основательная разработка этой проблемы Ананьевым в 50-60-е гг. XX столетия была значительным вкладом в отечественную психологию. В структуре ее методологии, теории и экспериментальной части образовался пробел, не заполненный и в наши дни: в категориальной системе психологии на протяжении нескольких десятилетий централь­ное место занимало понятие деятельности. Но при этом деятельность, как подчерки­вает Ананьев, присоединяясь к позициям В.Н. Мясищева, изучалась в отрыве от деятеля. Между тем, основания субъектного подхода были заложены в отечественной психологии работами С.Л. Рубинштейна, относящимися еще к 40-м годам, но прошло почти четверть века, прежде чем этот подход получил продвижение в исследованиях некоторых его учеников. Эти исследования органично вливаются в движение мировой психологической мысли. Крупными психотерапевтами и персонологами человек определяется, прежде всего, как субъект — инициирующее, креативное начало во взаимо­действии с обществом, жизнью, миром, самим собой.

Адлер в индивидуальной психологии широко пользуется понятием субъекта, субъекта жизни. Даже своих пациентов он рассматривал как субъектов позитивной перестройки их личностей. Психотерапевт лишь подводит человека к осознанию необходимости самоизменения. Эриксон показывает, как личность постепенно создает себя своими выборами и начинает обогащать, изменять общество и даже задавать новое направление его историческому развитию. Субъектное качество человека образно выражает Фромм, определяя личность как единство мрамора и скульптора. Но эти ученью в большинстве своем не восходят от абстрактного рассмотрения человека - субъекта к его конкретной определенности.

Ананьев же пытается наполнить психологическим содержанием понятие субъекта. Прежде всего, он выделяет множество форм активно-деятельного отношения человека к миру - таких, как игра, учение, труд, боевая и спортивная деятельность, познание, общение, управление людьми, самодеятельность. Соответствующие им понятия вхо­дят в самую широкую категорию - общественное поведение. Динамике деятельности соответствует и динамичная структура ее субъекта. В ней выделяются: формирование замысла, постановка целей, выработка программ поведения и планов действий, выбор стратегий и тактик, проектирование будущего продукта деятельности, сопоставление полученного результата с антиципированным. Необходимыми условиями продуктивной деятельности выступают интеллект, воля и способности. Эти компоненты связывают структуру субъекта со структурой личности. Начав разрабатывать проблему субъекта деятельности, Ананьев поставил перед психологией много интереснейших задач. Вот лишь немногие из них. Предстоит выяснить своеобразие психологической структуры субъектов разных форм деятельности. Исследования в этой области помогут обогатить представления о психологическом функционировании субъекта деятель­ности. Еще более актуальной выступает проблема развития человека как субъекта и личности в ситуациях "содействия", практического взаимоотношения с другими людь­ми. Вспомним концепцию Д.Б. Эльконина, согласно которой меняющаяся структура деятельного общения растущего человека с социальным окружением выступает генеральной линией его развития как личности. На высокую значимость для социально-психологического развития человека окружающих его людей обратил внимание А. Бандура [22]. В число важнейших форм деятельности он включил подражательную деятельность и создал концепцию научения путем наблюдения за действиями и результатами действий других людей. Действительно, наблюдение и подражание - важнейшие формы активности человека в процессе всей его жизни. Актуальность проблемы подражания как фактора становления человека-творца не­однократно подчеркивалась Б.Ф. Ломовым в профессиональных беседах с психологами ИП РАН.

Завершая анализ феномена "субъект", Ананьев вновь обращается к принципу целостности человека. Линия жизни человека в качестве субъекта существенно влияет на его онтогенетическую эволюцию, развитие психофизиологических функций (напомним о факте их двухфазного развития), совершенствование психомоторики, образование новых связей между разными свойствами организма. В свою очередь, особенности онтогенеза сказываются на судьбе субъекта деятельности.

Принцип целостности достигает своего апогея при выделении Ананьевым наиболее интегрированной ипостаси человека - его индивидуальности.

Но индивидуальность - довольно поздний результат жизненного пути человека. Поэтому целесообразно сначала обсудить решение Ананьевым проблемы движения человека по "дорогам" его жизни. Особенности подхода к этой проблеме нашего оте­чественного ученого отчетливее выступают при сопоставлении его позиций с концеп­циями зарубежных психологов. Понятия жизненного пути, ведущей линии жизни, жизненных целей и планов занимают важное место в работах Адлера. Но он остав­ляет в стороне вопросы, находящиеся в центре внимания Ананьева. Они касаются членения жизненного пути, событийного его содержания, детерминации поворотных пунктов. Основательную разработку проблема "хода (или движения) человеческой жизни" получила в работах Бюлер. Вопрос о стадиальности был одним из центральных в ее теории. Всю жизнь человека она рассматривала как последовательность разных форм реализации присущего индивидууму стремления к самоисполнению. Начало собственного жизненного пути человека Бюлер связывала с моментом его самореа­лизации путем продуктивной деятельности. В ее концепции движение жизни человека выступает как детерминированное заложенными в нем возможностями, динамичными тенденциями, способностями. Ананьев высоко оценивал многомерный подход Бюлер к психологической эволюции личности. Особенно его привлекало изучение биолого-биографического аспекта жизненного пути. В ее концепции, однако, не был реализован принцип социально-исторической обусловленности жизни личности.

Ананьев же подчеркивал, что человек, осуществляя свой жизненный путь, фунда­ментальным образом вписывает себя в общественно-историческое пространство своей эпохи, жизни страны. Для него историческое время есть "фактор первостепенной важ­ности для индивидуального развития человека. Все события этого развития (биографи­ческие даты) располагаются относительно к системе измерения исторического вре­мени" [5, с. 154]. В наши дни такие положения формулируются многими предста­вителями мировой психологической мысли как выводы из масштабных эмпирических исследований и входят в основание их теорий. Тезис Ананьева о том, что лишь новейшая психология обнаруживает глубокое проникновение исторического времени во внутренние механизмы индивидуально-психологического развития, образует одну из важных тенденций поступательного движения современной психологической теории. Детерминация появления новых структур личности, изменения ее организации в результате вхождения человека в новые "социальные воды", эмпирически показана в генетической теории личности Эриксона. Но этот ученый исследовал влияние из­менений лишь самых общих условий человеческого существования на последова­тельность личностных новообразований.

В отличие от него, современный немецкий психолог X. Томе, сочетающий лонгитюдный и психобиографический методы, показал на огромном эмпирическом мате­риале, как преломляются в переживаниях и поведении людей конкретно-исторические изменения жизни общества. Предельно наполненной личными событиями, неизглади­мыми впечатлениями оказалась жизнь людей в переломные кризисные эпохи - в период первой и второй мировых войн, в годы пришествия к власти нацистов, во времена экономического кризиса и "экономического чуда". В новейших исследованиях, выполненных под руководством X. Томе и У. Лер [24] и касающихся представленности в менталитете жителей ГДР факта объединения Германии, интересную конкретиза­цию получает вывод Ананьева о неоднозначном влиянии на сознание людей ис­торических событий. Обнаружилось, что у многих граждан ГДР сложилось представ­ление о жителях ФРГ как о людях с чувством превосходства, общение с которыми будет затруднительным. У некоторых групп представителей восточных областей социальный "поворот" (Wende) породил новые "темы" бытия, т.е. новую направлен­ность жизни, иные ценностные ориентации; у других изменилась структура "тем". Бы­ли и такие, у которых "поворот" не вошел в число значимых событий. Исследования сознания людей в нашем кризисном обществе начинают проводиться и отечест­венными психологами [12, 17, 18].

Ананьев", анализируя жизненный путь, выделяет в нем периоды подготовки, старта, стабилизации, первой кульминации (или "пика"), временного спада, второй кульмина­ции (или подъема), за которой следует усиление инволюционных процессов и финиш. Ученый предупреждает, что проблема стадиальности жизненного пути очень трудна ввиду многомерности жизни человека, и что выделенные им стадии более характерны для судьбы субъекта деятельности. Но вместе с тем в состав каждой стадии вплетены изменения статусов и ролей, возникновение новых ценностных ориентации, обретение человеком новых идеалов, переосмысливание субъективных отношений к миру и т.д. Хорошо известны слова Ананьева о том, что определить моменты смены стадий можно лишь путем сопоставления сдвигов по многим параметрам социального развития человека - гражданского состояния, экономического положения, семейного статуса, согласованности или разобщенности социальных функций, осуществленности или неосуществленности жизненных планов и т.д. [5, с. 161-162]. Но трудной оказывается и психологическая расшифровка каждой из стадий, особенно "подготовительной". Как указывает Ананьев, функцию подготовки выполняют институты обучения и воспит­ания. Они определяют цели формирования у человека ценных для общества и ин­дивида свойств, помогающих ему стать субъектом общественного поведения и профессиональной деятельности. С этих позиций Ананьев полностью присоединяется к учению А.С. Макаренко о необходимости социального проектирования личности. Поскольку же личность, как пишет Ананьев, всегда конкретно-исторична и выступает продуктом своей эпохи и жизни страны, то "проектирование" должно ограничиваться рамками конкретного периода жизни общества. Однако мысль Ананьева сумела подняться над шаблонами педагогики и идеологии того времени. Выдвинутое им положение весьма актуально для наших дней. Оно гласит, что необходимо подготав­ливать людей будущего, которые обладали бы весьма пластичной организацией, были готовы к изменениям в мире, к активному творческому преобразованию действи­тельности [5, с. 98]. Это положение однако недостаточно для определения основного содержания раннего периода жизни человека. Подготовка к самостоятельной жизни, которая осуществляется институтами обучения и воспитания, лишь часть тех необыч­ных жизненных миров, в которых дети и подростки приобретают свой уникальный опыт.

Многие психологи справедливо подчеркивают, что для обозначения личностных новообразований на ранних стадиях жизненного пути в науке не существует адек­ватных понятий, поэтому они прибегают к терминам, заимствованным из психологии взрослости. Но дело не столько в чертах личности или характера. Задача заключается в выявлении своеобразного строения жизненных миров подрастающих людей. В их "вселенной" мельчайшие грани окружающего наполнены одинаково высокой значи­мостью. Поэтому поразительная детализированность восприятия не мешает видеть мир физиогномически, целостно. Как же меняется образ мира у человека на разных стадиях жизни? Эта проблема по существу обозначена Ананьевым. Характеризуя внутренний мир человека, он выделяет в нем "сюжеты", "портреты", "пейзажи" и т.п. В их содержании окружающая действительность представлена так, как ее переживает субъект. В состав образа мира входит и "субъективная картина жизненного пути". В наши дни отечественные психологи весьма содержательно начинают разрабатывать проблему "образа мира" [12, 17, 18]. Она является частью более обширной проблема­тики "жизненных миров" людей, находящихся на разных уровнях их личностного развития, в разных фазах жизненного цикла. Очень интересны работы, раскрывающие своеобразие образов мира у представителей разных профессий (Е.А. Климов).

Характеризуя жизненный путь, Ананьев стремится выделить некоторые целостные его качества, определяемые устойчивыми свойствами субъекта индивидуальной истории. К таким свойствам относится талант - единство способностей и воли. Поэтому есть основания говорить о мере талантливости жизненного пути (см. также [15]). Конечно, предстоит еще выделить критерии талантливости жизни, определить связь талантливости со степенью удовлетворенности ею. Предстоит выяснить, как соотносятся идеи о талантливости жизни с учением Фромма об искусстве жить. Вклад " проблему выявления целостных качеств жизни внесен К.А. Абульхановой. В качестве важнейшей характеристики стратегии жизни она выделяет меру ее этичности [I, с. 244, 245].

Ананьев со своими сотрудниками выявляет не только общие закономерности психо­логического развития человека на протяжении жизненного пути. В числе немногих отечественных психологов он осуществил изучение периодов взрослости и старости Несмотря на то, что многие исследования, касающиеся динамики познавательных процессов, связаны с определенным возрастом, взрослость выступает у Ананьева скорее как период социально-психологической зрелости человека. На этой стадии "история является не только фоном и канвой для узоров биографии, но и основным партнером в жизненной драме человека" [3, с. 125]. Появляющееся у личности "чувство истории" определяет, насколько события общественной жизни изменяют внутренний мир и общественное поведение человека. Стадия взрослости - это время наиболее интенсивного развития нравственных и эстетических чувств. Отличающие этот период высокая активность и продуктивная деятельность противостоят инволюционным изменениям. Школа Ананьева стала центром изучения заклю­чительного этапа жизненного пути. В геронтопсихологических исследованиях Б.Г. Ананьева. М.Д. Александровой и их учеников выявлены фазы геронтогенеза, раскрыта динамика творческой продуктивности в поздние годы, осуществлен индиви­дуальный подход к процессу старения [2]. Психологи обосновывают оптимистический взгляд на поздний период жизни. Даже достигнув финиша, человек, согласно Ананье­ву, отнюдь не исчерпывает свои возможности [5, с. 161]. Эта позиция совпадает с положениями Фромма, который, подчеркивая безграничность потенциальностей разви­тия личности пишет: "Человек умирает прежде, чем успевает полностью родиться" [21]. Фромм в этом факте видит трагичность человеческого существования. Но не более ли трагичным стало бы осознание человеком своей полной исчерпанности? Незавершенность - скорее счастливый удел личности, условие ее продолжения и следующих поколениях.

Согласно Ананьеву, сохранность личности в поздние годы зависит от уровня ее социальной активности. Если человек не потерял живую связь с современностью, продолжает выполнять какие-то общественные функции, у него не происходит де­формации личности. В наше время особую значимость обретает положение Ананьева о том, что даже в условиях общественных катаклизмов человек и в поздние годы выступает субъектом своих отношений с миром и может найти новые пути включения в жизнь общества. Как показывают современные геронтопсихологические иссле­дования, содержательность жизни старых людей зависит во многом от их активности в качестве субъектов общения, стремящихся расширить масштаб своих связей с другими людьми. В настоящее время геронтопсихологическая проблематика находит свое продолжение в исследованиях, ведущихся на факультете психологии МГУ, в Инсти­туте психологии РАН и других научных центрах [7, 8, 11, 14].

Во всей своей целостности жизненный путь человека выступает как особая форма существования общественно-исторического процесса. В этом качестве он сильнейшим образом влияет на онтогенетическую эволюцию человека, его индивидные свойства. Общественные условия играют, по словам Ананьева, роль стимуляторов, стрессоров, депрессоров и катализаторов в функционировании физико-химических, физиологичес­ких, психофизиологических процессов. Жизненный путь может даже маскировать нейродинамический тип человека за счет его характера и творческой активности [5, с. 209]. В результате процесс онтогенеза все более индивидуализируется и вносит свой вклад в появление новой ипостаси человека - его индивидуальности. Возникновение феномена индивидуальности в процессе развития человека постулируется в кон­цепциях ряда западных психологов. Так, Юнг выделяет два крупных периода в поступательном движении личности. Первый из них характеризуется преобладанием процессов социализации. Завершается он, как правило, тяжелым кризисом, который Юнг наблюдал у своих пациентов и в возрасте 38 лет пережил сам. Из мучительного критического состояния он вышел с ясным сознанием своего дальнейшего пути. После длительного перерыва начали быстро появляться его оригинальные труды, исчезли кошмары. Начался второй период жизни, который Юнг назвал индивидуацией и описал как процесс обретения личностью Себя, своей уникальности. "Механизм" индивидуации Юнг наименовал "трансцендентной" функцией. По мнению психолога, человек с ее помощью проникает в глубины личного и коллективного бессознательного, содержание которого извлекается на поверхность психической жизни и интегрируется с осознаваемым опытом. Индивидуация, таким образом, осуществляется целиком во внутреннем мире человека.

В концепции Ананьева интегративность также выступает как самое важное свой­ство индивидуальности: происходит синтез и гармонизация характеристик человека как индивида, личности и субъекта деятельности. Однако сам по себе процесс интеграции "ряд ли может быть достаточным условием появления индивидуальности. Необходимы множественные новообразования в пространстве личности и субъекта деятельности. Человек должен извлечь опыт из своего жизненного пути, отвергнуть как чуждые навязанные ему определенные позиции, взгляды. В результате прежняя организация его психической жизни разрушается. Но к этому времени у него уже оказываются сформированными рефлексивные характерологические свойства, с помощью которых он и начинает выстраивать свою индивидуальность. В процессе рефлексии происходит гармонизация замыслов и возможностей человека, его потенций и тенденций. Воз­никшая таким образом индивидуальность обладает, согласно Ананьеву, особой орга­низацией. Центральную ее область занимает внутренний мир, который включает "Я" человека, его мировоззрение, ценностные ориентации и т.д. Его замкнутый контур регулирует все свойства человека и выступает психологическим барьером, опреде­ляющим, по Ананьеву, избирательное отношение субъекта к различным воздейст­виям. Замкнутая система "встроена", как выражается Ананьев, в открытую систему постоянного взаимодействия человека с окружением. Ведущей во взаимодействии является созидающая, творческая деятельность, которая реализует все великие возможности исторической природы человека [5, с. 329]. Иными словами, для Анань­ева "трансцендентной функцией" выступает не погружение личности в бессознатель­ное, а выход его за пределы себя путем созидания. Индивидуальность, как подчер­кивает Ананьев, заключается в продуктах творческой деятельности, изменяющей окружающую действительность [5, с. 328].

Исключает ли, однако, созидательная активность необходимость проникновения субъекта в бессознательный пласт своей душевной жизни? Современные исследования интуиции, имплицитных теорий окружающего показывают, какую важную роль играют неосознаваемые процессы в выстраивании человеком всей своей жизни. Анализ решения Ананьевым проблем индивидуальности требует обсуждения неко­торых дополнительных вопросов.

Индивидуальность, с точки зрения ученого, достаточно позднее образование в жизни человека. Означает ли этот факт, что личность, субъект деятельности до определенного момента лишены качества уникальности? Если растущий человек ординарен, "усреднен", он и в своем неповторимом жизненном пути воспримет лишь общепринятое, шаблонное. Ананьев отвергает такую позицию. Он убежден, что индивидуальностью в определенной мере с самого начала обладает каждый человек, Индивидуальность, но Ананьеву, это условие обучения и воспитания, но также и продукт педагогических воздействий.

В таком случае, какие стадии, предшествующие моменту порождения человеком уникального вклада в общество, можно выделить в становлении индивидуальности? Другой вопрос выступает как продолжение первого. В каком направлении продол­жается развитие человека после обретения качества интегрированной и созидающей индивидуальности? Ананьев не успел наметить решение этих проблем. В какой-то мере о судьбе "индивидуальности" можно судить по результатам ее продуктивной деятельности или - тире - по особенностям генеративности, порождающей актив­ности. Но, как справедливо заметил С.Л. Рубинштейн, человек, который полностью исчерпывает себя в том, что им создается, - неинтересен как личность.
1   2   3

Похожие:

Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории \"человек\". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна iconЛитература Часть 1 Введение в настоящее время на сайте «Академия Тринитаризма»
Обсуждается его роль в современной науке. Излагаются основы «Математической теории гармонии» — нового междисциплинарного направления...
Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории \"человек\". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна iconКнига выдающегося советского ученого Л. С. Выготского «Психология искусства»
В ней автор резюмирует свои работы 1915-1922 годов и вместе с тем готовит те новые психологические идеи, которые составили главный...
Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории \"человек\". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна icon2. Функции налогов Функция налога (проявление его сущности в действии,...
В современных условиях налоги выполняют две основные функции: фискальную и экономическую, каждая из которых проявляет внутреннее...
Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории \"человек\". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна iconВопросы: Психическое развитие ребёнка как предмет психологии
Возрастную психологию подразделяют на: детскую, подростковую, юношескую, психологию взрослого человека и геронтопсихологию(психология...
Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории \"человек\". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна iconПредмет курса «Этнология». Связь с другими науками. Этнографические источники
З. Фрейд и К. Г. Юнг. Их труды подверглись жесткой критике (С. А. Токарев, Ю. В. Бромлей). Не сама психология влияет на этнографию,...
Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории \"человек\". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна iconИнтеграционные процессы в мировом хозяйстве
Ряд зарубежных ученых еще в 50—60-е гг. (Ж. Руэфф, Р. Шу­ман, В. Хальштейн, М. Панич, Е. Бенуа, Ж. Монне, П. Робсон и др.) пытались...
Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории \"человек\". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна iconРоссийской федерации
Составители: Хисамутдинова З. А. директор Казанского базового медицинского колледжа, Бочкарева Н. В. преподаватель высшей категории,...
Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории \"человек\". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна iconО. В. Суворова Нижний Новгород
С. Л. Рубинштейна. Как указывает К. А абульханова, единым логическим основанием, основной идеей, основным направлением внутренних...
Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории \"человек\". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна icon10 Оценка изменения статистики типов строя психики в истории Руси...
Это было преимуществом региона, рассматриваемого как колыбель своеобразной Русской цивилизации, в сопоставлении его с другими регионами...
Л. И. Анцыферова Обсуждается способ введения Б. Г. Ананьевым в психологию категории \"человек\". Его позиции анализируются в сопоставлении с теориями оте­чественных и зарубежных ученых Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна icon«Ужгородский национальный университет»
Украине и мире с привлечением усилий ученых, аспирантов, студентов из всех уголков Украины и зарубежных государств, которые исследуют...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница