Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография)


НазваниеМеждународная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография)
страница5/13
Дата публикации07.03.2013
Размер2.14 Mb.
ТипМонография
userdocs.ru > Психология > Монография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
Глава II. Наркомания как семейная проблема

1. Семейные предпосылки наркотизации
Наши клинические данные показывают, что основным источником причинности подростковой и юношеской наркомании является семья, создающая предпосылки для формирования у подростка генерализованной неудовлетворенности, либо оказавшейся неспособной компенсировать факторы наркотической контаминации социальной и биологической природы. Под генерализованной неудовлетворенностью мы понимаем фоновое состояние подростка, возникающее в результате генерализации неудовлетворенности первостепенно-значимых потребностей. Конкретное содержание неудовлетворенных потребностей как правило не осознается, что и является причиной генерализации. Если в результате пробного употребления наркотика индивид переживает снижение уровня неудовлетворенности, у него формируется отношение к наркотику как средству, расширяющему его возможности.

Под факторами наркотической контаминации социальной природы мы имеем в виду широкую доступность наркотиков, рост криминализации молодежи, прямую и косвенную рекламу психоактивных веществ. Под факторами наркотической контаминации биологической природы - предрасположенность к употреблению психоактивных веществ (алкоголь). Наша позиция противостоит распространенной точке зрения, в соответствие с которой, основным источником наркомании является подростковая среда и подростковая субкультура. Мы полагаем, что с точки зрения приобщения подростков к наркотикам, отношения между семьей, подростковой группой и наркосредой могут быть очерчены следующим образом. Источник причин наркотизации — семья, подростковая группа — инструментирует процесс приобщения к наркотикам, наркосоциальная среда порождает неспецифические условия наркориска. Мы убеждены в приоритете ответственности семьи за наркоманию подростка.

Семья представляет собой динамическую микросистему, находящуюся в посто­янном развитии [30]. В ней, как в интимной первичной группе, предполагается эмо­циональное влечение ее членов друг к другу - уважение, преданность, симпатия, любовь, взаимная поддержка, которые способствуют глубокой доверительности в отношениях.

С точки зрения системной семейной психотерапии [16] семья - это вид социаль­ной системы, характеризующейся определенными связями и отношениями ее членов, проявляющими себя в круговых паттернах взаимодействия, в их структуре, иерар­хии, в распределении ролей и функций.

Важнейшими характеристиками семьи являются ее функции и структура. Функции семьи - это сфера жизнедеятельности семьи, непосредственно связанная с удовлетворением определенных потребностей ее членов [67]. Можно выделить не­сколько функций семьи, важных с точки зрения дальнейшего анализа семейных причин наркотизации и динамики семейных отношений в наркоманических семьях.

1) воспитательная функция семьи состоит в удовлетворении индивидуальных потребностей в отцовстве и материнстве, воспитании, самореализации в детях. Се­мья обеспечивает социализацию подрастающего поколения, а также взаимовлия­ние членов семьи друг на друга.

2) хозяйственно-бытовая ФУНКЦИЯ семьи заключается в удовлетворении матери­альных потребностей и сохранении здоровья ее членов. В ходе выполнения этой функции обеспечиваются необходимые и приемлемые условия жизнедеятельности семьи.

3) эмоциональная функция семьи состоит в удовлетворении ее членами потреб­ностей в симпатии, уважении, эмоциональной поддержке, психологической защи­те. Семья способствует эмоциональной стабилизации ее членов, активно содейст­вует сохранению их психического здоровья.

4) функция духовного (культурного) общения заключается в удовлетворении потребностей в совместном проведении досуга, взаимном духовном обогащении. Семья способствует культурному, духовному и нравственному развитию личности, поддержанию и развитию сферы совместной деятельности, интересов, формированию согласованных целей и ценностей.

5) функция первичного социального контроля выражается в обеспечении вы­полнения социальных норм членами семьи, в особенности теми, кто в зависимо­сти от ряда причин (возраст, наличие заболевания и т.п.) не обладает в достаточной степени способностью самостоятельно строить свое поведение в со­ответствии с общепринятыми нормами.

6) сексуально-эротическая функция состоит в удовлетворении сексуально-эротических потребностей членов семьи, обеспечивая биологическое воспроиз­водство, а также удовлетворение эротических потребностей и фантазий. Сексуально-эротическая функция создает возможности для глубинно-личностного самопознания и познания брачного партнера.

С течением времени происходят изменения в семейном функционировании: од­ни функции утрачиваются, другие изменяются в соответствии с новыми социальны­ми условиями.

Во всех случаях детской наркомании в период, предшествующий наркотизации, нами были обнаружены нарушения основных функций семьи. После обнаружения наркотизации дисфункциональность семьи возрастала вплоть до невозможности выполнения в семье таких функций как духовное общение, первичный социальный контроль, сексуально-эротическая. В свою очередь, воспитательная и эмоциональная функции приобретают паталогизирующий характер.

структура семьи включает число, состав, а также совокупность взаимоотно­шений между ее членами. Структурный подход к анализу семьи основан на пред­ставлении о том, что семья есть нечто большее, чем индивидуальная биопсиходинамика ее членов. Взаимодействие членов семьи подчиняется определенным законо­мерностям. Эти закономерности обычно не формулируются явно или даже не осоз­наются, однако формируют целое - структуру семьи. Реальность структуры - это ре­альность другого порядка по сравнению с реальностью индивидуальных членов семьи [66].

Анализируя структуру конкретной семьи, необходимо исследовать ее состав, определить особенности взаимоотношений между членами семьи, описать структуру семьи с точки зрения основных ее параметров (сплоченность, иерархия, гибкость, внешние и внутренние границы, ролевая структура семьи); оценить характер струк­турных проблем, выявить коалиции, тип несбалансированности семейной структуры [66].

Как показывает наш клинический опыт, перечисленные параметры имеют важное значение с точки зрения анализа се­мейных причин приобщения к наркотикам, а также организации первичной и вто­ричной профилактики наркомании.

Сплоченность семьи определяется как эмоциональная связь, близость или привязан­ность ее членов друг к другу. Понятие иерархии используется в изучении измерений в структуре ролей, правил внутри семьи, а также в определении степени влияния одного члена семьи на других. Термин граница используют в описании взаимоотношений между семьей и ее социальным окружением (внешняя граница), а также между различными членами семьи (внутренняя граница). Если внешние границы слишком жесткие, то существенно снижается обмен информацией между семьей и окружением, наступает за­стой в системе, а если слишком слабые, то у членов семьи существует много связей с внешней средой и мало между собой. Например, семья редко собирается вместе и становится похожа на постояльцев гостиницы. Если внутренние границы, например, между ро­дителями и детьми слишком жесткие, то родители производят впечатление занятых только собой; если наоборот слишком слабые, то происходит перераспределение ро­лей в семье и вмешательство в интимную сферу друг друга. Понятие границы поколе­ний раскрывает сущность межпоколенных различий в близости и иерархии. В хоро­шо функционирующих семьях правила, управляющие взаимодействиями между родителями и между детьми, отличаются от правил родительско-детских отношений. Родительские диады показывают более высокую степень сплоченности, чем при взаимодействии родитель-ребенок.

Практически в 95% случаев наркомании у подростков мы сталкиваемся с семь­ями, где перечисленные показатели нарушены и имеют негативное влияние на разви­тие личности ребенка.

В структуре семьи можно выделить взаимоотношения между супругами (суп­ружеские взаимоотношения), взаимоотношения между родителями и детьми (родительско-детские отношения), взаимоотношения между сибсами, а также между род­ственниками.

^ Супружеские взаимоотношения - это система разнообразных чувств, установок, особенностей восприятия, понимание и принятие друг друга партнерами по браку.

Наиболее содержательной и существенной характеристикой совместной жизни супругов, по мнению Т.М. Мишиной, является стиль супружеских взаимоотношений. Под стилем она понимает «устойчивую совокупность свойств, присущих данному взаимодействию на протяжении длительного времени, определенные в главных тен­денциях и характеристиках деятельности пары как целого».

Характер семейных взаимоотношений можно определить с помощью циркуляр­ной модели Д.Х.Олсона [29]. Модель включает в себя две оси: сплоченность, кото­рая определяется как эмоциональное принятие членами семьи друг друга, а также гибкость, которая определяется как изменения в семейном руководстве, в семейных ролях и правилах, регулирующих взаимоотношения. Данные параметры задают тип семейной структуры.

Д.Х.Олсон выделяет четыре уровня сплоченности и четыре уровня гибкости: очень низкий, низкий к умеренному, умеренный к высокому и чрезмерно высокий уровень. Каждому уровню, как сплоченности, так и гибкости соответствуют определенные типы семейных структур.

Постулируется, что центральные уровни сплоченности (раздельный, объеди­ненный) и гибкости (структурированный, гибкий), которые соответствуют низкому к умеренному и умеренному к высокому уровням, являются сбалансированными и обеспечивают оптимальное семейное функционирование. Члены семей сбалансиро­ванных типов способны сочетать собственную независимость с тесными связями внутри семьи:

- разделенный тип взаимоотношений имеет некоторую эмоциональную отстраненность, но она не является крайней;

- объединенный тип характеризуется эмоциональной близостью, лояльностью во взаимоотношениях;

- структурированный тип предполагает некоторую демократичность во взаи­моотношениях, а роли и внутрисемейные правила остаются стабильными;

- гибкий тип характеризуется демократичным стилем руководства, роли раз­деляются между членами семьи и при необходимости изменяются.

Крайние значения по шкалам сплоченности и гибкости (разобщенный, запутан­ный, ригидный и хаотичный), которые соответствуют либо очень низкому, либо очень высокому уровню, являются проблемными:

  1. запутанная семья, в которой слишком много центростремительных сил и край­ности в требовании эмоциональной близости и лояльности. Отдельные члены семьи не могут действовать независимо друг от друга;

  2. разобщенная семья, в которой все ее члены эмоционально разделены, имеют мало привязанности друг к другу и демонстрируют несогласованное поведение. Чле­ны семьи безразличны друг к другу, не замечают друг друга и не претендуют на внимание, яв­ляются сожителями;

  3. ригидная, когда семья перестает отвечать на жизненные задачи, возникающие перед семьей в её продвижении по стадиям жизненного цикла. Это рациональные се­мьи, в которых невмешательство в личные дела, эмоциональное дистанцирование возведено в принцип взаимного поведения, несмотря на наличие внутренних привязанностей и заботы о благополучии друг друга;

  4. хаотическая семейная система, которая появляется в момент переживания кри­зиса, в ней решения принимаются импульсивно, а роли не ясны и смещены. В семье не складываются более или менее устойчивая система правил, распределения обя­занностей и труда.

Во всех случаях молодежной наркотизации (100% обследованных семей нарко­манов, N=289) мы имеем дело с тем или иным типом семейного неблагополучия. Все семьи наркоманов, в период, предшествующий наркотизации, являются проблемными. Анализ результатов обследования таких семей не позволяет выделить какой-либо статически значимый показатель нарушения семейного функционирования как достоверную причину наркотизации. Наши данные дают нам основание говорить о многофакторности семейной детерминации детской наркомании.

Необходимо отметить, что родительское отношение - это особый опыт обще­ния, который интегрирует образы родителя и ребенка и необходимо сочетает в себе такие черты как: непрерывность во времени, возрастная изменяемость, потребность заботиться, ответственность, ожидания, эмоциональная значимость.

^ Родительско-детские отношения - это система разнообразных чувств родителей по отношению к ребенку, а также ребенка по отношению к родителям, особенностей восприятия, понимания характера личности и поступков друг друга.

Е.О. Смирнова [113], раскрывая специфику родительско-детских отноше­ний, считает, что, во-первых, они характеризуются эмоциональной значимостью, как для ребенка, так и для родителя. Во-вторых, имеет место амбивалентность в отношениях родителя и ребенка. В-третьих, особенности родительского отношения изменя­ется в зависимости от возраста ребенка.

На наш взгляд, динамичность родительско-детских отношений проявляется не только с точки зрения возрастных изменений ребенка, но и с точки зрения возрас­тных особенностей родителя. Возраст - это фактор, который опосредует все отноше­ния личности, в том числе и отношения к детям.

В соответствии с теорией привязанности, сформулированной Д. Боулби и М. Эйнсворт, можно определить важнейшие параметры родительского отношения. Ими являются: нежность, забота, чувствительность к потребностям ребенка, надежность, обеспечение безопасности, предсказуемость, последовательность [36]. Родительско-детские отношения, которые в данной теории называются привязанностью, включа­ют в себя две противоположные тенденции. Одна из них - стремление к познанию, риску, волнующим ситуациям, а другая - стремление к защите и безопасности. Одна тенденция побуждает ребенка к отделению от родителей и стремлению во внешний мир, в то время как другая - возвращает его обратно. Умение родителя адекватно по­ощрять эти тенденции определяет полезность родительского отношения для разви­тия ребенка.

Наши исследования семей наркоманов показывают, что значительное преобла­дание одной тенденции над другой может быть рассмотрено как одна из причин девиантного поведения семейного порядка.

В структуре родительско-детских отношений необходимо выделить установку родителей. ^ Родительская установка - это система или совокупность родительского эмоционального отношения к ребенку, восприятия ребенка родителем и способов по­ведения с ним.

В различных источниках ([42], [45]) понятие «родительские стили» и «стили воспитания» часто употребляются синонимично понятию «позиции», хотя, как нам кажется, целесообразнее сохранить термин «стиль воспитания» для обозначения установок и соответствующего поведения, которые не связаны с конкретным ребенком, а характеризуют отношение к детям вообще. Важно, чтобы в семье стили воспитания детей у матери и отца сов­падали, взаимодополняли или, по крайней мере, не противоречили друг другу.

Противоречия в воспитательных позициях родителей приводят к возникновению межличностных конфликтов между ними, нарушая реализацию семьей ее вос­питательной функции, снижая потенциал семьи, как института социализации.

О.С. Сермягина [108] в своем социально-психологическом исследовании подчер­кивает важность эмоциональных отношений в семье. Она отмечает, что в психодинамическом направлении основным предметом изучения являются аффективные связи между членами семьи. Акцент при этом делается либо на родительско-детские, либо на супружеские отношения, а нарушения фиксируются пре­имущественно на уровне личности (социальная дезадаптация, невротическое рас­стройство и тому подобное).

X. Шульц-Хенке [51] выделяет несколько видов влияния родителей на ребенка, кото­рые могут привести к невротическим нарушениям развития. Все травматические влияния родителей он характеризует как «тормозящие» и рассматривает «заторможенность» в высшей степени как синоним невроза. К психотравмирующим факторам он относит твердость и изнеженность в обращении с детьми.

В качестве главных объяснительных категорий при исследовании аффективных взаимоотношений родителей с детьми Х.Е.Рихтер [51] использует психоаналитиче­ские понятия (роль ребенка и родителей, перенос, нарцистические тенденции), ана­лизируя на их основе нарушения взаимоотношений в семье. Под детской ролью он понимает структурную совокупность неосознанных родительских ожиданий - фанта­зий, которые приписываются ребенку.

С этой точки зрения семейные причины наркотизации связаны преимуществен­но с нарушением детских ролей в семье и их неадекватным и деструктивным содержанием. Анализ зарубежной литературы по проблемам наркомании показывает, что исследованиям деструктивных детских ролей в семье уделяется значительное внимание. С усвоением таких ролей связывают не только предрасположенность к наркомании и алкоголизму [74], но и развитие созависимости [22], [88], а также вероятность появления в семье химически зависимого члена семьи в следующем поколении или через поколение [114].

Необходимо отметить, что конкретной социально-психологической формой ор­ганизации жизнедеятельности семьи является структура ролей в ней. Под ролью в психологии чаще всего понимается «нормативно одобренные формы поведения, ожидаемые от индивида, занимающего определенную позицию в системе общест­венных межличностных отношений» [32]. Кроме поведения, в понятие «роль» включа­ются также желания и цели, убеждения и чувства, социальные установки, ценности и действия, которые ожидаются или приписываются человеку.

Выработка социально-ролевой структуры у ребенка в процессе семейного вос­питания имеет две основные цели.

1) Выработка ролей, значимых для жизни в семье, то есть усвоение форм внутрисемейных отношений, норм в поведении, значимых для семьи ценностных ориентации и мотивов деятельности.

2) Выработка ролей, значимых для социализации вне семьи, с целью ориен­тации индивида на существующие в данном обществе стандарты профессиональной деятельности, нравы и традиции общественной жизни [29].

Роли рассматриваются как относительно устойчивые типы поведения в опреде­ленной сфере жизнедеятельности. В.А. Ядов [51] считает ролевые установки соци­ально фиксированными. По мнению других исследователей, ожидания по поводу выполнения той или иной роли - устойчивые и негибкие образования. Если рассмот­реть супружеские взаимоотношения, то можно сказать, что у жен и мужей в проблемных семьях существуют такие ролевые установки, которые препятствуют ус­пешному приспособлению и являются предпосылками межличностной и психиче­ской напряженности. Психическая напряженность определяется как состояние, обу­словленное предвосхищением неблагоприятного для субъекта развития событий и сопровождающееся ощущением дискомфорта, тревоги, страха.

Анализ биографий наркоманов периода взросления (N=289), а также данные, полученные в результате реконструкции структуры семейных отношений на разных этапах жизни "наркоманских" семей, показывают, что в период, предшествующий началу употребления наркотиков, 91% наркоманов переживали высокую тревожность в семейной ситуации.

Большое значение для изучения семейных ролей имеет дифференциация их на конвенциональные и межличностные роли. Конвенциональные роли - это роли, оп­ределенные правом и моралью. Они стандартизированы и безличны, а межличност­ные роли целиком зависят от индивидуальных особенностей участников, их чувств и предпочтений [67].

Многие исследователи, в частности представители бихевиорального направле­ния оценивают родительское отношение с позиций успешности - неуспешности для развития ребенка. На наш взгляд, такой подход акцентирует внешнюю поведенче­скую сторону отношений и стимулирует односторонний взгляд на ответственность в вопросах детского развития.

К.Г. Юнг [141] говорит о том, что, как правило, вся жизнь, которую не уда­лось прожить родителям в силу сложившихся обстоятельств, передается по наследст­ву детям, то есть дети вынуждены вступить на путь жизни, который должен компен­сировать неисполненное в жизни родителей. Наихудшие последст­вия, по мнению Юнга, имеет «искусственная бессознательность» родителей. Примером тому может служить мать, которая, чтобы не нарушить видимость благополучного брака, искусственным путем, бессознательно, поддерживает себя тем, что привязыва­ет к себе сына - в определенной степени в качестве замены своему мужу». Это при­водит к формированию симбиотической связи между матерью и сыном, что, в конеч­ном счете, может являться одной из причин формирования наркозависимости: наркотик - это избавление от постоянной родительской (материн­ской) зависимости и приобретение в какой-то степени внутренней свободы. В борьбе за собственную независимость от родителей дети могут использовать самый мощный аргумент - наркотик.

Исходя из позиции К.Г. Юнга, можно сказать, что роди­тели в какой-то степени ищут идеального ребенка для себя, то есть дети должны реа­лизовывать неисполненное, невыполненное в жизни родителей. Бессознательно родители программируют, толкают своих детей на определенный путь, возможно, отклоняющегося поведения. Парадоксально, но ребенок, становясь наркоманом, дает возможность своим родителям (в частности, маме) реализовать себя став заботливы­ми, любящими, и, самое главное, нужными для него. В свою очередь наркоман использует это в своих целях, зная о том, что родители «все для него сделают». Формируется замкнутый круг. С одной стороны, родитель, который хочет быть нуж­ным, любящим, который все сделает для этого. А с другой- подросток-наркоман, ко­торый берет у своих родителей все для поддержания своего состояния. И, на самом деле, несмотря на страх и страдания в большинстве случаев, подсознательно никто не хочет менять сложившуюся систему отношений.

В такой ситуации, чаще всего, происходит «патологическое» объединение се­мьи, в ней все становятся нужными, необходимыми друг другу. Семья становится сплоченной в «борьбе с наркоманией ребенка». После реального сознания того, что болезнь в кратчайшие сроки может убить ребенка, родители хотят скорейшего излечения. Однако самое главное, чтобы этого захотел сам подросток, а в большинстве случаев этого не происходит. Подростки приходят лечиться либо из любопытства, либо потому что его привели родители, либо – затевая своеобразную игру «Я лечусь». Смысл игры «Ялечусь» заключается в том, чтобы, создавая видимость стремления к избавлению от наркотиков, с одной стороны, снизить давление со стороны родителей, а с другой стороны, проходя курс лечения, снизить дозу, необходимую для достижения эйфории. Заметим, что никакая игра не могла бы воспроизводиться, если бы вовлечение в нее участники не получили какой-либо выигрыш (Э.Берн). в игру «Ялечусь» по мимо наркомана вовлечены родители и медицинские работники. Родители платят деньги за лечение и таким образом снижают чувство вины и тревоги: мы ничего для него не жалеем. Медицинские работники получают деньги за лечение и бесконечно твердят:наркомания не излечима. Последнее утверждение используется медиками для снятия с себя ответственности за собственную ограниченность и неуважение к человеческой личности и жизни. Поскольку в игре «Я лечусь» заинтересованы все, то реально никто лечением не занимается.

Образ жизни подростка в условиях, когда он становится жертвой родительских иллюзий, заставляет его искать пути приспособительного поведения, а приобщение к культуре, основанное на столь откровенном давлении, вызывает у ребенка вполне за­кономерную оппозицию.

В связи с этим зададимся вопросом: не является ли становление наркоманской контр-культуры реакцией на нежелание «взрослой» субкультуры принимать вклады «подростковой»? очевидно, что взаимодействие взрослой и детской субкультур может быть не только развивающим (В.Т.Кудрявцев), но и как мы видим на примере наркотизма — деструктивным.

В здоровой семейной структуре устанавливается подвижное равновесие, прояв­ляющееся в оформлении психологических ролей каждого члена семьи, формировании семейного «Мы», способности членов семьи самостоятельно решать противо­речия и конфликты. В связи с этим необходимо отметить, что семейное воспитание детей - это результат совместной деятельности родителей, всех взрослых членов се­мьи. Разумеется, совместное воспитание предполагает различия в воздействии отца и матери. Отличия роли отца и матери в воспитании подростка объясняется, прежде всего, отли­чием их друг от друга как личностей. Отец и мать обычно дополняют друг друга, но могут и подрывать авторитет друг друга. Таким образом, в семье при нарушении внутрисемейных отношений создается неблагоприятный фон для эмоционального развития ребенка, и это в конечном итоге также становится одним из возможных условий формирования генерализованной неудовлетворенности.

Выше мы уже отмечали, что важнейшей причиной приобщение к наркотикам является нарушения в семейном функционировании.

В силу различных внешних и внутренних обстоятельств функции семьи могут нарушаться. Нарушения функций семьи - это такие особенности ее жизнедеятельно­сти, которые затрудняют или препятствуют выполнению семьей ее функций. Этому может способствовать: особенности личности ее членов, взаимоотношения между ними, а также определенные условия жизни семьи.

Негативный характер супружеских отношений, выражающийся в конфликтном взаимодействии между супругами, называется дисгармонией, дестабилизацией се­мейной структуры. Семейный конфликт представляет собой сложное явление. При­чинами его, с одной стороны, являются нарушения в системе взаимоотношений - их ригидность, конкурентный характер, формальность, неравенство, с другой - искаже­ния в личных установках, ролевых ожиданиях, способах перцепции.

В дисгармоничных семьях равновесие во взаимоотношениях используется толь­ко для того, чтобы избежать изменения, развития и появления связанных с этим возможных тревог и потерь. Равновесие престает быть формой адаптации семьи к за­дачам оптимального выполнения внешних и внутренних функций. Семейные узы оказываются лишь способом сохранения некоторого равновесия, на деле препятст­вующего развитию личности членов семьи и их взаимоотношений.

Выделяют следующие виды дисфункциональных семейных структур:

1) Несбалансированные семейные структуры (например, проблемные типы семьи по Д. Олсону, 100% обследованных семей наркоманов).

2) Структуры, несущие в себе аутсайдеров, то есть людей с низким со-циометрическим статусом. Например, один из детей рассматривается родителями как нелюбимый (64% обследованных семей наркоманов).

3) Структура, стабилизирующаяся на основе дисфункции одного из ее членов. Такие структуры поляризованы по принципу: «здоровые члены семьи» -«козел отпущения» или «больной» член семьи (89% обследованных семей наркоманов).

4) Коалиции через поколения, которые помогают членам семьи, чувствующим слабость, справиться с теми, кто кажется им сильнее. Коалиция позволяет ее членам совладать с низким самоуважением, уменьшить тревогу и контролировать тре­тью сторону. Например, когда один из родителей (мать) образует коалицию с ребен­ком против другого (отца); когда бабушка (дедушка) образует коалицию с ребенком против родителей и так далее (67% обследованных семей наркоманов).

5) Скрытая коалиция, когда ее наличие не признается членами семьи. Обычно она возникает на основе совместного секрета через идентификацию двух членов семьи и часто выражается в подкреплении симптоматического поведения (42% обследованных семей наркоманов).

  1. Перевернутая иерархия, когда по каким-либо причинам статус ре­бенка в семье становится больше, чем статус одного или обоих родителей. Например, отец с дочерью могут вести себя как супруги и относиться к матери и остальным чле­нам семьи как к младшим. Другой случай, когда один из родителей заболевает, и то­гда ребенок может выступать в роли родителя по отношению к больному и осталь­ным детям [66] (41% обследованных семей наркоманов).

Негативные, «невротические» стили супружеских взаимоотношений при всем своем многообразии условно сгруппированы Т.М. Мишиной [43] в три основных типа: соперничество, псевдосотрудничество и изоляция. Критериями выделения этих типов являются: на­личие или отсутствие соглашения пары в отношении норм поведения, формальный или неформальный характер этого соглашения. Типы взаимодействия можно опреде­лить по соотношениям следующих характеристик:

- мотивационные структуры, составляющие содержательную основу противо­речия в совместной деятельности супругов;

- способы компенсации, позволяющие паре устойчиво существовать, несмотря на наличие этого противоречия;

- обстоятельства, вызывающие декомпенсацию (кризис) и создающие неус­тойчивость, обостряющиеся в конфликтных ситуациях;

- способы выхода из конфликтной ситуации и их отношения к мотивационной структуре данной супружеской пары.

соперничество. Структура отношений носит противоречивый характер, дру­желюбно-враждебный. Оба партнера характеризуются незрелостью семейной роли и оказываются не в состоянии принимать на себя ответственность за поведение супру­жеской пары как целого. Конфликты могут быть представлены как противоречия главным образом в сферах заботы и опеки, эмоционального принятия, где сталкива­ются значимые потребности партнеров. Одной из сфер, где проявления соперничест­ва супругов наиболее опасны своими последствиями, является воспитание детей. Как показали исследования О.В.Шапатиной в сфере семейного воспитания пермаменентно воспроизводится специфическая конфликтная ситуация между супругами. Конфликтная ситуация является результатом стремления супругов к максимальной персонализации в ребенке. Здесь соперничество может проявляться в рассогласованности воспитательных пози­ций, требований по отношению к ребенку.

Нередко это приводит к возникновению ситуаций типа «двойного зажима», сис­тематическое попадание, в которые способствует формированию «шизофреничного» поведения. Наши клинические данные показывают, что среди опийных наркоманов довольно значительная часть (от 10 до 15%) составляют люди, для которых наркомания выступает как реальная альтернатива «шизофреническому» поведению.

В выраженной форме соперничество между супругами обнаружено нами в 31% «наркоманских» семей, где были оба родителя.

псевдосотрудничество. С внешней стороны отношения этого типа выглядят согласованными, с элементами преувеличения заботы о партнере. Поводы к возник­новению конфликтов в семье лежат за ее пределами и связаны с индивидуальными трудностями и неудачами, которые касаются, как правило, работы или негативного общения с другими людьми. Проявления псевдосотрудничества супругов в сфере воспитания детей также опасны своими последствиями, так как в зависимости от внешних обстоятельств воспитательные позиции у родителей постоянно видоизме­няются.

Псевдосотрудничество как стиль взаимоотношений обнаружен нами в 24% семей наркоманов в период, предшествовавший наркотизации подростка.

Изоляция. В совместной жизнедеятельности супруги остаются эмоционально обособленными и не заинтересованными друг в друге. Если такой характер взаи­моотношений проявляется и в воспитательной сфере, то ребенок ощущает себя не­нужным, отвергнутым и нелюбимым, что, в свою очередь, может способствовать формированию у него внутриличностных и поведенческих отклонений. Наши данные позволяют нам говорить о том, что примерно в 29% семей наркоманов проявляется изоляция как стиль внутрисемейных отношений в период до начала употребления подростком наркотиков.

В остальных 16% семей обнаружен смешанный, либо невыраженный стиль отношений.

Важнейшими проявлениями неблагополучия в семье являются семейные кон­фликты. Т.М. Мишина определяет семейные конфликты как такое обострение интер­персональных отношений в семейной группе, когда позиции, отношения, цели сто­рон становятся несовместимыми, взаимоисключающими, либо воспринимаются та­ковыми [43].

Для более глубокого понимания происхождения семейных конфликтов А.И.Заха­ров [51] выделяет неблагоприятные черты личности родителей, прежде всего ма­терей, обладающих более выраженными личностными и невротическими измене­ниями, по сравнению с отцами:

  1. сензитивность - повышенная чувствительность, склонность все принимать близко к сердцу, легко расстраиваться и волноваться;

  2. аффективность - эмоциональная возбудимость или неустойчивость на­строения;

  3. тревожность - склонность к беспокойству, недостаточная внутренняя со­гласованность чувств и желаний, либо противоречивость личности в целом, обуслов­ленная трудно совместимым сочетанием двух предшествующих характеристик;

  4. доминантность - стремление играть значимую роль;

  5. эгоцентричность - фиксация на своей точке зрения, отсутствие гибкости мышления;

  6. гиперсоциальность - повышенная принципиальность, утрированное чувст­во долга.

Исследования личностных особенностей родителей показывают, что у матерей подростков-наркоманов в преморбидный период перечисленные характеристики имеют следующее распределение:

  • сензитивность — 10% обследованных матерей;

  • аффективность — 8% обследованных матерей;

  • тревожность — 29% обследованных матерей;

  • доминантность — 31%;

  • эгоцентричность — 36%;

  • гиперсоциальность - 11%.

У отцов аффективная неустойчивость замещается психомоторной нестабильно­стью и импульсивностью. Тревожность заменяется мнительностью. Доминантность матерей оборачивается зависимостью отцов, осторожностью и недоверием в контак­тах. Наконец, гиперсоциальность будет оттенена настойчивостью и упорством, гра­ничащим с упрямством. Несмотря на отдельные различия у матерей и отцов наркоманов есть об­щие черты: неуверенность в себе, проблемы личностного самоопределения, неустой­чивость и противоречивость личности, негибкость мышления.

Семьи с нарушенными отношениями не могут самостоятельно решать возни­кающие в семейной жизни противоречия. В результате длительно существующего конфликта у членов семьи наблюдается снижение социальной и психологической адаптации, отсутствие способности к совместной деятельности (несогласованность в вопросах воспитания детей). Уровень психологического напряжения в семье имеет тенденцию к нарастанию, а наибольшим пиком может статъ формирование наркотической зависимости у подростка.

Гуманистическое направление в психологии рассматривает нарушения суп­ружеских отношений преимущественно с позиций непосредственного взаимодейст­вия, как недостаток удовлетворения потребности в эмоциональных отношениях. Представители указанного направления делают попытки анализа семьи в целом, про­водя аналогию со структурой невротической личности [62], используя категорию за­щитных механизмов в семье. В качестве защитных механизмов (мифов, верований) рассматриваются способы групповой семейной защиты, позволяющей сохранить индивидуальные защитные механизмы путем формирования неосознанных взаимосоглашений между членами семьи [51]. Функция такого соглашения - не допускать осознания отвергаемых пред­ставлений о семье в целом и о каждом ее члене. Защитные механизмы основаны на расщеплении: если у супругов дисгармонии сходны, отвергаемые стороны представ­лений находятся «за пределами дома», то есть солидарно признаются обоими парт­нерами; если проблемы различаются, каждый из партнеров неосознанно поддержива­ет в своем супруге (ребенке) те качества, которые соответствуют его собственным подавленным тенденциям. Существование таких семейных защитных механизмов приводит к тому, что даже явные признаки наркотизации ребенка остаются очень долго «не замеченными» родителями. Они начинают видеть странности в поведении слишком поздно, когда признаки наркотизации уже невозможно не заметить. Как правило, (79% случаев) к этому моменту у подростка уже сформированы основные компоненты наркологического синдрома.

В интеракционистском направлении нарушения семейных отношений изучают­ся в рамках коммуникативного анализа, оперирующего понятиями интеракция и трансакция. Э. Берн [14] описал игры, как циклически повторяющиеся ситуации об­щения, смысл которых находится вне задач продуктивной деятельности и заключает­ся в попытке сохранения своего «Я» путем изменения других. Обычно, в семье суще­ствует стереотипная последовательность трансакций, которая поддерживает проблему, создавая «порочный круг». Как известно, общение может существовать как на вербальном, так и на невербальном уровне и очень часто информация, передаваемая на разных уровнях не дополняет, а противоре­чит друг другу. Если высказывания на разных уровнях противоречат друг другу, то это приводит к парадоксу. В семье родители часто используют па­радоксальные требования. Например, слишком заботливые родители требуют от под­ростка, чтобы он был самостоятельным, ответственным и, в тоже время, постоянно руководят и опекают его. Парадоксальные команды создают у получателя ощущение тупика и могут привести к крайностям. Одним из типов несовместимых посланий яв­ляется также выдвижение родителями требования к ребенку, когда противореча друг другу, когда мать говорит одно, а отец совершенно противоположное. Крайним вариантом парадоксальной коммуникации является случай «двойного зажима» (Г.Бейтсон), который может способствовать развитию у ребенка психических отклонений (шизофрении): значимый взрослый передает ребенку одновременно два сообщения, на разных уровнях коммуникации, одно из которых отрицает другое и затрагивает наиболее важное для ребенка в семье - вопрос в том, любят его родители или нет.

Помимо влияния, которые оказывают на ребенка особенности супружеских от­ношений, необходимо выделить негативные родительско-детские отношения, кото­рые можно охарактеризовать как дисгармонии семейного воспитания. Выделим наи­более существенные из них:

- во взаимодействии с детьми родители непроизвольно компенсируют свои неотреагированные переживания;

- неосознанная проекция личностных проблем на детей, когда родители обви­няют их в том, что практически присуще им самим ( не видят недостатков у себя, а видят их у ребенка);

- в воспитании ребенка наблюдается недостаток или избыток душевной щедрости и доброты;

- несоответствие требований и ожиданий родителей возможностям и потребно­стям ребенка;

- непоследовательность и несогласованность в обращении с ребенком.

В контексте проблемы семейной профилактики наркомании имеет значение изучения так называемых патологизирующих ролей в семье, то есть межличностных ролей, которые в силу своей структуры и содержания оказывают психотравмирующее воздействие на нее членов. Таковы роли «семейного козла отпущения», «золуш­ки», «больного», «кумира семьи» и так далее. Здесь необходимо добавить, что мно­гие авторы описывают сходные феномены, но обозначают их по-разному (например, «стиль воспитания», когда речь идет о взаимоотношениях между родителями и деть­ми, «характер супружеских взаимоотношений», оказывающий неблагоприятное воз­действие на психическое здоровье одного из членов семьи) [67; 96-98]. Мотивы, ко­торые могут побуждать одного из членов семьи подталкивать ее к развитию системы патологических ролей, разнообразны. Это, с одной стороны, маскировка определен­ных личностных недостатков - стремление сохранить и защитить, вопреки этим не­достаткам положительную личностную самооценку. Другой мотив - стремление удовлетворить какие-то потребности, если это при обычных условиях противоречит нравственным представлениям индивида и всей семьи. Патологизирующие роли, мо­гут возникать на основе механизма проекции как неосознанное наделение другого человека присущими данной личности мотивами, чертами и свойствами [33]. Одним из мотивов формирования патологизирующей роли может быть стремление изба­виться от давления собственных же нравственных представлений. Этот вид патологизирующих ролей часто наблюдается в клинике алкоголизма и наркомании - это ро­ли «спасителя» и «спасаемого».

В ряде работ авторы выделяют следующие типы патогенного родительского поведения [22]:

  • один или оба родителя не удовлетворяют потребности ребенка в любви или полностью отвергают его;

  • ребенок служит в семье средством разрешения супружеских конфликтов;

  • угрозы разлюбить ребенка или покинуть семью, используются как дисципли­нарные меры;

  • внушение ребенку, что он своим поведением повинен в разводе, болезни или смерти одного из родителей;

  • отсутствие в окружении ребенка человека, способного понять его пережива­ния, стать фигурой, заменяющей отсутствующего или пренебрегающего своими обя­занностями родителя.

Таким образом, в семье при нарушении внутрисемейных отношений создается неблагоприятный фон для эмоционального развития ребенка и это, в конечном итоге, может стать источником формированиягенерализованной неудовлетворенности, то есть семья является одним из основных факторов развития предпосылок наркомании у подростков. Наибольшую опасность с точки зрения формирования наркомании у подростков представляют семьи, в кото­рых за внешним благополучием скрываются нарушения семейного взаимодействия часто не осознаваемые ее членами. Неблагополучные семьи, как правило, стоят на учете специальных социальных служб и с ними проводится соответствующая соци­ально-психологическая работа, направленная на профилактику нарушений семейного функционирования. Однако мы полагаем, что задача должна ставиться шире: психопрофилактическую работу необходимо начинать именно с внешне бла­гополучными семьями, чтобы увеличить их наркоустойчивость. В связи с этим, не­обходимо отметить, что здоровая семья является одним из важнейших факторов эффективной позитивной со­циализации ребенка и профилактики наркомании.

Специальное исследование семей подростков-наркоманов, проведенное нами, показало, что среди психологических факторов, создающих условия для злоупотреб­ления подростками психоактивных веществ, большое значение имеет неблагополучие в семье, а также нарушение семейного функционирования. В связи с этим, можно выделить следующие виды неблагополучного семейного взаимоотношения, приво­дящих к наркомании:

  • деструктивная семья - отличается автономией отдельных членов, отсутствием взаимности в эмоциональных контактах. В таких семьях родители составляют так на­зываемую диссоциированную супружескую пару, когда, например, ригидный эмо­ционально жесткий по характеру отец и неорганизованная, необузданная мать не в состоянии создать стабильной обстановки воспитания;

  • распадающаяся семья, в которой чрезмерно обострилась конфликтная ситуа­ция, фактически брак уже распался, но супруги продолжают жить вместе. Источни­ком конфликта в таких семьях вполне может быть неосознанное нежелание одного (или обоих) супругов терпеть присутствие другого супруга как конкретного человека с его жизненными установками, уровнем культуры и манерой поведения. В таких семьях конфронтация интересов взрослых заметна для ребенка, отрицательные эмо­ции постоянно «прорываются» в психологический микроклимат семьи, что считается наибольшим психотравмирующим условием для ребенка из-за длительности стрессовой ситуации и что в конечном итоге приводит к нарушениям в развитии его личности;

  • неполная семья - отсутствует кто-либо из родителей. В таких семьях очень часто возникает симбиотическая связь, которая определяет психологическое слияние матери и ребенка и оно может привести к самоотождествлению и к крайним формам взаимной зависимости;

  • ригидная псевдосолидарная семья - отличается безоговорочным доминирова­нием одного из членов за счет положения других, жесткой регламентации всей се­мейной жизни. В таких семьях при всем многообразии конкретных конфликтных си­туаций родители стараются подчинить личность ребенка собственному представле­нию о нем в ущерб его реальной, живой индивидуальности. Очень часто выбирается такая воспитательная тактика, в которой ребенок вынужден приспосаб­ливаться, вместо того, чтобы развиваться естественно.

Как показывают данные клинических наблюдений, для таких семей характерными оказываются:

  • чрезвычайно эмоциональное, ранимое и болезненное отношение подростков к своим родителям и их проблемам. Если при этом в семье доминирует холодная в общении, не эмоциональная, строгая мать, то ситуация приобретает наибольшую остроту;

  • использование ребенка как средство давления и манипуляции супругами друг другом;

  • непоследовательность в отношениях с ребенком: от максимального принятия до максимального отвержения. Ребенка то приближают к себе, то отдаляют незави­симо от особенностей его поведения;

  • невовлеченность членов семьи в жизнь и дела друг друга;

  • директивный стиль отношений и эмоциональное отвержение;

  • спутанные отношения и размытые (неопределенные) межпоколенные грани­цы, когда прародители активно вмешиваются в жизнь семьи, продолжая воспитывать уже взрослых детей, при этом по отношению к внукам, чаще всего, обнаруживается гиперпротекция и попустительство;

  • использование прямых провокаций в обращении с ребенком;

  • заниженная оценка достижений ребенка, либо негативные ожидания по от­ношению к его действиям и поступкам;

  • сексуальное насилие;

  • генетические предрасположенности к алкоголизму или злоупотребление кем-то из членов семьи алкоголем (наркотиками);

  • отсутствие в ближайшем окружении ребенка значимого взрослого.

Перечисленные особенности нарушения семейной ситуации приводят к тому, что у подростка появляется слишком много свободного времени, которое он старает­ся провести на улице, что в совокупности с оппозицией и отсутствием доверитель­ных отношений с родителями способствует встрече подростка с наркотиком. Как правило, в наркоманскою группу подросток легко вписывается, так как для членов такой группы появление нового человека всегда выгодно. С помощью нее подросток может компенсировать собственные негативные переживания, а также приобщиться к группе. По истечению некоторого времени, родители замечают употребление под­ростком наркотических веществ и их реакция будет зависеть от состояния семейной системы. Реакция семьи может быть как конструктивной, то есть способствовать прекращению употребления наркотиков, так и деструктивной, т.е. закрепляющей наркотизацию.

Факт обнаружения наркомании у подростка способствует изменению семейного взаимодействия и будет по-разному «использоваться» членами семьи. Отношение к наркомании будет во многом определяться неосознаваемыми потребностями, при этом каждый член семьи сможет получить определенную «выгоду» из такой семейной ситуации. Например, мать начинает ощущать себя нужной и полезной для больного наркоманией ребенка, защищая и помогая ему, в свою очередь подросток начинает эксплуатировать появляющуюся в поведении матери гиперопеку или гиперпротекцию.

Нередко семейное взаимодействие или поведение одного из членов семьи вы­ступает как фактор, запускающий и фиксирующий наркотическое поведение. Напри­мер, неудовлетворенность супругом может привести к тому, что он будет отвергаться через приписывание ему ответственности за наркоманию ребенка. Возникает своеоб­разный альянс: наркотизирующийся подросток и борющийся за его жизнь родитель (мать) против родителя, который считается главной причиной наркотизации. В этом случае отказ от наркотиков должен привести к перераспределению семейных ролей и изменению всей системы семейных взаимоотношений. Бессознательное сопротивле­ние таким изменениям приводит к нарастанию провоцирующих проявлений [88].

Проведенный анализ семейных причин наркотизации, однозначно убеждает в том, что в фокусе профилактической работы должна быть семья. Это одинаково справедливо, когда речь идет как о первичной, так и о вторичной профилактике наркомании.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13

Похожие:

Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconС. В. Березин, К. С. Лисецкий. Психология ранней наркомании
Подростковая и юношеская наркомания в настоящее время перерастает в проблему национального бедствия. Наркотики в молодежной среде...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) icon2009 международная академия трезвости собриология
Монография предназначена для собриологов, педагогов, психологов, психиатров, политологов, экономистов, валеологов, ювенологов, социологов,...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconМетодические рекомендации по изучению курса «Психология» (II часть)...
Кузнецова, Е. В. Методические рекомендации по изучению курса «Психология» (II часть) («Возрастная психология», «Педагогическая психология»,...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconК. С. Лисецкий психология ранней наркомании
Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Самарского госуниверситета О. В. Лаврова
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconК. С. Лисецкий психология ранней наркомании
Кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии Самарского госуниверситета О. В. Лаврова
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconОбщероссийское движение «трезвая россия» международная славянская...
Международная конференция-семинар по собриологии, профилактике, социальной педагогике и алкологии
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconО. А. Шорохова Жизненные ловушки зависимости и созависимости. Спб.: Речь. 2002 С. 6-16
Сюда же входят жертвы сексуального, физического, эмоционального, сектантского насилия, самих химически зависимых от алкоголя, наркотиков,...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconСпециальная психология. Вопросы к тестированию
Так, применение психологии в здравоохранении, просвещении, промышленном производстве стало основой для возникновения таких ее прикладных...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconСпециальная психология. Вопросы к тестированию
Так, применение психологии в здравоохранении, просвещении, промышленном производстве стало основой для возникновения таких ее прикладных...
Международная педагогическая академия С. В. Березин, К. С. Лисецкий, Е. А. Назаров психология наркотической зависимости и созависимости (монография) iconМодели созависимости
Вопросы созависимости пока еще не нашли должного отражения в отечественной медицинской и психологической литературе, поэтому мы благодарны...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница