Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо


НазваниеДжон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо
страница2/10
Дата публикации28.04.2013
Размер1.27 Mb.
ТипБиография
userdocs.ru > Военное дело > Биография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
^ НА ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ У МЭЙДЗИ

 

Японский сёгунат приказал долго жить в 1868 году, одной из причин чего явилась неспособность противостоять внешнему врагу — западный империалистический спрут медленно, но верно опутывал своими жадными щупальцами маленькую островную страну. После заключенного в 1854 году Канагавского договора Япония еще не раз была вынуждена подписывать унизительные для нее и неравноправные для сторон соглашения с Западом. Новые лидеры монархии Мэйдзи никак не желали мириться с таким положением дел и во избежание колонизации страны встали на весьма опасный путь национальной милитаризации. К 1880 году правительство Мэйдзи почувствовало, что Япония уже достаточно окрепла в плане того, чтобы при случае стукнуть кулаком по столу в процессе спора с Западом, а посему возникла насущная необходимость пересмотреть в духе времени ряд ранее подписанных договоров. К тому же разыгрались и собственные империалистические аппетиты. Благо, что опыт старшего учителя из матушки-Европы, основанный на доминировании «белой» расы над остальными «неграми», был всегда перед глазами.

Первым лакомым кусочком, на который пал взор новоиспеченного международного империалистического жандарма, оказалась Корея. На ней было решено опробовать западную модель угроз, шантажа и навязывания неравноправных, ущемляющих права договоров. Китай, считающий Корею своим вассалом, понятное дело, резко воспротивился столь наглым притязаниям своего распоясавшегося восточного соседа, что и спровоцировало в конечном итоге начало японо-китайской войны в 1894 году. Не может не вызывать удивления тот исторический факт, что такая маленькая Япония, которая еще в 1868 году казалась совершенно беззащитной от внешних врагов, сумела наголову разбить китайские войска и захватить такое большое государство, дойдя чуть ли не до Пекина. Впрочем, японцам пришлось в 1895 году заключить с Китаем перемирие, так как последний обратился за помощью к своим западным союзникам, особенно к России. Прекрасно понимая, что с таким числом объединившихся против нее врагов ей в одиночку не справиться, Япония была вынуждена уступить угрозам сил Запада и отказаться от значительной части полученных от китайцев концессий. Тем не менее японские генералы отнюдь не желали вкладывать свои мечи в ножны. Они жаждали реванша и в душе поклялись отомстить за унижение. Война с насолившей Японии Россией назревала неизбежно, и поэтому примерно пятьдесят пять процентов национального бюджета правительство выделило на военные нужды. Именно в эти годы и зародился термин «империалистическая Япония», обязанный ее авантюристической внешней политике и ставший своеобразным клеймом государства на долгие последующие годы.

Упоенные победой над Китаем, японцы с чувством глубокого одобрения поддерживали милитаристический курс государства. Противостояние между Японией и Россией на континенте постоянно усиливалось, и угроза широкомасштабных военных столкновений неотвратимо приближалась. В 1903 году Морихеи оказался среди тысяч призванных под ружье резервистов.

Морихеи всегда стремился быть воином и проявить себя в ратном деле. Однако первая же военная комиссия его забраковала — он был ниже ростом, чем предусмотренный допустимый минимум (пять футов и два дюйма)*. Раздосадованный отказом, Морихеи принялся за дело — увеличивать свой рост. Он привязывал к ногам тяжести и часами висел на суке дерева, чтобы добрать недостающие ему полдюйма.

 

* 1 фут равен 0,3 м; 1 дюйм — 2,5 см.

Спустя год он был назначен в полк, базирующийся в Осаке, что явилось настоящим бальзамом для его душевных ран. Митсудзи Фудзимото, учитель Морихеи, в соответствии с идеологией буддизма школы Сингон, потребовал, чтобы его ученик перед отъездом в Осаку исполнил обряд «огненной закалки», который, собственно, и положил начало целой серии последующих опытов, через которые прошел Морихеи на своем жизненном пути. Этот же, первый, он описывает так: «В процессе обряда я ясно ощущал, как внутри меня под воздействием божественных сил формируется настоящий воин, непобедимый и несокрушимый ни при каких обстоятельствах». Митсудзи выдал Морихеи специальный аттестат школы Сингон— «Печать Знания» (по аналогии с аттестатом инку, выдаваемым учителями дзэн своим подопечным, достигшим ступени сатори — просветления). Движимый неистовым желанием компенсировать свой недостаток, связанный с невысоким ростом, Морихеи старался изо всех сил, чтобы выделяться среди других новобранцев в учебном лагере. Будучи от природы быстроногим, Морихеи всегда был одним из первых, завершавших двадцатипятимильный маршбросок, несмотря на дополнительные ранцы, которые он брал у отстающих товарищей на протяжении всего пути. Даже скакавшие на лошадях офицеры далеко не всегда поспевали за ним. Ни на что и ни на кого не обращая внимания, Морихеи упорно шел к заветной цели, укрепляя и закаляя физически свое тело. Он неоднократно удивлял своих командиров, жонглируя тяжелыми ядрами, ломая бамбуковые палки над головой, завязывая в узлы металлические прутья голыми руками, ворочая громадные валуны. Морихеи сразу же стал признанным чемпионом лагеря по борьбе сумо и непревзойденным мастером штыковых атак. Добросовестно изучив западные военные науки, он здорово преуспел также и в огневой подготовке.

Прославился он среди сослуживцев и как обладатель необычной головы, в буквальном смысле этого слова. Еще раньше на протяжении ряда лет Морихеи упорно отрабатывал упражнение по укреплению лобовой части головы, необходимое для каждого стремящегося к успехам в борьбе сумо и заключающееся в раскалывании каменных пластин. Ежедневно он по сто раз отрабатывал этот прием. Офицеры в японской армии в качестве воспитательной процедуры успешно применяли старый проверенный способ — устраивали с помощью плащ-накидок провинившимся в чем-либо своим подчиненным «темную». Не один офицер потом сокрушался о своей чрезмерной несдержанности, залечивая выбитые суставы и переломанные о гранитоподобный череп Морихеи пальцы. С уважением вспоминали «коротышку» и все те задиры и забияки, которые пытались было «указать мальчонке его место» и получали от него в ответ умопомрачительной силы удары головой. (Пятьдесят лет спустя, демонстрируя свое искусство, Морихеи спокойно выдержал удар по голове деревянным мечом. Напуганные звуком удара страшной силы, наблюдатели сего зрелища были несказанно удивлены последующим высказыванием Морихеи, произнесенным с ясной, неподдельной улыбкой на устах: «Ничто на свете не сокрушит сего каменного лба».) Молодецкая удаль и ловкость Морихеи-воина вызывала, несомненно, всеобщее восхищение и уважение у его сослуживцев, однако они никак не могли понять, почему он упорно не желает разделять с ними радости светской жизни в часы досуга. А в часы досуга Морихеи совершенствовался в боевых искусствах. Он был принят в додзё Масакатсу Накаи в пригороде Осаки Сакаи, где изучал гото-ха Ягю Рю джиу-джитсу с мечом и копьем. Здесь впервые традиционное классическое боевое искусство было поставлено на систематическую основу, давая возможность научиться владеть мечом, копьем и дзё (деревянным посохом длиной четыре фута) под руководством опытных наставников, бдительно следящих за правильностью координации движений оружия и тела.

(В 1908 году Морихеи получил диплом наставника в этой школе.) В Ягю Рю традиционному боевому искусству, возможностям человеческого разума, физическому совершенству придавалось одинаково большое значение. Хотя, конечно, стойкость разума, вера в непоколебимость идеологии учения всегда рассматривались как превалирующее над чисто физической силой. Всякому ученику школы Ягю известна такая притча.

Некий Иемитсу, третий сёгун Токугава, в подарок от императорского двора Кореи получил тигра. Сёгун предложил известному фехтовальщику Ягю Рю Тадзима Муненори попытаться приручить зверя. Тот с готовностью согласился, не раздумывая уверенно вошел в клетку. Едва тигр приготовился атаковать смельчака, тот ударил грозно рычащего зверя по голове плоскостью своего меча. Тигр отступил и зажался в углу. Учитель дзэн Такуан, присутствующий при этом, упрекал фехтовальщика, что тот якобы выбрал неверный подход к выполнению поставленной задачи. Решив показать, как надо дрессировать тигра, он вошел в клетку совершенно безоружным и, поплевав на руки, ласково погладил зверя по морде и за ушами. От ярости тигра не осталось и следа — он замурлыкал и начал тереться о монаха, как кошка. Выйдя из клетки, Такуан сказал воину: «Удар по голове превращает его в извечного врага, а ласковые уговоры — в друга на всю жизнь».

Русско-японское противостояние вылилось в конце концов в войну. В феврале 1904 года в Порт-Артуре японский флот атаковал и окружил российский. Полк Морихеи выступил в боевой поход, однако его самого отозвали в резервные части. Возмущенный Морихеи настаивал на том, чтобы его отправили на фронт. Командование определило его в полк, дислоцированный в Маньчжурии. Неизвестно, успел ли Морихеи понюхать там пороху, ибо его отец написал прошение высоким военным начальникам, в котором пытался убедить их в необходимости избавить его единственного сына от потенциальной опасности, угрожающей любому вблизи линии фронта. Морихеи был переведен в военную полицию и отправлен в тыл. Как ни парадоксально, но как раз именно на этом поприще ему и удалось вдоволь попрактиковаться в стрельбе, участвуя в ликвидации преступных группировок.

По окончании войны в 1905 году Морихеи был уже в первых рядах кандидатов в военную офицерскую школу, зарекомендовав себя как бесстрашный боец антигангстерского фронта. Понятное дело, его отцу далеко не по душе была столь опасная профессия единственного наследника, да и сам Морихеи по своей натуре не одобрял военные действия. Особенно, как это продемонстрировала японская сторона в недавних баталиях, когда тактически неоправданные пехотные атаки приводили к огромным потерям. Много лет позднее, в 1962 году, Морихеи сказал в одном интервью: «Мне, очень нравилось служить в армии, однако я всегда подсознательно чувствовал, что война как таковая не решает проблем. Война — это прежде всего смерть и разрушение, которые вряд ли кому-то по душе». В те годы такая позиция была, честно говоря, большой редкостью в Японии. Победа над Россией означала, по большому счету, победу над Западом — давним противником Страны восходящего солнца. Эйфория национализма витала над народом. Почетная служба в вооруженных силах в качестве офицера была не только великой честью и гордостью всякого молодого здорового японца, но и его заветной мечтой.

Морихеи, однако, не поддался общему идеологическому настрою и вернулся в Танабе в 1906 году, благополучно отойдя от ратных дел. В последующие несколько лет судьба приготовила ему нелегкие испытания. Начался духовный кризис. На несколько дней он становился затворником, усиленно молясь в своей комнате-келье, скитался где-то в горах, мог часами исступленно жонглировать мечом. Совершенно не общаясь со своими домочадцами и друзьями, лежа часами ничком в состоянии, напоминающем некий транс, он казался окружающим, мягко говоря, не совсем нормальным, что не могло не вызывать их беспокойства.

В период этого кризиса Морихеи тем не менее не прекращал совершенствоваться в боевых искусствах. Продолжая изучать гото-ха Ягю Рю, он практиковался и в некоторых элементах Кодокан

Дзюдо в построенном отцом семейном додзё. В 1909 году в возрасте двадцати пяти лет Морихеи сильно увлекся весьма эксцентричной школой Кумагусу Минаката.

 

^ КУМАГУСУ МИНАКАТА

 

Кумагусу родился в 1867 году в городе Вакайама. До шести лет никто не слышал от него ни слова, но потом его буквально прорвало. Движимый жаждой познания, Кумагусу от руки переписал 105-томную энциклопедию, потратив на это пять столь драгоценных для каждого человека юношеских лет. Процесс обучения для него был подобен процессу поиска и сбора одержимым естествоиспытателем образцов фауны, флоры и полезных ископаемых. Кроме стремления к познанию истин бытия, Кумагусу также практиковался в джиу-джитсу. В 1886 году он отправился в Соединенные Штаты, бросив занятия на подготовительном курсе Токийского университета. Здесь он посещал различные курсы в ряде высших учебных заведений, дольше всего обучаясь в сельскохозяйственном колледже Лансинга, что в штате Мичиган. Впрочем, он редко посещал аудитории, предпочитая самообразование: штудировал и конспектировал чуть ли не каждую книгу в библиотеке, подкрепляя теоретический материал практическими изысканиями на природе.

Посчитав свои дела в Лансинге законченными, Кумагусу отправился в Джэксонвилл, что во Флориде, чтобы встретиться с известным ботаником. В 1891 году он отправился в Вест-Индию, затем в

Центральную и Южную Америку в составе экспедиции ботаников. Некоторое время он даже скитался с итальянскими цирковыми артистами. В 1892 году Кумагусу приезжает в Лондон, где устраивается в Британский музей на должность научного ассистента. В течение последующих восьми лет он публикует около трехсот научных статей, эссе и монографий по различным областям естествознания, в том числе по ботанике, астрономии, антропологии, археологии и восточным религиям. Кроме, естественно, японского, Кумагусу свободно владел английским, французским, итальянским, испанским, португальским, греческим, латинским, китайским, арабским и персидским языками. Будучи ученым, Кумагусу и ко всем вопросам бытия подходил с познавательно-исследовательской точки зрения. Он любил посещать известный всем и каждому Гайд-Парк, чтобы послушать импровизированные выступления уличных ораторов. При этом он с большим удовольствием для себя и многочисленных завсегдатаев опрокидывал залпом не одну пинту в соседних питейных заведениях. Именно благодаря своим недюжинным способностям «на фронтах по борьбе с зеленым змием» Кумагусу заслужил прозвище Профессор Паб*.

 

* Pub (англ.) — пивнушка.

Пристрастие к Бахусу было, пожалуй, единственным крупным недостатком его натуры. Никто не мог, в частности, обвинить его в нескромном поведении в отношении противоположного пола. До своей женитьбы в возрасте сорока одного года он, по его словам, вообще не знал женщин. Тем не менее Кумагусу, как это ни странно, считается чуть ли не первым японским сексопатологом, автором ряда публикаций по научно-философским и фольклорно-литературным аспектам данной науки. Кумагусу вел переписку с довольно известным учителем школы дзэн Д. Т. Сузуки и находился в дружеских отношениях с лидером китайской революции Сунь Ятсеном. В 1900 году, после шестнадцатилетнего скитания на чужбине, Кумагусу решил вернуться в родную Японию. Причиной этого явилось его увольнение из Британского музея, новое начальство которого решило провести националистическую чистку рядов своих сотрудников под эгидой борьбы с «засильем желтой азиатской орды».

В 1904 году Кумагусу уже постоянно обосновался в Танабе, где открыл гуманитарный университет, в котором читал для местного населения лекции по общеобразовательным дисциплинам. В них он делал основной упор не на узконаправленную теорию сотворения мира махаяны-сингон, а на идею всеобщей взаимосвязи и совместимости со всеми народами Востока и Запада. Главным ключевым моментом Кумагусу считал условия окружающей среды и ее состояние. Он совершенно обоснованно утверждал, в частности, что угольные шахты и медные рудники на равнине Канто, возникающие словно грибы после дождя, медленно, но верно погубят местные реки, вызывая их разливы, эрозию почвы, уничтожение фауны и флоры. Вряд ли кто-то из жителей префектуры Вакайама мог не согласиться с ним. В этой связи совершенно понятно, что его позиция явно противоречила национальной правительственной программе консолидации святынь, выдвинутой в 1906 году. Эта программа предусматривала, в частности, соединение более мелких святынь, список которых составлялся «в верхах» с более крупными. Таким образом решено было формировать священные центры, фактически лишая периферию мест поклонения. Кумагусу грамотно и аргументированно доказал, что такого рода политика разрушит не только патриархальный традиционный уклад японской деревни, но и природные заповедники и жизненно важные источники водоснабжения. Кроме того, он развеял в пух и прах лживые обещания капиталистов, объяснив труженикам текстильной индустрии, что им платят меньше, чем их коллегам в Вест-Индии, став, таким образом, лидером в борьбе за права фермеров, рыбаков, мастеровых и ремесленников Тана-бе. В этот период к движению за права трудящихся селения как раз и примкнул Морихеи, став не только телохранителем Кумагусу, но и активным сочинителем пламенных речей и всевозможных петиций, направленных как в адрес местных власть имущих авторитетов, так и в адрес правительства страны. В ответ на решение правительства открыть музей естественной истории, в функции которого входила бы компенсация утраченных вследствие индустриализации природных заповедников, Кумагусу возмущенно заявил: «Природу необходимо изучать в ее живом виде, а не посредством чучел, макетов и образцов в пыльных кабинетах! Лучшим музеем естествоведения является нетронутая природа в ее первозданном виде». За слишком яростные обличительные антиправительственные выступления Кумагусу на несколько недель даже посадили в тюрьму. При этом он категорически отказался от услуг своих сторонников, предлагающих ему освободиться под залог: «Почему я должен оставлять здесь своих последователей, не имеющих возможности заплатить? Все мы должны одинаково разделять нашу участь». Благодаря такой вот стойкости и целенаправленности идей своего лидера движение протеста в Танабе оказалось наиболее мощным в стране. В результате лишь совсем немногие исторические святыни были утрачены здесь безвозвратно, чего, увы, нельзя сказать о других провинциях Японии. (Даже в наше время Кумано остается своеобразным «островком девственной природы» — использование железнодорожного сообщения началось здесь только в 1961 году, тогда как на остальной территории страны оно уже эксплуатировалось вовсю.)

Динамичная, жаждущая постоянно новых познаний натура Кумагусу оказала на Морихеи огромное духовно-интеллектуальное влияние, научив его не просто смотреть на все невзгоды и трудности бытия сквозь открытое забрало, но и самому искать непроторенные пути к познанию истины. Морихеи перенял от своего учителя также и обостренное чувство несправедливости и стремление к защите родной матушки-природы.

 

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Похожие:

Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо iconАйкидо истинное будо
На этой странице приведены изречения о-сенсея Марихея Уесиба основателя Айкидо
Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо iconСловарь
О-сэнсэй (Кайсо) Основатель Айкидо, Великий Учитель, Морихей Уесиба (14. 12. 1883-26. 04. 1969). 
Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо iconУважаемые занимающиеся!
Ассоциация клубов Айкидо Айкикай, Фонд Японской Культуры, клубы айкидо "Дайдокан" и "Тен-Чи" организуют XVIII международный Семинар...
Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо iconПрезидент интернациональной айкидо академии
Айкидо 30 лет, известен во всем мире как Мастер, использующий оригинальную технику. 30 лет активной работы и подготовки, позволили...
Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо iconДонецкая Городская общественная организация клуб «аи-рю»
Игорь Юрьевич Шмыгин (5 дан Айкидо Айкикай, Шидоин, Президент Ассоциации Айкидо Айкикай Украины, Вице-президент меафа, Заслуженный...
Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо iconБрайан Джейкс Мэриел из Рэдволла Рэдволл 4
Саламандастрон. Но колокол не принес Неистовому Габулу удачи. Мэриел была спасена жителями Рэдволла. Вместе с новыми друзьями она...
Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо iconАвтор перевода Елена Петрова
Эту статью любезно предложил нам сенсей Ёсио Куроива, главный инструктор клуба айкидо Университета Риккё, занимающийся айкидо более...
Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо iconАйкидо и здоровье основатель
...
Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо iconЧто есть воин?
В новой эпохе – эпохе информационных и идеологических войн, когда орудием и мишенью является человеческий разум, воин должен быть...
Джон c тивенс Морихеи Уесиба. Непобедимый воин: Иллюстрированная биография основателя Айкидо iconХамфри Карпентер Джон Р. Р. Толкин. Биография
Эта книга основана на письмах, дневниках и других бумагах покойного профессора Дж. Р. Р. Толкина, а также на воспоминаниях его родных...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница