Говард Маркс Господин Ганджубас


НазваниеГовард Маркс Господин Ганджубас
страница16/29
Дата публикации14.03.2013
Размер5.34 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Спорт > Документы
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   29
^

МИСТЕР ДЕННИС




Оставив Джуди и детей в Бангкоке, я полетел на самолете «Эйр Индия» в Бомбей, а оттуда – на самолете «Пакистанских международных авиалиний» (ПМА) в Карачи. Зарегистрировался в «Шератоне», провел несколько часов в поисках телефонной будки, которую так и не отыскал, зашел в гостиницу «Жемчужина» и попросил разрешения воспользоваться их телефоном, чтобы позвонить Малику. Он направлялся в «Шератон».

Малик явился в национальном костюме, шальварах и рубахе камизе, как и его молодой спутник.

– Д. Г. Маркс, добро пожаловать в Пакистан! Это мой племянник Афтаб. Он ворует товары из магазина дьюти фри в аэропорту и продает их на базаре в Бхоти. Он мой партнер по бизнесу.

– Добро пожаловать в Пакистан, Д. Г. Маркс! – подхватил Афтаб.

– Сначала, Д. Г. Маркс, о главном. Продукт готов – можешь проверить. Он под моим контролем, в безопасности, на складе в Белуджистане. Мы можем поехать туда когда угодно. Прямо сейчас, если пожелаешь. Автомобиль на улице. Вот небольшой образец. А вот расписание ПМА. Ты увидишь, что есть несколько подходящих рейсов. Для теперешней достаточно крупной партии придется забронировать место по крайней мере за сорок восемь часов.

Я взял мягкую липкую черную пластинку и поднес зажигалку к углу. Язык пламени потянулся к гашишу. Хороший знак. Повеяло любимым ароматом, заклубился голубоватый дым. Я втянул его в себя. Захотелось вдохнуть полной грудью. Великолепный гашиш, лучший пакистанский гашиш, какой я когда либо пробовал.

Запасы наркотиков в соседнем Афганистане почти иссякли, когда русские ввели свои танки в Кабул в 1980 году. Более пяти миллионов афганцев бежали из страны в Пакистан, в Северо западную пограничную провинцию (СЗПП), живущую по своим законам. Приграничную зону, населенную главным образом пуштунскими племенами, контролировали племенные вожди. Пакистанские военные и полиция не рисковали сворачивать с магистралей, соединяющих города, даже в погоне за убийцей, похитителем или насильником. Они только вели переговоры с представителем племени.

Северо западная пограничная провинция вскоре стала местом базирования, стратегическим центром и тренировочной площадкой моджахедов, борцов за свободу, которые не признают самого слова «капитуляция». Либо Россия должна была проиграть войну и отвести свои войска из Афганистана, либо все моджахеды легли бы костьми. Компромисс не допускался.

Оружие и боеприпасы поставлялись странами, которые сочувствовали борьбе моджахедов против коммунистов, скапливались в поселениях СЗПП. Никого не удивляло, что немалая доля вооружений перекочевывает на рынки Пешавара, главного торгового города СЗПП близ Хайберского прохода.

Издревле земли СЗПП считались идеальными для выращивания индийской конопли. На гималайских высотах, в кристально чистом воздухе под животворным тропическим солнцем, растение наливается смолой, из которой приготовляют гашиш. Афганистан, лежащий по другую сторону Гималаев, не менее приспособлен для выращивания каннабиса. Святой город Мазари Шариф62прослыл родиной лучшего гашиша в мире. Среди наводнивших СЗПП беженцев хватало крестьян, привычных к возделыванию конопляных плантаций. Им нужно было как то кормиться. Моджахедам также требовались деньги. И те секреты изготовления гашиша, которые веками хранили афганцы, нашли применение в Пакистане, где теперь вырабатывалось море высококачественного гашиша, известного в Западном полушарии как «пограничный».

– Д. Г. Маркс, ты посмотришь партию? – спросил Малик.

Путешествие в Белуджистан могло оказаться увлекательным, но не имело никакого смысла. Если Малик решит меня кинуть, он это сделает, неважно, увижу я груз или нет. Я чувствовал, что больше выиграю, если выкажу полное доверие.

– Малик, если ты говоришь, что имеешь пять тонн такого гашиша, я полагаюсь на твое слово. Не нужно проверок.

– Как пожелаешь. Мы доставим партию в Карачи для упаковки и устранения запаха. Д. Г. Маркс, ты смыслишь в производстве бумаги? Я хочу купить в Великобритании подержанные бумагоделательные машины. Здесь, в Пакистане, бумажное производство станет прекрасным бизнесом.

– Я разузнаю что к чему, когда вернусь в Лондон. Что еще тебя интересует?

– Английские привилегированные школы. Это для моих детей.

– Буду рад помочь, Малик. Я здесь ненадолго. Мне нужно попасть в Гонконг. Я передам твоему человеку из Международного кредитно коммерческого банка пятьсот тысяч долларов. Обдумаю, когда лучше отправить груз. За несколько дней до назначенной даты вернусь в Карачи с полумиллионом долларов наличными. Ты дашь мне авианакладную, а я тебе – деньги.

– Идет! Хороший план. Но не забудь сообщить, каким рейсом прилетишь. Да, кстати! Д. Г. Маркс, телефоном в Пакистане пользоваться небезопасно. У меня есть свой оператор, двоюродный брат. Когда он дежурит, я уверен, что телефон не прослушивается, но и только. Ты можешь налететь на кого нибудь другого. У тебя есть законный бизнес с телексом в Лондоне?

– Конечно. Хочешь, чтобы я связывался с тобой по телексу?

– Это предпочтительней. У меня большое туристическое агентство в центре Карачи, рядом со зданием «Американ экспресс». Я дам тебе номер телекса. Всегда отправляй телекс по легальным каналам. И вообще, Д. Г. Маркс, подумай насчет законного бизнеса здесь, в Пакистане, такого как бумагоделательная фабрика. У нас должно быть какое нибудь легальное предприятие.

– Малик, а твое туристическое агентство может доставать дешевые билеты на рейсы ПМА?

– Конечно. Вся таможенная полиция и правительственные чиновники пользуются услугами моего агентства «Тревел интернэшнл». Мой двоюродный брат занимает высокую должность в ПМА. У нас цены для своих, не официальные. Но самолеты ПМА не летают в Гонконг. Я достану тебе бесплатный билет до Гонконга и обратно на рейс «Люфтганзы». Это единственная авиакомпания, чьи самолеты курсируют между Карачи и Гонконгом.

– Огромное спасибо, Малик! Однако я не за себя хлопочу. У меня есть друг китаец, управляющий туристическим агентством в Лондоне. Большинство его клиентов – это люди, которые отправляются на Дальний Восток. И поскольку самолеты ПМА летают и в Англию, и в Китай, я подумал, не сможет ли он удешевить свои услуги и обойти конкурентов, направляя пассажиров сюда. Просто мелькнула такая мысль.

– Замечательная мысль, Д. Г. Маркс. Китайцы – хорошие люди, отношения между Пакистаном и Китаем превосходные. Мы добрые соседи. Ты знаешь, что ПМА первыми открыли воздушное сообщение с коммунистическим Китаем? И не секрет, что Китай проводит испытания наших атомных бомб. Организовать поездку в Китай через Пакистан не так уж сложно. Я поговорю с семьей.

Три дня спустя я находился в Гонконге, в «Шангри Ла». Позвонил Эрни с телеграфа через Флэша, обрисовал обстановку. Комбс велел отправлять груз из Карачи как можно раньше, в любой день.

Я забронировал билет на рейс «Люфтганзы» до Карачи на следующий день. С телекса общего пользования отправил весточку Малику: «Прибываю завтра с немецкой компанией. Представитель британский бумагоделательной фабрики». Переправил пятьсот тысяч долларов из Банка Гонконга и Шанхая другу Малика в МККБ, а другие полмиллиона – в номер «Шангри Ла». Эту немалую сумму на время полета следовало припрятать. Я не видел серьезных причин для беспокойства. Сдать чемоданы в багаж в аэропорту Гонконга. В конце концов, Малик гарантировал, что меня не будут обыскивать в аэропорту Карачи. А вдруг вместо Карачи самолет по какой то причине посадят в другом аэропорту? Тогда мне, возможно, придется давать объяснения. Деньги надо закамуфлировать.

Я позвонил Эйприл, попросил купить три дорогих однотипных чемодана, книги о системе школьного образования в Англии, а также бумагоделательном производстве и адресовать покупки в «Шангри Ла». Связался с Сэмом Тейлором, сказал, что доволен одеждой, что возвращаюсь в Лондон и мог бы рекомендовать его изделия своим знакомым. Не снабдит ли он меня рекламным материалом? Сэм прислал коробку образцов материй, буклетов и выкроек. Я снова побеспокоил Эйприл, дав ей задание купить отрезы различных материй и организовать их доставку в гостиницу.

Я завернул пачки денег в вуаль и шелка и уложил чемоданы, поместив поверх тканей пачки безобидных документов и всякую рекламную дребедень.

Спустя сутки я стоял рядом с каруселью в зале прибытия аэропорта Карачи. Ситуация для меня непривычная: путешествуя в одиночку, я почти всегда обходился ручной кладью. – не любил сдавать чемоданы в багаж, выстаивать очереди, тягать тяжести. Три моих чемодана появились раньше прочих. Преимущества первого класса: ты не связан смехотворными весовыми ограничениями и получаешь багаж первым. Я уже нашел носильщика и отсыпал ему горсть пакистанских рупий. Мы подошли к стойке таможенного контроля – в аэропорту Карачи нет зеленого коридора.

– Какова цель вашего приезда? Дела, отдых или официальная миссия?

– Дела.

– Можно посмотреть ваш паспорт?

Я ожидал этого вопроса. Как еще он узнает, что меня не надо обыскивать? Малик должен был назвать ему мое имя. Я протянул таможеннику свой паспорт.

– Я вижу, вы были в моей стране несколько дней назад. Какого рода ваш бизнес, сэр?

Вот так, сюрприз! Малик уверял, что все пройдет гладко.

– Круг моих деловых интересов довольно широк. Этот визит в Пакистан предпринят в целях организации бумагоделательного производства.

– С кем будете встречаться в моей стране?

– С предполагаемыми покупателями бывших в употреблении бумагоделательных машин. Я представляю английскую фирму, которая демонтирует и продает оборудование закрытых бумагоделательных фабрик.

– У вас есть визитная карточка, сэр?

– Да, есть. – Скажешь «нет», обыщут.

В моем бумажнике лежало три рода визитных карточек: одни рекомендовали меня менеджером «Уэст Энд секреториал сервиз»; вторые – управляющим «Дринкбридж Гонконг Лимитед», которая, судя по другим документам, занималась перевозкой воды; третьи – сотрудником «Дринкбридж Л имитед». Решительно нигде не говорилось, что я продавец подержанного бумагоделательного оборудования. Я выудил наугад одну визитку.

– Если верить этой карточке, вы торгуете алкоголем. Вы в курсе, что алкоголь в Пакистане запрещен? Какое отношение он имеет к бумагоделательному бизнесу? Пожалуйста, откройте этот чемодан, сэр!

Гребаный Малик! Почему я должен проходить через все это? Я открыл чемодан, указанный таможенником. Оттуда выпало несколько книжек о привилегированных школах.

– Вы и книгами торгуете? Пожалуйста, сэр, откройте еще и тот чемодан!

Мне было уже не до шуток.

– Видите ли, «Дринкбридж» – английская семейная компания уже много лет. Ее деятельность охватывает несколько направлений, в том числе грузовые перевозки, операции с недвижимостью и промышленным оборудованием. Мы продаем вина по всему миру. Большую долю зарубежных прибылей реинвестируем в национальную экономику, развитие образования и культуры. Мы намерены финансировать строительство бумагоделательных фабрик и школ в Пакистане.

Я открыл второй чемодан, продемонстрировав специальные издания, относящиеся к производству бумаги.

– Пожалуйста, мистер Маркс, проходите! Добро пожаловать в Пакистан!

Он подобрался слишком близко. И еще у него осталась моя визитка. Где же Малик?

Носильщик выкатил чемоданы на улицу. Я по прежнему не наблюдал никаких признаков присутствия Малика или Аф таба. Пакистанец не только не сдержал обязательства оградить меня от таможни, но и не потрудился встретить. Бросил на произвол судьбы с полумиллионом долларов. Ну и куда мне идти?

Аэропорт в Пакистане принадлежит к числу тех немногих мест, где имеется телефонная будка. Я позвонил по номеру Малика. Подошел Афтаб:

– Д. Г. Маркс, как твои дела? Дяди сейчас нет. Он уехал в Белуджистан на пару дней. Вот вот вернется. Когда приезжаешь в Пакистан?

– Я уже здесь. Разве вы не получили вчера мой телекс?

– Нет. Я проверял телекс, с тех пор как уехал дядя. От тебя ничего не было.

– Там говорится, что я прибуду сегодня с немецкой компанией. Разве ты не получил его? Это невозможно. Мне пришло подтверждение приема с твоего телекса.

– Нет, этот телекс я действительно получил, но откуда мне было знать, что он от тебя? Там нет подписи Д. Г. Маркс, и послан он из Гонконга, а не из Лондона. Мы не ведем дела ни с одной немецкой компанией.

– Афтаб, немецкая компания – это «Люфтганза». Ладно, проехали. Я возьму такси до «Шератона». Скажи Малику, когда вернется.

Я повесил трубку.

– Мистер Маркс, мистер Маркс! – Ко мне бежал какой то тип в униформе. Сейчас схватят, обыщут, отволокут в кошмарную пакистанскую тюрьму. Бр р!.. – Мистер Маркс, я стюард с самолета «Люфтганзы». Вы забыли духи из дьюти фри на самолете. Вот они!

Я сел в автобус, высылаемый ради удобства постояльцев гостиницей «Шератон». Там я чувствовал себя в большей безопасности, чем в такси.

– Д. Г. Маркс, поверь, мне так жаль! Я ужасно зол на этого тупицу Афтаба: не понял простого телекса. Не знаю, что с ним случилось. Подобного больше не повторится, если на то будет воля Аллаха.

– Малик, я не собираюсь пробовать еще раз, но не беспокойся. Я в безопасности, и деньги тоже. Плохо только, что таможенник, очевидно, заподозрил меня, и у него осталась моя визитная карточка.

Мы беседовали в номере «Шератона». Малик приехал, как только прибыл в Карачи и узнал о происшествии.

– С грузом все нормально?

– Конечно, Д. Г. Маркс. Вся партия сейчас на складе в городе. Начинается упаковка и устранение запаха. Это не займет много времени. Закончим к завтрашнему дню. День отправки назначен?

– Да. Чем скорей, тем лучше. Нас устраивает любой день. Твой человек в МККБ получил пятьсот тысяч долларов.

– Я знаю, мистер Маркс. Получил извещение.

– Тебе известно также, что у меня с собой полмиллиона наличными.

– Они мне не понадобятся, пока ты не увидишь груз и документы. Отправим в понедельник, б февраля, через три дня. Послезавтра все проверишь. Д. Г. Маркс, пожалуйста, до этого времени побудь в номере. Карачи – опасное место. Все может случиться. В штате всех американских и европейских посольств состоят агенты по наркотикам. Они рыщут по городу.

– Здесь есть агенты DEA, Малик?

– Только один. Харлан Ли Боуэ.

Я вспомнил это имя: оно мелькало в обвинительном заключении, относившемся к поставкам 1973 года, для которых мы использовали аппаратуру рок групп.

– А английские таможенники?

– Только один. Майкл Джон Стивенсон. Стивенсон! Я его чертовски разозлил на процессе в Олд Бейли. Господи! Он повязал бы меня с огромным удовольствием.

– Я посижу в номере, Малик. Посмотрю телевизор, почитаю. Заезжай за мной, когда придет время проверки. Все будет в порядке. Вот тебе несколько книг об английских школах и университетах.

– А тебе кусочек гашиша, Д. Г. Маркс. Я знаю, что ты не прочь покурить, сам иногда курю.

Я почитал о производстве бумаги. Не скажу, чтобы это воодушевляло, но кое какие термины в голове осели. По гостиничному видеоканалу шли западные фильмы с субтитрами на урду. Все вольные сцены, даже поцелуи, подвергались жесткой цензуре. И поскольку вырезали по нескольку минут до и после «клубнички», разобрать, что происходит, не удавалось. Я скурил весь гашиш, оставленный Маликом. После этого следить за сюжетом стало гораздо легче.

Спустя двое небогатых событиями суток появился Малик с Афтабом. На улице их ждала машина. Афтаб взял чемодан с деньгами, и мы углубились в трущобные кварталы Карачи. Подъехали к большому каменному складу. Двое мрачных охранников открыли двойные двери. Внутри склада, где по периметру центрального помещения располагались отдельные комнаты, вовсю шла работа. Около двадцати молодцов, смахивавших сразу на Ясира Арафата и Чингисхана, возили на тележках большие металлические контейнеры, ведра жира, канистры бензина и оборудование для сварки. Несколько человек просто сидели и смотрели. В углу громоздилось четыре больших штабеля картонных коробок. На каждой мастерски запечатанной емкости значился адрес «Американ телефон и телеграф» в Нью Йорке. Бирка на английском и японском подтверждала, что товар произведен в Токио. Малик проделал замечательную работу. Он продемонстрировал мне все стадии процесса.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   29

Похожие:

Говард Маркс Господин Ганджубас iconК. маркс тезисы о фейербахе
Маркс К., Ф. Энгельс Сочинения/М.: Государственное издательство политической литературы; 1955
Говард Маркс Господин Ганджубас iconЛавкрафт Говард Филипс Лавкрафт Говард Филипс Наследство Пибоди Говард...

Говард Маркс Господин Ганджубас iconФридрих Энгельс Карл Генрих Маркс Манифест Коммунистической партии
«Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. – 2-е изд. – Т. 4»: Государственное издательство политической литературы; М.; 1955
Говард Маркс Господин Ганджубас iconОбращение граж д ан к президентуро сс и йс к ой федерации владимиру...
...
Говард Маркс Господин Ганджубас iconГовард Филлипс Лавкрафт Алхимик Говард Ф. Лавкрафт Алхимик
Франции, наводя ужас на одних и восхищая других. Бойницы и укрытия видели баронов, графов и даже королей, готовых биться до последнего,...
Говард Маркс Господин Ганджубас iconИван Алексеевич Бунин Господин из Сан-Франциско
Господин из Сан-Франциско – имени его ни в Неаполе, ни на Капри никто не запомнил – ехал в Старый Свет на целых два года, с женой...
Говард Маркс Господин Ганджубас iconГовард Филлипс Лавкрафт Хребты Безумия Говард Лавкрафт. Хребты Безумия I
Не хотелось бы раскрывать причины, заставляющие меня сопротивляться грядущему покорению Антарктики — попыткам растопить вечные льды...
Говард Маркс Господин Ганджубас iconМаркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. 3
По изданию: Маркс К., Энгельс Ф.; Избранные произведения. В 3-х т. Т. М.: Политиздат, 1986, 639 с. 
Говард Маркс Господин Ганджубас iconУрс Видмер Господин Адамсон Урс Видмер господин адамсон
Шоколада под ними почти не стало видно, а может, они и впрямь его вытеснили. Оставшиеся сорок четыре свечки стояли вокруг торта....
Говард Маркс Господин Ганджубас iconГовард Филлипс Лавкрафт Тень над Иннсмаутом Говард Филлипс Лавкрафт Тень над Иннсмаутом I
Не отличающиеся повышенным любопытством граждане отнеслись к данной акции всего лишь как к очередной, пусть даже и достаточно массированной,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница