Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя


НазваниеСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
страница7/50
Дата публикации28.06.2013
Размер3.49 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Спорт > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   50
^

Глава восьмая



Запыхавшаяся, с пылающим лицом, Холли влетела в парикмахерскую:

– Лео, прости меня! Я уже выходила, когда зазвонил телефон, я заговорилась и совершенно забыла о времени!

– Не волнуйся, дорогая. Я знаю тебя не первый день, и, какое бы время ты ни называла, мы всегда записываем тебя на полчаса позже. Колин!!! – заорал он, щелкнув в воздухе пальцами.

Колин мгновенно исчез.

– Господи, Холли! Ты что, моешь голову удобрениями? Когда твои волосы успели так отрасти? Я же стриг тебя всего пару недель назад!

Он усадил Холли и принялся жатьпа педаль, поднимая кресло повыше.

– Вечером намечается что то грандиозное? Холли уже знала, что лучше промолчать, чем отвечать, подпрыгивая в кресле. Не хватало ей еще одного приступа смеха, как в прошлый раз.

– Три – ноль, – наконец сказала она, закусив губу.

– Про что ты? Любимая команда выиграла?

– Да нет, – вздохнула Холли, – это у меня сегодня три – ноль!

– А об этом я и сам помню, милочка. КОЛИН! – заорал он громче прежнего, щелкнув пальцами еще раз.

Тут же как из под земли возник Колин с тортом в руках, а вслед за ним уже выходили из комнаты персонала остальные парикмахеры, затягивая на разные голоса «Happy Birthday!»

Холли была потрясена.

– Лео… – единственное, что она смогла проговорить. Вокруг уже столпилась вся парикмахерская, и Холли, потрясенная, смотрела па этих людей во все глаза. Поздравление было спето, прошумели аплодисменты, и все, улыбаясь, начали расходиться, а Холли еще не могла вымолвить ни слова.

– Господи всемогущий, Холли! На прошлой неделе ты хохотала так, что чуть не вывалилась из кресла, а теперь, в собственный день рождения, рыдаешь в три ручья. Да что с тобой?

– Я просто очень тронута, Лео, – проговорила она, вытирая глаза, и обняла его.

– Должен же я был как то тебе отомстить. – И он так стиснул ее в объятиях, что захрустели суставы.

Холли засмеялась, вспомнив, что они тоже устроили ему сюрприз на пятидесятилетие – вечер под девизом «Да здравствуют перья и кружева!». Холли надела кружевное белое платье, а Джерри, никогда не упускавший случая над кем нибудь подшутить, нацепил розовое боа из перьев несуществующей птицы поверх розовой же рубашки и розового галстука. Под конец он потряс Лео тем, что поцеловал его ровнопятьдесят раз. Лео весь вечер возмущался и негодовал, хотя было очевидно, что он вне себя от счастья. А наутро он обзвонил всех участников празднества и оставил грозные сообщения на автоответчиках. Холли долго боялась звонить ему после этого. Ходили слухи, что после дня рождения работа у Лео не ладилась целую педелю.

– Только не говори, что тебе тогда не поправился стриптизер.

– Не понравился? Да я целый месяц пи о ком думать не мог, кроме этого мерзавца.

Посетителям раздали по кусочку торта, и каждый из них поворачивался к Холли, чтобы сказать спасибо.

– Не понимаю, почему они благодарят тебя, – пробормотал Лео себе под нос. – Я купил этот торт на свои кровные.

– Не беспокойся, Лео. Мои чаевые с лихвой покроют твои затраты.

– Шутишь? Да твоих чаевых не хватит даже на то, чтобы доехать до дома на автобусе.

– Лео!.. До твоего дома ровно два шага!

– Вот именно! Холли надула губки и притворилась обиженной.

Лео рассмеялся:

– Тебе уже тридцать, а ты все еще ведешь себя как ребенок. Что собираешься делать вечером?

– Да ничего особенного. Спокойно посижу где нибудь в тихой компании.

– Помнится, я так же говорил в день своего пятидесятилетия. А кто будет?

– Шэрон, Киара, Эбби и Деииз.

– А что, Киара вернулась?

– Вернулась. С нежно розовой головой.

– О, мне страшно повезло, что она теперь сама занимается своей прической. Значит, оставит меня в покое. Ну вот. Принимай работу, хозяйка. Выглядишь отлично. Вполне годишься на роль царицы бала, так что смотри мне – повеселись как следует.

Холли внимательно рассматривала себя в зеркале. В соответствии с указаниями Джерри она купила себе новую одежду. Кстати, ей приходилось по нескольку раз на дню буквально бить себя по рукам, чтобы не вскрыть конверт с надписью «Май». Впрочем, до мая оставалось всего несколько дней – ждать недолго.

Она решила сегодня одеться в черное. На ней были черные брюки, черные туфли на шпильках и черный блестящий пояс, подчеркивавший талию. Лео как следует поработал над ее прической, и она выглядела даже моложе обычного. Она совсем не чувствовала себя на тридцать. С другой стороны, кто его знает, что это такое – чувствовать себя на тридцать. Когда она была моложе, ей казалось, что тридцать – очень солидный возраст. Женщина в такие годы должна быть мудрой, иметь налаженную жизнь – мужа, детей, карьеру. И вот ей тридцать, а ничего этого у нее нет. И мудрости не больше, чем в двадцать. Несколько седых волос и морщинки вокруг глаз – вот и вся разница. Она опустилась на кровать, продолжая рассматривать себя. Поразительно – ничего особенно тридцатилетнего. Во всяком случае, ничего такого, что стоило бы отпраздновать.

Зазвенел звонок, и из за двери послышались болтовня и хихиканье. Она улыбнулась, предвкушая приятный вечер, и распахнула дверь.

– С днем рождения! – встретил ее жизнерадостный хор. Девушки были так заразительно веселы, что у нее сразу поднялось настроение. Они влетели в дом, ведя за собой Деклана, вооруженного камерой. Холли помахала рукой в объектив.

– Нет, нет, Холли, ты должна вести себя так, как будто его не замечаешь, – зашикала Дениз, насильно усаживая ее на диван. Гости окружили ее и принялись совать ей подарки.

– Сначала мой! – завопила Киара, так яростно отпихнув Шэрон, что та, не удержавшись, свалилась с дивана.

– Уймитесь, вы, ненормальные! – Голос Эбби прозвучал как голос разума.

Она усадила Шэрон обратно па диван и продолжала:

– Думаю, сначала нужно открыть вино, а потом уже переходить к подаркам.

– Но после этого мы откроем мой подарок первым! – надулась Киара.

– Обещаю тебе, дорогая, – как ребенка, успокоила ее Холли.

Эбби принесла из кухни поднос с бокалами и бутылку шампанского.

– Кто откроет шампанское, красавицы? Холли смотрела на бокалы. Это был свадебный подарок. На одном из бокалов была гравировка – их с Джерри имена. Но этот бокал Эбби тактично оставила на кухне.

– Ладно, Холли. Эту честь мы предоставим тебе. – И она вручила Холли бутылку.

Девушки завизжали и попрятались за мебель, увидев, что Холли уже взялась за пробку.

– Тише, тише, – засмеялась она. – Все не так плохо.

– Точно! Она в этом деле настоящий профессионал, – бодро заявила Шэрои, снимая с головы подушку.

Раздался негромкий хлопок, после чего все вылезли из своих убежищ.

– Просто райский звук, – провозгласила Дениз, прижимая руку к сердцу.

– А теперь откроем мой подарок! – опять закричала Киара.

Все удивленно посмотрели на нее:

– Киара, сначала выпьем.

Подняли бокалы, и Шэрон произнесла тост:

– За мою лучшую подругу, пережившую худший год в своей жизни. Она самая сильная девушка из всех, кого я знаю. Она – пример для всех нас. Пусть следующие тридцать лет ее жизни будут только счастливыми. За тебя, Холли!

– За Холли! – дружно прокричали остальные. Некоторые даже прослезились, но только не Киара – она поставила бокал на поднос, не притронувшись к нему, и устремилась к Холли со своим подарком в руках.

– Ну вот, сначала ты должна надеть эту корону, потому что ты сегодня наша принцесса, а потом я вручу тебе наконец подарок.

Девушки помогли Холли надеть корону, почти такую же сверкающую, как ее пояс, и в этот момент, окруженная смеющимися подругами, она и вправду почувствовала себя принцессой. Она взяла у Ки ары подарок и принялась развязывать ленточки, которыми была обмотана коробка.

– Да брось ты, Холли. Разрежь их скорее, – неожиданно для всех засуетилась Эбби.

Холли извлекла подарок и изумленно воззрилась на Киару:

– Это что еще такое???

– А ты почитай, – радостно ответила та. Холли начала вслух читать надписи на коробке:

– Электрический… работает на батарейках… О господи, Киара! Какая ты ужасная!

Девушки истерически захохотали.

– Да, только об этом я и мечтала, – смеялась вместе со всеми Холли, демонстрируя коробку перед камерой. Деклан мужественно снимал, хотя вид у него был такой, будто его вот вот вырвет.

– Ну что, нравится? – не отставала Киара. – Я хотела вручить его тебе еще тогда, за ужином, но решила, что это не самый подходящий момент.

– Ох… слава богу, что родители этого не видели. – Холли, смеясь, обняла сестру.

– Ну что, я следующая! – Эбби вручила ей свой сверток. – Это от меня и от Джека, так что ничего неприличного там нет.

– Я бы забеспокоилась, если бы Джек подарил мне что то неприличное, – пробормотала Холли, распаковывая новый подарок. – О Эбби, какая красота! – Она держала в руках альбом для фотографий, переплетенный в благородную серебристую кожу.

– Это для твоих новых воспоминаний.

– Как раз то, что мне нужно. – Холли расцеловала ее. – Спасибо тебе.

– Теперь я. Не так сентиментально, но, думаю, тебе понравится, как и любой женщине. – С этими словами Дениз вручила ей конверт.

– Как здорово! Я давно мечтала там побывать! – воскликнула Холли. – Подарите себе уик энд в клинике красоты и здоровья «Пауэрскот»!

– Ты говоришь, как в шоу «Свидание вслепую», – хмыкнула Шэрон.

– Приглашение действительно в течение года. Не забудь сказать, когда соберешься, мы к тебе присоединимся. Устроим себе развлечение!

– Отличная идея! Спасибо, Дениз.

– Так… а вот и самый главный подарок! – Холли подмигнула Шэрон, принимая от нее сверток. Шэрон явно нервничала и внимательно следила за выражением ее лица.

Это была большая фотография в серебряной рамке. На ней стояли, обнявшись, Шэрон, Дениз и Холли на рождественской вечеринке два года назад.

– О боже! Я здесь в том дорогущем платье! – Холли схватилась за сердце и изобразила сдавленный всхлип.

– Заметь, до того, как оно было погублено, – добавила Шэрон.

– А я и не помню, чтобы нас кто то фотографировал.

– Я вообще не помню, что была там, – пробормотала Дениз.

Холли внимательно рассматривала фотографию. Это была последняя вечеринка, на которую они ходили вместе с Джерри. – Ну что ж, у меня есть для неё достойное место, – провозгласила Холли и водрузила фотографию на камин напротив свадебных снимков.

– Ладно, девочки! Пора выпить! – вмешалась Киара, и все с визгом разбежались, увидев у нее в руках еще одну бутылку шампанского.

После двух бутылок шампанского и еще нескольких красного девушки выбрались наконец из дома и поймали такси. Несмотря на бесконечные шутки и хохот, кто то все же сумел объяснить водителю дорогу, и они тронулись в путь. Холли уселась на переднее сиденье и завела с водителем разговор по душам, так что, когда они доехали, он, похоже, готов был задушить ее собственными руками.

– Пока пока! – Девушки распрощались с водителем, как с лучшим другом, едва не расцеловав его в колючий затылок. Как только они покинули машину, она сорвалась с места и скрылась на бешеной скорости.

За распитием третьей бутылки они решили попытать счастья в самом стильном клубе Дублина «Будуар». Считалось, что туда ходят только богатые и знаменитые, но можно пройти и по клубной карте.

Подойдя к дверям клуба, Дениз небрежно помахала перед вышибалами дисконтной картой видеосалона и попыталась войти. Но, несмотря на всю ее самоуверенность, девушек остановили, и им пришлось провести у порога минут пятнадцать, убеждая охранников впустить их. Видимо, клуб не был переполнен, поскольку и конце концов их пропустили, то ли из жалости, то ли устав препираться.

Войдя в клуб, Холли была разочарована. Ей всегда хотелось узнать, как «Будуар» выглядит внутри, она читала в одном журнале, что там какое то грандиозное водное сооружение, в котором однажды, набравшись, искупалась Мадонна. Холли представляла себе, что там по стене стекает водопад из шампанского, затем бурным потоком расходится по всему периметру зала, а гости периодически зачерпывают оттуда шампанское бокалами. На поверку сооружение оказалось гигантской стеклянной лоханью неизвестного назначения, возвышавшейся в центре бара. Вот так разрушились ее мечты. Да и зал оказался намного меньше, чем она ожидала. Стены были обиты красной и золотой тканью, а на дальней стене висел огромный золотой занавес. Это был вход в другой зал, и возле него стоял еще один вышибала угрожающего вида.

– О, вот туда нам и нужно попасть! – Дениз начала было обдумывать еще один план, но махнула рукой. – Ладно, позже разберемся.

В качестве главного украшения в углу под пологом высилась массивная кровать. На ней на золотых шелковых простынях лежали две тощие модели. Все это выглядело довольно вульгарно.

Единственными знаменитостями в клубе были дикторы с национального телеканала. Шэрон курсировала мимо них туда сюда, каждый раз очень серьезно крича: «Добрый вечер!» К сожалению, это было последним, что осталось в памяти Холли от той бурной ночи.

Когда Холли проснулась, голова гудела, как колокол, во рту все пересохло, да еще и в глазах двоилось. Она приподнялась на локте и попыталась осмотреть комнату. Глаза почти не слушались. Вокруг было светло, мучительно светло, а комната почему то вертелась… все это было очень странно. Мельком Холли увидела свое отражение в зеркале и испугалась. Она что, попала вчера в аварию? Обессиленная, она опять повалилась на спину. Неожиданно заработала сигнализация. С огромным трудом она приподняла с подушки голову и открыла один глаз. О, забирайте что хотите, подумала она в отчаянии, только принесите мне стакан воды перед уходом. Ой, нет, это не сигнализация… это мобильный телефон.

– Алло, – прохрипела она в трубку.

– Господи, я не одна такая. – Человек на том конце провода был, видимо, сильно болен.

– Кто это? – снова захрипела Холли.

– По моему, меня зовут Шэрон, – ответила трубка. – Только не спрашивай меня, кто такая Шэрон, я не знаю. А вот мужчина в моей постели, кажется, думает, что мы знакомы.

Холли услышала смех Джона.

– Шэрон, что вчера случилось? Расскажи мне, пожалуйста.

– Вчера случилось пьянство, – вяло ответила Шэрон. – Большое и чистое пьянство.

– Больше ты ничего не знаешь?

– Не а.

– А сколько времени?

– Два.

– И почему ты звонишь мне посреди ночи?

– Два часа дня, Холли.

– Боже мой, кажется, я умираю.

– Я тоже.

– Пожалуй, я еще посплю. Может быть, когда я проснусь, все вокруг перестанет вращаться.

– Хорошая идея. И, Холли… добро пожаловать в клуб тридцатилетних!

Холли простонала:

– Четвертый десяток начался совсем не так, как я ожидала.

– Ага, я говорила то же самое. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи. – Секунду спустя Холли снова провалилась в сон. Она просыпалась на разных стадиях протрезвления, чтобы ответить на телефонные звонки, и эти разговоры, казалось, были частью ее сна. Еще ей пришлось раз десять сходить на кухню, чтобы предотвратить обезвоживание.

Часов в девять вечера Холли поддалась настойчивым призывам желудка, молившего о еде, и выползла из кровати. Как обычно, холодильник был пуст, так что она решила заказать на дом что нибудь из китайского ресторана. Час спустя она уже устроилась на диване и, набив рот, переключала каналы. Несмотря на похмелье, она чувствовала себя великолепно, в первый раз после смерти Джерри одиночество не было для нее мучительным. Может быть, она и вправду сможет жить в этом мире без него.

Позже на мобильный позвонил Джек:

– Сестренка, чем занимаешься?

– Телевизор и китайская еда, – провозгласила она, подражая рекламе.

– Похоже, с тобой все отлично! Не то что моя бедная жена, лежит тут на кровати, в себя прийти не может.

– Я больше никуда с тобой не пойду! – донесся до нее слабый возглас Эбби.

– Ты со своими подругами втянула ее в пучину разврата, – шутя проворчал он.

– Не надо меня ругать, я помню, ей было очень даже весело.

– Она говорит, что ничего не помнит.

– Я тоже. Может быть, с тридцатилетними так и должно быть, потому что раньше со мной такого не случалось.

– Или вы просто сговорились, чтобы ни о чем нам не рассказывать.

– Если бы… Спасибо тебе за альбом, кстати. Он просто чудесный.

– Я рад, что тебе поправилось. Не представляешь, сколько времени я его искал.

– Да ладно, не рассказывай. Он засмеялся.

– Слушай, вообще то я звоню, чтобы спросить, пойдешь ли ты на выступление Деклана завтра вечером.

– Где?

– В пабе «У Хогана».

– Нет, ни за что… Ни за что я больше не пойду в паб, особенно на какую то рок группу, с этими завывающими гитарами и грохочущими барабанами, – мрачно ответила Холли.

– Ну вот, и ты уже ведешь разговоры из серии «больше не пью». Ну не будешь пить, не будешь, только приходи. Деклан ужасно волнуется, а никто из наших не хочет идти.

– Ха! Я что, последний вариант? Очень мило, что ты так высоко меня ценишь.

– Нет, дело не в этом. Просто Деклан очень хочет, чтоб ты пришла. К тому же мы так и не смогли поговорить тогда, за обедом, и не ходили никуда вместе целую вечность.

– Ну вряд ли нам удастся поговорить по душам под звуки «Оргазма рыб», – расхохоталась Холли.

– Вообще то сейчас они называются «Черная клубника». Может быть, от этого их музыка станет менее противной, – рассмеялся в ответ Джек.

Холли прижала ладонь ко лбу и простонала:

– Пожалуйста, Джек, не заставляй меня!

– Ты идешь?

– Ладно, хорошо. Но я не собираюсь сидеть до конца.

– Обсудим на месте. Слушай, Деклан будет в экстазе, когда я ему скажу. Обычно никто из родных не ходит на такие мероприятия.

– Ну что, в восемь?

– Договорились.

Холли положила трубку, прислонилась к спинке дивана и просидела так несколько часов не в силах пошевелиться. Живот вздулся как футбольный мяч. Видимо, заказать китайскую еду было далеко не лучшей идеей.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   50

Похожие:

Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Сесилия Ахерн Люблю твои воспоминания Посвящается
Я в последний раз смотрю на свои пальцы, стиснувшие свет, и разжимаю их. И лечу вниз, падая, паря, затем падая снова, – чтобы оказаться...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн Сто имен
Посвящается моему дяде Роберту Эллису (Хоппи) Мы любим тебя, мы тоскуем о тебе и с благодарностью вспоминаем тебя
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн Сто имен
Посвящается моему дяде Роберту Эллису (Хоппи) Мы любим тебя, мы тоскуем о тебе и с благодарностью вспоминаем тебя
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая дышать. Пустой дом молчал, только гудела в трубах вода и чуть...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая дышать. Пустой дом молчал, только гудела в трубах вода и чуть...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя Глава первая
В затылок словно вонзились тысячи иголок, в груди встал ком, мешая дышать. Пустой дом молчал, только гудела в трубах вода и чуть...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя
Оказывается, незадолго до смерти он решил помочь ей жить дальше. Всякий раз она с нетерпением ждет первого числа, чтобы вскрыть очередной...
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн Подарок Сесилия Ахерн Подарок Благодарности
Весь пыл моей любви – моей семье за дружбу, поддержку и любовь – Мим, папе, Джорджине, Ники, Рокко и Джей. Дэвид, спасибо тебе!
Сесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя iconСесилия Ахерн P. S. Я люблю тебя Давиду Глава первая
Оказывается, незадолго до смерти он решил помочь ей жить дальше. Всякий раз она с нетерпением ждет первого числа, чтобы вскрыть очередной...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница