Republic Commando. Book Tripple Zero


НазваниеRepublic Commando. Book Tripple Zero
страница8/15
Дата публикации06.07.2013
Размер4.33 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
18, – Найнер поднял свою "дисишку". – Толчок ведет к толчку, а нам только один необходим живым, так что следующий, кто захочет побуянить, домой не поедет. Ясно? Маленький неймодианский штурмовой корабль теперь заполнил их поле зрения, начиная пристраиваться рядом с иллюминатором грузовика. Фай зачарованно смотрел на это. Открылся люк и что-то, неприятно напоминающее толстого червя, вылетело и прилепилось к транспаристилу. Знакомый синеватый свет замерцал из трубы. Сквозь пластину Фай разглядел шлем, очень похожий на его собственный, и размашистый жест. – Отойди и посмотри на профи за работой, – раздался голос в комлинке. На мгновение Фай подумал, что Скорч прилепляет рамочный заряд. "Не думаю, что это умно…" Но вместо заряда большое кольцо из трубок пристроилось на пластине и разгорелось жарким белым светом. Теперь Скорч махал рукой – "отойди". – Скорч, работай побыстрее, хорошо? – голос Босса. – Одна минута, командир. – У нас минуты нет… – Что ты от меня хочешь – чтоб я ее прогрыз? Транспаристиловая пластина корежилась; раскаленное кольцо прожигало ее снаружи. Найнер подобрал голокамеру и пристегнул обратно на предплечье. Атин собрал деки и инструменты, повесив их на пояс. – А нам что, просто тут плавать и метаться в панике, пока ждем вас? – спросил Фай. – Хорошая идея, – отозвался Скорч, не двигаясь. – Насчет паники – очень хорошая идея, – добавил Босс. – Учитывая, что я сейчас вижу по левому борту. * * * РШК "Бесстрашный", комната планирования, РВП до цели – две минуты Штурмовому кораблю пришлось сбросить скорость, чтобы покинуть гиперпространство и открыть огонь. Это заняло драгоценное время. Этейн смотрела, как Тенн стремительно проводит вычисления, пытаясь найти единственное необходимое огневое решение, которое позволит снизить скорость, выстрелить и не только наверстать упущенные секунды, но еще и разнести сеповский корабль, прежде чем тот возьмет на прицел "Омегу". В комнате толпились люди в белых доспехах; они молчали, как и команда "Бесстрашного"; все смотрели на экран слежения, проецировавшийся на переборку. Там отражалось то, что Тенн, Гетт и Этейн видели в меньшем размере на дисплее станции ГОВ. Похоже, Тенн последние три минуты не мигал. – Огневое решение, генерал, – рука клона лежала на пульте управления огнем, взгляд был прикован к экрану. – Цель захвачена. Выбран наилучший вариант, временное окно примерно десять секунд; иначе мы разнесем и "Омегу" с "Дельтой". Генерал? Этейн посмотрела на Гетта, отвлекшись на волнение в Силе. И Сила выразила согласие с Тенном в ту же секунду. – Действуйте, Тенн. – Да, мэм, – клавиша нажалась с щелчком. – Первая – огонь, вторая – огонь. Ракеты пошли… Два следа бешеной энергии скользнули от замедляющегося корабля в пустоту. Этейн чувствовала слишком близкое несчастье в Силе; она не хотела его еще и наблюдать. Она поднесла руки к лицу, на мгновение закрыла глаза и затем заставила себя вновь взглянуть на экран. Там путь ракет был отображен ровными белыми линиями. Они смотрели, пока линии не встретились с пульсирующим красным значком сепаратистского корабля. И все следы одновременно исчезли. – Одно попадание, – сообщил солдат с другой станции. – Визуальное подтверждение. Цель поражена. – А кто еще? – спросил Гетт. * * * – Оооааа..! Фай не знал, кто именно заорал – он сам или Скорч, но клон увидел шар бело-золотого огня, полыхнувший в их сторону, подсветивший часть неймского судна, которое частично затемнило щит, и инстинктивно пригнулся. Дождь обломков обрушился на экран. Что-то крупное и металлическое проскрежетало по корпусу грузовика с неприятным звуком. Фай выпрямился, когда удары перешли в редкое постукивание, будто камни просыпались на крышу. Потом вообще прекратилось. – Файрфек, – сказал Скорч. – Добавь они щепотку марания в боеголовку, и мы бы тут докрасна поджарились. – "Бесстрашный", "Бесстрашный", "Бесстрашный" вызывает "Дельту". Слышите, повторяю, слышите, прием. Скорч медленно выдавил кулаком большой круг размякшего от жара стекла. Затем круг неспешно поплыл в воздухе, пока не ткнулся в ближайшее кресло пилота. – "Дельта" здесь, "Бесстрашный". Сейчас берем "Омегу" и груз. Фай пытался вновь задышать и перестать трястись. Это подпортит репутацию отряда. – Рад, что флот здесь, – заметил он. – Если б мы положились на тебя, торопыга, мы бы уже превратились в пояс астероидов. Визор Скорча наконец просунулся сквозь отверстие; за ним последовала рука, сделавшая ясный и неодобрительный жест. Фай почувствовал как от волнения его рот расплывается до ушей. – Мой герой! Ты все-таки это сделал! – Хочешь топать на базу пешком? Найнер подплыл с завернутым в пластфольгу Орджулом и направил его к отверстию. – Фай хочет сейчас заткнуть фонтан и помочь мне переправить барахло. – Завернули подарочек? О, не стоило беспокоиться, – Скорч слегка продвинулся по стыковочной трубе и завис на 135 градусах, принимая трех скрученных пленников. – Ногами вперед, пожалуйста. Если какой-то ди'кут попытается лягаться, я смогу ему ноги поломать. Не хочу, чтобы эту трубу порвали. Это оказалось сложнее, чем ожидалось. Но ко времени, когда второго найкто засунули в трубу как торпеду, теплый воздух из угнанного неймодианского корабля уже наполнил рубку грузовика и Фай почувствовал себя гораздо лучше. Он отступил, давая Атину и Дарману пролезть в трубу. Скорч втянул Дармана на борт за стропы. Фай подождал, пока его сапоги исчезнут и затем крутнулся, поравнявшись с отверстием и кругом тусклого света. – Следующий! Фай вытянулся и оттолкнулся одной ногой. Пролетев через открытый люк на другом конце, он попал в зону действия искусственной гравитации и прокатился по палубе с клацаньем брони. Через несколько секунд он поднялся на ноги, и Найнер толкнул его сзади. Корабль оказался небольшим. Босс – его броня была измазана шелушащейся оранжевой краской – захлопнул и задраил люк за Найнером. Тот посмотрел на него, будто не был уверен, что сейчас случится, и потом оба клона просто пожали друг другу руки и похлопали по спинам. – Похоже, мы тут закончили? – спросил Босс, снимая шлем. Отсек выглядел так, будто кто-то тут все демонтировал впопыхах: панели оторваны, провода свисают с переборок, и в консоли зияют пустые места – там либо что-то вырвали, либо еще не установили. – Ну, может местечко слегка ободранное, но мы можем его назвать домом. – Вы его сперли? – Нет, они нам его дали напрокат, – Босс показал на остальной, ярко раскрашенный отряд. – Фиксер, Сев, ну а со Скорчем вы уже знакомы. Поздоровайтесь с парнями в мрачно-черном. – Спасибо, водэ, – сказал Фай. Он гадал, почему Атин не участвует; тот отвернулся и, видно, очень заинтересовался проводами. – Есть вести о Лихо? – Если это ваш пилот, то к нему отправился "Величественный". Они нашли его маяк, и больше мы ничего не знаем, – Босс посмотрел на трех пленных, выложенных в ряд на палубе – как трупы. Потыкал каждого носком ботинка. – Хорошо если вы стоите этих усилий. Фай стянул шлем и вдохнул почти свежий воздух. За исключением Скорча, они все сняли шлемы. "Дельта" была среди менее чем десятка отрядов, которые выжили и остались вместе после испытаний; как их называли каминоане – истинная группа. Похоже, они решили, что это их сделало элитой из элит. Их растили и обучали вместе, и они всегда сражались вместе со своими братьями. Такой роскошью могли похвастаться немногие. Фай подозревал, что из-за этого они скверно ладят с другими. Он слишком хорошо помнил, каким вызывающим и замкнутым был его собственный отряд, и как пострадала его уверенность в себе, когда его братья погибли на Геонозисе и он перешел под начало Найнера. – А вы неплохо справились для смешанного отряда, – сказал Сев, и Фай счел, что лучше не реагировать. Он знал, что сейчас стоит думать на автопилоте и заткнуться. Взгляд Найнера помог ему принять решение. – Сомневаюсь, что вы обыскали корабль, так? – Только не когда в спину дышит взрывная декомпрессия, – заметил Найнер. – Говорили, что там есть взрывчатка. – Ладно; сейчас нас в любой момент могут накрыть сепы, так что загоняем этот ящик в ангар "Бесстрашного", а потом они взорвут грузовик. Если там что-то полезное, по крайней мере, сепы его не получат. Дарман сполз по переборке на палубу, и Найнер сел рядом. Они были, считай, на борту "Бесстрашного", то есть – почти дома (а под домом они понимали казармы роты "Арка"), и наконец-то получат возможность выспаться после двух месяцев в патруле. Фаю сна всегда не хватало. Никому не хватало. А усталость делает тебя опасно беспечным. – Так, Атин, – сказал Сев. Он подошел к Атину сзади, достаточно близко, чтобы это раздражало. Тот не повернулся. – Сержант Вэу просил передать привет, вод'ика. – Я не твой "маленький братец", – тихо ответил Атин. Он по-прежнему стоял спиной к Севу. – Я просто с тобой работаю. Так, у этих двоих что-то было… Фай начал злиться: он был намерен поддержать названого брата. Он видел, что перспектива новой встречи с Вэу зажигала какой-то внутренний огонь, что на Атина было не похоже. Сев не отступал. – Я не забыл, знаешь ли. Вот теперь Атин развернулся, оказавшись лицом к лицу с Севом, так близко, что Фаю подумалось, будто его тихий брат намерен затеять драку. Он приготовился вмешаться. – Это мое дело, – сказал Атин. – Не лезь в него. Сев посмотрел ему в глаза. – И разногласия останутся внутри отряда. Атин запустил пальцы за воротник комбинезона и оттянул его вниз с левой стороны до края брони, до ключиц. У него хватало рельефных белых шрамов. Никто на них не обращал внимания; раны на тренировках и в бою были так часты, что редко удостаивались комментария. – У тебя было хуже, так? Ты неделю провел в бакте, да? Атин был готов взорваться, и Фай шагнул вперед, намереваясь вмешаться. А затем Найнер в три прыжка пересек помещение и вклинился между двумя коммандос. Ему пришлось раздвинуть их, сунув руки между ними и оттолкнув обоих в стороны. Но Сев по-прежнему смотрел на Атина, не мигая, будто Найнера тут и не было. – Думаю, нам всем нужно товарищеское понимание, – сказал Найнер, загораживая Сева собой. – Мы отправляемся обратно в казармы, если ты все уладил, нер вод. Похоже, Сев был готов убивать. Взгляд все еще был прикован к Атину. – В любое время, вод'ика. – Так, вы двое заткнитесь пока что. А ты Фай, сядь. У нас всех был скверный день, так что давайте забудем о гормонах и будем вести себя хорошо. Сев развел руками, с неохотой подчиняясь, и отправился к Скорчу в кокпит. Босс не сказал ни слова, но Найнер схватил Фая и Атина за плечи и уволок их прочь. – Объясни, что тут вообще происходит. – Нет, серж. Это личное. – В том что касается отряда – нет ничего личного. Позже, хорошо? Я не хочу, чтобы вы подрались как пара штатских. Если у вас какие-то проблемы, мы их решим вместе. Понял? – Да, серж. Найнер добавил к предупреждению толчок в грудь и отправился к Боссу, пока Скорч выводил корабль к "Бесстрашному" и спорил с диспетчером ангара по поводу свободного места. Фай остался с Атином, на случай, если тот решит возобновить свою беседу с Севом. Он никогда не видел, чтобы Атин так вспыхивал, даже при самых крутых обстоятельствах, но сейчас он, похоже, был готов врезать кому угодно. И даже самый тупой виквай понял бы, что тут дело в Вэу. – Ат'ика, ты мне когда-нибудь все объяснишь? – Не совсем, – Атин похлопал Фая по плечу. – Рано или поздно мне придется разобраться самому. Фай посмотрел на Сева и получил в ответ пустой взгляд, в котором даже не было враждебности, просто полное отсутствие дружелюбия. Похоже, совместная работа не доставит им удовольствия. Фай не думал, что сработается с Найнером, когда впервые его увидел. Но Найнер никогда не вызывал желание треснуть его в зубы и покончить с ним, просто чтобы сэкономить время. Что-то случится, рано или поздно. Фай это знал. У него никогда не было проблем с братьями, и он не оставался один в битве. Теперь он нервничал. Фай постарался отвлечь себя мечтами о горячем душе, горячей пище и роскоши – пять часов сна без перерыва. Глава 5 Кому: главному офицеру СО BCE, штаб Корусканта: КО Группы поддержки флота. От: КО "Величественный", над Келареей: 367 дней после Геонозиса. С сожалением сообщаю вам, что мы нашли обломки КП Z590/1 и тело пилота CT-1127/549. Перлемианский маршрутный контроль сообщает, что, согласно записи в бортжурнале, республиканский грузовик "Нова Кристал" открыл огонь по судну которое было описано им как пират, атаковавший их конвой, чтобы сбить его с корпуса судна атакованного грузовика. Также сожалею что из-за инструкций по безопасности я не могу сообщить ПШК, что грузовик убил пилота спецназа при исполнении, так что ПШК сочтут команду "Новы Кристал" героями. Штаб флота, Корускант, 06.00, 368 дней после Геонозиса: первая годовщина битвы Скирата вышел из холла штаба флота, угодив прямо в сырое холодное утро, которое ему отнюдь не хотелось приветствовать. Ну вот, наконец все закончилось. "Омега" цела, и они отправляются домой. Им нужна передышка после постоянных десантов в никому неизвестных местах, и он знал что они требуются здесь. КСБ не справится с большой операцией против террористов в столичной системе, даже с поддержкой Обрима. Вопрос в том, как это оговорить с Арлиганом Зеем. В такие времена джедаи неохотно перепоручали людям то что они считали работой по обеспечению безопасности. Но именно для этого Ордо и "Ноли" идеально подходили – если у них было бы еще несколько коммандос. Скирата постоял несколько минут на месте, вдыхая свежий воздух и почесывая голову; глаза слезились от усталости. "Омега" была в безопасности; Ордо был тут, с ним; и пятеро его братьев, судя по отчетам, были живы и здоровы. Мереель был на Камино. Если Зей действительно бурчал, что "Ноли" – личная армия Скираты, то он ошибался не полностью. Было еще девяносто тех, кого Скирата воспитывал от младенческого возраста до настоящей службы, и за них он тоже волновался. Но "Омега" была его семьей в той же степени, как и ЭРКи "Ноль". Он бы за них Галактику свернул, если потребовалось. Украшенный золотом мраморный фонтан в центре площади обратил на себя его внимание. Скирата остановился, проходя мимо, и просто наклонился, окунув голову в ледяную воду; подержав ее там несколько очень освежающих секунд, он выпрямился, отряхиваясь как мотт. Парочка ранних прохожих уставилась на него, и он сделал то же самое, пока они не отвернулись. Вообще-то его мало кто замечал: Скирата обычно вел себя незаметно. Но сегодня ему было все равно. Они вообще знали, что происходит на сотнях планет в Галактике? Сержант едва сдержался, чтобы не схватить их, потрясти и заставить слушать, что творится ради них. Первая годовщина Геонозиса. Похоже, никто ее не отмечает. Ордо подошел сзади. – Тебе надо отдохнуть, Кэл'буир. – Посплю, когда и ты поспишь. – У меня хорошие новости. – Могу с этим поработать. – Расчеты Дармана. Полученное от пленных сходится с производственными характеристиками минимум четверти уже взорванных устройств. Мы напали на след. – Отличная работа. И старый, добрый Дар, – он улыбнулся Ордо, вновь припомнив, как хорошо его ребята умеют действовать. – Знаешь, Орд'ика, может, позавтракаем, пока системщики возятся с данными? У Краггета имеется изумительно жирное жаркое. Не "Скайситтер", но подбодрит на весь день. Орд пожал плечами и склонил голову, с заметной неловкостью изучая безупречный белый доспех. – В любом случае, не думаю, что мы – клиентура "Скайситтера". Скирата не мог видеть лица за визором, но он знал, что Ордо весело. Хорошо, что человек, детство которого было жутким кошмаром, может улыбаться. – У них есть салфетки. И я постараюсь не пролить на тебя соус. Идет? Просто отпразднуем то, что год спустя мы еще живы. Ордо тронулся с места. – А что ты делал год назад, в этот день? – Думал о том, где все мои ребята. – Извини, Кэл'буир. Приказ поступил очень быстро. Надо было тебя разбудить. – Ты все правильно сделал. Я должен был знать, что у тебя есть работа. – Мы получили данные о ряде вражеских позиций, – заметил Ордо. – Я так никогда и не попрощался с теми парнями, которые не вернулись. Потерял девятерых из моих. – Но ты оставил их уверенными, уважающими себя и любимыми. Этого достаточно для любого буира. – Спасибо, сынок, – когда он так вырос? – Давай сменим обстановку, а? Несколько часов Скирата и Ордо занимались тем же, чем и обычные граждане, и проехались по нижним уровням города, чтобы получить нездоровый, но вкусный завтрак. Скирата никогда ранее не садился в транспорт с Ордо, и реакция других пассажиров его удивила. Они беспокойно озирались на них. Кобура Ордо с двумя бластерами почему-то задерживала на себе взгляды. Доспех ЭРКа был заметен даже в городе, где постоянно толчется тысяча экзотических рас. Скирата часто забывал, сколь немногие из жителей столицы встречались с клон-солдатом лицом к лицу. Помимо публичного показа батальонов ВАР, отправившихся на штурмовые корабли в военном районе год назад, большая часть корускантцев с ними более не контактировала. И никогда не видела их без шлемов. – Орд'ика, – прошептал он. – Сделай милость, сними-ка свое ведро. Ордо на мгновение замер, а затем расстегнул застежку воротника и стянул шлем. Скирата наблюдал за другими пассажирами; они вздохнули с облегчением. Кто-то был поражен. Другие зашли еще дальше. – О, да они люди! – прошептал один. – И они так молоды! Знал ли кто-нибудь, насколько молоды? Он терпеть не мог использовать так Ордо, но надо было что-то сделать. Скирата, усталый и раздраженный, загнал возражения поглубже и на несколько секунд стал дипломатом. – Нет, сэр, на войне не дроиды дерутся с дроидами, – сказал он. – Позвольте вам представить капитана Ордо. Ордо вежливо кивнул человеку в кресле напротив и протянул руку; Скирата научил маленьких "Нолей" вести себя хорошо, когда требовалось. Пассажир заколебался, но потом наклонился вперед, пожимая руку Ордо и вкладывая мягкие пальцы штатского в черную перчатку. Выражение лица ясно говорило: он не ожидал найти плоть и кровь под дроидной оболочкой или вернуть руку целой. – Рад познакомиться, сэр, – сказал Ордо. После этого в поезде стало необычно тихо. По крайней мере, до них дошла реальность. Скирата толкнул Ордо на выход, когда они добрались до уровня Краггет, и ЭРК вновь надел шлем. – Ты любишь шокировать, – сказал клон. – Я люблю учить, – ответил Скирата. – Извини, сынок. Мотаться по Корусканту с капитаном-ЭРКом в полном доспехе было непросто, но это им обеспечило хороший столик в "Краггете" – это значило, что дроид вытрет его перед тем, как пригласить. Пара офицеров КСБ приветствовала их. Полицейские и офицеры безопасности любили тут подкрепиться; это место было на самом краю их "владений", как некоторые называли территорию, где работали; из ресторана можно было быстро выехать на вызов, и он был достаточно далеко, чтобы служить тихим уголком. Ордо снова снял шлем, и набросился на полную тарелку жаркого из нерфа. Яйца были от кого-то, кого Скирата не опознал, и не желал опознавать. Он сосредоточился на соблазнительно жирном горячем мясе и соленом желтке, и запил еду несколькими кружками кафа. – Мы не можем более оставлять дела парням в синем, – сказал Скирата. Оба они знали, что на публике лучше не касаться подробностей. – Они вынуждены делать все по инструкции, и мы вообще не знаем, играют ли они за нашу команду. Когда все соберутся в городе, будет сложнее сказать "нет". – Если криптодроид вытащит что-то полезное из улова Атина, то будет еще сложнее. – Напомнил – я еще не поприветствовал Вэу. – Обещай, что не ткнешь его снова ножом. – Я себя буду хорошо вести. Вместо дроида-официанта появилась тви'лекка, вышедшая из возраста танцовщицы, но все равно отвлекшая внимание Скираты на пару секунд. Она поставила вторую тарелку с жарким перед Ордо, который (как и любой известный Кэлу клон-солдат) съел бы все, что ему дали. Она улыбнулась и задержалась у стола. Ордо замер и улыбнулся в ответ, нервно, как маленький мальчик, затем перешел к завтраку, и официантка ушла. Скирата поразмыслил над беспечной силой молодости и внешности, и о том, как мало внимания он уделил социальному воспитанию. – Почему-то я не думаю, что она приняла тебя за дроида, – Ордо на секунду растерялся, что для него было необычно. – Ну… я определял, что нам нужно, – он уже вновь очистил тарелку, и Скирата переложил туда недоеденную яичницу; она моментально исчезла. – Снаряжение под вопросом. Нам надо это обсудить перед встречей с Зеем. Что нам нужно из стоящего – машины, штаб, оборудование для слежки, снабжение? Скирата подсчитывал одновременно с Ордо. Им было нужно минимум два отряда и пара "Нолей". Но два отряда республиканских коммандос в их приметной, крупной и жутковатой катарнской броне, и Ордо с Мереелем в их красно-белых доспехах… они будут очень заметны, если начнут работать. Рано или поздно им придется надеть броню, даже если все остальное время они будут носить штатское. Скирата прожевал пережаренный кусок нерфа, наслаждение вкусом которого оставили напоследок, и внезапно отыскал решение одновременно с работой челюсти. Прятаться на виду. Он это хорошо умел. Он мог стать таким обычным (неухоженная прическа, помятая одежда), что был почти невидим. И то же самое смогут его парни, пусть и совершенно по-другому. Все, что им нужно – быть кем-то из клонов, которые бродят по Корусканту в полном доспехе. А если они иногда снимут броню и отдохнут от нее, то кто их сумеет различить? Для людей они выглядели одинаково, исключая нескольких джедаев, заботившихся о них как о людях, и собственных братьев. Скирата подумал, что завтрак был очень продуктивным. Он включил комлинк и назначил встречу с генералом Зеем. Затем он наклонился через стол, хлопнул Ордо по плечам и поцеловал его в макушку, преувеличенно по-отцовски. – Решено, – сказал он. – На виду! Официантка-тви'лекка с интересом ждала рядом. – А я могу попробовать? – Он еще мальчик, – отозвался Скирата и оставил ей щедрые чаевые. Ордо встал, следя за ним и пряча в карман пару кусочков еды – на потом. – Мой сын. * * * РШК "Бесстрашный", ангар – Вот это да, бронированные явились, – заметил Гетт. Он прошелся к неймодианскому кораблю; его корпус был покрыт полосами и ожогами. – РКи на танки похожи, правда? Республиканские коммандос на фоне простых солдат выглядели устрашающе крупными. Первые четверо, выбравшиеся из захваченного корабля, были кричаще-цветастыми: потрепанная броня была измазана зеленым, желтым, красным и оранжевым. Второй отряд был облачен в матово-черную броню, мрачную и безликую. Но Этейн мгновенно поняла, кто они, и кто из них кто. Ей не нужны были знаки различия, чтобы их распознать; образы в Силе были как светящиеся следы в тропическом океане, и они мигом стали знакомыми, старыми друзьями. "Я была с ними всего несколько дней, и не видела их месяцами. Но чувствую себя так, будто мы никогда не разлучались". Фай (а она знала, что это Фай даже до того, как он заговорил), отсалютовал, стянул шлем и подмигнул. – Мэм, вы выглядите как задняя часть банты, – с симпатией сообщил он. – Они тут за вами хоть присматривали? – Фай! – Этейн знала, что должна держаться с достоинством и отчужденно, и что она воспринимала как товарищей многих клонов за эти месяцы, но то первое нежеланное командование "Омегой" ее полностью изменило. – Фай, я по вам действительно скучала. Что стряслось с серой броней? – Знаете, как Дарман на Квиилуре горевал, что мы очень заметны. В любом случае, мы с подарками, – он махнул рукой назад; Дарман помогал солдатам вытащить пленников из неймодианского корабля, пока Гетт его изучал. – Одним куском. Мы себя хорошо вели на этот раз. Отряд "Дельта" попросту исчез. Когда Этейн оглянулась, она увидела их вместе в углу ангара, с надетыми шлемами и явно о чем-то беседующих. Теперь она понимала язык тела. В Силе они были совсем не похожи на "Омегу". Они были сосредоточены, были бездонным колодцем чего-то жесткого и неразрывно связаны друг с другом. Общее впечатление в Силе – триумфальное и веселое настроение у всех. Подошли Найнер и Атин, и пожали ей руку. Это совсем не казалось неуместным. Похоже, они устали, и были беспокойны, и Этейн очень хотелось все для них устроить получше. Они были ее друзьями. – Держу пари, что вам бы хотелось поесть, – сказала она. – Сперва хоть один шанс на горячий душ и сон в несколько часов, а, генерал? – Найнер говорил извиняющимся тоном и толкнул Фая в спину. – Сперва я. По званию. – Он не настоящий сержант, генерал, – заметил Фай. – Он просто им помогает, когда другие заняты. – Есть новости о пилоте? – спросил Найнер. – Да. Мне очень жаль. Это никогда не было легко. Этейн включила деку, чтобы перенести на нее сигнал, отправленный "Величественным" флоту и передала устройство клону. Найнер глянул на него, мигнул и передал Фаю. Тот разлепил губы, словно собравшись что-то сказать, а затем брови сдвинулись в печали. Он взял себя в руки и посмотрел на палубу. – Он не первый, – неожиданно мрачно сказал Фай; Этейн никогда не видела его таким раньше. – И будет не последним. Этейн следила, как они проходили сквозь люк в кормовой переборке, следуя за солдатом. "Бесстрашный" слегка дрожал под подошвами ее сапог, развивая максимальную скорость для пути к Корусканту, и она ждала, пока Дарман завершит свою бесконечную возню с передачей пленных. Она удивилась – а может, он просто не хочет говорить после того, как решил не остаться с ней на Квиилуре? Возможно, он просто считал, что ничего плохого не случится. Она решила больше не ждать и осторожно пошла между солдатами, все еще старающимися вздремнуть в ангаре, свернувшимися там, где могло быть относительно удобное место. – Отлично сработано, – сказала она, надеясь, что кто-то не спал и слышал. Дарман изменился. Он наклонил голову, чтобы расстегнуть застежку и стянуть шлем, а затем встряхнул волосами и пригладил их перчаткой. И хотя он улыбался, это не был Дарман, с которым они прошли сквозь ад. Он казался старше. Клоны взрослели быстрее людей. Ему было одиннадцать, а выглядел он на двадцать два. Когда Этейн впервые почувствовала "ребенка" в Силе, его квадратное лицо с высокими скулами было мужским и мальчишеским; на том этапе (если бы она могла управлять временем) легкий толчок назад открыл бы ребенка, которым он так недавно был. Но сейчас он определенно был мужчиной, и в нем не было ничего от ребенка. Он не просто прожил два года за один. Выражение глаз говорило, что он был куда старше, равным по возрасту полю битвы, может, и самой войне. Она видела такое на лице каждого солдата, коммандо или ЭРКа, которыми руководила. Она знала, что и у нее самой такие глаза. Но Дарман все равно улыбался, и улыбка растянулась в ухмылку, которая заставила забыть обо всем остальном корабле и даже о Галактике. – Всегда спешите, мэм? – Рада тебя видеть, Дар. Что случилось с "Этейн"? – Она стала генералом, и мы в ангаре. – Верно. Извини. – А точно, что мы направляемся обратно на базу? – Если только ты не хочешь поспорить с дежурным офицером – то да. – Хорошо. Нам нужен отдых. Один-два дня, наверное. Большего он никогда не просил. Никто из них не просил; Этейн пыталась понять, знают ли они вообще, что мир может им дать, или у них просто сточили все потребности, кроме базовых, и они заняты лишь отдыхом, чтобы работать на следующий день. Этейн коснулась бронированного плеча и на несколько секунд задержала там руку. Казалось, он вдруг что-то вспомнил и потому испытывал и приятные ощущения, и смущающие. – Наверное, неплохо касаться кого-то через Силу, – сказал он. Так он почувствовал. Она была рада. – Иди в душевую, – сказала Этейн. – Найди меня потом, если не будешь слишком усталым, и я тебе покажу корабль. – Еще не встречались с сержантом Кэлом? – Нет, – Кэл всегда был рядом для Дармана, даже тогда, когда она хотела ему так много сказать. – Когда мы доберемся, ты можешь меня ему представить. Дарман кивнул, явно обрадовавшись. – О, вам он понравится, генерал. Действительно понравится. Этейн на это надеялась. И если такого не произойдет, то она постарается – ради Дармана. * * * Штаб бригады СО, Корускант, 369 дней после Геонозиса Запах Ордо почувствовал задолго до того, как вошел в комнату. Знакомый аромат мокрой шерсти, плесени и едкого, маслянистого мускуса. Скирата отреагировал очень ясно. Он вытянул правую руку вдоль бока по очень старой привычке, и дал клинку скользнуть в руку, падать, пока рукоять не коснулась ладони, и затем сжал ее. – Кэл'буир, будет лучше, если я его пристрелю, – заметил Ордо. Он положил руку на кисть Скираты. – Я его к тебе не подпущу. – Иногда я думаю – не читаешь ли ты мысли, сынок. – Я почуял запах стрилла, ты достал нож, и мы идем на встречу с сержантом Вэу. Не надо быть телепатом, чтобы все понять. Ордо бы, не колеблясь, пристрелил стрилла на месте, потому что тот не нравился Кэл'буиру. Но стрилл был не виноват в том, что вонял, или что его хозяин поощрял жестокость, или вообще в своей дикой природе. Его выбрали как раз за это, и потом обучили охотиться для удовольствия, а не еды, и ничто иное в его рассудок не допускалось. Он даже немного пожалел зверя. Но все равно бы убил его без размышлений. Дверь скользнула в сторону. Ордо положил ладонь на рукоять одного из бластеров; его вниманием мигом завладел Вэу, и потом он глянул на стрилла, лежащего на коленях. Затем – отметил тот факт, что он может уложить обоих. Обработка информации и подавление импульса заняли меньше секунды. Позади Вэу стены комнаты для встреч генерала Зея были окрашены в успокаивающий аквамариновый оттенок, но это не сработало. Скирата не успокоился. И капитан Мейз сидел за столом рядом с Зеем, сложив руки на груди; он тоже не выглядел впечатленным. На его челюсти виднелся безобразный пурпурный синяк, второй, побледнее виднелся вокруг глаза; на переносице была ссадина. "Я не думал, что я его так сильно двинул, – подумал Ордо. – Жаль". Зей жестом попросил Скирату войти, как раз когда тот сдвинулся с места сам, и показал на стулья у стола. Бардан Джусик сидел позади него, положив руки на столешницу, демонстрируя спокойствие. – Так, – сказал Скирата и сел. Пробежал пальцами по роскошной полировке. – Отлично. Надеюсь, никогда не услышу, как кто-то жалуется на то, что броня и оружие ВАР слишком дороги. – Кэл, – вежливо заметил Вэу. – Рад тебя снова видеть. Вэу устроился в одном из глубоких, обитых кожей кресел; стрилл развалился на его коленях кверху пузом и смешно подергивал всеми шестью лапами пока Вэу чесал ему Крупная клыкастая пасть была приоткрыта, язык вывален, и ниточка слюны тянулась почти до ковра. Стрилл был примерно метр в длину, с куцым хвостом, и весь покрыт дряблыми складками кожи. Но стрилл был симпатичнее Вэу. У того было длинное лицо с квадратной челюстью – сплошные кости и суровые складки; темные с проседью волосы были очень коротко подстрижены. Лица редко лгали о содержимом души. – Вэлон, – отозвался Скирата, кивнув. Зей жестом предложил Ордо сесть, но тот остался на ногах и лишь снял шлем. Он вложил в ухо коннектор комлинка, отметив выражение лица Зея и не глядя на него. Скирата посмотрел вверх. – Садитесь, капитан. Ордо повиновался лишь одному человеку, и им был Кэл'буир. Зей выглядел подавленным – снова. Вне сомнения, все другие ЭРКи и коммандос прыгали по его приказу, но он уже должен был знать Ордо. Мейз точно знал. Он глядел на брата-ЭРКа так, будто бы один щелчок пальцев Зея позволил бы ему вскочить и вернуть удар. – Мейз, вам лучше пойти отдохнуть, – сказал Зей. – Беседа пойдет о чисто административных вещах. Мейз помедлил секунду, не отрывая глаз от Ордо. – Да, сэр, – он сгреб со стола шлем и вышел. Зей подождал, пока за ним закроется дверь. – Слушаю ваш план, сержант. – Я хочу использовать "Дельту" и "Омегу" на Корусканте, чтобы найти и нейтрализовать здесь сеповскую сеть; а она тут есть – сказал Скирата – Ее не может не быть, слишком уж легко они нас бьют. А у КСБ нет опыта и людей чтобы с ней разобраться, и даже в самой КСБ может найтись кто-то, кто может сливать информацию террористам. Зей задержал на нем взгляд. – Коммандос – военные. Не разведка. Не полиция. У нас боевые действия по всей… – Я никого не намерен арестовывать. Это политика стрельбы на поражение. – Не знал, что она у нас есть. – У вас ее не было, так что лучше обзавестись ей побыстрее. – Я не могу просить Сенат разрешить использование спецназа против жителей Корусканта. – Так не спрашивайте, – Скирата становился совершенно ледяным в такие моменты: Ордо внимательно наблюдал за ним, пытаясь изучить как можно больше нюансов того боя, для которого не требовалось оружия кроме нервов и знания психологии. – Совет Джедаев тоже к этому отнесется щепетильно? – Сержант… – Тогда и их не спрашивайте. И вообще, этого разговора не было. Все, что вы сделали – сказали мне, что не можете попросить у Сената благословения на изменения в компетенции ВАР. – Но я знаю, что вы предполагаете, – сказал Зей. Скирата поигрывал ножом. Ордо это видел: мелкое движение, но он мог различить напряжение мускулов под курткой. Кончик клинка лежал на среднем пальце, и чуть-чуть сдвигал его вниз – готовясь к падению и перехвату. – Совет Джедаев отлично умеет смотреть сквозь пальцы, – сказал Скирата. – Для организации, которая знала, что берет армию, способную убивать, вы странно выглядите в глазах простых солдат вроде меня. Вэу наблюдал за беседой как человек, глядящий развлекательную программу по головиду. Стрилл зевнул с тонким, высоким подвыванием. – Различие, которое увидит Сенат, – заметил Зей, – состоит в том, что здесь Корускант. – Генерал, дни, когда война шла где-то вдали от домашнего очага, давно прошли. – Знаю. Но есть армии, и есть… наемники и убийцы. И Сенат проведет эту границу на родной земле. – Так, вот это и случается, когда вы позволяете компании… наемников и убийц обучать вашу армию. – Год назад мы даже не знали, что у нас есть армия. – Может быть. Но вы тут сидите в звании генерала – значит, приняли ответственность за это. Могли возражать, вместе или поодиночке. Могли задавать вопросы. Но нет – вы подобрали бластер с пола и просто принялись палить, защищаясь. В конце концов вы пришли к целесообразности. – Вы знаете, какова была альтернатива. – Слушайте, генерал. Мне надо кое-что прояснить, с точки зрения простого убийцы и все такое. Ответьте мне на пару вопросов. Зей должен был рассвирепеть от того, что простой сержант обращался с ним как с надоедливым клерком, а не с боевым генералом. К его чести, он более сосредоточился на решении. Ордо гадал – где же заканчивается практичность и начинается догматизм. – Очень хорошо, – сказал Зей. – Вы хотите прекратить атаки на уязвимые цели, которые подрывают снабжение ВАР и уничтожают общественную веру в способность Сената защитить столицу? – Да. – Вы считаете хорошей идеей предоставить кое-кому из наших спецназовцев беспрецедентный отдых на Корусканте, после нескольких месяцев на поле боя? Зей помедлил, лишь на мгновение. – Да. – Вам нужно кого-то спрашивать, чтобы разобраться с этой, чисто административной вещью? – Нет. Генерал Джусик ответственен за персонал. Ордо сохранял на лице отсутствующее выражение. Отпуск? В ВАР отпусков не было ни для кого, ни даже для командиров-джедаев на передовой. И вряд ли кто-нибудь из клонов знал, что делать со свободным временем. Джусик глядел с изумлением. – Думаю, что небольшой отдых будет отличной идеей, действительно, – Скирата улыбнулся ему с подлинной теплотой. С Джусиком все было в порядке – свой в доску, исполнен отчаянной смелости и желания быть частью команды. Хотя сложно было сказать – играл ли он примерного офицера или действительно был им. – Я прослежу за этим. – И, сэр, – добавил Скирата, – правда ли, что вы знали – я полный чакаар, который никогда не мог следовать приказам, который держал вас в неведении, который тренировал свои команды как свою собственную армию, и вообще – который всегда был грубым мандо, как Джанго и весь остальной его сброд? Зей откинулся назад в кресле и коротко потер кончик носа, глядя на синий камень стола. – Я действительно верю, что когда-нибудь, в будущем, догадаюсь об этом, – в уголках его глаз появились морщинки, на мельчайшую долю секунды, но Ордо это заметил. – У меня были подозрения. Хотя их так трудно подтвердить… Так, значит с Зеем тоже все в порядке. Вэу наблюдал за разговором с умеренным интересом, а Ордо наблюдал за ним – он слишком хорошо его знал. – Сержант Вэу, а вы как смотрите на эту… хмм… ситуацию с отпуском? – поинтересовался Ордо. – О, сейчас я просто штатский, – отозвался Вэу. Стрилл заворчал. Вэу, отвлекшись, погладил жутковатую вонючую голову; в суженных глазах мелькнула теплота, которую он никогда не проявлял к другом живому существу. – Я просто тут обретаюсь. Когда пленников доставят, я их приглашу в комнату и немного побеседую. Это вообще не имеет отношения к ВАР или Сенату. Просто штатский делает все возможное, чтобы поприветствовать приехавших на Корускант. Джусик слушал все сказанное с таким выражением, будто был взволнован и понимал, что ставки сейчас сильно взлетели. С одной точки зрения они подрывали демократические идеи, но также спасали своих хозяев-политиков от решений, которые те, похоже, никогда бы не приняли. – Вот что самое скверное в том, чтобы чакааре вроде нас мотались рядом, – сказал Скирата. – Мы просто уйдем, отыщем место, о котором вы не знаете, зароемся и устроим множество разных проблем, о которых вы тоже не знаете. А потом пришлем вам счет за все это. Ужасно. – Ужасно, – эхом отозвался Зей. – КСБ что-то должна заметить? – Когда у нас будет не хватать рук, то, думаю, надо будет убедить старших офицеров в КСБ, но не с вашей помощью. – Ужасно, – повторил Зей. – В любом случае – все это чисто гипотетически. "Отличная вещь – язык", – подумал Ордо. Скирата только что сказал Зею, что намерен "побандитствовать", как он выражался, провести нелегальную операцию с убийствами в городе и просто прислать Зею счет. Вэу намеревался допрашивать пленных. Командование КСБ Скирата успокоит в случае чего, не вмешивая Зея. И Зей все это разрешил. И тема все еще не была до конца обсуждена. – Наших коммандос в отпуске здесь могут заметить, – вступил Джусик, явно уловив суть. – Возможно, – кивнул Скирата. – А не будет ли хорошо дать такой отпуск и честным обычным клон-солдатам – многим? Поднимает боевой дух. – И заверит общественность в том, что солдаты в доспехах есть в столице. – Интересно, как убедить Сенат в том, что это хорошая идея? Вклинился Зей: – Вы встречали Мара Ругейана, главу отдела по связям с общественностью в Сенате? Просто интересно. Скирата кивнул. – Думаю, что у меня с ним были контакты. – Отлично, – сказал Зей. – Знаю, что вы оба поладите. И разговор, которого никогда не было, закончился. Скирата встал, собираясь уйти, и Вэу мягким движением столкнул стрилла на пол. Зверь недовольно заворчал, но устроился у ног хозяина, глядя на Скирату золотистыми глазами с красным ободком. Ладонь Кэла все еще была сложена "чашей" у бока; Ордо знал, что он частенько так начинал бой. – Кэл, я слышал, что Атин возвращается, – сказал Вэу. Скирата вышел из комнаты, опустив голову; Ордо держался за ним. Джусик шел следом. – Держись подальше, – тихо сказал Скирата. – Я их встречаю прямо с "Бесстрашного". Это касается и "Дельты". И ты над ними больше не главный, помнишь? Сиди тихо в казарме и жди, пока я тебе не покажу место. Ордо сдержанная вежливость Вэу не обманула. Семь лет назад сержант представлялся ему властной фигурой в черной мандалорианской броне, со стриллом у ног. Зверя звали Лорд Мирдалан. У Ордо, как и у всех "Нолей", была отличная память; иногда ему хотелось не иметь такой. Но она давала ему ясность понимания, и он знал источник своего страха и волнения. Лорд Мирдалан – Мирд – прыгнул на него по приказу Вэу. Ордо выхватил маленький бластер, который ему доверил Скирата, и пристрелил бы зверя, если бы Кэл'буир не заорал "Стой!" и он бы не замер, направив оружие между глаз Мирда. Вэу, как помнил клон, рассмеялся; он сказал, что Ордо – ге'верд, "почти воин". И Скирата пинком отшвырнул Мирда, сказав, что не было никаких "почти". Ордо внимательно следил за стриллом. Зверь плелся впереди, шумно обнюхивая щели и оставляя позади запах и капли слюны. – Если эта тварь пойдет с тобой на дело, – сказал Скирата, – лучше держи ее при себе или найди, куда прибить шкуру стрилла. Он вскинул руку, сделав движение кистью быстрее, чем Ордо успел среагировать. Трехгранный кинжал пронесся над Мирдом, и вонзился в полированное дерево пола в шаге перед ним. Нож завибрировал, и замер. Мирд взвизгнул, отскочив в сторону. Ордо шагнул между Вэу и Скиратой, готовый защитить Кэл'буира в новом противостоянии с омерзительным ему человеком. Но Скирата просто повернулся, взглянув на Вэу так, что было понятно – он не шутил. Тот ответил взглядом; лицо его неожиданно стало лицом убийцы. – Это не вина стрилла, – сказал Скирата. Он прошел чуть вперед и выдернул нож из пола. Стрилл подался в сторону от него, приподняв губу и обнажая клыки. – Но я вас обоих предупредил. Нам нужно сделать эту работу, и только по этой причине я вам обоим кишки не выпустил. Ясно? – Я понял – заметил Вэу. – Хорошо бы понять и тебе, до того как мне придется тебя убивать. Ордо это совсем не понравилось. Он выдвинул из перчатки вибролезвие – лучшее оружие в ближнем бою, нежели бластеры. Скирата махнул ладонью – "спокойно". – Будь полезным, Вэлон, – он жестом позвал Джусика и Ордо за собой. – И я надеюсь, что Атин тоже так думает, потому что теперь я на его пути стоять не буду. – И что такое "слишком далеко", Кэл? Ты можешь ответить? Как далеко ты зашел? – окликнул его Вэу. – Я сделал из мальчика воина. Без меня, он бы до этого дня не дожил. "С его помощью, – подумал Ордо, – Атин чуть было и "не дожил". – А почему ты не сказал Зею, что в ВАР может быть утечка? – спросил Ордо. – Потому, – отозвался Скирата, – что я не могу признать, что знаю о ней. Информатор вообще может не знать, что он дает сведения. Пока только ударная команда будет знать, что мы ищем. – Как насчет Обрима? Он союзник. – Надеюсь. Но в итоге, кому мы можем доверять? – Себе, Кэл'буир. – Так что лучше убедимся, что знаем, кто нам прикрывает спину. Картили ад майг хуаткама. Хороший совет на всю жизнь. Ордо знал, кто будет прикрывать его. * * * РШК "Бесстрашный", прибывающий в сектор Корусканта, 369 дней после Геонозиса – Мне стоит это записать, – заметил коммандер Гетт. Он потянулся к поясу, на который было навешено множество вещичек и вынул небольшой рекордер. – Такое нечасто случается. Этейн и командир штурмового корабля стояли на галерее, идущей вдоль верхней переборки ангара и наблюдали необычайное зрелище, разворачивавшееся внизу. Она о таком слышала, но никогда не видела. "Дха Верда" – мандалорианская ритуальная боевая песня. Бойцы из Сорок первого элитного и некоторые из команды корабля – порядка полусотни в целом, без шлемов – разучивали ее под некоторым руководством Фая и Скорча. Сев, легко заметный по кроваво-красным полосам на шлеме, сидел рядом на ящике с боеприпасами, чистил снайперское снаряжение и выглядел так, будто совсем не интересуется происходящим. Конечно, так оно не было. Этейн чувствовала это, при том, что даже еще не приспособилась к присутствию Сева в Силе. "Дха Верда" выглядела пугающе. Генерал Бардан Джусик, юноша, едва достававший до плеча клона-коммандо, говорил, что ему нравится, что он черпал в ней мужество, когда разучивал ее со своими людьми. Наследие Кэла Скираты; Джусик объяснил, что сержант-ветеран хотел, чтобы его парни знали свое наследие и учил их мандалорианским обрядам, языку и культуре. Тонг-са-ранг-бро-ка! Дже-тии-се-ка-'рта! Коммандос чеканили ритм за ритмом, стуча кулаками сперва по своей броне, а затем выстукивая весь ритм на пластинах стоящего рядом. Точный расчет времени поражал: неправильно рассчитав, солдат мог сломать соседу челюсть. Да-Уэйр-да-Вэйр-да-аден-трату! Кор-у-сан-то-кан-досии-аду! Дуум-мо-тир-'тра-нау-трашинйа! Гра-'туа-куун-хетт-су-дралши'а! Неотразимо, древне и завораживающе. Песня взвилась от пола ангара одним мощным, общим голосом. Этейн различила слова "Корусанта" и "джетиисе": Корускант, джедаи. Этого не могло быть в оригинале мандалорианской песни. Даже их наследие изменялось, чтобы служить для ситуации, в которой они оказались. Этейн припомнила, что в песне говорилось о воинах тени и о предателях, падающих на колени перед ними. Отменно выученные воины показывали свою дисциплину и рефлексы: любой враг из плоти и крови получил бы хорошее предупреждение насчет силы войск, которые его ждали. Но дроидов нельзя напугать. Жаль, в самом-то деле. Этейн вздрогнула. Удары казались настоящими; они вкладывали весь свой вес в каждый из них. Удивительно, но никто из новичков еще не ошибся в расчете движений так, чтобы получить случайный удар в лицо. Фай и Скорч показывали иную последовательность. Лязгнула броня; Сев перестал изображать отсутствие интереса, снял шлем и присоединился к ним. Затем появился Дарман, и они вчетвером выстроились перед остальными. Странно было видеть, как Дарману это нравится, и как он забывает о том, что вокруг: Этейн не знала, что у него такой сильный голос или что он может – за неимением лучшего слова – танцевать. – Джусик всегда об этом говорит, – сказала она. – Я видел, как несколько отрядов это делают, – заметил Гетт. – Они прошли через Скирату, как я слышал. – Да, – Этейн сейчас пыталась понять, сможет ли она сравниться с этим человеком. Сравняться хотя бы наполовину – уже хорошо. – Он научил всех коммандос жить по-мандалориански. Знаете – обычаи, язык, идеалы, – бессознательная точность людей одинакового роста завораживала. – Очень странно. Будто у них есть побуждение так делать. – Так и есть, – сказал Гетт. – Это вдохновляет. – Извините. Это было грубо с моей стороны. – Нет проблем, генерал. Определенно, это в подготовку наших солдат на Камино не входило. Сейчас же передается от человека к человеку, – он казался обеспокоенным. Этейн знала, о чем клон думает. – Генерал… – Дайте мне рекордер, – улыбнулась она. – И идите. Гетт коснулся брови перчаткой, и сбежал по лестнице, проехав по перилам последние три метра. Удивительная картина – желтые доспехи командиров и пилотов, белые – солдат, пестрая мешанина цветов коммандос – слитых воедино в одном древнем мандалорианском ритуале, где каждый видел одно. Этейн почувствовала, что ей тут не место. Она никогда по-настоящему не ощущала связи с джедаями. Конечно, связь через Силу была, но… нет, настоящая сила воплощалась в привязанностях, страсти, самосознании, значении. Она подумала о мастере Фульере, настоявшем на том чтобы дать ей второй шанс в качестве падавана, и не отправлять на строительство лагерей для беженцев из-за недостатка контроля. Он тоже был горячим, и склонным бросать вызов причинам чего-либо. Джедай погиб, потому что не мог удержаться от боя, когда ополчение Геза Хокана избивало фермеров на Квиилуре. Этейн подумала, что такой джедай неплох. Не живущий по инструкции, но сосредоточенный на честной игре и справедливости. Клон-солдаты этого стоили. Неожиданно она обратила внимание на Дармана, смотрящего на нее с улыбкой; если бы не броня и все вокруг, он мог бы показаться просто юношей, показывающим себя девушке. Она ответила улыбкой. Этейн все еще завидовала его самодисциплине и сосредоточенности, особенно тому, как он сумел не потерять их, оказавшись в Галактике, не совсем соответствовавшей тому, чему учили на Камино. Но Кэл Скирата отвечал за его обучения. Она еще не знала Скирату, но в одном была уверена: он – как и джедаи – прагматик, работавший с реальными вещами. "Дха Верда" продолжалась, строфа следовала за строфой. Затем загудела сирена, и звон известил, что они вышли в систему назначения. – Занять места на левом борту. Огневые расчеты, аварийные команды – по местам. Приготовиться ко входу в док. Коммандер Гетт вышел из рядов, и снова взобрался по лестнице, утирая пот с лица скомканным куском ткани. – Генерал, пойдете на мостик, и посмотрите корабль? – От меня мало помощи, но я бы хотела там побыть. Как будто она покидала корабль после долгой работы, словно капитан уходил в отставку. Она была лишь временным офицером, но Гетт обращался с ней, будто она была важна для команды, и Этейн это тронуло. Она стала у командной консоли и смотрела, как захваты и платформы дока проплывают по экрану, а команда заводит "Бесстрашный" к ним. Гетт определял курс. – Стоп реактор. – Есть стоп реактор, коммандер… реактор остановлен. "Бесстрашный" задрожал и остановился. Корабль постепенно скользнул в док, ведомый буксирами, работающими по левому борту – как уже привыкла говорить Этейн. Она медленно прошлась по мостику, наблюдая, как команда доков присоединяет мостки, чтобы выпустить сменяемых членов команды и впустить ремонтников и техников. Едва заметное ощущение мелкой дрожи пробежало по кораблю когда он замер у огромных кранцев дока. "Бесстрашный" благополучно прибыл в родной порт – на время. Этейн протянула руку Гетту. – Снимите перчатку, друг мой. Он заколебался, улыбнулся и стянул всю перчатку. Они пожали друг другу руки как равные. Затем она нажала клавишу на консоли, включая слышимость в каждой кабине и каюте, ангаре и на всех палубах огромного корабля. – Джентльмены. – сказала Этейн. – Это была честь для меня. Глава 6 Пять тысячелетий мандалориане бились против тысячи армий на тысяче миров. На каждой войне они учили новый язык и изучали военные технологии и тактику. И все же, несмотря на огромное влияние чужих культур и отсутствие по-настоящему родного мира и даже расового единства, их собственный язык не только выжил, но и изменился лишь немного; образ жизни и философия остались неизменными, и их идеалы и чувство семьи, самосознания и нации лишь усилилось. Доспех не делает из кого-то мандалорианина. Доспех – это лишь символ их непроницаемого, неприступного сердца. "Мандалориане: своеобразие и язык", опубликовано Галактическим институтом антропологии РШК "Бесстрашный", верхний док, депо поддержки флота, Корускант, 370 дней после Геонозиса. Трап опустился, и Фай снова попал в невраждебное место: нет дроидов и алых росчерков бластерного огня. Но Корускант, его невероятно высокие башни и глубокие каньоны для транспорта, были такими же чужими, как и Геонозис. Фай его раньше видел, но мельком, на пути в космопорт, где надо было освобождать заложников. Экзотичный, удивительный вид ночью; но днем от него захватывало дух совсем по другой причине. – Можем сойти на берег? Найнер, сцепив руки, стоял позади него; "дисишка" болталась за спиной. – Не ко мне вопрос. Я сейчас не сержант. Босс и остальные "дельтовцы" выстроились позади "Омеги" в линию, в более обычном порядке. У них была та же волна комлинка. Найнер сказал, что будет неблагодарностью их отключать, учитывая, как они торопились на помощь. Но "Омега" от них ничего не услышит, и в этом Фай был уверен. Сорок первый элитный высадился первым. Скорч наклонился чуть ближе к Фаю; он стоял прямо позади него. Отличная черта комлинков в катарнской броне – можно переключать волны и получить полностью личный разговор, без всяких внешних признаков того, что говоришь, или даже ругаешься с кем-либо. – Так хочешь сойти на берег? – Чего? – отозвался Сев. Фай восхищался ярким и богатым языком Скираты. В других отрядах никто не говорил так, как сержант Кэл. – Вечер в городе. Обед в отменном ресторане, возможно – балет мон каламари… – Да. Точно. – Прекрати, Фай, – вставил Найнер. – Ты просто шутишь над этой виквайской командой. – Хорошо, пиво и орехи варра. Без балета. – А может, еще поход по магазинам с твоими жутковатыми приятелями? – осведомился Скорч. – За новой камой, наверное? А, новости быстро распространяются. – Позаботься, чтобы Ордо этого не слышал, – сказал Фай. – Он тебе ногу отрежет и ею же забьет. – Да? ЭРКи – сплошные глотки и камы. – О, крутые парни, да? – Я видел тви'лекк-танцовщиц, которые были покруче, – заметил Скорч. – Сколько раз нам вообще придется ваши шебс спасать? – Столько же, сколько нам придется подтирать ваш осик, – отозвался Найнер. – Вы двое вообще можете поговорить о взрывчатке и вести себя тихо? – Где генерал? – спросил Найнер. Вклинился Дарман. – Прощается с Геттом, – похоже, он интересовался местонахождением Этейн. – Ты видел сержанта Кэла? Она сказала, что он нас встречает. – Так… вам приказывают старикан и ребенок, что ли? Голос Дармана мигом стал ледяным. – Скорч, тебе нравится, как кормят в лазарете? – Трогательно, трогательно… Слабо щелкнул комлинк. – "Дельта"! Это старикан. Дуйте сюда, и полсотни отжиманий каждому! – Файрфек, – вздохнул Сев. "Омега" сместилась, давая "Дельте" возможность пятьдесят раз отжаться в полной броне с ранцами. Фай это оценил. Сева ему жалко не было. Но он сейчас пытался высмотреть на посадочной платформе Скирату, желая поскорее увидеть настоящего сержанта: когда рядом был Скирата, Найнер переставал играть в сурового ветерана. Генералы вообще им не уделяли внимания. Скирата был для них командованием. – Это было "сорок", а не "пятьдесят", – сказал Скирата откуда-то позади. – Ненавижу неточность почти так же, как и бредни насчет моего самочувствия. Скирата любил подбираться незамеченным. Иногда Фай изумлялся, не владел ли он Силой, потому как только джедаи обычно проворачивали такие трюки. Но Кэл'буир твердо настаивал, что он просто хорош в своем деле, потому как занимается им с семи лет. По стандартам клонов это было поздновато. Он внезапно возник между бойцами "Сорок Первого", и неторопливо двинулся к "Омеге", не хромая так, как обычно; в кожаной куртке он казался элегантным. В рабочей одежде он мог раствориться где угодно, но куртка его изменила. И все же было в нем что-то, вселявшее уверенность и дававшее облегчение. Фай мигом приготовился ко всему, как и тогда, когда Скирата был высшей властью для них на Камино. Кэл на мгновение застыл перед ними. Он вроде не беспокоился, выполнит ли "Дельта" лишние десять отжиманий или нет. Он просто пожал Фаю руку, крепко обнял Дармана, похлопал Найнера по плечам и сжал руку Атина. Он никогда не показывал того, как сильно заботился о своих. Спустя годы он перестал скрывать эмоции за слоем добродушной брани, и стал вообще исключать притворство. Конечно, никого это не обманывало. – Не пугайте меня так больше, ад'ике, – он развернулся к "Дельте", разрешая им подняться с пола. – И то же самое вам, ди'куте, – Скирата глянул на то, как последние из "Сорок Первого" исчезают в транспортах, вероятно, направляясь в казармы; что-то его позабавило. – Скорч, если не будешь хорошим мальчиком, я тебя заставлю таскать каму. – Извините, сержант. А правда, что сержант Вэу вернулся? – Вернулся, но он не сержант. Теперь я твой сержант, Скорч. – А генерал Джусик? – Он тоже не твой сержант, – Скирата посмотрел мимо Скорча, и, похоже, был сильно удивлен. Фай развернулся и увидел то же самое: Этейн Тер-Мукан двигалась по огромной посадочной платформе, сжимая "ЛЖ-50" так, будто готовилась к бою. – Это и есть генерал Тер-Мукан? – Это она, – подтвердил Дарман. – И она очень хочет с тобой познакомиться. Фая отвлек блик от движения на ВИДе. Потрепанное гражданское такси перелетело через парапет посадочной платформы. И ему так поступать не следовало. Подсознание рявкнуло: "опасность", и отреагировало долей секунды раньше, чем тренировки напомнили – неопознанная гражданская машина через флотские кордоны проходить не должна. Он оказался на одном колене, нацелив заряженную "диси", прежде чем заметил на дисплее, что "Омега" и "Дельта" объединились в боевой порядок. Такси замерло в воздухе. – Шах! – Скирата оказался перед ними. Фай оцепенел, но "Дельта" целилась так, чтобы не задеть сержанта. – Спокойно! Сжав кулак и показав его отрядам, Скирата замахал другой рукой в сторону такси, показывая вниз – садись. Такси медленно опустилось на платформу. "Омега" замерла по команде; у "Дельты" это заняло секунду дольше. Возможно, в них так послушание не вбивали, как Скирата в своих. Но все по-прежнему держали оружие наготове. Сердце Фая билось чаще. Они все были напряжены и готовы отреагировать на любую угрозу, достаточную, чтобы натренированные рефлексы взяли верх. Вот это и сохраняет жизнь. И отключить нельзя. Мускулы научены делать, и потом спрашивать разрешения у мозга. – Извините, парни, – Скирата развернулся лицом к ним. – Удейсии, удейсии… расслабьтесь. Это наши. – Хорошо, что ты на это указал, серж, – пробормотал Найнер. Он опустил винтовку; Фай последовал примеру и оглянулся. Этейн все еще лежала ничком, нацелив контузионную винтовку в верном направлении; непросто с оружием такого размера. Но вот сектор обстрела слева оставлял желать лучшего. Фай надеялся, что джедайские чувства времени и места остановили бы ее, и она не разнесла бы их на куски, открыв огонь. Фай жестом показал ей расслабиться, отказался от этой мысли и просто покачал головой – "нет". Она ответила поднятой ладонью и вскочила на ноги. Интересно, кто-нибудь ее обучил базовым жестам-сигналам? Скирата все еще извинялся. – Мне надо было вас предупредить, что у меня тут транспорт. Глупо с моей стороны, – такси открылось и вуки – небольшой, всего два метра с лишним, – вылез наружу, откинул голову и недовольно завыл. – Ну да, моя ошибка, – ответил Скирата. Он поднял обе руки, признавая правоту горы коричневой гладкой шерсти. – Они просто шустрые, вот и все. Сейчас погрузимся. – Все мы? – уточнил Найнер. Такси было небольшим. – Вместе с вуки? – Нет, только пленные. Просто погрузите их. – И куда их везут? – Сейчас вам больше знать ничего не надо. Найнер помедлил, пожал плечами и жестом позвал Босса, Фиксера и Атина пойти с ним обратно на "Бесстрашный". Этейн уже сдвинулась вперед и подошла к Скирате, закинув ружье за спину; она была такой маленькой, что казалось, будто это она – добавление к оружию. Дарман мигом отреагировал, и сделал шаг, привлекая внимание Скираты; разумеется ему не это было нужно. Сержант наблюдал за Этейн, косился на трап "Бесстрашного" и успокаивал явно недовольного вуки, как-то ловко контролируя ситуацию. Как и всегда. – Генерал, – сказал он. Пауза, потом вежливый кивок Этейн, который (учитывая, что Скирата думал обо всех не в броне) Фай счел хорошим началом. – У нас тут работа намечается, и вы участвуете. – Сержант, – ответила она и склонила голову. – Вы выглядите не так, как я ожидала. Скирата вскинул бровь. – Как и вы, генерал, – он подтолкнул вуки назад на несколько метров, явно не беспокоясь о том, что это существо способно им вытереть площадку. Затем обратился к нему: – Нет, просто сунь их на заднее сиденье и веди. Пусть Вэу сделает все остальное. Упоминание Вэу помогло Фаю понять то, что он не уяснил из слов на ширивууке. Так, вуки должен был доставить пленных к Вэлону Вэу. Похоже, намечались вещи, которые Скирата предпочитал оставить Старому Психу. И вуки явно не интересовался, стоит ли им заехать пообедать. – Что тут происходит? – спросила Этейн. – Что будет с пленными? – Гражданские дела, генерал, – отозвался Скирата и отступил, позволяя Найнеру и Боссу протащить медицинский репульсор с тремя "рулонами". Коммандос запихнули каждого в такси с некоторым ворчанием и ругательствами, затем захлопнули одну дверь. – Не забивайте себе голову. – Но я "забиваю". Вуки рыкнул и снова забрался в такси. Машина приподнялась и перелетела через парапет, исчезнув из поля зрения в одном из искусственных каньонов; похоже, те достигали центра планеты. Фай поборолся с порывом посмотреть вслед ему, проиграл схватку и сделал несколько шагов, поглядев через край. Падение было бы очень и очень долгим. Разнообразие уровней его поразило: полированный камень, сверкающее стекло, мелькающие машины, неясный солнечный свет. Все чужое, явно чужое. Скирата выдохнул и повращал головой, словно разминая мускулы шеи. – Генерал, – сказал он. – Нам надо поговорить. "Омега", "Дельта" – транспорт вас заберет в казармы, – сержант помедлил, глянув на хроно. – Расслабляйтесь до пятнадцати ноль-ноль, и затем отчитайтесь в комнате брифинга в административном здании штаба. – Да, серж, – одновременно отозвались Найнер и Босс. Но Этейн не собиралась сдаваться. Фаю это нравилось, но со своей настойчивостью она могла стать настоящей занозой в шебс. Она шагнула ближе к Скирате. – Мне не нравится, когда меня держат в темноте, сержант. – Тогда эта Галактика будет постоянно вас разочаровывать, генерал, – на мгновение в голосе Скираты прорезались нотки, заставившие Фая застыть. Но, поразив цель, голос мигом стал мягче. – Все меняется. Можете отказаться – и я надеюсь, что вы не станете – но если и откажетесь, то "Омега", "Дельта" и мои "Ноли" все сделают без вас. Этейн замолчала. Скирата мог расшевелить и кирпич, если ему это было нужно. Она хотела остаться с отрядом, и это все знали. Она посмотрела на него так, будто слушала кого-то еще. – Если "Омега" не может отказаться, то и я не могу. – Хорошо, – сказал Скирата. Он оттянул ворот куртки и пробормотал несколько слов в маленький комлинк. Похоже, генерал Джусик все еще любил выдавать необычное оборудование. – Ждем. Фай глянул через парапет платформы, ухватился за перила, наклонился и посмотрел получше. За такой вид из окна богачи благодарят судьбу; но Великой Армии его получаешь задаром… если не возражаешь против того, что тебе могут отстрелить голову взамен. Скирата перегнулся через перила рядом. – Я бы хотел туда съехать по канату, – заметил Фай. Эта часть тренировок на Камино ему всегда нравилась. Он вообще предпочитал бесконечные пространства малым помещениям, как и многие его братья. Они говорили, что их достало взращивание в цилиндрах; Ордо даже заявлял, что помнит это. – Сколько мы тут будем, серж? Сможем посмотреть город? Пожалуйста. – Я ведь вам обещал вечер в городе, а? Как давно? – Восемь месяцев, – Фай припомнил сказанное: сразу после работы в космопорту. Обещание поставить выпивку за работу от капитана Обрима… и сразу же Ордо их погнал на другое задание. – Хотел бы его посмотреть, прежде чем… – он помедлил. – Просто хотел бы посмотреть. Скирата на мгновение изогнул бровь и похлопал Фая по спине. – Не говори так, сынок. Ты много чего увидишь, обещаю. – Сейчас? – там, внизу, что-то вроде птицы неожиданно мелькнуло среди зданий и унеслось вниз, сложив крылья, пока Фай не потерял его из виду. Платформа была на высоте минимум пяти километров. – Переменим обстановку. – Итак, тебе нравится новое поле боя. Фай заставил себя оторваться от вроде бы безграничного пейзажа. – Так нас списывают на каменный фрегат? – Чего? – Услышал у парней на "Бесстрашном", – так, он показал сержанту Кэлу новое словцо: это что-то. – Работа на берегу. Заполнение бумаг, болтовня по комлинку. Сплошные перерывы на каф. – Подумай о предупреждении угрозы. Перехвате. – А. – Добро пожаловать в мир эвфемизмов, Фай. У нас тут сложнейшая местность, какая может быть. Прямо среди миллиардов штатских. Отлов плохих парней на Корусканте. – Хорошо, – ответил Фай. – Не люблю много ездить. * * * Бараки роты "Арка", штаб бригады СО, Корускант Этейн последовала за Скиратой по длинному коридору, который начинался от главного входа в казармы "Арки"; у нее было впечатление, что она идет за гданом. Описание "Омеги" создало у нее впечатление доброго старого дядюшки, пожилого солдата, желающего круто выглядеть, который до кровавого пота передавал свою мудрость новому поколению. Но ощущение в Силе было совсем другим, так же, как и его внешность не соответствовала предыдущему впечатлению. Черный водоворот сбалансированного насилия, готового к конфликту, пронизанный темно-красными нитями страстной любви и ненависти. Это показывало, что он – сложный человек, создавший воинскую элиту. Посмотри она на него по-другому, то решила бы, что в нем очень много от Темной стороны, которой следует остерегаться. Да, он ей напоминал гдана, маленького стайного хищника с Квиилуры, атакующего любую добычу; по сравнению с крупными солдатами он был невелик, но явно и недвусмысленно агрессивен. И он не был таким пожилым, как его описывали. Двадцатилетним парням он мог казаться древним. Но ему было около шестидесяти стандартных – просто средний возраст – и он был явно в форме, если не считать привычки приволакивать левую ногу. И он выглядел… бронированным. На Скирате была только штатская куртка – гладкая и желто-коричневая, из кожи банты, с высоким черным воротником, и простые коричневые штаны… но он производил то же впечатление, что и все коммандос. Он был готов ко всему. Учитывая, что он был на голову ниже своего отряда и хромал – он все равно выглядел крупной проблемой… Этейн решила, что он некогда был превосходным солдатом. И что по-прежнему таким остается. – Сюда, мэм, – каким-то образом "мэм" в его устах звучало как "девочка"; то же самое он делал со словом "генерал". Но джедаям нельзя обижаться на недостаток уважения. Этейн поняла, что просто хотела бы ему понравиться. – Поболтаем немного, и потом отыщете генерала Джусика; он расскажет обо всем, что творится. Да, Скирата отдавал приказы. Он провел ее в боковую комнату – помещение со столом, стулом и узкой кроватью, на которой лежал наполовину собранный вещевой мешок. Там была аккуратная кипа одежды, армейского вида матерчатые кофры для снаряжения, с непонятными предметами, выпирающими изнутри, и песчано-желтый потрепанный мандалорианский доспех. Сила сказала ей, что опрятная комната была до краев наполнена хаосом поломанных жизней, боли и страдания. Этейн подумала – было ли все это лишь в его прошлом? Но перестала сканировать, чтобы он не почуял и не отреагировал. Он был до опасного восприимчивым человеком. Она не чувствовала никакой враждебности по отношению к себе. – Хороший шлем, – сказала Этейн. На нем были нанесены багровые и золотые знаки, и та часть, что очерчивала "Т" визора, была совершенно черной. Были еще и красноречивые царапины и вмятины, словно кто-то огромный опробовал на шлеме свои когти. – А Фай все еще хранит броню Хокана? Скирата кивнул. – Конечно. Найнер разрешил ее оставить, и Фай ее хранит у себя в шкафу. Этейн вспомнила Геза Хокана и то, как впервые спутала Дармана с квиилурским боевиком лишь из-за такого же шлема с Т-образным визором. Теперь шлем у Фая – потому что Этейн снесла Хокану голову световым мечом около года… и целую жизнь назад; она все еще не привыкла убивать. Тот доспех был красным с серой каймой. Она его очень хорошо помнила. Мандалорианские шлемы теперь и вполовину такими страшными не казались. Форма была знакомой – даже приветствовалась. Но она как-то забыла, что Скирата и большинство инструкторов, нанятых, чтобы сделать элитных коммандос из мальчиков вроде Дармана были мандалорианскими наемниками, подобранными лично Джанго Феттом. Она подумала – а смотрела бы она так на Скирату девять месяцев назад, будь он ее врагом на Квиилуре? – Собираете вещи, или наоборот? – Собираю, – он осторожно поднял мешки, и там что-то звякнуло: оружие. – Мы тут работать не можем. Официально мы не на службе и в бессрочном отпуске. – Он уложил броню в мешок, прокладывая одежду между пластинами, затем упаковал завернутое в ткань оружие. Похоже, только это у него и было – бродячий наемник, готовый ехать на следующую войну. – Вы щепетильны, генерал? Я имею в виду – этически. – Я джедай, сержант. – Да, это отвечает на большинство вопросов, которые я не задам. – Спросите что-нибудь поточнее. – Знаете, что такое "черные операции"? – О… да. – Я так и думал. Не знал, что вы приедете с "Омегой" прямо сейчас, но вы провели несколько месяцев с Зеем на Квиилуре, превращая местных в партизан против сепов, да? А до того выжили там, где погиб мастер Фульер. Так что, думаю, вы в драке хороши. – Я знаю свои слабости. Скирата помедлил, оторвавшись от упаковки. – Лучшее знание из всех. – Просто скажите, что поставлено на карту, – попросила Этейн. – О, интересная просьба от джедая, – он осторожно запустил руку в мешок и вытащил маленький сверток из ткани. Когда он его развернул, там оказалось несколько пластинок, укрепленных на кусочках белого пластоидного сплава. – Я ставлю возможность остановить это. Республика – возможность прекратить то, что мешает Великой Армии действовать. Сенат – возможность показать сепам, что они не могут бить, куда хотят. Выбирайте! Теперь она поняла, что он держит; сотню раз видела их на нагрудниках. Значки с брони, идентификаторы, которые носили все клон-солдаты. – Я выберу первый вариант, – Этейн вспомнила другого Фая, которого больше не было в живых… как бы он, подобно своему тезке, радовался возможности посмотреть на Корускант вне казарм. – Думаете, я пригожусь? – В городских операциях женщина всегда к месту, будь она джедаем или нет. Разные виды невидимости – старые ди'куты вроде меня и дамы вроде вас. Скирата улыбнулся и вновь завернул значки. Этейн потянулась за своей сумкой и поняла, что у нее даже меньше вещей, чем у этого бродяги. – А генерал Джусик включен в операцию? Что с мастером Зеем? – Генерал Зей официально ничего об этом не знает. – А если мы не действуем здесь, то где? – О, в интересных местах. Дайте мне пару дней и мы сможем переехать. Кстати, парням нужно немного отдохнуть. Так он не собирался ей ничего говорить. Чудно. – "Дельта"… отличается от "Омеги". Я так понимаю, что вы в них уверены? – О, они хорошие ребята, – Скирата покопался в карманах куртки и вытащил кредитные чипы, кусочки флимсипласта и странное металлическое устройство, утыканное короткими шипами; в нем были отверстия для четырех пальцев. Этейн уставилась на него, а сержант положил оружие на стол. – Гормоны, которые делают их отменными бойцами также заставляют их создавать проблемы, – содержимое карманов Скираты продолжало появляться на столе. К куче добавились моток тонкого провода, пятнадцатисантиметровый нож с сужающимся трехгранным клинком, небольшой, сделанный на заказ бластер, и кусок длинной тяжелой цепи с острым наконечником. – Но эти бедные ад'ике, разумеется, никогда не забывают про службу. Скажите им лишь слово, и они мигом начнут действовать. – он щелкнул пальцами, подчеркивая моментальность. Да, она это видела. Скирата стянул куртку, и оказался неожиданно широкоплечим; под рукой висела кобура с чем-то вроде модифицированного верпинского осколочного пистолета. Он повесил одежду на спинку стула; Этейн поняла, что он был по-прежнему в форме, как и все такие жилистые маленькие люди, и вновь пересмотрела свой взгляд о "человеке, который мог только учить других драться". И она никогда не видела столько вещей для убийства и ранений у одного человека – даже у республиканских коммандос. Она кивнула на оружие, и подождала хотя бы намека на то, почему он их носит. Скирата замер, запустив пальцы в короткие седые волосы. – Что? – он выглядел удивленным. – Этот… набор, – да он прямо ходячий арсенал. – Оружие. – А, не беспокойтесь, – он явно не понял. – Я не ношу много, когда хожу в гражданских поселениях. Не хочу вызывать подозрения; Ордо присматривает за оставшимся. Когда разместимся – вооружимся нормально. Знаете чем? Знаете, что? Шесть верпинских снайперок. Сделаны на заказ, с усиленной защитой от ЭМИ. Изысканно. Не то, чтобы действительно винтовки, у них ствол не нарезной, но… – он вдруг усмехнулся своим мыслям, и у нее возник образ совершенно другого человека. – Вы еще с Ордо не встречались, да? Отличный парень. Моя гордость, в самом-то деле. Он и его братья. Его искренность совершенно обезоруживала; она казалась одновременно и неуместной, и совершенно подходящей для человека, который столько сделал, чтобы обеспечить своим юным подопечным шанс выжить. Этейн знала, что он убийца. Она знала, что его собратья за свою историю убили много джедаев, и даже сражались за ситхов. Она точно знала, кто он… но он все равно ей нравился, и Этейн знала, что он для нее останется очень и очень важным на всю жизнь. Эта уверенность была в Силе. И она знала, что будущие дни и месяцы ее испытают до предела, и не принесут чувства мира и понимания, присущего джедаям. Но Сила покажет ей, какова должна быть ее судьба. Глава 7 Думаю, примечателен тот факт, что уровень потерь в отрядах коммандос, обучавшихся у мандалориан, ниже, чем у воспитанников других рас. Каким-то образом мандалориане вселяют в своих подопечных чувство цели, уверенности в себе и почти одержимость – кланом или семьей – которая дает им явное преимущество в выживании. Можно только радоваться, что в этот раз они на нашей стороне. -Генерал мастер Арлиган Зей, командующий специальными силами, глава отдела особых операций, в докладе Совету Джедаев Штаб бригады SO, Корускант, комната брифинга 8, 15.00, 370 дней после Геонозиса – Думаю, нам надо поговорить. – сказал Скирата. Он развернул стул и сел на него верхом, сложив руки на спинке и поместив на них подбородок. – Только мандо. Никаких аруэтиизе. "Дельта" расположилась в креслах у одной из стен комнаты, "Омега" – у другой; между ними был стол. Скирата мог бы резать воздух между Атином и Севом виброножом: они думали, что он не заметит? Он знал каждую частичку клонов как букву в книге, даже если имел дело не с теми, кого знал лично. В общем-то, он мог так "читать" представителей многих рас. Так что либо они посчитали его дураком, либо были так расслабленны в его компании, что не считали нужным скрывать чувства. А парни из "Дельты" – как и "Омега" – были очень верны своим сержантам. Они сейчас сидели в темно-красных рабочих костюмах, и без оружия и доспехов казались на удивление юными. – Ты же не считаешь Тер-Мукан или Джусика предателями? – спросил Дарман. – Я сказал "аруэтиизе" в общем смысле – "не-мандалориане", – а, Дарману Этейн нравилась, да? Надо за этим присмотреть. – То, о чем пойдет речь – дело отряда, а не офицеров, – Скирата вытянул нож из рукава и поиграл с ним, осторожно касаясь кончиком пальца отточенного острия. – Надеюсь, "Дельта" меня слушает. – Да, серж, – Босс пристально смотрел на него. – И ты, Сев. Сев глянул на Атина лишь на мельчайшую долю секунды, но этого хватило, чтобы подтвердить подозрения Скираты. – Да, сержант. – Так, первое: любая вражда между мной и Вэу – наше дело, а не ваше. Если кто-то из вас захочет влезть, я лично заставлю об этом пожалеть. Деритесь с плохими парнями. Молчание было прямо-таки ощутимым. Атин уставился вперед, не мигая; Сев сжал губы, словно задавливая протест и метнул взгляд на Найнера. Дарман и Фай просто озадачились. – Нет, Сев, – сказал Скирата. – Найнер мне ничего не сказал, но у меня есть глаза на заднице и отличная память. Ты не злишься на Атина, понял? Хочешь поспорить по поводу моих перебранок с Вэу – будешь разбираться со мной. – Понял, сержант. – Хорошо. Докажи. – Что? – Вы двое, – Скирата показал на Атина и Сева кончиком лезвия. – Встаньте и пожмите друг другу руки. Никто из них даже не двинулся. – Я сказал – встаньте и пожмите руки. Сейчас. Скирата подумал – а не потерял ли их? Но Атин поднялся лишь на мгновение до Сева. Они наклонились через стол и пожали друг другу руки, как и было приказано. – Повторите, но по-настоящему, – терпеливо сказал Скирата. – Вам теперь придется работать вместе, в одной большой команде, и когда я вам все объясню, вы поймете. Босс, я жду, что ты будешь присматривать за своими парнями. Тот наклонился вперед и пихнул Сева в спину. – Ты слышал сержанта. Атин снова протянул руку. Сев взял ее и пожал плечами. – Отлично, – сказал Скирата. – Теперь мы вне планов. Наше дело не требует официального разрешения Сената и генералов, так что если мы вляпаемся, то будем сами по себе. – А, – сказал Скорч. – Так Джусик и Тер-Мукан не знают. – Знают. – Тогда, кто "мы"? – Вы, наши юные генералы, Ордо, Вэу, и я. Скорч поднял брови. – Ты снова в поле? Пора немного поактерствовать. – Да, – Скирата метнул нож тем изысканным движением, которое отрабатывалось десятилетиями. Клинок вонзился в деревянную панель позади Сева, примерно в полуметре справа. – Держу пари, ты этого виброклинком не сделаешь, сынок. – Сможет, если я его подниму и кину, – заметил Фай. Все расхохотались. Скирата подумал – а будут ли они смеяться через несколько минут? Ордо скоро возвращался. Если повезет, они с Вэу выбьют сведения из Орджула; найкто, наверное, слишком крепкий орешек даже для Вэу. Сейчас. В конце концов, особого значения не имеет. У него есть команда на Корусканте – его собственная команда, а не республиканская. И они могли делать то, что КСБ не будет делать или не сможет. Руки у Обрима связаны законами и запретами, и среди его людей, возможно, есть "крот". Но у ударной команды нет законов: ее вообще не существует. На Тройном Ноле она была… нолем. Скирата не спросил Зея, что будет, если дела пойдут плохо. Они могут все погибнуть. Это была чисто теоретическая деталь. Скорч встал, выдернул нож из стены и с ухмылкой вернул его Скирате. Фиксер поаплодировал. – Помните все о нелегальных операциях, чему мы с Вэу вас учили? – Скирата вновь сунул нож в рукав. "Нож моего отца. Все, что от него осталось. Я забрал его с тела". – Или вы приучились к скуке случайных приказов и аварийных процедур? – Думаю, вспомним, серж. Скирата помнил все, и не был рад этому. Он учил их тому, что требовалось. Это разрывало ему сердце, но такая наука рано или поздно встала бы между этими мальчиками и смертью. Им придется встретиться с тем, что они и не представляли… да, есть куда худшие вещи, чем кидаться на линию дроидов с товарищами. Кое с чем приходится сталкиваться в одиночку, в запертой комнате и без надежды на помощь. Может, Вэу и был прав. Может, тренировать надо было жестоко, за пределами простой храбрости, ставя в положение зверей, нацеленных лишь на выживание. Вот так Вэу почти убил Атина. И вот почему Скирата тогда набросился на Вэу – и почти убил его. – Я не горжусь тем, что с вами сделал, – сказал Скирата. – Ты первым сквозь нерфовы кишки продрался, серж. За тобой было очень весело следовать, – Фай расхохотался и откинулся назад в кресле. – А затем тебя вырвало. "Тошниловка", как они это называли. Еще один тест на выносливость, проверяющий, смогут ли они справиться в условиях, где сломаются и погибнут более слабые; смогут ли они проползти сквозь ров с гниющими кишками нерфа. Но там были еще и другие испытания. Ночь вне крыши с температурой Феста; отсутствие сна в течение трех дней (а может, и больше); недостаток воды, шестидесятикилограммовый ранец и страшная жара; и много боли. Боль, постоянные оскорбления и унижения. Пленненный коммандо должен ожидать жесткого допроса. Им надо было справиться и не сломаться, и требовалось некоторое воображение, чтобы испытать их на пределе возможностей. "Что значит "слишком далеко", Кэл?" Вэу уделял куда больше внимания наказаниям, чем Скирата когда-либо пытался. Было очень тяжело бить сыновей, даже если это помогало им выжить там, где иные не выживали. – Ну, – сказал Скирата, подивившись тому, что Фай принял все так жизнерадостно, – кишки нерфа были развлечением. С тех пор все ухудшилось. Сев явно оживился. – Будут убийства? – Если и будут, то их не случалось. Вам приснилось. – О-о… палец на спуске случайно дернулся, серж. Честно. – Парень, ты быстро освоишься в том чудесном мире политики, в котором мы находимся. – А нормально, если я скажу, что политики – трусливые чакааре? – уточнил Скорч. – Называй их как хочешь, сынок. Все равно голосовать еще не можешь, – Скирата почувствовал, как по коридору снаружи приближаются шаги. Вибрация чувствовалась, но голоса не были слышны. – Война – узаконенное насилие. Все другое – преступление. К счастью, мы мандалориане, так что к этой тонкой разнице относимся куда менее ханжески. – Просто укажи нам на плохих парней и скажи "делайте". – А, тут и проблема. – Какая? – осведомился Скорч. – Вам их придется сначала найти. – Ну, мы уже некоторых отыскали… "Дельта" расхохоталась одновременно, даже Сев; "Омега" присоединилась. Пискнул кодовый замок, и дверь скользнула в сторону. Вошел Ордо; вероятно, он знал, какое впечатление произведет своим появлением. "Дельта" еще никогда не работала с ЭРК "Ноль". Возможно, они считали, что нет разницы между ними и "Альфами" или любым другим обученным Джанго ЭРКом. Скирате стало интересно; Ордо определенно поломает многие представления. – Сэр! – одновременно отозвалась "Дельта". Найнер и остальные из "Омеги" просто небрежно вскинули руки к голове. – Извините, сержант, я опоздал, – Ордо снял шлем, пристроив его под рукой, и передал Скирате деку и увесистый сверток флимсипласта, по размеру почти как небольшая коробка для бластера. – Информации немного, но Вэу по-прежнему работает. А генерал Джусик шлет свои поздравления. – Спасибо, капитан, – Скирата взглянул на сверток и развернул бумагу. Внутри оказалось не оружие – коробка конфет с орехами велиу. Определенно, Джусик – внимательный офицер. Скирата раскрыл коробку и поставил ее на стол, чтобы солдаты обоих отрядов могли дотянуться. – Подкрепляйтесь, парни. У Фая на лице возникла его обычная глуповатая ухмылка, слабый намек на то, что он собирается что-то выкинуть за счет Ордо. – А, отличная новая юбка! – сообщил он. – Ты ради нас так принарядился? И что со старой камой? Села от стирки? Он встал и сделал пару шагов к Ордо, все еще ухмыляясь и явно ожидая похлопывания по спине, или другого дружеского знака – столько ж месяцев не виделись. – Извините, сержант, – спокойно отозвался Ордо и впечатал Фая в пол вовсе не игривым движением. Фай взвизгнул; очень неприятно, когда тебя скручивает кто-то в доспехе, а твоего собственного на тебе нет. Босс был шокирован. "Дельта" приподнялась в креслах, уставившись на происходящее так, будто они собирались вклиниться и все прекратить. Ордо казался ледяным убийцей; даже Скирата иногда не был уверен, что именно капитан собирается делать. – Твой большой рот нам однажды принесет множество проблем, – прошипел ЭРК. Шея Фая, глядящего на Ордо, напряглась; он был готов отбиваться. – Так что лучше надейся, что я в этот момент буду рядом, – а затем капитан рассмеялся и одним движением поднялся на ноги. Он вздернул Фая за руку и с энтузиазмом хлопнул его по спине. – Старая команда снова вместе, да? Отлично! Босс уставился на Скирату; тот загадочно улыбнулся (во всяком случае, он на это надеялся). "Ноли" были либо лучшими друзьями, либо худшими врагами, каких можно представить. У Фая, к счастью, был друг; но он все равно был потрясен таким теплым приветствием. – Так, теперь пока можете разойтись, а завтра утром мы проведем совещание с нашими маленькими генералами, в девять ноль-ноль, – сообщил Скирата. – Теперь мы друг друга понимаем. Ордо взял пригоршню конфет и вышел наружу со Скиратой. Они остановились в коридоре, давая отрядам возможность поболтать; сейчас нервы "Дельты" были как раз достаточно расшатаны. Возможно, они думали, что их не слышат, но Скирата не был таким глухим, как считали; годы сражений с оглушительным огнем вырабатывают привычку. А вот этого он не ожидал услышать. – Файрфек, я тогда подумал, что он просто упадет бездыханным, но его вырвало и он плакал. И не из-за нерфовых кишок. – Он никогда не любил нас так мучить. – И всегда извинялся, и убеждался потом, что с нами все в порядке. – Отличный человек, – это был Найнер. – Джатне'буир. "Лучший отец". Звучало как шутка. Его собственные дети по правилам отказались от него, объявив дар'буир – "более не отцом". Такое отрицание от сыновей было очень редким и позорным для отца-мандо. Но он не мог покинуть Камино, или даже сказать им, где он был и что не совсем покинул их. Даже Ордо не знал об объявлении "дар'буиром". "Поставил клонов выше собственной плоти и крови, правда?" – С тобой все в порядке? "И я об этом не жалею, ни на мгновение". – Все нормально, Орд'ика. Вэу теряет с ними связь, замечу. Что-то полезное от наших друзей? – Конечно, от них что-нибудь узнаем. Но допрашивать опытных пленников и не убить их… это долго. – Как насчет помощи от джетиисе? Они умеют убеждать. – Возможно, они слишком щепетильны. Джусик, правда, всегда готов помочь. – Он больше пригодится в поле. Храбрый парень, неплохой технарь и хороший пилот. Но у девочки могут быть проблемы. Давай посмотрим, поставит ли она практичность превыше принципов. – Ты их не любишь, Кэл'буир? – Да неважно – люблю, не люблю… Главное, надежны ли они. Слушай, Зей пошлет на смерть тебя, и любого клона, и меня – если сочтет, что это поможет выиграть войну и спасти гражданских. Но Джусик-герой – тебя почитает. И я не знаю, что из этого более опасно. – Тогда у тебя есть возможность помочь им стать солдатами, как ты нам помог. Так… – Почему у меня всегда чувство, что и в четыре года был старше, чем я когда-либо буду? – Ордо шутливо толкнул его. Определенно, у него сегодня было хорошее настроение. – Давай попросим генерала Тер-Мукан допросить пленных. Если она сочтет это морально неприемлемым, то ее мнение о вас не будет этим испорчено. Скирата закусил губу. Ордо его нередко поражал неожиданным сочувствием и дипломатичностью. – Да, держу пари, ей легче геройски биться в пехоте, чем копаться в грязи с нами. Но предоставь ее мне. – Хорошо, – отозвался Ордо. – Ты уже решил, где у нас будет штаб? – Кое-кто мне должен пару услуг. Где бы прятал солдат? – Просто прятал, или прятал под прикрытием? – Прятал бы так, чтобы внимания не обращали. – Где-нибудь рядом с баром. Где-нибудь, где полно людей вне работы. – Ты не пьешь. Никогда не видел пьющего клона, – Скирату застал врасплох гибкий образ мышления Ордо. Он потрясающе быстро учился и строил планы на основе малой доли информации для человека, который мало что знал, кроме войны. – И ты никогда не был вне работы. – Кэл'буир, ты сказал, что здоровых парней в броне надо прятать в толпе таких же. Ты собирался поговорить с Маром Ругейаном насчет прикрытия. – Что? – Помнишь Мара Ругейана? Парня, который может болтать тремя углами рта одновременно? Которого ты схватил за… Кэл все хорошо вспомнил. – Да, если бы я знал, что он нам понадобится, я бы был чуть повежливее. – Думаю, я могу предложить ему привлекательные идеи. – А синяки останутся? – Я не собирался его калечить. Просто указать, что если позволят отдыхать многим солдатам, то это тоже обнадежит людей. В конце концов мы станем невидимы, – Ордо поразмыслил над этой сказкой, изогнув бровь. Иногда его острый ум и отменная смекалка не помогали ему понять настоящий мир; по крайней мере не там, где Скирата был уверен. – Давай я попробую, Кэл'буир. Обещаю, что буду более дипломатичным. – Я шутил, Орд'ика. Думаю, у тебя столько же шансов очаровать его, как и у меня сейчас. – Я тебя когда-то подводил? Вопрос не был риторическим. Скирата был подавлен. Было слишком просто демонстрировать агрессивную уверенность на встрече и забыть, что Ордо, мускулистый, смертоносный, идеальный солдат, зависел от одобрения одного единственного человека: сержанта. Как будто Ордо снова стал тем настоящим, доверчивым ребенком, который однажды вверил себя и своих братьев единственному человеку в Галактике – поиздержавшемуся наемнику, который не любил каминоан. – Я не имел этого в виду, – Скирата потянулся и взъерошил ему волосы, точно так же, как когда Ордо в детстве пугался молний на Камино… хотя тогда ему не приходилось так вытягивать руку. – Ты – моя гордость и радость. Никто из вас не мог бы быть умнее или храбрее. Ордо какое-то мгновение казался ошарашенным; затем выдавил улыбку – успокоенного ребенка, которому угрожали. – Я много не знаю. – А, сынок… я с этим разберусь. Помогу вам всем. – Я знаю, Кэл'буир, – ясное и абсолютное доверие. – Ты нас защищаешь, и мы тебе всегда послужим. Скирата вздрогнул. Вера может раздавить, если ты не божество. "Но я об этом не жалею. Ни на секунду". * * * Центр снабжения Великой Армии Республики, штаб командования, Корускант, 370 дней после Геонозиса – Вас нет в списке персонала, допущенного в этот центр, – сообщил дроид-охранник у дверей. Ордо потянулся мимо него и выстучал код на дверной панели. Караульный был массивным и четырехруким, на голову ниже коммандо. – Отлично. Ты можешь со мной потягаться. – Сэр… Рука Ордо метнулась к поясу, возвращаясь с острым щупом. Дроид был быстр, но скорости ему не хватило; ЭРК вонзил щуп в командный порт на груди дроида. Послышалось щелканье блоков памяти и сервомоторы заработали с перебоями; затем дроид успокоился. – Похоже, что вы есть в списке, – сообщил охранник. – У вас есть доступ ко всем помещениям, исключая предназначенные для офицеров из персонала, наблюдение вестись не будет. – Отлично, – прокомментировал Ордо, проходя в вестибюль, сияющий полированным мрамором. – Я очень частное лицо. Легко быть "частным", когда на тебе броня. Никто не обращал внимания на клона внутри комплекса для ВАР, и не замечал даже знаков различия капитана-ЭРКа. Надо было лишь выглядеть так, будто у тебя есть право расхаживать здесь по делам. А делом для "Нолей" было все, что сказал Кэл Скирата. Прямо сейчас таким был поиск метода засылки агента в центр снабжения; тут было самое подходящее место для "крота", добывавшего сепаратистам точную информацию о транспортах и поставщиках. Ордо вытащил деку и часто сверялся с ней, будто был тут по рутинному вопросу. Никто из гражданских даже не замечал его присутствия; в глаза они заглянуть не могли. Мелькали белые доспехи – обычно клон-солдаты, которые по состоянию здоровья не могли сражаться на передовой; также тут были инженеры и ЭРКи, проводившие инспекции для своих генералов. Ордо прошел мимо нескольких офисов, распугал дроидов, получил пару косых взглядов от штатских техников и вошел в комнату в самом сердце крыла снабжения и нашел настоящее богатство. Просторная, круглая комната, стены которой были покрыты голокартами передвижений войск и материалов. Тут играл бриллиантовый свет и цвета, словно на шкалах НШД. В центре комнаты был стол со множеством пультов, а рядом с ним – два дроида, четыре человека, шесть суллустиан, три нимбанийца, и… …и один клон-солдат без шлема. – Отлично, – сказал Ордо вслух. Клон вскочил на ноги и отдал честь; хотя без шлема это движение явно выбивалось из протокола. Ордо все равно отсалютовал в ответ. – Проблемы со шлемом, солдат? Тот понизил голос. – Штатские нервничают, сэр. Они предпочитают видеть глаза. Ордо почувствовал раздражение. Он никогда не уступал капризам штатских. – У меня обычный осмотр для генерала Камаса, – он себя не назвал. ЭРКи "Альфа" редко утруждали себя знакомством с клонами рангом пониже. Капитан посмотрел на штатских: нимбаниец и женщина-человек взглянули на него. Бледная рептилия-нимбаниец был просто любопытен, но вот женщина заставила его остановиться, взглянуть и заподозрить. Она улыбнулась Ордо; на нем по-прежнему был шлем, но она улыбалась, и была удивительно красива. Сочетание таких фактов в административном отделе волновало. Женщина перевела взгляд на свою консоль, вновь вернулась к работе и отбросила за плечо длинные светлые волосы. – Солдат, – Ордо поманил клона к себе. – Я бы хотел узнать о работе этого отдела. Они вышли через главный вход; Ордо снял шлем, желая взглянуть брату в глаза и проявить уважение. Сканер в перчатке сообщил, что перед ним CT-5108/8843, оперативник ОНБ
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15

Похожие:

Republic Commando. Book Tripple Zero iconRepublic Commando. Book Hard Contact
Внизу – кромешная тьма, и мы стремительно скользим по канатам в расселину… слишком быстро: у меня зубы едва не вылетают, когда я...
Republic Commando. Book Tripple Zero iconThe Republic of Kazakhstan

Republic Commando. Book Tripple Zero iconBetween the republic of aprophe (applicant)

Republic Commando. Book Tripple Zero icon1. What countries does our republic border on?

Republic Commando. Book Tripple Zero iconBetween the republic of aprophe (applicant)

Republic Commando. Book Tripple Zero icon  aiesec pilsen, czech republic earliest Start Date  

Republic Commando. Book Tripple Zero iconStudent’s Book Pp 4-11

Republic Commando. Book Tripple Zero iconThe United States of America is the name of the country composed...

Republic Commando. Book Tripple Zero iconThe fury the Vampire Diaries Book 3 By

Republic Commando. Book Tripple Zero icon1. 1 validation 0 formatting according the print book, spellcheck

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница