Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография)


НазваниеМеждународная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография)
страница11/13
Дата публикации07.03.2013
Размер2.14 Mb.
ТипМонография
userdocs.ru > Психология > Монография
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

^ Во втором случае конверсии по средством Родителя наркоман упраздняется как субъект: «Упразднение» подразумевает ряд противопоставлений, осуществляемых Родителем: другому человеку отказывают в праве на собственное мнение или принятие ответственности, в понимании ситуации и т.д.; он воспринимается как не управляемая, не имеющая никакой внутренней логики и порядка в себе сила и пр., т.е. низводится до эго-состояния Ребенок; но это - отчужденный Ребенок, «не Я» [89]. Это приводит к тому, что родители стремятся к тотальному контролю за поведением наркомана, полному принятию ответственности на себя. «Родитель - конвертор оттесняет, таким образом, другого человека на самые архаичные, бессознательные уровни своего Ребенка. Мы имеем дело еще с одним механизмом психологической защиты - вытеснением» [89].

Исследования, проведенные нами с помощью ТА методов диагностики (трансактная интерпретация РДО и стиля воспитания в период, предшествующий наркомании) показывает, что порождение конкретной формы эго-состояния Ребенок, когда конвертором выступает Родитель связано с преобладанием какого-либо аспекта Родителя у отражающего: если у родителя наркомана преобладает Контролирующий Родитель, то происходит упразднение наркомана как субъекта, если у родителя наркомана преобладает Опекающий Родитель - фиксация. Если в преморбиде у родителей аспекты Родителя представлены примерно в равном соотношении, то в период болезни наркомана у родителей наблюдается крайняя поляризованность сознания [93].

С этих позиций очевидно, что эффективная терапия созависимости возможна, если создаются условия для порождения и поддержания у родителей наркомана конверсии, осуществляемой Взрослым. Таким образом, задача терапии созависимости заключается в том, чтобы «запустить механизм «Взрослой конверсии» [89]. С наращиванием интенсивности «Взрослой конверсии» у родителей наркомана постепенно преодолевается страх, растерянность и ощущение абсолютной беспомощности; кроме того, преодолевается наивное убеждение, что только тотальный контроль способен спасти их ребенка. Все вместе это расширяет способность родителей действовать «здесь и теперь», активизирует воспитательное творчество родителей. Мы полагаем, что активизация «Взрослой конверсии» является одним из наиболее важных принципов терапии наркомании: Взрослый родителей, отражаясь в наркомане, наращивает и усиливает здоровую часть его личности.

Необходимо заметить, что активизация и деконтоминация Взрослого родителей является одной из наиболее сложных задач. Сложность решения этой задачи помимо ранее упомянутых особенностей созависимых усугубляется еще и тем, что пребывание во Взрослом означает для родителей пребывание в состоянии неопределенности. Родители наркомана более - менее уверенно чувствует себя в эго-состоянии Родитель: их чувства и мысли не просто понятны им самим - они соответствуют культурному стереотипу, исторически сложившемуся образу родительского поведения; с другой стороны, реакции их ребенка - наркомана предсказуемы, его реакции на Родительские проявления его родителей предопределены. Не менее «комфортным» оказывается для родителей наркомана и эго-состояние Ребенок. Пребывание в Ребенке позволяет им полностью делегировать ответственность за то, что происходит с ними и их семьей внешним обстоятельством, а ответственность за успех терапии - сотрудникам реабилитационного центра. Пребывание во Взрослом означает для родителей неизбежную необходимость выхода за пределы социально-культурных стереотипов родительского поведения, принятия ответственности за результат своих поступков и действий. Это и означает для них оказаться в ситуации неопределенности. В связи с этим мы считаем, что одна из задач в работе с родителями наркоманов заключается в том, чтобы формировать у них «способность находиться в состоянии неопределенности, тайны, в сомнениях без раздражающей погони за фактами и причинами» [158].

Концепция отраженной субъектности и концепция эго-состояний позволяет по-другому взглянуть на те программы терапии созависимости, о которых речь шла выше. Поскольку подавляющее большинство этих программ основано на идеологии «12 Шагов», нам представляется возможным ограничиться анализом пунктов именно исходной 12-ти шаговой программы.

Программа работы групп членов семьи наркоманов Нар - Анон и других представляет собой текстуально модифицированную программу «12 шагов» для алкоголиков. Сущность программы при этом остается неизменной.

  1. Мы признали свое бессилие перед алкоголем, признали, что наша жизнь стала неуправляемой.

  2. Пришли к убеждению, что лишь Сила, более могущественная, чем наша собственная, может вернуть нам здравомыслие.

  3. Приняли решение вверить нашу волю и нашу жизнь Богу, как мы его понимаем.

  4. Произвели глубокое и бесстрашное исследование своего поведения.

  5. Признались перед Богом, собой и другим человеком в сущности своих ошибок.

  6. Полностью подготовились к тому, чтобы Бог избавил нас от всех отрицательных черт нашего характера.

  7. Смиренно попросили Его устранить наши изъяны.

  8. Вспомнили всех, кому мы причинили зло, и приготовились возместить им нанесенный ущерб.

  9. Лично возместили ущерб всем этим людям, где это было возможно, кроме тех случаев, когда такое возмещение принесло бы вред им или кому-либо другому.

  10. Продолжали критически наблюдать за своим поведением и когда ошибались, своевременно признавали это.

  11. Старались путем молитвы и размышления углубить наш сознательный контакт с Богом, как мы Его понимаем, молясь о знании Его воли и о силе для исполнения этой воли.

  12. Достигнув духовного пробуждения в результате выполнения этих Шагов, мы старались делиться опытом с другими алкоголиками и применять эти принципы во всех наших делах.

Первые три пункта программы с точки зрения ТА активизируют и усиливают Адаптивного Ребенка адепта.

Созависимые, как правило, легко и бесконфликтно принимают эти шаги, поскольку они соответствуют не только их психологическим особенностям, но и ожиданиям. Далее усиленный Ребенок опосредует процесс межиндивидуального отражения в ситуации взаимодействия с наркоманом и, что еще более важно, в ситуации групповых занятий. В ситуации, когда конвертором является Ребенок, по мнению авторов идеи, [89] происходит достройка Родительского эго-состояния: «Когда конвертором выступает Ребенок, в результате рождается ассоциированный (курсив наш – С.Б., К.Л., Е.Н.) Родитель. Другой человек при этом переживается как источник влияния, которому подвержен отражающий, ... другой человек переживается в своей неотделимости от меня, что ... соответствует категории «интроекция». Переживание другого человека как силы подчиняющей меня (А именно это и должно быть признано на первом шаге программы Нар - Анон – С.Б., К.Л., Е.Н.), свидетельствует об актуализированности другого в качестве Родителя» [89]. Нам представляется, что актуализация в качестве Родителя группы (групповой субъект) и ее ведущего будут означать закрепление отношений созависимости: возникает комплиментарная пара Адаптивный Ребенок родителей и Родитель, представленный групповым субъектом. При этом Родитель родителей наркомана ассоциируется с группой, выполняющей функции Родителя.

Группа, как групповой субъект, интроецируется в Родительское эго-состояние каждого участника группы во всей совокупности внутригрупповых отношений. Существующая практика ведения групп для созависимых Нар - Анон такова, что достроенный в группах Нар - Анон Родитель получает поглаживания и таким образом подкрепляется. Внешне такое подкрепление выражается в поддержке и поощрении сколь - угодно продолжительных монологов родителей обличающего или «покаянного» характера.

Очевидно, что именно этот ассоциированный достроенный Родитель и становится той Силой и «Богом, как мы его понимаем» - шаг 2 и шаг 3 - к которому в последствии должны обращаться созависимые для преодоления своей созависимости.

Следующий, четвертый шаг, означает для родителей наркомана ничто иное как анализ их Адаптивного Ребенка со стороны их ассоциированного Родителя. Обнаруженные в ходе такой работы черты характера признаются негативными (шаг 5). На следующих этапах работы (шаг 6 и шаг 7) происходит дальнейшее усиление и наращивание Родительского эго-состояния. Остальные шаги - 8, 9, 10, 11 и 12 - также направлены на усиления Родителя. Нетрудно заметить, что «дефекты характера», от которых созависимых должен избавить «Бог, как мы его понимаем», есть не что иное как достроенный, обогащенный на стадии открытой наркотизации ребенка Ребенок родителей наркомана.

Таким образом, сущность всех терапевтических программ, основанных на 12 шаговой идеологии, заключается в том, чтобы активизируя Ребенка адептов, сделать его конвертором, переносящим Родительские проявления группы (группа выступает для ее участников как групповой Опекающий Родитель), ведущего (ведущие групп реализуют функции Контролирующего Родителя) или даже зависимого, в результате чего идет достройка Родительской инстанции созависимых, призванной контролировать проявления их Адаптивного Ребенка. Таким образом, созависимые обретают контроль за своим поведением тогда, когда их Родитель становится сильнее их Ребенка. В связи с этим, мы склонны интерпретировать эффекты участия в 12-шаговых программах как формирование структурной патологии, когда при незначительной представленности Взрослого формируется мощный константный Родитель, исключающий проявления Ребенка.

Приведенные выше рассуждения, основанные на результатах ТА-диагностики наркоманов и членов их семей, хорошо объясняют формирование специфических черт личности у участников групп Ал -Анон и Нар - Анон:

  1. ригидность мышления;

  2. стереотипность суждений и поведения;

  3. исключительная уверенность в правильности своего мышления;

  4. оценочность высказываний.

Отметим также, что многие участники 12-шаговых групп оказываются неспособны покинуть свое «терапевтическое сообщество» и после прохождения двенадцатого шага. Таким образом, мы можем сделать предположение о переносе созависимых отношений из сферы отношений с наркоманом, в сферу межличностных отношений в сообществе Нар - Анон. Безусловно определенный терапевтический эффект при этом достигается: во-первых, проявления созависимости максимально контролируются, во-вторых, существенно меняются отношения с наркоманом: они становятся менее конфликтными и напряженными, более дистантными и однозначными. Позитивный эффект этих изменений очевиден: ослабевают существовавшие на межличностном уровне условия для воспроизводства зависимости и созависимости. Вместе с тем, ряд важных с точки зрения оценки эффективности 12 шаговых программ, вопросов остаются открытыми:

  1. каковы условия развития личности участников программы за пределами сообщества Нар - Анон;

  2. каково влияние участия в 12 шаговых программах на процесс развития личности;

  3. как соотносится этика «Высшей Силы» и «Бога, как они Его понимают» с общечеловеческой этикой;

  4. каково влияние участия в 12 - шаговых программах на качество социальных контактов за пределами «анонимного сообщества».

В связи с этим мы полагаем, что обретение полной личностной свободы, выход за пределы созависимости возможны лишь при условии, если терапия созависимости направлена на укрепление и деконтаминацию Взрослого. Опираясь на этот исходный принцип, мы считаем, что задача терапевта и - шире, терапевтической группы, заключается в том, чтобы сформировать и поддерживать в процессе межличностного взаимодействия механизм «Взрослой конверсии». Технологически эта задача решается, если психологу удается «удерживать» себя в эго-состоянии Взрослый. Сами по себе реакции психолога из эго-состояния Взрослый оказываются в достаточной степени фрустрирующими, поскольку подавляющее большинство обращений родителей к психологу исходит от их Ребенка, ожидающего заботы и помощи, или их Родителя, ожидающего подтверждения его позиции.

Давление родителей (независимо от того, индивидуальный это прием, семейный или родительская группа) настолько велико, что удержание себя во Взрослом эго-состоянии оказывается для психолога субъектным поведением. Если теперь, используя различные техники ТА [16], психологу удается удерживать родителей наркомана в эго-состоянии Взрослый, это и будет создавать необходимые для «Взрослой конверсии» условия. При этом во Взрослом родителей будет субъектно отражаться Взрослый психолога, что приведет к достройке и укреплению Взрослого родителей.

Важно, что, по мнению В.А. Петровского, находясь во Взрослом, психолог, как отражающий субъект, «наделяет значимого другого также чертами Взрослого; это происходит независимого от того, какие эго-состояния актуализированы в данный момент у другого. Происходит подтверждение или авансирование другого человека такими чертами как ответственность, свобода, независимость» [82]. Конверсия «во Взрослого», «делающая» психолога идеальным значимым другим, обусловлена тем, что родители наркоманов, реализуя черты Взрослого, способны воспринимать свою жизненную ситуацию, отбрасывая предрассудки, иллюзии, ложный стыд и другое.

Укрепление Взрослого у родителей наркоманов позволяет им реализовывать Взрослые реакции в общении с их детьми-наркоманами, что также становится условием положительной динамики Взрослого их детей.

Реализация центрального принципа разрабатываемой нами модели терапии созависимости - укрепление и деконтаминация Взрослого - опирается на проведенный выше анализ психической зависимости наркомана и феномена созависимости с позиции концепции отраженной субъектности и концепции эго-состояний. В связи с этим очевидно, что терапия созависимости как особых отношений с наркотической личностью должна быть обращена к интраиндивидным, интериндивидным и метаиндивидным аспектом созависимости.

Мы считаем, что сделать перечисленные аспекты созависимости доступными для психотерапии возможно, если реализуется комплексный подход, включающий в себя индивидуальную работу с родителями наркомана, участие родителей наркомана в работе родительских групп, а также работу с семьей наркомана как с целым.

Приоритетными формами работы с семьей наркомана мы считаем общесемейные встречи. Практика показывает, что собрать вместе всю семью наркомана удается с большим трудом. Однако, это не означает, что такая работа не может быть начата в не­полном численном составе. Важным здесь является не столько полнота представленности семьи на терапевтической сессии, сколько ориентация на работу с общесемейной проблемой, носителем которой является семья «как целое». Последовательная реализация этого принципа сопряжена со значительными сложностями, преодоление которых создает благоприятные условия для терапии семьи, и, с другой стороны, служит своеобразным индикатором семейной динамики. Среди основных трудностей укажем следующие:

1. К моменту начала терапии семья наркомана находиться в состоянии ÁYЙ_¿__က__Ѐ_⤺橢橢埳埳_________Й_鉵㶑_㶑_቗___E_______________￿____￿_________]__֢___֢_֢___֢___֢___֢___֢_4_____æ___æ___æ___æ_h_ؾ_Ŵ_޲_ۜ_æ___碬_ö_ယ___ယ_^_ၸ___ၸ___ၸ___娡___娡___娡___睑___睓___睓___睓___睓___睓___睓_$_禢_Ǵ_箖_N_睷_ĵ_________֢___娡___________䖹_ᑨ_娡___娡___娡___睷__системе отношений [11, 12]. Важнейшим условием эффективности в работе с семьей наркомана является субъектная позиция психолога, т.е. его готовность свободно и ответственно предрешать непредрешенное. Поскольку созависимость яв­ляется, по-нашему мнению, своеобразным способом адаптации к наркомании, то субъектные проявления психолога становятся условием актуализации субъектности членов семьи.

  1. ^ Отсутствие психологического запроса со стороны семьи. Семья наркомана обращается отнюдь не за психологической помощью, никак не связывая наркоманию у подростка с его психологическими проблемами в семье или вне семьи. Таким образом, мотивация родителей связана со стремлением получить некую информацию или какое-либо «средство избавления» их ребенка от наркомании и родители ждут от психолога, что его усилия будут направлены прежде всего на рабо­ту с наркоманом.

3. Многослойность семейной проблематики. Наркомания у подростка выступает в качестве своеобразного катализатора множества негативных процессов, которые ранее могли носить вялотекущий, слабовыраженный характер. Здесь часто приходится сталкиваться с симбиотическими, отвергающими или замещающими отношениями, супружескими конфликтами, крайне остро протекающими конфликтами между сибсами, телесными болями, соматическими симптомами, невротическими расстройствами, последствиями сексуального и физического насилия. С другой стороны, наркомания не только обостряет многие негативные процессы в семье, но и маскирует их, вытесняя их на пе­риферию сознания членов семьи.

  1. ^ Высокий уровень тревожности в семье. В сочетании с крайней неуравновешенностью и слабостью эго-состояния Взрослый у наркомана и членов его семьи, высокий уровень тревожности существенно сужает возможности психолога в работе с семьей. Такая работа требует соблюдения гибкого баланса фрустрации — поддержки. И наркоманы, и их родители ждут, что психолог будет организовывать свою работу с ними из Родительской позиции. Говоря словами К. Витакера, семья стремится, чтобы психолог как бы «усыновил семью».

5. Крайне низкая информированность родителей в вопросах, связанных с наркотиками и наркоманией. Неосведомленность родителей в вопросах наркомании является одним из ис­точников их тревожности. Поэтому, приходя на прием, они буквально заваливают психолога вопросами, часто не относящимися к области его компетенции. Очевидно, что такая своеобразная «познавательная активность» родителей носит защитный характер. В работе с семьей наркомана всегда существует опасность «соскользнуть» на выгодную для родителей позицию «консультанта в вопросах наркологии». Нам доводилось наблюдать случаи, когда подобные ситуации воспроизводились на се­мейных приемах раз за разом, приобретая очертания специфических клинических игр [16]. В значительной степени такой опасности можно избежать, если в Центре, в ко­тором ведется работа с семьей, существует специальная открытая группа, деятель­ность которой ориентирована исключительно на информирование родителей по ин­тересующим их вопросам наркомании.

Перечисленные трудности работы с семьей наркомана создают специфическую ситуацию эффективная работа с которой невозможна в рамках какой-либо одной модели или терапевтического подхода. Важнейшим фактором эффективности в этом случае становится плюрализм методов при соблюдении принципа работы с семьей как целым и принципа активизации и укрепления Взрослого.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   13

Похожие:

Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconС. В. Березин, К. С. Лисецкий. Психология ранней наркомании
Подростковая и юношеская наркомания в настоящее время перерастает в проблему национального бедствия. Наркотики в молодежной среде...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) icon2009 международная академия трезвости собриология
Монография предназначена для собриологов, педагогов, психологов, психиатров, политологов, экономистов, валеологов, ювенологов, социологов,...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconМетодические рекомендации по изучению курса «Психология» (II часть)...
Кузнецова, Е. В. Методические рекомендации по изучению курса «Психология» (II часть) («Возрастная психология», «Педагогическая психология»,...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconК. С. Лисецкий психология ранней наркомании
Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Самарского госуниверситета О. В. Лаврова
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconК. С. Лисецкий психология ранней наркомании
Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Самарского госуниверситета О. В. Лаврова
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconОбщероссийское движение «трезвая россия» международная славянская...
Международная конференция-семинар по собриологии, профилактике, социальной педагогике и алкологии
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconО. А. Шорохова Жизненные ловушки зависимости и созависимости. Спб.: Речь. 2002 С. 6-16
Сюда же входят жертвы сексуального, физического, эмоционального, сектантского насилия, самих химически зависимых от алкоголя, наркотиков,...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconСпециальная психология. Вопросы к тестированию
Так, применение психологии в здравоохранении, просвещении, промышленном производстве стало основой для возникновения таких ее прикладных...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconСпециальная психология. Вопросы к тестированию
Так, применение психологии в здравоохранении, просвещении, промышленном производстве стало основой для возникновения таких ее прикладных...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconМодели созависимости
Вопросы созависимости пока еще не нашли должного отражения в отечественной медицинской и психологической литературе, поэтому мы благодарны...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница