Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах)


НазваниеЭдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах)
страница2/5
Дата публикации09.06.2013
Размер0.6 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Туризм > Документы
1   2   3   4   5

Ворон (1890) Перевод Дм. Мережковского

Погруженный в скорбь немую и усталый, в ночь глухую,

Раз, когда поник в дремоте я над книгой одного

Из забытых миром знаний, книгой полной обаяний, -

Стук донесся, стук нежданный в двери дома моего:

"Это путник постучался в двери дома моего,

Только путник – больше ничего".
В декабре – я помню – было это полночью унылой.

В очаге под пеплом угли разгорались иногда.

Груды книг не утоляли ни на миг моей печали -

Об утраченной Леноре, той, чье имя навсегда -

В сонме ангелов – Ленора, той, чье имя навсегда

В этом мире стерлось – без следа.
От дыханья ночи бурной занавески шелк пурпурный

Шелестел, и непонятный страх рождался от всего.

Думал, сердце успокою, все еще твердил порою:

"Это гость стучится робко в двери дома моего,

Запоздалый гость стучится в двери дома моего,

Только гость – и больше ничего!"
И когда преодолело сердце страх, я молвил смело:

"Вы простите мне, обидеть не хотел я никого;

Я на миг уснул тревожно: слишком тихо, осторожно, -

Слишком тихо вы стучались в двери дома моего…"

И открыл тогда я настежь двери дома моего -

Мрак ночной, – и больше ничего.
Все, что дух мой волновало, все, что снилось и смущало,

До сих пор не посещало в этом мире никого.

И ни голоса, ни знака – из таинственного мрака…

Вдруг «Ленора!» прозвучало близ жилища моего…

Сам шепнул я это имя, и проснулось от него

Только эхо – больше ничего.
Но душа моя горела, притворил я дверь несмело.

Стук опять раздался громче; я подумал: "Ничего,

Это стук в окне случайный, никакой здесь нету тайны:

Посмотрю и успокою трепет сердца моего,

Успокою на мгновенье трепет сердца моего.

Это ветер, – больше ничего".
Я открыл окно, и странный гость полночный, гость нежданный,

Ворон царственный влетает; я привета от него

Не дождался. Но отважно, – как хозяин, гордо, важно

Полетел он прямо к двери, к двери дома моего,

И вспорхнул на бюст Паллады, сел так тихо на него,

Тихо сел, – и больше ничего.
Как ни грустно, как ни больно, – улыбнулся я невольно

И сказал: "Твое коварство победим мы без труда,

Но тебя, мой гость зловещий,

Ворон древний. Ворон вещий,

К нам с пределов вечной Ночи прилетающий сюда,

Как зовут в стране, откуда прилетаешь ты сюда?"

И ответил Ворон:

«Никогда».
Говорит так ясно птица, не могу я надивиться.

Но казалось, что надежда ей навек была чужда.

Тот не жди себе отрады, в чьем дому на бюст Паллады

Сядет Ворон над дверями; от несчастья никуда, -

Тот, кто Ворона увидел, – не спасется никуда,

Ворона, чье имя:

«Никогда».
Говорил он это слово так печально, так сурово,

Что, казалось, в нем всю душу изливал; и вот, когда

Недвижим на изваяньи он сидел в немом молчаньи,

Я шепнул: "Как счастье, дружба улетели навсегда,

Улетит и эта птица завтра утром навсегда".

И ответил Ворон:

«Никогда».
И сказал я, вздрогнув снова:

"Верно молвить это слово

Научил его хозяин в дни тяжелые, когда

Он преследуем был Роком, и в несчастье одиноком,

Вместо песни лебединой, в эти долгие года

Для него был стон единый в эти грустные года -

Никогда, – уж больше никогда!"
Так я думал и невольно улыбнулся, как ни больно.

Повернул тихонько кресло к бюсту бледному, туда,

Где был Ворон, погрузился в бархат кресел и забылся…

"Страшный Ворон, мой ужасный гость, – подумал я тогда -

Страшный, древний Ворон, горе возвещающий всегда,

Что же значит крик твой:

«Никогда»?
Угадать стараюсь тщетно; смотрит Ворон безответно.

Свой горящий взор мне в сердце заронил он навсегда.

И в раздумьи над загадкой, я поник в дремоте сладкой

Головой на бархат, лампой озаренный. Никогда

На лиловый бархат кресел, как в счастливые года,

Ей уж не склоняться – никогда!
И казалось мне: струило дым незримое кадило,

Прилетели Серафимы, шелестели иногда

Их шаги, как дуновенье:

"Это Бог мне шлет забвенье!

Пей же сладкое забвенье, пей, чтоб в сердце навсегда

Об утраченной Леноре стерлась память – навсегда!..

И сказал мне Ворон:

«Никогда».
"Я молю, пророк зловещий, птица ты иль демон вещий,

Злой ли Дух тебя из Ночи, или вихрь занес сюда

Из пустыни мертвой, вечной, безнадежной, бесконечной, -

Будет ли, молю, скажи мне, будет ли хоть там, куда

Снизойдем мы после смерти, – сердцу отдых навсегда?"

И ответил Ворон:

«Никогда».
"Я молю, пророк зловещий, птица ты иль демон вещий,

Заклинаю небом. Богом, отвечай, в тот день, когда

Я Эдем увижу дальней, обниму ль душой печальной

Душу светлую Леноры, той, чье имя навсегда

В сонме ангелов – Ленора, лучезарной навсегда?"

И ответил Ворон:

«Никогда».
"Прочь! – воскликнул я, вставая, демон ты иль птица злая.

Прочь! – вернись в пределы Ночи, чтобы больше никогда

Ни одно из перьев черных, не напомнило позорных,

Лживых слов твоих! Оставь же бюст Паллады навсегда,

Из души моей твой образ я исторгну навсегда!"

И ответил Ворон:

«Никогда».
И сидит, сидит с тех пор он там, над дверью черный Ворон,

С бюста бледного Паллады не исчезнет никуда.

У него такие очи, как у Злого Духа ночи,

Сном объятого; и лампа тень бросает. Навсегда

К этой тени черной птицы пригвожденный навсегда, -

Не воспрянет дух мой – никогда!

Ворон (1894) Перевод К. Бельмонта

Как-то в полночь, в час угрюмый, полный тягостною думой,

Над старинными томами я склонялся в полусне,

Грезам странным отдавался, – вдруг неясный звук раздался,

Будто кто-то постучался – постучался в дверь ко мне.

"Это, верно, – прошептал я, – гость в полночной тишине,

Гость стучится в дверь ко мне".
Ясно помню… Ожиданье… Поздней осени рыданья…

И в камине очертанья тускло тлеющих углей…

О, как жаждал я рассвета, как я тщетно ждал ответа

На страданье без привета, на вопрос о ней, о ней -

О Леноре, что блистала ярче всех земных огней, -

О светиле прежних дней.
И завес пурпурных трепет издавал как будто лепет,

Трепет, лепет, наполнявший темным чувством сердце мне.

Непонятный страх смиряя, встал я с места, повторяя:

"Это только гость, блуждая, постучался в дверь ко мне,

Поздний гость приюта просит в полуночной тишине -

Гость стучится в дверь ко мне".
"Подавив свои сомненья, победивши спасенья,

Я сказал: "Не осудите замедленья моего!

Этой полночью ненастной я вздремнул, – и стук неясный

Слишком тих был, стук неясный, – и не слышал я его,

Я не слышал…" Тут раскрыл я дверь жилища моего:

Тьма – и больше ничего.
Взор застыл, во тьме стесненный, и стоял я изумленный,

Снам отдавшись, недоступным на земле ни для кого;

Но как прежде ночь молчала, тьма душе не отвечала,

Лишь – «Ленора!» – прозвучало имя солнца моего, -

Это я шепнул, и эхо повторило вновь его, -

Эхо – больше ничего.
Вновь я в комнату вернулся – обернулся – содрогнулся, -

Стук раздался, но слышнее, чем звучал он до того.

"Верно, что-нибудь сломилось, что-нибудь пошевелилось,

Там, за ставнями, забилось у окошка моего,

Это – ветер, – усмирю я трепет сердца моего, -

Ветер – больше ничего".
Я толкнул окно с решеткой, – тотчас важною походкой

Из-за ставней вышел Ворон, гордый Ворон старых дней,

Не склонился он учтиво, но, как лорд, вошел спесиво

И, взмахнув крылом лениво, в пышной важности своей

Он взлетел на бюст Паллады, что над дверью был моей,

Он взлетел – и сел над ней.
От печали я очнулся и невольно усмехнулся,

Видя важность этой птицы, жившей долгие года.

"Твой хохол ощипан славно, и глядишь ты презабавно, -

Я промолвил, – но скажи мне: в царстве тьмы, где ночь всегда,

Как ты звался, гордый Ворон, там, где ночь царит всегда?"

Молвил Ворон: «Никогда».
Птица ясно отвечала, и хоть смысла было мало.

Подивился я всем сердцем на ответ ее тогда.

Да и кто не подивится, кто с такой мечтой сроднится,

Кто поверить согласится, чтобы где-нибудь, когда -

Сел над дверью говорящий без запинки, без труда

Ворон с кличкой: «Никогда».
И взирая так сурово, лишь одно твердил он слово,

Точно всю он душу вылил в этом слове «Никогда»,

И крылами не взмахнул он, и пером не шевельнул он, -

Я шепнул: "Друзья сокрылись вот уж многие года,

Завтра он меня покинет, как надежды, навсегда".

Ворон молвил: «Никогда».
Услыхав ответ удачный, вздрогнул я в тревоге мрачной.

"Верно, был он, – я подумал, – у того, чья жизнь – Беда,

У страдальца, чьи мученья возрастали, как теченье

Рек весной, чье отреченье от Надежды навсегда

В песне вылилось о счастьи, что, погибнув навсегда,

Вновь не вспыхнет никогда".
Но, от скорби отдыхая, улыбаясь и вздыхая,

Кресло я свое придвинул против Ворона тогда,

И, склонясь на бархат нежный, я фантазии безбрежной

Отдался душой мятежной: "Это – Ворон, Ворон, да.

Но о чем твердит зловещий этим черным «Никогда»,

Страшным криком: «Никогда».
Я сидел, догадок полный и задумчиво-безмолвный,

Взоры птицы жгли мне сердце, как огнистая звезда,

И с печалью запоздалой головой своей усталой

Я прильнул к подушке алой, и подумал я тогда:

Я – один, на бархат алый – та, кого любил всегда,

Не прильнет уж никогда.
Но постой: вокруг темнеет, и как будто кто-то веет, -

То с кадильницей небесной серафим пришел сюда?

В миг неясный упоенья я вскричал: "Прости, мученье,

Это бог послал забвенье о Леноре навсегда, -

Пей, о, пей скорей забвенье о Леноре навсегда!"

Каркнул Ворон: «Никогда».
И вскричал я в скорби страстной: "Птица ты – иль дух ужасный,

Искусителем ли послан, иль грозой прибит сюда, -

Ты пророк неустрашимый! В край печальный, нелюдимый,

В край, Тоскою одержимый, ты пришел ко мне сюда!

О, скажи, найду ль забвенье, – я молю, скажи, когда?"

Каркнул Ворон: «Никогда».
"Ты пророк, – вскричал я, – вещий! "Птица ты – иль дух зловещий,

Этим небом, что над нами, – богом, скрытым навсегда, -

Заклинаю, умоляя, мне сказать – в пределах Рая

Мне откроется ль святая, что средь ангелов всегда,

Та, которую Ленорой в небесах зовут всегда?"

Каркнул Ворон: «Никогда».
И воскликнул я, вставая: "Прочь отсюда, птица злая!

Ты из царства тьмы и бури, – уходи опять туда,

Не хочу я лжи позорной, лжи, как эти перья, черной,

Удались же, дух упорный! Быть хочу – один всегда!

Вынь свой жесткий клюв из сердца моего, где скорбь – всегда!"

Каркнул Ворон: «Никогда».
И сидит, сидит зловещий Ворон черный, Ворон вещий,

С бюста бледного Паллады не умчится никуда.

Он глядит, уединенный, точно Демон полусонный,

Свет струится, тень ложится, – на полу дрожит всегда.

И душа моя из тени, что волнуется всегда.

Не восстанет – никогда!
1   2   3   4   5

Похожие:

Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах) iconЭдгар Аллан По Ворон

Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах) iconProject american Literature
По Эдгар Аллан. Убийство на улице Морг. Золотой жук. (и другие детективные рассказы)
Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах) iconЭдгар Аллан По. Низвержение в Мальстрем
...
Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах) iconЭдгар Аллан По. Надувательство как точная наука
...
Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах) iconЭдгар Аллан По. Месмерическое откровение
Теперь мы бы стали ломиться в открытые двери, принявшись доказывать, что человек способен, воздействуя на партнера только усилием...
Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах) iconЭдгар Аллан По. Маска красной смерти
Уже давно опустошала страну Красная смерть. Ни одна эпидемия еще не была столь ужасной и губительной. Кровь была ее гербом и печатью...
Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах) iconЭдгар Аллан По. Колодец и маятник
Клика злодеев здесь долго пыткам народ обрекала Инеповинную кровь, не насыщаясь, пила. Ныне отчизна свободна, ныне разрушен застенок,...
Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах) iconГенри Райдер Хаггард Аллан Кватермэн ocr: Сергей Васильченко
Знакомые читателю по «Копиям царя Соломона» Аллан Кватермэн, Генри Куртис и капитан Гуд – главные герои романа «Аллан Кватермэн»,...
Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах) iconЛеонид Ворон Ирина Ворон imagine действующие лица: Он
Перед нами сцена, на которой стоят стул и стол. На столе – настольная лампа. Впрочем, здесь может быть все, что вам захочется. В...
Эдгар Аллан По Ворон (в различных переводах) Эдгар Аллан По Ворон(в различных переводах) iconАллан Пиз Язык телодвижений (как читать мысли по жестам) (c) "Аллан Пиз" Оглавление
V значение жестов, связанных с прикосновением рук к различным частям лица 52
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница