Republic Commando. Book Tripple Zero


НазваниеRepublic Commando. Book Tripple Zero
страница2/15
Дата публикации06.07.2013
Размер4.33 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
4. В Галактике было огромное количество хут'ууне, и Скирата причислял к ним и каминоан. Дети (уже привыкавшие к тому, что их зовут Ордо, А'ден, Ком'ор'рок, Прудии, Мереель и Джайнг5) сидели, и наслаждались новообретенным наследием и приторно-сладким пирогом, не отрывая глаз от Скираты; он же зачитывал списки мандалорианских слов и они повторяли их. Он с трудом выдавал наиболее простые слова. Скирата не знал, как учить языку детей, которые уже бегло говорили на бейсике. Так что он просто называл все, что казалось полезным, и маленькие ЭРК-"Ноль" мрачно слушали, вздрагивая в унисон при каждой вспышке молнии. Через час Скирата понял, что просто вводит в замешательство испуганных и очень одиноких детей. Сейчас они на него лишь смотрели. – Хорошо, теперь повторим, – Скирата был вымотан этим днем и пониманием того, что впереди неизвестно сколько таких же дней. Он потер переносицу, пытаясь сосредоточиться. – Можете сосчитать от одного до десяти? Пруудии (Н-5) разлепил губы, сделав быстрый вдох, и все шестеро вдруг заговорили одновременно. – Солус, тад, эйн, куир, райше'а, ресол, э'тад, ш'энн, ше'ку, та'райш. Желудок Скираты сжался; он ошеломленно сел. Эти дети впитывали знания как губка. "Я посчитал при них только раз. Только раз!" Способность запоминать у них была идеальной и абсолютной. Он решил поосторожнее выбирать слова, которые будет им говорить. – Умно, – сказал он. – Вы – особые дети, ясно? – Орун Ва сказал, что нас нельзя измерить, – сообщил Мереель, совсем без гордости; он сидел на краю кушетки, болтая ногами, как нормальный четырехлетка. Может, они и были похожи, но вот их характеры казались различными и… очевидными. Скирата не понимал, как он это определил, но теперь он смотрел и видел, что они отличаются – небольшими деталями выражения лиц, жестов, движений бровей и даже тоном голоса. Внешность – это еще не все. – Хочешь сказать, что вас оценили выше, чем он может посчитать? Мереель серьезно кивнул. Гром потряс город на платформе; Скирата почувствовал его, даже не слыша звука. Мереель вновь подобрал ноги и немедленно прижался к своим братьям. Нет, Скирате не нужны были хут'уунловые каминоане, дабы понять – дети необычные. Они могли работать с бластером, усваивали все, что он им говорил, и понимали намерения каминоан слишком хорошо; неудивительно, что эта айвхова сыть их боялась. И они станут действительно потрясающими солдатами – если смогут следовать некоторым приказам. Он над этим поработает. – Еще уджа хотите? – спросли он. Они все с энтузиазмом одновременно кивнули. Какое облегчение. По крайней мере, он немного отдохнет от их неослабевающего тихого внимания. Они ели, все еще как маленькие взрослые. Ни болтовни, ни возбуждения. И они вздрагивали при каждой вспышке молнии. – Боитесь? – спросил Скирата. – Да, Кэл, – ответил Ордо. – Это неверно? – Нет, сынок. Совсем не так, – сейчас можно было их учить, как и любых других. Никакой урок для них даром не пройдет. – Бояться – нормально. Так тело готовится к самозащите; надо учиться это использовать, и не давать страху использовать себя. Поняли это? – Нет, – отозвался Ордо. – Так, подумай о страхе. На что он похож? Взгляд Ордо стал немного рассеянным, будто он смотрел на невидимый ВИД. – Холод. – Холод? А'ден и Ком'ор'рок вклинились: – И шипы. – Хорошо… ясно, – Скирата попытался представить, что они имеют в виду. А-а; они описывали, как адреналин наполняет тело. – Нормально. Надо лишь помнить, что это ваша сигнальная система, и на нее надо обращать внимание, – в таком возрасте городские дети на Корусканте дерутся за право нацарапать корявые буквы на тонких листах. А он им тут объясняет военную психологию. Во рту вдруг пересохло. – Так что говорите себе – все в норме. Я могу с этим совладать. Мое тело готово бежать быстрее, и драться жестче, и сейчас я вижу и слышу только самое важное, нужное, чтобы выжить. Взгляд Ордо вновь стал слегка рассеянным; через секунду он кивнул. Скирата глянул на других; они так же удивительно сосредоточились. И еще они уже аккуратно составили тарелки на низкий столик рядом. А он даже не заметил, как они это сделали. – Попробуйте думать о своем страхе в следующий раз, когда вспыхнет молния, – сказал Кэл. – Используйте его. Он вернулся в кухню и обыскал буфет в поисках какой-то закуски; дети выглядели голодными. А когда он вернулся в комнату с подносом нарезанного пайка (поднос выглядел аппетитнее), кто-то позвонил в дверь. "Ноли" моментально заняли оборонительную позицию. Ордо и Джайнг оказались по бокам двери, прижавшись спиной к стене; остальные четверо укрылись за расставленной мебелью. Скирата изумился, подумав, что за быстрое обучение (по крайней мере, он надеялся, что оно было быстрым) они прошли. Он махнул рукой – отойдите от двери. Они на мгновение заколебались, пока он не вытащил верпинский картечный пистолет; тогда они, похоже, убедились, что он в каком-то роде контролирует ситуацию. – Вы меня пугаете, – мягко сказал Скирата. – А теперь отойдите. Если кто-то пришел за вами, ему придется пройти сквозь меня, и это будет очень непросто. И все же их реакция заставила его отступить в сторону от двери, прежде чем открыть ее. В коридоре был Джанго Фетт, с маленьким спящим ребенком на руках. Кудрявая головка мальчика пристроилась на его плече. Он выглядел моложе "Нолей", но лицо было тем же; такими же были и волосы, и маленькая ручка, стискивающая ткань рубашки Джанго. – Еще один? – спросил Скирата. Джанго глянул на верп. – А ты нервничаешь, да? – От каминоан у меня портится настроение. Хочешь, чтобы я его взял? Он вернул оружие на пояс и протянул руки, готовясь принять ребенка. Джанго слегка нахмурился. – Это мой сын Боба, – сказал он. Фетт опустил голову, ласково глядя в лицо дремлющему ребенку. Такого Джанго Скирата раньше не видел; он сейчас был воплощенной отцовской заботой. – Просто пытаюсь его успокоить. У тебя все в норме? Я сказал Орун Ва держаться от тебя подальше. – У нас все в порядке, – ответил Скирата. Он подумал над тем, как задать вопрос и решил просто брякнуть; это было не хуже любого иного способа. – Боба очень похож на них. – Разумеется. Он – тоже мой клон. – О… О. – Он – моя цена. Более высокая, чем кредиты, – Боба пошевелился, и Джанго пристроил его поудобнее. – Я вернусь через месяц. Орун Ва говорит, что он нашел нескольких кандидатов в коммандо, на которых надо взглянуть, и еще есть группа "Альфа". Но он утверждает, что они более… заслуживают доверия. У Скираты было множество вопросов, выглядевших в таких обстоятельствах осторожными. Для мандо'аде естественно желать наследника превыше всего, и усыновление было для них обычным, так что клонирование… не сильно отличалось. Но ему надо было кое-что узнать. – А почему эти дети выглядят старше? Губы Джанго сжались в тонкую в тонкую, осуждающую, линию. – Они ускоряют взросление. – О, файрфек. – В конце концов у тебя будет сто четыре коммандос, и они должны доставлять меньше беспокойства, чем "Ноли". – Хорошо, – получит ли он помощь? Могут ли эти каминоанские мыслители справляться с рутинной работой вроде кормления? И как не-мандалорианские инструкторы с ними будут ладить? Желудок Скираты сжался, но он постарался сохранить бравую мину. – Я с этим справлюсь. – Да, и я тоже займусь своей работой. Мне надо будет тренировать сотню, – Джанго поглядел на "Нолей", которые теперь с опаской смотрели с кушетки и пошел по коридору. – Надеюсь только, что они не похожи на меня в том же возрасте. Скирата нажал на клавишу и дверь закрылась. – Так, парни, пора спать, – сказал он. Кэл стащил с кушетки подушки и уложил их на пол, прикрыв разными одеялами. Мальчики помогли ему, выглядя совсем по-взрослому; Скирата знал, что эта мрачная картина будет ему видеться до конца дней. – Завтра уладим вопрос с нормальными помещениями, хорошо? Я про настоящие кровати. Ему казалось, что они бы устроились спать на поливаемой дождем посадочной площадке, если б он их попросил. Это не казалось невозможным для них. Скирата сел в кресло и положил ноги на табуретку. Каминоане сделали все, что было в их силах, дабы разработать мебель для людей; это показалось ему редким отступлением от их обычной ксенофобной надменности. Он выключил свет, создав в комнате сумрак и приглушая страхи "Нолей". Они улеглись, накрывшись одеялами с головой. Скирата наблюдал за ними, пока они вроде бы не уснули; потом положил верпинский пистолет на полку у кресла и прикрыл глаза, позволяя себе погрузиться в сон. Пару раз он просыпался от резкого движения мускулов – ясный признак, что он преодолел грань усталости и измождения, – и потом вновь проваливался в черную пустоту. Он спал. Или так ему казалось. На тело навалился теплый груз. Скирата открыл глаза и вспомнил, что находится на мрачной планете, вроде бы даже не нанесенной на звездные карты, где местные считают убийство детей просто средством контроля качества. На него смотрело взволнованное личико Ордо. – Кэл… – Боишься, сынок? – Да. – Тогда давай сюда, – Скирата сменил позу, и Ордо вскарабкался на колени, прижавшись лицом к рубашке, словно его никто никогда не успокаивал. Конечно, так и было. Шторм все свирепел. – Молния тебя здесь не достанет. – Я знаю, Кэл, – голос Ордо звучал приглушенно. – Но это так похоже на взрывы бомб. Скирата чуть не спросил, что он имеет в виду, но моментально сообразил, что ответ разозлит его так, что он выкинет нечто глупое. Так что он обнял Ордо и почувствовал, как сердце мальчика стучит от страха. Ордо отлично держался для четырехлетнего солдата. Завтра они будут учиться быть героями. А сегодня им надо быть детьми, которых надо убедить – шторм это не поле битвы, и бояться нечего. Молния осветила комнату краткой и яростной белой вспышкой. Ордо вновь вздрогнул. Скирата положил руку на голову мальчика и взъерошил ему волосы. – Все хорошо, Орд'ика, – мягко сказал он. – Я здесь, сынок. Я здесь. * * * Восемь лет спустя: казармы штаба сил специального назначения бригады SO, Корускант, пять дней после битвы на Геонозисе Скирату задержали офицеры Корускантской Безопасности, и впервые в жизни он не полез в драку. Формально, его арестовали. Но сейчас он чувствовал себя самым легким человеком в Галактике, и самым счастливым. Он выпрыгнул из патрульного спидера и вздрогнул от резкой боли в лодыжке, когда приземлился. С этим надо будет как-нибудь разобраться, но не сейчас. – Вы только посмотрите, – сказал пилот. – Они тут держат несколько взводов спецназа. Уверены, что там их всего шесть? – Да, шести вполне достаточно, – ответил Скирата, осторожно проверяя карманы и рукава, дабы убедиться, что все орудия его ремесла на месте и готовы к использованию. Просто привычка. – Но, возможно, они испуганы. – Они испуганы? – пилот фыркнул. – Эй, вы в курсе, что Фетт мертв? Винду его укоротил. – Знаю, – отозвался Скирата, борясь с желанием спросить – знает ли он что-то о маленьком Бобе. Если мальчик был все еще жив, ему был нужен отец. – Надеюсь, что у джедаев проблемы не со всеми мандо'аде. Пилот закрыл люк и Скирата похромал через посадочную площадку к казармам. Генерал-джедай Ири Камас, прижимая к бедрам развевавшуюся на ветру коричневую мантию, смотрел на него… Скирата бы сказал лишь "подозрительно". Два клон-солдата ждали рядом. Скирата подумал, что джедаю стоило бы подрезать длинные белые волосы: для солдата непрактично отращивать гриву до плеч. – Благодарю вас, что отозвались, сержант, – сказал Камас. – И я прошу прощения за то, как вас вернули. Понимаю, что ваш контракт теперь завершен, так что вы нам ничего не должны. – Да в любое время, – ответил Кэл. Он отметил, что у главного входа установлены штурмовые противобластерные щиты; за ними замерли четыре отряда республиканских коммандос с "ДС-17" наготове. Он посмотрел на крышу – там было еще два отряда коммандос-снайперов у парапета. Да, если группа элитных разведкоммандос класса "Ноль" не хочет общаться, то для убеждения потребуется множество парней равной крутости. И он знал, что никому из коммандос не хочется получить приказ об усмирении. Они были братьями, даже если сердца ЭРКов были совсем иными. Скирата сунул руки в карманы куртки и воззрился на дверь. – Так с чего все началось? Камас покачал головой. – После возвращения с Геонозиса их было предписано немедленно заморозить, потому что никто не может ими командовать – Я могу. – Я знаю. Пожалуйста, заставьте их покинуть здание. – Они даже более эффективны, чем обычные альфовые ЭРКи, не так ли? – Я знаю это, сержант. – Так вы хотели самые крутые войска, чтобы натравить их на врага, а затем струхнули, когда они оказались слишком крутыми? – Сержант… – Сейчас я, вообще-то, гражданский. Камас тихо втянул воздух. – Вы можете убедить их сдаться? Они захватили всю казарму! – Могу, – Скирата подумал, смотрит ли кто-то из клон-солдат в его сторону или же туда, куда они вроде глядели. Когда на них шлемы, никогда не поймешь. – Но не буду. – Я действительно не хочу никаких жертв. Вы набиваете себе цену? Скирата был наемником, но предположение его оскорбило. Конечно, Камас не мог знать, как он привязался к этим парням. Кэл попробовал не раздражаться. – Зачислите меня в Великую Армию Республики и верните мне моих парней. Тогда посмотрим. – Что? – Они боятся заморозки, вот и все. Вам надо понять, что с ними случалось в детстве, – Камас странно посмотрел на него. – И даже и не думайте о влиянии на разум, генерал. Скирата даже не заикнулся о плате. Восемь лет на Камино, тренировка спецназа для армии клонов Республики… он был богат, и если они хотели заплатить ему больше, то он не возражал; деньгам можно найти применение. Но он куда больше хотел иного; и потому был счастлив пойти с офицерами КСБ, а не показать им свое искусство работы с боевым ножом. Он не хотел вести спокойную гражданскую жизнь, пока его ребята дрались на отчаянной и кровавой войне. И он хотел быть с ними. Он не смог даже попрощаться, когда их вдруг отправили на Геонозис. Он провел пять жалких дней без них… дней без цели, без семьи. – Отлично, – сказал Камас. – Статус особого советника… думаю, я могу это устроить. Скирата не мог видеть лиц коммандо за визорами, но знал, что они за ним наблюдают. Он узнал некоторых по рисункам на катарнской броне – Джез из отряда "Айвха-3", Стокер из "Гаммы", Рам из "Браво" – на крыше. Неполные отряды; значит – большие потери на Геонозисе. Его сердце упало. Он двинулся вперед, подошел к противобластерным щитам, и Джез коснулся перчаткой шлема. – Рад вновь видеть вас так скоро, серж. – Не мог сидеть в стороне, – ответил Скирата. – Ты как? – Смех, а не работа. Камас позвал его: – Сержант? Сержант! Что если они откроют огонь… – Значит, они откроют огонь! – Скирата дошел до дверей и повернулся к ним спиной на несколько секунд, ничего не боясь. – Мы договорились? Или хотите изрешетить меня с ними? Я-то не отойду, пока вы не гарантируете, что у них не будет проблем. Скирата понял, что Камас может сейчас отдать приказ стрелять по ним. Он подумал – подчинятся ли его коммандос такому приказу? Он бы не обиделся. Он научил их работать независимо от чувств. – Мое слово, – сказал Камас. – Считайте, что вы в Великой Армии. Позже обсудим, как мы разместим вас и ваших людей. Но сперва вернем все в норму, хорошо? – Ловлю вас на каждом слове, генерал. Он подождал у дверей несколько секунд. Две створки из упрочненного дюрастила медленно разошлись. Кэл вошел внутрь с облегчением, и наконец ощутил себя дома. Нет, Камасу действительно надо понять, что случилось с этими ребятами в детстве. Ему придется понять, если он хочет справиться с развернувшейся войной. Это не просто битва на какой-то планете. Это война во всех уголках Галактики, в каждом городе, каждом доме. Война не за земли, но за идеи. И это была война, полностью не совпадавшая с мандалорианской философией Скираты. Но это все равно была его война, так как его люди на ней дрались, нравилось им это или нет. Однажды он вернет им то, что каминоане и Республика у них украли. Он в этом поклялся. – Орд'ика! – позвал Кэл. – Ордо? Капризничал снова, да? Иди сюда… Глава 2 Да, я знаю, что мне надо руководить битвой с этого корабля. Да, я знаю, что мы можем выжечь поверхность Динло с орбиты. Но мы можем вытащить более тысячи человек, и это того стоит. Я просила добровольцев, и получила всю команду корабля, и всех из роты "Импрокко", и не из-за слепого повиновения. Позвольте мне попытаться. Генерал Тер-Мукан, посылая сообщение генералу Ири Камасу, командующему боевой группой на Корускант; копия – генералу Ваас Га, командующему Батальонами Сарлакка, сорок первый элитный отряд пехоты, Динло. Республиканский штурмовой корабль "Бесстрашный", на пути к Динло, на границе Региона Экспансии и пространства ботанов, 367 дней после Геонозиса Генерал Этейн Тер-Мукан смотрела новости по Голонету со смешанными чувствами. С одной стороны, события дома ее удручали; с другой, они напоминали ей, из-за чего идет война. – Пятнадцать солдат и двенадцать гражданских из группы поддержки погибли после взрыва второй за сегодняшний день бомбы, на этот раз – на тыловой базе ВАР. Никто не взял на себя ответственность за атаку, но представитель службы безопасности сообщил, что очевидна связь с завтрашней первой годовщиной Геонозиса. Событие доводит число смертей от террористических атак сепаратистов за год до трех тысяч сорока. Сенат публично пообещал уничтожить их сеть… Клон-коммандер Гетт стоял сбоку, сложив руки за спиной. Они ждали на репульсорной платформе, перевозившей боеприпасы из артиллерийского погреба в ангар.. – Не лучший способ умереть. – сказал он. Этейн повернулась и посмотрела на войска позади них. – Как и здесь. Они были готовы отправляться. "Бесстрашный" был в часе полета от Динло, и пилоты боевых кораблей уже спускались из зала брифинга, собираясь провести предполетную подготовку; помеченные желтым лежали на сгибе руки. Они все держали шлемы одинаково; явно результат тщательной тренировке. Генерал Этейн Тер-Мукан это отметила. Она отступила от люка, давая им пройти и каждый, минуя ее, отдавал честь. Один взглянул на несколько необычное оружие, висевшее у нее на плече и усмехнулся. Крупная контузионная винтовка "ЛЖ-50" заставляла ее казаться маленькой. – А эта штука светится синим, генерал? – Только если вы у нее на прицеле, солдат, – ответила она и отправила ему ободряющую улыбку. Она знала, что солдаты боятся – коммандо по имени Дарман научил ее, что лишь идиоты не боятся битвы. Страх – это союзник, стимул, инструмент. Теперь она знала как его использовать, хотя она и не принимала этого. Сегодня ей требовалось втолковать это роте "Импрокко". Они это уже знали, но Этейн с ними работала впервые, и она знала, что небольшая откровенность с войсками может оказать большое влияние на них. И она хотела, чтобы они поняли – Этейн видит в них людей. Первая встреча с республиканскими коммандос на Квиилуре стала для нее болезненным откровением. – Вам это по силам, генерал? – казалось что Гетт был способен угадать ее мысли; она подумала – не закладывали ли им в гены телепатию? Потом напомнила себе, что одинаковые люди быстро учатся обращать внимание на очень и очень мелкие детали поведения. – Можем выдать вам ДС-15, если хотите. Хорошая штука. "ЛЖ-50" была крайне тяжелой. За последний год она накачала мышцы рук, но обращение с оружием по-прежнему требовало внимания. – Один очень компетентный джентльмен научил меня работать с контузионной винтовкой, – ответила она. – Меня убедили поберечь световой меч для ближнего боя. Кроме того, у "ЛЖ" зона поражения в четыре метра на тридцатиметровой дистанции. Я доверяю эффективности, а не стилю. Гетт улыбнулся. Он слышал о миссии на Квиилуре. Похоже, они все слышали. В закрытых сообществах слухи распространялись со скоростью света, и они бродили уже который месяц. – Я понимаю, что с "Омегой" все в норме, и отряд сейчас на ОПеПе во Внешнем Кольце. – Похоже, вы добыли информацию за меня, коммандер, – она не могла не спросить. – Что такое ОПеПе? – Капитан Ордо настаивает на том, чтобы ваши сигналы шли первыми, – он понизил голос. – Операции по перехвату перевозок. Абордаж судов плохих парней. – Спасибо. Никогда не встречала Ордо, но он, похоже, обо мне заботится. – Он один из ЭРК "Ноль" Кэла Скираты. – О, снова Кэл… – Вы его раньше не встречали, да? – Нет, но надеюсь, что встречу. Такое чувство, будто он уже давно идет позади меня, – она оглядела ангар и заметила, что еще одного взвода не хватает. Можно подождать. Надо, чтобы все услышали. – Завидую его способности вдохновлять людей. Гетт ничего не сказал. Может, из тактичности, или просто было нечего добавить; Этейн опасалась, что все еще наделяет других собственными сомнениями. Теперь она носила ранг рыцаря. Она прошла испытания на Квиилуре с мастером Арлиганом Зеем, работая в глубокой тайне и мобилизуя колонистов против остатков неймодианских и трандошанских оккупантов. Это была тайная, мрачная и тихая работа; пусть даже сейчас на планете оказался республиканский гарнизон, она все еще чувствовала, что местное население – малочисленные гурланины и люди-фермеры – оказались на пути, ведущем к столкновению. Республика пообещала гурланинам убрать колонистов-людей с их мира. До сих пор они обещание не выполнили. Это было бы обычным случаем нарушенного обещания – в галактической истории хватает примеров – не будь гурланины хищниками-оборотнями, выполнявшими шпионскую работу для Республики. Такова была сделка: они платят своими уникальными шпионскими способностями, если фермеры перестанут прогонять дичь, от которой гурланины зависят. В понимании гурланинов это означало ликвидацию поселений людей на Квиилуре. Этейн знала, что гурланины – опасные враги. Они были более чем способны перебить фермеров; они это уже доказали, расправившись с доносчиками на Квиилуре. Но первой пришла война, и дипломатии пришлось пока отступить. – Все здесь и готовы, генерал, – сказал Гетт. Он коснулся пульта репульсорной платформы и она зависла примерно в метре над палубой, так что все собравшиеся сто сорок четыре клон-солдата могли без проблем видеть и слышать Этейн. Тишина нарушалась лишь случайным стуком брони, когда кто-то из солдат задевал другого, и еще тихим покашливанием. Они не болтали. Гетт все равно уделил внимание муштре. – Рота-а… смирно! Лязганье доспехов и винтовок, резко прижатых к груди, слилось в один громкий звук. Этейн выждала пару секунд и сосредоточилась на том, чтобы наполнить голосом весь ангар. Офицерского обучения она не проходила. А инстинктивно это не получалось. Она была им нужна – чтобы чувствовать единство; также как Дарману некогда по умолчанию казалось, что все джедаи – хорошие командиры. Этейн медленно втянула воздух и почувствовала, как ее голос возвращается на место через желудок и грудь. – Вольно, – приказала она. – Снимите шлемы. Щелчки и шипение снимаемых шлемов были слышны чуть вразнобой, в отличие от выполнения команды "смирно". Они этого не ожидали. Этейн посмотрела на одинаковые лица, потянулась к Силе, чтобы получить преставление о них и их образе мышления – так же, как и с "Омегой". Пестрый гобелен… там был страх, и там было ясное чувство служения и сосредоточения. И никакого следа детской надежды, которая ее так запутала при первой встрече с Дарманом; когда она ощутила его куда раньше, чем увидела. Клоны быстро росли и еще быстрее учились. Год на войне – настоящей войне, не просто крайне реалистичных тренировках – расширял кругозор и уничтожал идеализм. – Здесь, на Динло, зажаты два наших батальона, – сказала Этейн. – Вы видели приказы по операции. Чтобы освободить им дорогу, нужно прорубиться сквозь дроидов и создать коридор к точке эвакуации. Воздушная поддержка будет, но основная надежда – на пехоту, – она сделала паузу. Клоны вежливо слушали. Их сосредоченность питалась не ее словами, а чем-то внутри них самих. – Я не собираюсь болтать о славе – тут все касается выживания. Это мое первое правило джедая, ясно? Выжить. И таким оно должно быть и у вас. Я не хочу никаких диких жертв. Я хочу выбраться отсюда с наибольшим числом выживших – и вас, и "сорок первых"; не потому, что вы понадобитесь нам в дальнейшем, но потому, что я не хочу вашей смерти. Молчание стало другим; Этейн поняла это по почти неощутимому изменению в Силе. Да, так они о себе раньше не думали. – Мы вообще-то не выстраиваемся в очередь к смерти, мэм, – заметил пилот, наполовину вылезший из кокпита. По рядам пробежал смех, и Этейн к нему присоединилась. – Ну тогда я буду следить за своим сектором обстрела, – сообщила девушка и похлопала по "стокеру". Затем посмотрела на предплечье Гетта; он повернул его, показывая хроно. – Опустим трап через двадцать четыре минуты. Разойдись! Солдаты встрепенулись, надели шлемы и, разбившись на взводы и отряды, направились к предназначенным им судам. Эскадрилью НЛШТ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15

Похожие:

Republic Commando. Book Tripple Zero iconRepublic Commando. Book Hard Contact
Внизу – кромешная тьма, и мы стремительно скользим по канатам в расселину… слишком быстро: у меня зубы едва не вылетают, когда я...
Republic Commando. Book Tripple Zero iconThe Republic of Kazakhstan

Republic Commando. Book Tripple Zero iconBetween the republic of aprophe (applicant)

Republic Commando. Book Tripple Zero icon1. What countries does our republic border on?

Republic Commando. Book Tripple Zero iconBetween the republic of aprophe (applicant)

Republic Commando. Book Tripple Zero icon  aiesec pilsen, czech republic earliest Start Date  

Republic Commando. Book Tripple Zero iconStudent’s Book Pp 4-11

Republic Commando. Book Tripple Zero iconThe United States of America is the name of the country composed...

Republic Commando. Book Tripple Zero iconThe fury the Vampire Diaries Book 3 By

Republic Commando. Book Tripple Zero icon1. 1 validation 0 formatting according the print book, spellcheck

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница