Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз *


НазваниеБорис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз *
страница9/87
Дата публикации03.04.2013
Размер8.08 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   87

x x x




Подполковник и штабс-ротмистр явили истинное чудо распорядительности:

за два часа подготовили хорошую, обстоятельную засаду. Вести диверсантов от

Петровско-Разумовского не стали - слишком рискованно. По ночному времени в

аллеях дачного поселка было пусто, да и, будто нарочно, вовсю светила луна.

Разумнее было сосредоточить все усилия в одном месте, где у злоумышленников

назначен сбор.

На акцию Данилов вывел весь наличный состав отделения, кроме занятых на

дежурстве - 67 человек.

Большую часть жандармов расставил (вернее, разложил, ибо команда была

"лежать тихо, не высовываться") по периметру складской территории, с

внутренней стороны стены. За старшего там был Лисицкий. Сам подполковник с

десятком лучших людей спрятался в здании дирекции.

Для того чтоб железнодорожной жандармерии позволили хозяйничать во

владениях артиллерийского ведомства, пришлось поднять с постели начальника

складов, старенького генерала, еще успевшего повоевать с Шамилем. Тот так

разволновался, что и не подумал придираться к тонкостям юрисдикции - сразу

на все согласился и лишь поминутно глотал сердечные капли.

Видя, что Данилов отлично справляется и без него, инженер от

руководства засадой устранился. Они с Масой расположились в подворотне,

напротив складских ворот. Это место Фандорин выбрал неслучайно. Если

жандармы, не привычные к такого рода операциям, кого-то из диверсантов

упустят, путь беглецам преградит Эраст Петрович, уж от него-то не уйдут.

Подполковник, впрочем, понял подобный выбор инженера по-своему; в тоне

окрыленного приготовлениями Николая Васильевича появилась легкая

снисходительность: мол, понимаю и не осуждаю, человек вы штатский, под пули

лезть не обязаны.

Едва все расположились по местам, едва нервный генерал, согласно

инструкции, погасил у себя в кабинете свет и прижался лицом к оконному

стеклу, как с Каланчевской площади донесся звон башенных часов, и минуту

спустя на темную улицу с двух сторон вкатились пролетки - две от Рязанского

проезда, одна от Елоховской. Съехались перед зданием управления, из экипажей

вылезли люди (Фандорин насчитал пятерых, да трое остались на козлах).

Зашушукались о чем-то.

Инженер вынул из кармана красивый плоский пистолет, изготовленный на

заказ бельгийским заводом Браунинга, передернул затвор. Камердинер

демонстративно отвернулся.

Ну же, вперед, мысленно поторопил Эраст Петрович поляков и вздохнул -

надежды на то, что даниловские орлы хоть кого-то возьмут живьем, было

немного. Ничего, кто-то из злодеев должен остаться при лошадях. Счастливчик,

его минует жандармская пуля, он попадет в руки к Фандорину.

Переговоры закончились. Но вместо того чтобы двинуться к дверям

управления или прямо к воротам, диверсанты снова расселись по пролеткам.

Щелкнули кнуты, все три пролетки, набирая скорость, понеслись прочь от

складов, в сторону Доброй Слободы.

Что-то заметили? Изменили план?

Эраст Петрович выбежал из подворотни.

Коляски уже скрылись за углом.

Инженер сдернул с плеч свое замечательное пальто и побежал в том же

направлении.

Слуга подобрал брошенное пальто и, пыхтя, затрусил сзади.

Когда подполковник Данилов и его жандармы выскочили на крыльцо, на

Новой Басманной улице было пусто. Стук копыт затих вдали, в небе сияла

безмятежная луна.

x x x




Оказалось, что Эраст Петрович Фандорин, ответственный сотрудник

серьезнейшего ведомства, человек не первой молодости, не только умеет лазить

по столбам, но и фантастически быстро бегает, притом не производя шума и

оставаясь почти невидимым - бежал он вдоль самых стен, где ночные тени гуще

всего, лунные пятна огибал или перемахивал гигантским прыжком. Больше всего

инженер был сейчас похож на призрак, стремительно несущийся вдоль темной

улицы по каким-то своим потусторонним делам. Хорошо, не встретился

какой-нибудь поздний прохожий - беднягу ждало бы нешуточное потрясение.

Пролетки Фандорин нагнал довольно скоро. После этого стал бежать

потише, чтобы не сокращать дистанцию.

Погоня, впрочем, продолжалась недолго.

За Фон-Дервизовской женской гимназией коляски остановились. Встали

колесо к колесу, один из кучеров собрал в пучок вожжи, остальные семеро

направились к двухэтажному дому со стеклянной витриной.

Один повозился с дверью, махнул рукой, и вся компания исчезла внутри.

Эраст Петрович, высунувшись из-за угла, соображал, как подобраться к

кучеру. Тот стоял на козлах, зорко поглядывая по сторонам. Все подходы были

ярко освещены луной.

Тут подоспел запыхавшийся Маса. Поняв по лицу Фандорина, что тот

вот-вот приступит к решительным действиям, перебросил через плечо фальшивую

косу, сердито зашептал по-японски:

- Я вмешаюсь, только если сторонники его величества микадо станут вас

убивать. А если вы сами станете убивать сторонников его величества микадо,

то на мою помощь не рассчитывайте.

- Отстань, - ответил Эраст Петрович по-русски. - Не мешай.

Из дома донесся приглушенный крик. Медлить больше было нельзя.

Инженер беззвучно перебежал к ближайшему фонарю, спрятался за него. До

кучера оставалось с десяток шагов.

Достав из кармана украшенный монограммой портсигар, Фандорин швырнул

его в противоположную сторону.

Кучер дернулся на звон, повернулся к фонарю спиной.

Это-то и требовалось. В три прыжка Фандорин преодолел разделявшее их

расстояние, вскочил на подножку и сдавил вознице шею. Тот обмяк, инженер

аккуратно уложил его на брусчатку, возле дутых шин.

Отсюда можно было разглядеть вывеску, висевшую над дверью.

"ИОСИФ БАРАНОВ. БРИЛЛИАНТОВЫЕ, ЗОЛОТЫЕ И СЕРЕБРЯНЫЕ ИЗДЕЛИЯ", прочел

инженер и пробормотал:

- Ничего не понимаю.

Перебежал к витрине, заглянул внутрь - благо в магазине зажглось

несколько электрических фонарей.

Внутри было темно, лишь мелькали проворные тени. Но вдруг внутренность

помещения озарилась нестерпимо ярким сиянием, во все стороны рассыпался

огненный дождь, и стало видно стеклянные прилавки, снующих вдоль них людей и

дверцу сейфа, над которой склонился человек с газосварочным аппаратом -

самоновейшей конструкции, Эраст Петрович видел такой на картинке во

французском журнале.

На полу, прижавшись к стене, сидел связанный человек, по виду - ночной

сторож: рот заклеен пластырем, по разбитой голове стекает кровь, безумные

глаза таращатся на сатанинское пламя.

- До чего д-докатилась японская агентура! - обернулся Фандорин к

подошедшему камердинеру. - Неужто у Японии так плохо с деньгами?

- Сруги его веричества микадо не грабят, - ответил Маса, разглядывая

живописное зрелище. - Это наретчики. "Московские рихачи" - я читар в газете:

наретают на авто ири на рихачах, очень рюбят прогресс. - Лицо японца

просияло улыбкой. - Как хорошо! Господин, я могу вам помогать!

Эраст Петрович уже и сам понял, что стал жертвой заблуждения - принял

обычных варшавских бандитов, прибывших на гастроли в Москву, за диверсантов.

Сколько времени потрачено впустую!

А как же Брюнет, пассажир из шестого купе, столь подозрительным манером

скрывшийся с места катастрофы?

Да очень просто, ответил сам себе инженер. В Петербурге третьего дня

совершено дерзкое ограбление, о котором взахлеб писали все газеты.

Неизвестный в маске остановил карету графини Воронцовой, обобрал ее

сиятельство до нитки и оставил на дороге голой, в одной шляпке. Пикантность

в том, что именно в тот вечер графиня поссорилась с мужем и переезжала в

родительский дом, тайком прихватив с собой все драгоценности. То-то Лисицкий

рассказывал, что обитатели дачи называли Брюнета "лихой башкой" - и в Питере

дело провернул, и к московской акции поспел.

Если б не горькое разочарование, не досада на самого себя, Эраст

Петрович вряд ли стал бы вмешиваться в уголовщину, но злость требовала

выхода - да и ночного сторожа было жалко, не прирезали бы.

- Брать, когда станут выходить, - шепнул он слуге. - Одного ты, одного

я.

Маса кивнул и облизнулся. Но судьба распорядилась иначе.

- Панове, шухер! - отчаянно крикнул кто-то - должно быть, увидел за

стеклом две тени.

В ту же секунду ацетиленовое сияние погасло, вместо него из кромешной

тьмы грохнул багровый выстрел.

Фандорин и японец с идеальной синхронностью отпрыгнули в разные

стороны. Витрина рассыпалась с оглушительным звоном.

Из магазина стреляли еще, но теперь уж вовсе впустую.

- Кто выпрыгнет - твои, - скороговоркой бросил инженер.

Пригнувшись, ловко перекатился через засыпанный осколками подоконник и

растворился в черных недрах магазина.

Там орали, матерились по-русски и по-польски, доносились звуки

коротких, хлестких ударов, а по временам помещение озарялось вспышками

выстрелов.

Вот из двери, вжав голову в плечи, вылетел человек в клетчатой кепке.

Маса сделал ему подсечку, припечатал беглеца ударом пониже затылка. Проворно

связал, оттащил к пролеткам, где уже лежал придушенный инженером возница.

Вскоре из витрины выпрыгнул еще один и, не оглядываясь, кинулся наутек.

Японец без труда догнал его, схватил за кисть и легонько повернул -

налетчик, взвизгнув, скрючился.

- Чихо, чихо, - уговаривал пленника Маса, быстро прикручивая ему ремнем

запястья к щиколоткам.

Перенес к тем двоим, вернулся на исходную позицию.

В магазине уже не шумели. Послышался голос Фандорина:

- Один, два, три, четыре... где же пятый... ах, вот - пять. Маса, у

тебя сколько?

- Три.

- Сходится.

Из ощеренного стеклянными зазубринами прямоугольника высунулся Эраст

Петрович.

- Беги на склад, приведи жандармов. Да поживей, а то эти очухаются, и

снова з-здорово.

Слуга убежал в сторону Ново-Басманной.

Фандорин же распутал сторожа, немножко похлопал по щекам, чтобы

привести в разум. Но сторож в разум приходить не хотел - мычал, жмурился,

трясся в сухой икоте. По-медицински это называлось "шок".

Пока Эраст Петрович тер ему виски, пока нащупывал нервный узел пониже

ключицы, начали шевелиться оглушенные налетчики.

Один бугаище, всего пять минут назад получивший отменный удар ботинком

в подбородок, сел на полу, замотал башкой. Пришлось оставить икающего

сторожа, отвесить воскресшему добавки.

Едва тот ткнулся носом в пол, пришел в себя другой - встал на

четвереньки и шустро пополз к выходу. Эраст Петрович кинулся за ним,

оглушил.

В углу копошился третий, а на улице, где Маса разложил свою икэбану,

тоже происходил непорядок: в свете фонаря было видно, как кучер зубами

пытается развязать узел на локтях у подельника.

Фандорин подумал, что похож сейчас на клоуна в цирке, который подбросил

вверх несколько шариков и теперь не знает, как со всеми ними управиться -

пока подберешь с пола один, сыплются другие.

Бросился в угол. Темноволосый бандит (уж не тот ли самый Юзек?) не

только очнулся, но и успел достать нож. Удар, для верности еще один. Лег.

И со всех ног к пролеткам - пока те трое не расползлись.

Черт, куда же провалился Маса?

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   87

Похожие:

Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * iconКнига издана в двух томах. Первый том начинается в 1905 году, со...
«Алмазная колесница» — книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * iconА адагамов Рустэм Акунин Борис Б

Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * iconКвест Пролог «Квест» - новый роман из серии «Жанры», в которой Борис...
«Квест» — новый роман из серии «Жанры», в которой Борис Акунин представляет образцы всевозможных видов литературы, как существующих,...
Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * iconБорис Акунин «Охота на Одиссея»
Одиссей пошел от залива по лесной тропинке к тому месту, которое ему указала Афина. Но не дошел туда. Исчез!
Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * iconЛовец снов это магический талисман индейцев Северной Америки, защищающий...
Ловец снов – это магический талисман индейцев Северной Америки, защищающий человека от дурных снов. Ловец Снов представляет собой...
Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * iconБорис Акунин Любовница смерти
«Любовница смерти» (декаданский детектив) – девятая книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * iconБорис Акунин Любовник смерти
«Любовник смерти» (диккенсовский детектив) – десятая книга Бориса Акунина из серии «Приключения Эраста Фандорина»
Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * iconПриключения Эраста Фандорина 14 Борис Акунин Чёрный город От автора (во избежание недоразумений)
Я с совершенно одинаковой симпатией отношусь и к азербайджанцам, и к армянам, глубоко уважаю обе эти нации и продолжаю надеяться,...
Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * iconБорис Акунин Внеклассное чтение Приключения магистра 2
Персонажи и учреждения, упомянутые в этом произведении, являются вымышленными. Любое сходство с реальными людьми и организациями...
Борис Акунин. Алмазная колесница том I. Ловец стрекоз * iconБорис Акунин Азазель Глава первая, в которой описывается некая циничная выходка
В понедельник 13 мая 1876 года в третьем часу пополудни, в день по-весеннему свежий и по-летнему теплый, в Александровском саду,...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница