Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути


НазваниеГосподь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути
страница7/36
Дата публикации12.04.2013
Размер5.63 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   36

Глава 8
Вивьен Лайт припарковала свою «вольво», заглушила мотор и подождала немного, пока окружающий мир вернется к ней. Всю дорогу, пока ехала из Кресскилла, у нее оставалось ощущение, будто она куда то сместилась, движется в каком то странном параллельном измерении, быстрее обычного, оставляя позади, подобно комете, след, сотканный из обрывков прошлого, фрагментов чьих то лиц и машин.

Такое случалось всякий раз, когда она навещала сестру.

Она всегда отправлялась к ней с надеждой, совершенно необоснованной, и потому еще более огорчалась, находя ее в таком же, как всегда, состоянии и такой же, как всегда, красавицей. Казалось, будто в силу какой то нелепой компенсации месяцы и годы не оставляли на ее лице никаких следов. Только глаза смотрели голубыми пятнами в пустоту, словно заглядывая туда, где болезнь продолжала постепенно сокращать ее жизнь.

Вот почему возвращение от сестры оказывалось для нее чем то вроде прыжка в гиперпространство, после чего она возникала там, где ее ждали в реальной жизни.

Без всякого кокетства она повернула к себе зеркало заднего вида. Чтобы посмотреть на себя нормальную, чтобы узнать себя. На нее смотрело лицо девушки, которую кто то иногда находил красивой, а кто то не замечал вовсе, словно она и не существовала. Не замечали, разумеется, как раз те, к кому она испытывала какой либо интерес.

Шатенка, короткая стрижка, никогда не складывает руки и время от времени нуждается в непосредственном физическом контакте с людьми. Светлые строгие глаза, казалось, не умеют улыбаться. А в бардачке ее машины лежит «глок» двадцать третьего калибра 40 S&W.

Будь она нормальной женщиной, возможно, ее повседневное отношение к жизни оказалось бы иным. И внешность, наверное, тоже. Но короткая стрижка нужна, чтобы никто не мог схватить ее за волосы в рукопашной схватке, суровый взгляд – чтобы держать человека на расстоянии, сложенные руки могут выдать неуверенность, коснуться человека бывает необходимо, чтобы он ощутил защиту, заботу, исполнился доверия и открылся. А револьвер у нее потому, что она – детектив Вивьен Лайт, штатный сотрудник Департамента нью йоркской полиции Тринадцатого округа, расположенного на Двадцать первой улице.

Вход на работу находился у нее за спиной и только ожидал, чтобы она вышла из машины и прошла те несколько шагов, которые вновь превратят ее из озабоченной женщины в сотрудника полиции.

Она достала из бардачка пистолет и сунула его в карман куртки. Взяла мобильник и позволила себе еще мгновение отдыха, прежде чем включить его и вернуться на землю.

В боковое зеркальце Вивьен заметила двух сотрудников департамента. Они сбежали по лестнице, сели в машину и быстро умчались, включив мигалку и сирену. Вызов, один из множества, какие поступают каждый день. Сигнал бедствия, просьба о помощи, сообщение о преступлении. Мужчины, женщины, дети, которые ежедневно подвергаются опасностям в этом городе, но не в силах ни предвидеть их, ни одолеть.

Они работают тут именно по этой причине.

Вежливость.

Профессионализм.

Уважение.

Это написано на дверцах полицейских машин.

К сожалению, вежливости, профессионализма и уважения не всегда хватало, чтобы защитить всех этих людей от насилия и человеческого безумия. Иногда, чтобы справиться с ними, требовалось и другое. Нужно было, чтобы какая то частица этого безумия передавалась и полицейскому вместе с нелегкой задачей понимать это безумие и караулить его. В этом и заключалась разница между простыми людьми и теми, кому приходилось иной раз отвечать насилием на насилие. Вот почему она носила короткую стрижку, редко улыбалась, имела значок полицейского в кармане и пистолет на поясе.

Без всякой причины ей вспомнилась старинная индейская сказка, которую она рассказала когда то Санденс. Старый чероки разговаривает с внуком, сидя на закате у своего дома.
– Дедушка, почему люди воюют?

Старик, смотревший на заходящее солнце – на день, терпевший поражение в своей войне с ночью,  – неторопливо ответил:

– Каждому человеку рано или поздно приходится воевать. Каждого в этой жизни ждет сражение, в котором он либо победит, либо окажется побежденным. Потому что самая яростная схватка происходит между двумя волками.

– Какими волками, дедушка?

– Теми, которых каждый человек носит в себе.

Ребенок не понял. Он ждал, пока дедушка заговорит, а тот молчал, должно быть, желая разжечь его любопытство.

Наконец старик, собравший мудрость веков, продолжил своим спокойным голосом:

– В каждом из нас живут два волка. Один злой, он питается ненавистью, ревностью, завистью, негодованием, высокомерием, лживостью, эгоизмом.

Старик снова помолчал, на этот раз – чтобы ребенок понял сказанное.

– А другой?

– Другой волк добрый. Он питается покоем, любовью, надеждой, великодушием, сочувствием, смирением и верой.

Мальчик задумался над словами дедушки. Потом любопытство взяло верх, и он спросил:

– А какой волк побеждает?

Старый чероки повернулся к ребенку и ответил, глядя на него ясными глазами:

– Тот, которого больше кормишь.
Когда Вивьен вышла из машины, зазвонил мобильник.

Она ответила так, как если бы сидела за своим рабочим столом:

– Детектив Лайт слушает.

– Это Белью. Ты где?

– Здесь, внизу. Сейчас буду.

– Хорошо, спускаюсь. Увидимся в вестибюле.

Вивьен поднялась по ступенькам и, миновав стеклянные двери, вошла в здание, куда стекались и откуда исходили всякого рода представители страдающего бренного человечества – люди, поломанные жизнью, и люди, ломавшие жизни. Каждый из них оставлял после себя некий след, словно витавший в воздухе и дававший пищу уму.

Слева располагались дежурные. Они сидели на некотором возвышении у стены, так что каждый, кто оказывался перед ними, вынужден был смотреть вверх. Стена за ними когда то была облицована белой плиткой. А вот когда, этого Вивьен, как в сказке, припомнить не могла. Сейчас часть плиток откололась, другие покрылись серыми трещинами и патиной, какую наносит только плохое время.

Темнокожий мужчина в наручниках стоял рядом с полицейским, державшим его за руку, другой коп что то записывал в журнале.

Войдя в вестибюль, Вивьен жестом ответила на приветствие коллеги и, свернув направо, прошла в большую комнату, окрашенную в неопределенный цвет, посередине которой стоял ряд стульев, на стене напротив висела белая панель, другая такая же стояла на подставке рядом с письменным столом на возвышении. Тут, в зале заседаний, дежурным сообщали распорядок дня и давали общие указания по работе.

В комнату заглянул капитан Алан Белью, непосредственный начальник Вивьен, высокий деловитый опытный человек, любящий работу и хорошо знающий свое дело. Увидев Вивьен, он направился к ней быстрым бодрым шагом.

Он знал о трудных семейных обстоятельствах Вивьен. Несмотря на молодость и бремя висевших на ней забот, работала она, бесспорно, замечательно, и он не мог не ценить этого.

Отношения их строились на взаимном уважении, и, как следствие, сотрудничество приводило к отличным результатам. Как в человеческом плане, так и в профессиональном.

Кто то из коллег однажды назвал Вивьен «любимицей капитана», но когда Белью узнал об этом, он отвел того сотрудника в сторону и коротко побеседовал с ним. Никто не знал, что он сказал ему, но с того момента все намеки прекратились.

Подойдя к Вивьен, Белью по своему обыкновению сразу заговорил о главном:

– Только что поступил вызов. Убийство. Труп, насколько я понял, очень давний. Обнаружен на стройке во время демонтажа здания. Замурован в проеме между стенами в подвале.

Он помолчал ровно столько, сколько требовалось, чтобы она оценила ситуацию.

– Мне хотелось бы, чтобы ты занялась этим.

– Где?

– В двух кварталах отсюда, на углу Двадцать третьей улицы и Третьей авеню. Судэксперты наверняка уже там. Коронер тоже едет. На месте Боумен и Салинас, держат все под контролем до твоего приезда.

Вивьен поняла теперь, куда направились те двое полицейских, которых она только что видела.

– А разве этим занимается не отдел дознания?

Она имела в виду подразделение полиции, куда передавались «глухари» – дела, не раскрытые в течение многих лет. И судя по словам капитана, это именно такое.

– Пока что займемся сами. Потом посмотрим. Нужно будет – передадим.

Вивьен знала, что капитан Алан Белью считал Тринадцатый округ своей личной вотчиной и не терпел вмешательства агентов, которые не находились в его непосредственном подчинении.

Она согласно кивнула:

– Оʼкей. Еду.

В это время из боковой двери с противоположной стороны в вестибюль вышли два человека. Один – пожилой, седовласый, с загорелым лицом.

Яхта или гольф.

Или и то и другое, подумала Вивьен.

Темный костюм, кожаная папка и серьезный вид – три элемента, которые вешали ему на шею табличку с надписью «адвокат».

Другой – помоложе, лет тридцати пяти, в темных очках, с помятым лицом и трехдневной щетиной. Его одежда выглядела куда спортивнее, хотя и носила следы ночного пребывания в камере и не только там, судя по тому, что один рукав пиджака был оторван у плеча.

Мужчины шли, не глядя на окружающих. Вивьен и Белью проводили их взглядом, пока те не вышли из здания. Капитан усмехнулся:

– Сегодня ночью нашу «Плазу» посетила знаменитость.

Вивьен знала, что он имел в виду. Этажом выше, рядом с большой комнатой, где вплотную, едва ли не друг на друге, громоздились рабочие столы детективов, отчего она походила на выставку офисной мебели, находилась камера предварительного заключения. Туда обычно сажали арестованных, иногда на всю ночь, в ожидании залога для освобождения или же перевода в тюрьму неподалеку от Чайнатауна. Полицейские в шутку называли эту камеру «Плазой» из за неудобных длинных деревянных топчанов, прикрепленных к стенам.

– Кто этот тип?

– Рассел Уэйд.

– Тот самый Рассел Уэйд? Который в двадцать пять лет получил Пулитцеровскую премию и у которого ее отобрали через три месяца?

Капитан кивнул, и улыбка сошла с его лица:

– Да, именно он.

Вивьен уловила в голосе своего начальника глубокую печаль. Кто угодно испытал бы это чувство, глядя, как человек систематически едва ли не с удовольствием пытается погубить себя. Вивьен тоже хорошо знала по опыту, каково это.

– Прихватили его вчера в стельку пьяного во время облавы в одном подпольном игорном доме. Оказал сопротивление. Полагаю, Тайлер ему хорошо врезал.

Белью решил, что хватит отвлекаться от главного:

– Думаю, теперь ради пущего спокойствия всех живых тебе следует заняться одним мертвым. Он долго ждал, не будем заставлять ждать еще.

– Я тоже считаю, он имеет на это полное право.

Они расстались, и Вивьен вышла на улицу, в теплый воздух запоздалой весны. Спустившись по лестнице, она увидела, как Рассел Уэйд и его адвокат садятся в лимузин с водителем. Машина тронулась с места и проехала мимо. Гость, проведший ночь в «Плазе», был теперь без очков, и их взгляды встретились. Вивьен увидела напряжение в его темных глазах и поразилась огромной печали, таившейся в них. Машина проехала, и лицо исчезло. На какое то мгновение соприкоснулись две планеты с противоположных концов галактики, но расстояние между ними тотчас восстановило обыкновенное тонированное стекло.

Еще мгновение, и Вивьен Лайт снова стала тем, кем ее хотел видеть мир.

Место, где нашли труп, находилось так близко, что проще было дойти туда пешком, чем ехать на машине. По дороге она уже обдумывала те немногие сведения, какими располагала. Стройка нередко становилась идеальным местом, если нужно навсегда избавиться от неугодного человека.

Это не первый и наверняка не последний случай. Спрятанный в цементе труп – старая история насилия и безумия.

Какой волк побеждает?

Война волков началась тогда же, когда и отсчет времени. В течение многих веков всегда находились люди, которые кормили не того волка.

Вивьен отправилась на стройплощадку, испытывая неизбежное волнение, с каким каждый раз приступала к расследованию нового дела. И с убеждением, что, независимо от того, раскроет она его или нет, все, как обычно, потерпят поражение.
Глава 9
Она шла на стройку по Третьей авеню. Шла мимо светофоров, мимо витрин, баров, двигаясь среди пешеходов как обычный человек среди обычных людей. Теперь ей предстояло выйти из неизвестности, в которой она пребывала до сих пор, смешавшись с окружающими людьми, чтобы взять на себя свою непростую роль.

Прибытие детектива на место преступления – особый момент, словно выход артиста после открытия занавеса. Никто не смел пальцем шевельнуть, пока не явится главное ответственное за расследование лицо. Вивьен знала, какие ощущения ее ждут, и, как всегда, охотно обошлась бы и без них.

Место, где совершено преступление, недавно или неизвестно когда, не лишено особой мрачной привлекательности. Места кровопролитий становились иногда даже туристической Меккой. Для нее же это всего лишь место, где следует забыть про эмоции и начать работу. Все предположения, какие она могла выстроить, пока шла сюда, теперь должны пройти проверку фактами.

Полицейская машина стояла у тротуара, за оранжевой лентой ограждения, которая отделяла стройплощадку, занимавшую проезжую часть. Боумена и Салинаса, агентов, посланных сюда Белью, она не увидела. Возможно, они находились внутри и ограждали оранжевыми лентами место, где нашли тело.

Рабочие столпились у одной из бытовок возле стройки. Несколько в стороне стояли два человека – один темнокожий, высокий и массивный, другой белый в синей рабочей спецовке. Все явно нервничали. Вивьен прекрасно понимала их состояние. Не каждый день случается, разломав стену, обнаружить труп.

Она подошла к этим двоим и показала значок:

– Добрый день. Думаю, вы ждете меня. Я – детектив Вивьен Лайт.

Даже если они и удивились, что она пришла пешком, то не подали виду. Облегчение от того, что она появилась и есть наконец человек, к которому можно обратиться, затмило все прочие соображения.

Белый заговорил первым:

– Меня зовут Джереми Кортезе, начальник стройки. Это Рональд Фримен, мой заместитель.

Вивьен сразу же перешла к главному, понимая, что они тоже с нетерпением ждут этого разговора:

– Кто обнаружил труп?

Кортезе кивнул на группу рабочих, стоявших позади него:

– Джефф Сефакиас. Он разбирал стену и…

Вивьен прервала его:

– Хорошо. С ним поговорю позже. А сейчас я хотела бы осмотреть место.

Кортезе показал на вход.

– Сюда. Я проведу вас.

Фримен остался:

– Если возможно, мне не хотелось бы еще раз смотреть на… это…

Вивьен с трудом сдержала сочувственную улыбку. Она не хотела, чтобы ее неправильно поняли и расценили выражение симпатии как насмешку. Совсем ни к чему унижать этого, как ей подсказывало чутье, хорошего человека.

В который уже раз Вивьен убеждалась, как сильно расходятся иной раз внешность и характер. Могучая фигура этого темнокожего напугает кого угодно, а сам он, оказывается, не в силах вынести зрелища трупа.

Огромная темная машина остановилась у ограждения. Водитель поспешил открыть заднюю дверцу. Из машины выплыла высокая блондинка, когда то, должно быть, красивая, а теперь – всего лишь плакат, кричащий о тщетной борьбе женщин с беспристрастностью времени. Одежда на ней, хоть и неброская, только от лучших дизайнеров. Бутики на Пятой авеню, «Сакс», эксклюзивный массаж в лучших косметических салонах, французские духи – словом, сплошной выпендреж.

Не удостоив Вивьен даже взглядом, она сразу обратилась к Кортезе:

– Джереми, что тут происходит?

– Как я уже сказал вам по телефону, во время работы нашли труп.

– Хорошо, но нельзя же из за этого останавливать работы. Вы представляете, сколько стоит один рабочий день на этой стройке?

Кортезе пожал плечами и сделал невольный жест в сторону Вивьен.

– Мы ожидали приезда полиции.

Только тут женщина как будто заметила наконец Вивьен. Она окинула ее с головы до ног взглядом, который детектив расшифровала без особых усилий.

Что бы ни изучала эта дама – одежду, лицо или возраст, Вивьен понимала – экзамен ей не выдержать.

– Детектив, давайте побыстрее разберитесь с этим досадным случаем.

Вивьен слегка склонила голову и улыбнулась:

– С кем имею удовольствие беседовать?

В ответ женщина надменно провозгласила:

– Элизабет Брокенс. Мой муж Чарльз Брокенс – владелец компании!

– Хорошо, миссис Элизабет Брокенс, жена Чарльза Брокенса, владельца компании. Досадным случаем можно считать, например, нос, который посадил вам на лицо ваш пластический хирург. То, что произошло здесь, во всем мире принято называть убийством. И, как вы хорошо знаете, такая практика обычно преследуется законом, что, позволю себе заметить, непременно сказывается на бюджете компании.

Она перестала улыбаться и резко изменила тон:

– И если вы сейчас же не уберетесь отсюда, велю немедленно арестовать вас за противодействие работе нью йоркской полиции.

– Что вы себе позволяете? Мой муж – близкий друг начальника Департамента нью йоркской полиции, и…

– Тогда идите и жалуйтесь ему, дорогая миссис Элизабет Брокенс, жена Чарльза Брокенса, близкого друга начальника Департамента нью йоркской полиции. А мне позвольте заниматься моим делом.

Вивьен Лайт повернулась, оставив ошеломленную женщину ломать голову над бог весть какими планами возмездия, и прошла к проему в ограждении, который, по всей видимости, и служил входом на стройку.

Джереми Кортезе шел рядом. Лицо его светилось счастьем и изумлением.

– Мисс, если когда нибудь захотите что нибудь строить, я готов работать у вас бесплатно! Физиономия госпожи Брокенс после ваших слов останется одним из самых прекрасных воспоминаний в моей жизни.

Но Вивьен почти не слышала его. Мысли ее уже занимало совсем другое. Едва они переступили порог, как ей хватило одного взгляда, чтобы оценить ситуацию. Перед ними за сетчатым ограждением находились вскрытые подвалы двух зданий, где работы почти закончились, только с одной стороны еще высилась часть стены.

Кортезе ответил на все вопросы раньше, чем она успела их задать:

– Строительная корпорация «Сонора» снесла два старых здания, стоявших вплотную. Здесь будет построен новый высотный жилой дом. Как видите, по сути мы уже закончили демонтаж.

Вивьен указала на разделявшую здания почти разрушенную стену на дне котлована:

– Что здесь было раньше?

– Тут квартиры, а на первом этаже ресторан. Кажется, с итальянской кухней. Вывезли уйму старого оборудования. С другой стороны небольшой гараж. Думаю, его пристроили позже, сохранились следы реконструкции.

– Имена собственников известны?

– Нет. Но у компании, несомненно, есть вся документация, какая вам нужна.

Кортезе двинулся дальше, и Вивьен последовала за ним. Свернули направо и подошли к бетонной лестнице вниз. Пустынная стройка оставляла грустное впечатление – там и тут брошены пневматические молотки, перфораторы, замер экскаватор с желтым ковшом и молчащим мотором. Все вокруг выглядело бесконечно уныло, как любые развалины, где нет следов возрождения.

Пока спускались в котлован, появились два криминалиста со своими чемоданчиками. Вивьен жестом пригласила их присоединиться.

Спустившись вниз, детектив и Кортезе направились к двум полицейским, стоявшим у оранжевой ленты ограждения. Один из них, Виктор Салинас, высокий темноволосый парень, явно неравнодушный к Вивьен и не думавший скрывать этого, предупредительно поднял ленту, когда она подошла.

– Как обстановка?

– На первый взгляд вроде нормальная, но в то же время и сложная. Иди посмотри.

В стене, которую оставалось снести, оказалось отверстие, проделанное перфоратором. Оттуда выпала рука, покрытая тем, что осталось от куртки. Чуть глубже виднелся череп со следами иссохшей кожи и остатками волос, со своей аллегорической улыбкой, словно на карнавале в честь Дня Мертвых, и со всеми земными признаками насильственной смерти.

Вивьен подошла к проему и внимательно осмотрела руку, ткань на рукаве. Попыталась заглянуть внутрь, стараясь разглядеть что то еще, чтобы получить первое представление, которое чаще всего бывает самым верным.

Обернулась и увидела, что криминалисты и какой то мужчина лет сорока в спортивной куртке и джинсах стоят за ограждением в ожидании указаний. Вивьен не видела прежде этого человека, но по его скучающему виду догадалась, что это судебный врач. Должно быть, подошел, когда она осматривала труп.

Вивьен предложила:

– Ну что ж, попробуем достать его оттуда.

Джереми Кортезе указал на рабочего, стоявшего в стороне:

– Если хотите, тут у одного моего парня нет проблем с покойниками. Он хороший рабочий, но когда свободен, помогает родственнику, который оказывает похоронные услуги.

– Позовите его.

Джереми сделал рабочему знак, и тот подошел. На вид лет тридцати, черты лица слегка восточные. Из под каски выглядывают черные блестящие волосы. Вивьен подумала, что среди предков у него наверняка были азиаты.

Не говоря ни слова, парень подошел к проему и взялся за пневматический молоток. Вивьен поинтересовалась:

– Как вас зовут?

– Том. Том Диксон.

– Так вот, Том, это деликатное дело, тут нужно действовать очень аккуратно. Все, что находится в этом проеме, может оказаться исключительно важным. Я попросила бы вас, если можно, поработать не пневматическим молотком, а кувалдой и зубилом, хотя это и дольше, и труднее.

– Не беспокойтесь. Все будет сделано как нужно.

Вивьен положила руку ему на плечо:

– Полагаюсь на тебя, Том. Действуй.

Пришлось согласиться, что человек этот действительно хорошо знает свое дело. Он расширил отверстие так, чтобы можно было пролезть в него, при этом обломки падали наружу, а не на труп.

Вивьен взяла у Салинаса электрический фонарь и, желая рассмотреть все в деталях, заглянула в проем, куда дневной свет почти не проникал. Ведь только одному богу известно, сколько понадобится всяких деталей в таком деле, как это. Осветила останки человека. Тело лежало на боку у стены, голова неестественно свесилась, но со стороны казалось, будто просто склонилась на плечо. В замкнутом сухом помещении труп частично мумифицировался и неплохо сохранился, поэтому трудно было определить, сколько времени он находится между этими стенами.

Кто ты? Кто убил тебя?

Вивьен знала, что для людей, чьи близкие пропали без вести, это самое мучительное – не знать, где они. Кто то вышел когда то

однажды вечером, днем

из дома да так и не вернулся с тех пор без всякой тому причины.

И, не имея подтверждения о гибели человека, люди всю жизнь задаются вопросами, что случилось, где, когда и почему, не теряя надежды, безвозвратно погасить которую способно в конце концов только время.

Она отвлеклась от этих мыслей и продолжила осмотр. Осветив пол, увидела возле трупа какой то предмет, покрытый пылью, похожий на бумажник. Надела перчатки из латекса, залезла в проем, подняла находку и подозвала криминалистов и судебного врача:

– Пожалуйста, господа, теперь ваш черед.

Пока они работали, она рассмотрела найденный предмет.

Аккуратно сдула пыль. Черный или коричневый кожзаменитель. И не бумажник, а что то вроде пластиковых корочек для документов. Осторожно раскрыла. Слепившиеся страницы со скрипом отделились друг от друга. В них оказались две фотографии.

Она осторожно извлекла их из пластика и рассмотрела, осветив фонарем. На первом снимке увидела парня в шлеме и военной форме. Он стоял возле танка и смотрел в объектив серьезным взглядом. Вокруг явно экзотическая растительность. На обороте надпись, стертая временем, остались только какие то буквы и цифры:
Округ Ку Чи 1971
Второй снимок сохранился намного лучше – и удивил. Тот же самый парень, только в гражданской одежде – в футболке с каким то сумасшедшим рисунком и в рабочих брюках. Тут у него длинные волосы, и он улыбается, протягивая к объективу большого черного кота. Вивьен внимательно рассмотрела и парня, и животное. Поначалу решила, что из за перспективы произошло какое то искажение картинки, но потом поняла – первое впечатление оказалось верным.

У кота было только три лапы.

На обратной стороне снимка никакой надписи не обнаружилось.

Сложив свои находки в пластиковые пакеты, Вивьен отдала их Фрэнку Риттеру, начальнику бригады криминалистов, которого знала по прежним расследованиям:

– Изучите этот материал. Отпечатки, если есть, а также одежду жертвы и все, что с нею связано. Кроме того, мне нужны увеличенные копии этих снимков.

– Посмотрим, что удастся сделать. Но на твоем месте я не стал бы очень рассчитывать на них. Мне кажется, тут и так все ясно.

И мне нужно было, чтобы это сказал ты…

Тем временем труп осторожно переложили на носилки. Судебный врач стоял рядом. Вивьен подошла ближе. Тот, кто был когда то человеком, встретил свой последний день в полотняной куртке и брюках, в самой обычной, судя по всему, одежде.

Судебный врач обошел носилки и коротко представился:

– Джек Борман.

– Вивьен Лайт.

Они ограничились этой информацией, поскольку оба знали, где находятся и зачем. Все прочее в этот момент не имело значения.

– Можете назвать причину смерти?

– Судя по положению головы трупа, можно, пожалуй, утверждать, что кто то переломил ему шейный позвонок. Чем – не знаю. Будет ясно после вскрытия.

– Как вы думаете, сколько времени он тут находится?

– Судя по состоянию тела, я бы сказал – лет пятнадцать. Но нужно учитывать условия места, где его спрятали. Это уточним после анализа тканей. Тут может быть полезен и анализ, который сделают криминалисты.

– Спасибо.

– Не за что.

Судебный врач удалился, а Вивьен решила: все, что могла в данном случае, она сделала. Распорядилась увезти труп, попрощалась с присутствующими и оставила их завершать свои дела. Решила также, что нет никакой нужды разговаривать с рабочим, который обнаружил труп. Велела Боумену, второму полицейскому, записать сведения обо всех, кто может понадобиться в дальнейшем при расследовании. Она побеседует с ними позднее, в том числе и с мистером Чарльзом Брокенсом, владельцем компании, который просыпается по утрам рядом с этой своей женой в постели.

В таких случаях, как этот, самую ценную информацию давали обычно анализы, а не показания свидетелей. Получив ее, она продумает план расследования.

Той же дорогой, что привела ее к месту убийства, совершенного много лет назад, Вивьен прошла в обратном направлении, к выходу со стройплощадки, где рабочие смотрели на нее со смешанным чувством восхищения и робости, и пешком отправилась в офис за своей машиной. Сейчас ей нужно подумать, и шумное одиночество нью йоркской улицы как нельзя лучше подходит для этого.

Белью дал ей нелегкое дело. Возможно, потому, что считал ее способной расследовать его, но уважение в данном случае означало – доставать каштаны из огня чужими руками. А факты говорили за то, что каштанам как минимум пятнадцать лет и за это время они настолько обуглились, что от них ничего не осталось.

Проходя мимо витрины какого то бара, Вивьен случайно бросила туда взгляд. За столиком в обществе юной длинноволосой блондинки сидел Ричард.

Они разговаривали и смотрели друг на друга так, что было ясно – отношения у них не только дружеские. Вивьен почувствовала себя неловко, будто подглядывает за ними, и быстро удалилась, пока Ричард не успел заметить ее, хотя, похоже, смотрел лишь на свою подругу.

Она не удивилась, увидев его здесь. Он жил поблизости, и они не раз бывали в этом баре.

Может быть, стоило бывать там чаще.

Их роман длился около года – много веселья, вкусной еды и вина и нежного, деликатного секса. Отношения, которые еще один шаг – и можно было бы назвать любовью.

Но из за работы, из за ситуации с Санденс и сестрой у нее все меньше находилось времени для встреч. В конце концов шаг этот им сделать не удалось, и отношения закончились.

Идя по улице, она поняла, что проблема у нее точно такая же, как у всех людей, кто шел вместе с ней по этой же улице, жил в этом городе и в этом мире с уверенностью, что живет, и не сомневаясь, что умрет. К сожалению, не существовало никакого иного мира, и ни у кого из них, сколько бы ни тешили они себя иллюзией, будто способны продлить жизнь до предела, на самом деле не было достаточно времени.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   36

Похожие:

Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути icon19 итак, когда Господь Бог твой успокоит тебя от всех врагов твоих...
Были некоторые в стане Израиля те, которые отставали от него. Отставали по разным причинам: кто-то ослабел, кто-то устал и утомился....
Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути iconНеверными, ибо какое общение праведности с беззаконием?
Бог: вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом. И потому выйдите из среды их и отделитесь, говорит...
Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути iconВидение пророка аввакума бывает ли в городе бедствие, которое не Господь попустил бы? Ам. 3: 6
Могу ли Я, спрашивает Бог, скрыть от Авраама то, что я намерен сделать? (Быт 18: 17)
Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути iconГоре пастырям, которые губят и разгоняют овец паствы Моей! говорит Господь
Господь. 3 И соберу остаток стада Моего из всех стран, куда я изгнал их, и возвращу их во дворы их; и будут плодиться и размножаться....
Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути iconБеседы с Богом для нового поколения
Боге, деньгах, сексе, любви, обо всем, чему тебя учили. Но если ты когда-либо хотел знать, слышит ли тебя Бог, может ли Бог действительно...
Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути iconНиколай Кружков я назвал бы Россию Голгофой, но Голгофа одна на земле…
«Один Бог – Истина, Свет, Жизнь, Любовь, Премудрость. Один Господь – Святая Цель всего творения. И любые виды искусства – прежде...
Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути iconГерман Гессе Петер Каменцинд Книга на все времена
В начале был миф. Господь Бог, сотворивший некогда скрижали поэзии из душ индийцев, греков, германцев, дабы явить миру великую сущность...
Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути iconДжеймс Хиллман. Внутренний поиск
Запада. Поэтому на ее страницах предстает Бог, а не боги; Бог как Он, а не Она; Бог как Любовь. Многочисленны упоминания Иисуса Христа...
Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути iconРик Джойнер Дерево Познания Добра и Зла и Дерево Жизни олицетворяют глубинный конфликт
И произрастил Господь Бог на земле всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания...
Господь Бог Джорджо Фалетти я господь Бог Для Мауро, на остаток пути iconСтефани Херцог Бог ваш Сват Посвящение
Пусть они учатся, прежде всего, как, будучи безбрачными, жить для Бога и восполнять свою личность и полноту только в Нем. Если Господь...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница