Ю несбё Леопард Часть первая


НазваниеЮ несбё Леопард Часть первая
страница6/62
Дата публикации25.03.2013
Размер7.07 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Спорт > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   62
^

Глава 11

Распечатка



Когда я проснулся сегодня утром, я знал, что снова побывал там. Во сне все всегда бывает так: мы лежим на земле, кровь течет, а когда я поворачиваю голову, то вижу, что там стоит она и смотрит на нас. Она смотрит на меня с печалью во взоре, как будто она только сейчас поняла, кто я, разоблачила меня, увидела, что я не тот, кто ей нужен.

С аппетитом позавтракал. Под телетекст. «Тело женщины – депутата стортинга обнаружено во Фрогнер парке в бассейне для прыжков в воду». Газетные сайты в интернете переполнены информацией. Распечатать, вырезать, вырезать.

Скоро на главных страницах сайтов газет появится имя. До сих пор так называемое полицейское следствие было таким посмешищем, такой любительщиной, что скорее раздражало, чем захватывало. Но сейчас то они подключат все свои ресурсы и перестанут играть в сыщиков, как в случаях с Боргни и Шарлоттой. Все же Марит Ульсен была депутатом стортинга. Пора им браться за ум. Потому что я наметил себе новую жертву.

^

Глава 12

Место преступления



Харри стоял перед зданием больницы и курил. Небо над его головой было бледно голубым, но город, лежащий под ним в котловине между низкими зелеными холмами, накрыл туман. Харри вспомнилось детство в Оппсале, пригороде Осло, когда они с Эйстейном прогуливали первый урок в школе и отправлялись к немецким бункерам в Нурдстранне. Оттуда они видели смог цвета горохового супа, застилавший центр столицы. Но с годами утренний смог постепенно покинул Осло, поскольку из города исчезла промышленность, а дровами топить перестали.

Харри раздавил окурок каблуком.

Улав Холе выглядел лучше. А может, просто другое освещение. Он спросил, почему Харри улыбается. И что стряслось с его скулой.

Харри сказал что то насчет собственной неуклюжести, а про себя подумал: в каком же возрасте происходит эта перемена, когда дети начинают защищать родителей от действительности? С ним это, пожалуй, случилось лет в десять.

– У меня была твоя младшая сестра, – сказал отец.

– Как у нее дела?

– Хорошо. Когда она узнала, что ты вернулся, то сказала, что теперь ей надо о тебе заботиться. Потому что она теперь большая. А ты маленький.

– М м м… Какая умная барышня. А как ты сегодня?

– Хорошо. Очень хорошо, правда. Думаю, что мне самое время отсюда выбираться.

Он улыбнулся, и Харри улыбнулся ему в ответ.

– А что говорят врачи?

Улав Холе по прежнему улыбался:

– Чересчур много они говорят. Давай лучше о чем нибудь другом.

– Ладно. О чем ты хочешь поговорить?

Улав Холе подумал.

– Я хочу поговорить о ней.

Харри кивнул. Он сидел молча и слушал, как встретились его отец и мать. Как они поженились. О том, как мать заболела, когда Харри был еще мальчишкой.

– Ингрид мне всегда помогала. Всегда. Но я так редко бывал ей нужен. До тех пор, пока она не заболела. Иногда мне приходило в голову, что ее болезнь была на самом деле чуть ли не благом.

Харри вздрогнул.

– В смысле, возможностью хоть как то, чем то отплатить, понимаешь? И я старался. Я делал все, о чем она просила. – Улав Холе пристально уставился на сына. – Все, Харри. Почти.

Харри кивнул.

Отец продолжал говорить. О Сестрёныше и Харри, какой хорошей и милой была Сестрёныш. И какая у Харри была невероятная сила воли. Что он боялся темноты, но никому не хотел об этом говорить, и когда они с матерью иногда подходили к его двери, то слышали, как он то плачет, то ругает невидимых чудовищ. Но войти в комнату и успокоить, утешить его родители не могли. Иначе он пришел бы в ярость и стал кричать, чтобы они убирались.

– Ты всегда считал, Харри, что сражаться с чудовищами надо только самому.

Улав Холе вновь пересказал старую историю про то, что Харри не говорил ни слова, пока ему не исполнилось почти пять лет. Но когда в один прекрасный день он заговорил, то фразы словно сами полились из него. Длинные, серьезные, со взрослыми словами. Родители недоумевали: откуда он их знает?

– Но Сестрёныш права, – улыбнулся отец. – Ты снова стал маленьким. И почти перестал говорить.

– М м м… Ты хочешь, чтобы я говорил?

Отец покачал головой:

– Ты уж лучше слушай. Но на сегодня довольно. Приходи как нибудь еще.

Харри пожал левую руку отца своей правой и встал.

– Ничего, если я поживу в Оппсале пару дней?

– Спасибо, что сам предложил. Я не хотел тебя обременять, но ведь дому нужен присмотр.

Харри решил не уточнять, что в его собственной квартире собираются отключить электричество.

Отец позвонил, вошла молодая медсестра, обратилась к отцу по имени, невинно кокетничая с ним. А Харри отметил, что отец понизил голос, когда стал объяснять, что Харри нужно взять ключи от дома из чемодана, обратил внимание на то, как лежачий больной старик пытается распустить перед ней перья. И почему то эти попытки не выглядели жалкими, казалось, так и должно быть.

Вместо прощания отец повторил:

– Все, о чем она меня просила. – И прошептал: – Кроме одного.

Пока медсестра вела Харри к комнате, где хранились вещи пациентов, она сообщила, что с ним хочет поговорить врач. Харри нашел ключи в чемодане, а потом постучал в дверь, которую показала ему медсестра.

Врач кивком указал ему на стул, сам откинулся на спинку кресла и сложил ладони домиком.

– Хорошо, что вы вернулись домой. Мы пытались вас найти.

– Знаю.

– Рак распространился дальше.

Харри кивнул. Кто то когда то говорил, что в этом и состоит основное занятие раковых клеток: распространяться.

Врач изучающе посмотрел на него, словно размышляя, стоит ли сделать следующий шаг.

– Да, – произнес Харри.

– Да?

– Да, я готов услышать все остальное.

– Сейчас мы уже обычно не говорим, сколько, по нашему мнению, пациенту осталось. Потому что случаются ошибки, и вообще знать такие вещи – слишком тяжелый груз. Но я считаю, в данном случае будет корректным сказать, что он живет уже дольше, чем ему отпущено.

Харри кивнул. Посмотрел в окно. Туман там, внизу, был все таким же плотным.

– У вас есть мобильный, чтобы мы в случае чего могли вас найти?

Харри покачал головой. Внизу, из тумана, послышался звук сирены. Или ему показалось?

– Может, вы тогда скажете, кто мог бы вам сообщить?

Харри вновь покачал головой:

– Не беспокойтесь. Я буду сюда звонить и навещать его каждый день. Ладно?

Врач кивнул и посмотрел вслед Харри, когда тот вскочил и понесся к выходу.
Когда Харри добрался до Фрогнербадет, было уже девять. Территория самого Фрогнер парка – полтысячи квадратных километров, но бассейн занимает только небольшую часть этой территории и к тому же обнесен забором, поэтому для полиции не составило труда оградить место происшествия. Они просто напросто протянули ленту с внешней стороны забора и посадили полицейского у ворот, где продавались билеты в бассейн. Вся стая стервятников, криминальных обозревателей, уже слетелась, и сейчас они клекотали у входа, жаждая только одного: взглянуть на тело. Как никак депутат стортинга, значит, общественность имеет право увидеть столь выдающийся труп.

В «Каффепикене» Харри взял чашку «американо». Столики у них стояли на улице весь февраль, и Харри уселся, закурил сигарету и стал разглядывать толпу перед входом в бассейн.

Какой то мужчина опустился на соседний стул.

– Неужели сам Харри Холе? Где это вы пропадали?

Харри поднял глаза. Рогер Йендем, криминальный репортер из «Афтенпостен», тоже закурил и махнул рукой в сторону Фрогнер парка:

– Наконец то Марит Ульсен получила что хотела. К восьми вечера она станет звездой. Повеситься на вышке для прыжков во Фрогнербадет? Good career move.35 – Он повернулся к Харри и скорчил рожу: – А что у вас со скулой? Выглядите паршиво.

Харри не ответил. Прихлебывал кофе и ничего не делал, чтобы прервать болезненную паузу, надеясь – совершенно напрасно, – что журналист поймет, что его общество нежелательно. Из тумана над ними послышалось хлопанье – звук вертолетного винта. Рогер Йендем прищурился и посмотрел вверх.

– Наверняка «Верденс ганг»,36 это совершенно в их духе – нанять вертолет. Надеюсь, туман не рассеется.

– Ну… Значит, лучше, чтобы никто не увидел фотографии, только бы их не сделала «Верденс ганг»?

– Ясное дело! А вам что то уже известно?

– Да уж явно поменьше, чем вам, – ответил Харри. – Тело нашел один из смотрителей на рассвете и сразу же позвонил в полицию. А вы что знаете?

– Голова оторвана полностью. Похоже на то, что мадам сиганула с самого верха вышки с веревкой вокруг шеи. А была не худенькая… Весовая категория до ста пятидесяти кило. На заборе нашли нитки, возможно из ее спортивного костюма. И решили, что именно там она и перелезла. Никаких других следов не нашли, поэтому они думают, что она была одна.

Харри глубоко затянулся. ^ Голова оторвана полностью . Ох уж эти журналисты! Они и говорят как пишут – в порядке обратном логическому, или, как они сами выражаются, начиная с ударной новости.

– И что, это случилось ночью? – закинул удочку Харри.

– Или вчера вечером. По словам мужа Марит Ульсен, она без четверти десять ушла из дома на пробежку. Как обычно.

– Поздновато для пробежек.

– Судя по всему, она бегала именно в это время. Хотела быть в парке одна.

– М м м…

– Я, кстати, пытался найти смотрителя, который ее обнаружил.

– Зачем?

Йендем с удивлением посмотрел на Харри:

– Ясное дело: чтобы получить информацию из первых рук.

– Ясное дело, – повторил Харри и затянулся.

– Но он, похоже, ото всех спрятался, его нет ни здесь, ни дома. Наверняка все еще в шоке, бедняга.

– Ну уж! Ведь он не в первый раз находит труп в бассейне. Думаю, это руководители следствия позаботились, чтобы не дать вам этого смотрителя на растерзание.

– Не в первый раз? Что вы имеете в виду?

Харри пожал плечами:

– Меня сюда уже вызывали пару раз. Из за мальчишек, которые как то забрались сюда ночью. Один раз было самоубийство, другой – несчастный случай. Четверо приятелей возвращались с вечеринки домой и решили по пьяному делу малость поразвлечься – посмотреть, у кого хватит духа ближе всех подойти к краю вышки. Тому, кто встал на самый край, было девятнадцать. А самый старший из них был его родной брат.

– Вот черт, – произнес Йендем принужденным тоном.

Харри взглянул на часы, как будто куда то спешил.

– Ничего себе веревка была, наверное, – заметил Йендем. – Раз – и головы нет. Слышали о чем нибудь подобном?

– Том Кетчум, – ответил Харри, залпом допил остатки кофе и встал.

– Кетчуп?

– Кетчум. Банда «Hole in the Wall».37 Повешен в Нью Мексико в тысяча девятьсот первом. Самая обычная виселица, только веревка чересчур длинная была.

– Ой. И насколько длинная?

– Чуть больше двух метров.

– Всего то? Наверное, он был поперек себя шире.

– Отнюдь. Это я к тому, как просто, оказывается, потерять голову, правда?

Йендем что то прокричал вслед, но Харри не расслышал. Он пересек парковку с северной стороны бассейна, прошел по парку и повернул налево, через мост по направлению к главному входу. Забор везде был два с половиной метра в высоту. Весовая категория до ста пятидесяти кило. Может, Марит Ульсен и пыталась перелезть, но вряд ли смогла это сделать самостоятельно.

Перейдя мост, Харри повернул налево и снова подошел к бассейну с другой стороны. Он перешагнул через оранжевую ленту полицейского ограждения и остановился на вершине склона перед зарослями кустарника. За последние годы Харри забыл очень много всего. Но что то все равно упрямо сидело в голове. Он по прежнему помнил имена тех четырех мальчишек с вышки для прыжков. И взгляд старшего брата, обращенный в тысячеметровое никуда, когда парень лишенным всякого выражения голосом отвечал на вопросы Харри. И его руку, которая указывала на место, где они пролезли в бассейн.

Осторожно ступая, чтобы не уничтожить возможные следы, Харри отогнул ветки кустарника. Похоже, служба паркового хозяйства Осло поставила перед собой неподъемные планы – если она их вообще перед собой ставит. Как бы то ни было, дырка в сетке забора по прежнему на месте.

Харри присел на корточки и стал внимательно осматривать острые концы проволоки. Увидел темные нитки. Как будто кто то не проскользнул, а с силой протиснулся в дырку. Или же его протолкнули. Он поискал другие следы. На самом верху дырки он увидел длинную черную шерстяную нитку. Высота у дырки была приличная – надо выпрямиться в полный рост, чтобы коснуться головой ее верхнего края. Головой. Шерсть – значит, вязаная шапка. Интересно, Марит Ульсен носила шерстяную шапку? По словам Рогера Йендема, Марит Ульсен вышла из дома без четверти десять, чтобы побегать в парке. Как обычно, так он сказал.

Харри попытался вызвать перед собой мысленную картинку. Необычно теплый вечер в парке. Полная, потеющая женщина бежит трусцой. Никакой шерстяной шапки на ней он не увидел. И вообще ни на ком. Потому что было совсем не так холодно. Может быть, этот человек не хотел, чтобы его заметили или узнали? Черная шерстяная шапочка. Возможно, лыжная маска.

Он осторожно вышел из кустарника.

Как они подошли, он не слышал.

В руке у одного из мужчин был пистолет – вероятнее всего, «штейр», австрийский, полуавтоматический. Направленный на Харри. Держал пистолет блондин с открытым ртом и выдающейся нижней челюстью, а когда он вдобавок ко всему издал хрюкающий смешок, Харри тут же вспомнил прозвище Трульса Бернтсена из КРИПОС. Бивис. Как в мультсериале про Бивиса и Баттхеда.

Другой мужчина был маленький, на редкость кривоногий и держал руки в карманах пальто, прикрывающего собой, как уже было известно Харри, огнестрельное оружие и удостоверение КРИПОС на имя, похожее на финское. Но внимание Харри привлек третий мужчина, одетый в серый элегантный плащ. Он стоял немного в стороне, слева от своих спутников, но было что то в позах и жестах Бивиса и финна, в том, как оба поглядывали то на Харри, то на этого третьего, говорящее, что они – его продолжение, словно на самом деле пистолет держит этот мужчина. Больше всего Харри поразила в незнакомце даже не его почти женственная красота. Не то что и верхние, и нижние ресницы были такими длинными, что казалось, он их красит тушью. Не красивые очертания носа, подбородка и щек. Не волосы – густые, темные, с проседью, хорошо подстриженные и гораздо длиннее, чем предписывалось принятыми в ведомстве стандартами. И не множество мелких белых пятен на загорелой коже, будто после кислотного дождя. Харри поразила ненависть. Ненависть в устремленном на него взгляде незнакомца, ненависть такая сильная, что Харри показалось, что он физически ощущает ее, как что то белое и тяжелое.

Мужчина ковырял в зубах зубочисткой. Голос его оказался выше и мягче, чем Харри мог ожидать.

– Вы проникли на территорию, которая перекрыта в интересах следствия, Холе.

– Бесспорный факт, – сказал Харри и оглянулся.

– Зачем?

Харри уставился на собеседника, перебирая в голове один вариант ответа за другим и отбрасывая неподходящие, пока не понял, что ответа у него просто нет.

– Вижу, вы меня знаете, – сказал Харри. – А с кем я имею удовольствие разговаривать?

– Сомневаюсь, чтобы это кому то из нас доставило особое удовольствие, Холе. Так что я предлагаю вам немедленно покинуть это место и никогда больше не показываться поблизости от мест преступлений, где работает КРИПОС. Понятно?

– Ладно. Понятно, хотя и не совсем. А что, если я мог бы оказать некоторую помощь полиции в случае с Марит Ульсен, подсказать…

– Единственное, чем вы осчастливили полицию, – эта ваша плохая репутация, – перебил его мягкий голос. – По моим данным, вы – пьяница, злостный правонарушитель и просто вредное насекомое, Холе. Так что я бы вам советовал уползти немедленно под тот же камень, откуда вы выползли, – пока вас не раздавили каблуком.

Харри взглянул на мужчину и почувствовал, что и ум, и нутро подсказывают ему одно и то же: оставь, уходи. Крыть тебе нечем. Будь хитрее.

Быть бы и вправду хитрее – вот уж точно не повредило бы! Харри вытащил пачку сигарет.

– Это ты меня собрался раздавить, Бельман? Потому что ты ведь Бельман. Не так ли? Тот самый гений, который подослал ко мне эту мартышку из сауны? – Харри кивнул на финна. – Судя по той попытке, ты не в состоянии раздавить каблуком и… и… – Харри лихорадочно искал сравнение, но оно никак не находилось. Чертова смена часовых поясов.

Бельман опередил его:

– Убирайся, Холе. – И указал большим пальцем назад, поверх плеча: – Давай давай. И побыстрее.

– Я… – начал Харри.

– Ладно, – произнес Бельман и широко улыбнулся: – Ты арестован, Холе.

– Что?

– Тебя трижды предупредили, чтобы ты убрался с места происшествия, но ты не подчинился приказу. Руки за спину.

– Послушай! – рявкнул Харри, все больше ощущавший себя подопытной крысой в лабораторном лабиринте, чьи действия бесконечно предсказуемы. – Я хочу только…

Бернтсен, он же Бивис, дернул его за локоть так, что сигарета упала на влажную землю. Харри нагнулся, чтобы поднять ее, но от удара Юсси ногой в спину рухнул ничком. Ударился лбом и ощутил вкус земли и желчи. И услышал мягкий голос Бельмана прямо над ухом:

– Ты оказываешь сопротивление при аресте, Холе. Я просил тебя завести руки за спину, разве не так? Просил тебя положить их сюда…

Бельман легко коснулся рукой зада Харри. Тот тяжело сопел, не шевелясь. Потому что прекрасно понимал, чего добивается Бельман. Сопротивление полиции. Два свидетеля. Статья 127 я. До пяти лет. Игра окончена. И хотя Харри это было совершенно ясно, он знал, что Бельман скоро добьется своего. Поэтому он сосредоточился на другом, абстрагировался от хрюкающего смеха Бивиса и одеколонного запаха Бельмана. Он думал о ней. О Ракель. Он завел руки за спину, поверх руки Бельмана, и повернул голову. Ветер наконец разогнал туман, и там, на фоне серого неба, белела изящная вышка для прыжков в воду. С переднего края ее платформы что то свешивалось и качалось на ветру, возможно, это была веревка.

Мягко щелкнули наручники.

Бельман стоял на парковке у улицы Миддельтунс гате и смотрел, как они отъезжают. Ветер трепал полы его плаща.
Дежурный в КПЗ читал газету и не сразу обратил внимание на то, что перед ним стоят трое.

– Привет, Туре, – произнес Харри. – Есть номер для некурящих с приличным видом?

– Привет, Харри. Давненько не виделись. – Дежурный выудил ключ из шкафа у себя за спиной и протянул его Харри. – Сьют для молодоженов.

Харри видел, в какое замешательство пришел Туре, когда Бивис наклонился, выхватил ключ и рявкнул:

– Дед, он арестован.

Харри виновато смотрел на Туре, ощущая, как руки Юсси обшаривают карманы и извлекают оттуда ключи и бумажник.

– Будет здорово, если ты позвонишь Гуннару Хагену, Туре. Он…

Юсси дернул наручники так сильно, что металл врезался в кожу, и Харри заковылял задом наперед по направлению к предвариловке.

Они заперли его в маленькой камере два на полтора метра, потом Юсси пошел к Туре подписать бумаги, а Бивис остался стоять снаружи и смотрел на Харри в глазок. Харри видел, что он хочет что то сказать, и ждал. И тот наконец выдал – голосом, дрожащим от плохо скрытой ярости:

– Ну, как ощущения? Такой был крутой, двух серийных убийц вычислил, и по телику тебя показывали и вообще. А теперь сам сидишь в трюме и в дверь пялишься!

– Ты чего такой злой, Бивис? – тихо поинтересовался Харри и закрыл глаза. И почувствовал, что его качает, как будто он только что сошел на сушу после долгого путешествия по морю.

– Я не злой. Но уродов, которые пристреливают хороших полицейских, я просто терпеть ненавижу.

– Три ошибки в одном предложении, – заметил Харри и улегся на нары. – Во первых, не «терпеть ненавижу», а просто «ненавижу», во вторых, инспектор Волер не был хорошим полицейским, а в третьих, я не стрелял, а оторвал ему руку. Вот здесь, у плеча. – И Харри показал где.

Бивис открыл рот и опять закрыл его, не сказав ни слова.

Харри снова прикрыл глаза.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   62

Похожие:

Ю несбё Леопард Часть первая iconJohann Wolfgang von Goethe
Фауст. Первая часть трагедии. Первая часть «Фауста» печатается без «Посвящения», «Театрального вступления» и «Сна в Вальпургиеву...
Ю несбё Леопард Часть первая iconКнига первая часть первая
Охватывает; без постижения существования невозможно постичь истину
Ю несбё Леопард Часть первая iconПризрак Харри Холе 9 ю несбё Призрак часть I глава 1
Гора мяса пахла солью, потом и кровью. Это был человек. Все еще живой человек: ее чувствительные уши улавливали слабые удары его...
Ю несбё Леопард Часть первая iconЗапертый в Клетке. Часть Первая (из Трех). Множество ретроспектив....

Ю несбё Леопард Часть первая iconТ. Я. Елизаренкова Мандалы I, VIII и X не связаны каждая с одним...
То, что первая часть этой мандалы (гимны 1-50) была позднее включена в ее состав, подтверждается ее значительным сходством с мандалой...
Ю несбё Леопард Часть первая iconУчебное пособие. Спб, 1999 введение 1 часть первая. Этничность и...
Врожденная привязанность или социальный конструкт? (споры о природе этнического) 7
Ю несбё Леопард Часть первая iconЭтот многолетний и выстраданный труд посвящается мною всем людям бесплатно
Первая часть – это лечебное водное голодание, которая сейчас и предлагается вашему вниманию; и вторая часть будет излагать вопросы...
Ю несбё Леопард Часть первая iconНк РФ состоит из двух частей. Первая часть нк РФ была введена в действие...
...
Ю несбё Леопард Часть первая iconКнига первая. Падение хаджибея часть первая I. Издательство художествнной литературы «дніпро»
Ясновельможный пан Тышевский в этот день так и не заглянул во флигелек усадьбы, где жили особо приглянув­шиеся ему девки-крепачки....
Ю несбё Леопард Часть первая iconКак получить учения 8 часть первая 9

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница