Захария Ситчин Войны богов и людей


НазваниеЗахария Ситчин Войны богов и людей
страница5/18
Дата публикации16.05.2013
Размер4.43 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

^ ГЛАВА ПЯТАЯ

ВОИНЫ ДРЕВНИХ БОГОВ
Первый визит Ану на Землю и принятые тогда решения на много тысячелетий вперёд определили развитие событий на нашей планете. Со временем эти события привели к созданию Адама — человека, или Homo sapiens, — а также заложили основу конфликта, разгоревшегося на Земле между кланами Энлиля и Энки.

Но сначала имела место продолжительная и яростная борьба между Домом Ану и Домом Алау, которая вылилась на земле в Войну Титанов. В этой войне «небесные» боги противостояли богам «тёмной Земли», и наивысшего накала схватка достигла в своей последней фазе, во время восстания игигов.

Из текста «Поэмы о царствовании на небесах» нам известно, что всё это происходило в начальный период колонизации Земли, непосредственно после визита Ану на нашу планету. В поэме враги упоминаются как «прежние боги… боги большие». Назвав пять имён древних прародителей, предков Ану и Алау, повествование переходит к рассказу о захвате престола Нибиру, о полёте Алау, о посещении Ану Земли и о конфликте с Кумарби.

История, изложенная в «Поэме о царствовании на небесах», дополнена и продолжена в других хеттских/хурритских мифах, которые получили общее название «Цикл Кумарби». С большим трудом собранные вместе фрагменты этих текстов стали понятнее после недавних находок новых фрагментов и версий, которые были изучены и классифицированы X. Гутербоком («Kumarbi Mythen von Churritischen Kro nos») и X. Оттеном («Mythen von Gotte Kumarbi — Neue Fragmente»).

Эти тексты не дают точного представления, как долго Кумарби оставался на небесах после стычки с Ану. Но по прошествии определённого времени Кумарби удалось выплюнуть «камни», которые выросли у него в животе согласно проклятию Ану, и он спустился на Землю. По неизвестным причинам, которые, наверное, объясняются в утраченных фрагментах текстов, он отправился в Абзу к Эа.

Далее повреждённые строки повествуют о появлении на сцене Бога Бури Тешуба, которого шумеры отождествляли с младшим сыном Энлиля, Ишкуром/Ададом. Бог Бури досаждал Кумарби рассказами о чудесных предметах и волшебных дарах, которые поднесут все боги ему, Тешубу. Среди этих даров будет и мудрость, которую передаст ему Кумарби «Исполнясь гневом, Кумарби в Ниппур стремится». Пробелы в тексте не позволяют нам узнать, что произошло в обители Энлиля, но по прошествии семи месяцев Кумарби вернулся в Абзу, чтобы посоветоваться с Эа.

Эа посоветовал Кумарби «на небо вознестись» и просить помощи у Ламы, которая была «матерью двух богов», то есть прародительницей двух соперничавших династий. Эа, рассчитывая извлечь выгоду и для себя, предложил перевезти Кумарби в Небесную Обитель в своей MAP.ГИД.ДА («небесной колеснице»), которую аккадцы называли «Ти-иа-ри-та» («летающая повозка»). Но богиня, узнав, что Эа явился без ведома Совета Богов, послала против космического корабля Эа «сверкающие ветры», вынудив Эа с Кумарби вернуться на Землю.

Однако Кумарби предпочёл остаться на орбитальной станции вместе с богами, которые в хеттских/хурритских текстах именовались ирсиррами («те, кто смотрят и обращаются»), а в шумерских игигами. «Кумарби дум был полон… размышлял… вынашивал он мысли, недоброе задумав… замыслил зло он». Он размышлял о том, как ему стать «отцом всех богов», главным богом!

Заручившись поддержкой ирсирров с орбитальной станции, Кумарби «надел на ноги обувь быструю» и полетел на Землю. Здесь он послал гонца к другим главным богам, требуя признать его первенство.

И тогда Ану решил, что пора положить этому конец. Чтобы раз и навсегда избавиться от внука своего врага Алалу, он приказал своему внуку, «Богу Бури» Тешубу, найти Кумарби и убить его. Между земными богами под предводительством Тешуба и небесными богами, возглавляемыми Кумарби, завязалась жестокая война; только в одной из битв участвовали не менее семидесяти богов на небесных колесницах. Описания большинства батальных сцен не сохранились, но известно, что победу в конечном итоге одержал Тешуб.

Однако с поражением Кумарби война не прекратилась. Из других хеттских мифов «Цикла Кумарби» мы узнаем, что перед тем, как восстать против богов, Кумарби оплодотворил своим семенем Богиню Скалы, которая родила Мстителя, Каменного Бога Улликумми. Спрятав своего прекрасного (по другой версии уродливого) сына среди ирсирров, Кумарби наказал ему, когда тот возмужает, он должен напасть на город Тешуба, «прекрасный Куммию»: «Славный город Куммию Улликумми растопчет, Улликумми ведь Бога Грозы поразит… всех богов распугает на небе, как птиц». Одержав победу над богами на земле, Улликумми должен был «вознестись на Небеса за Царством» и силой захватить власть на Нибиру. Напутствовав сына, Кумарби удалился со сцены.

Долгое время ребёнка прятали ирсирры. Но вот он вырос — до невероятных размеров, — и однажды его увидел летевший по небу Уту/Шамаш. Угу помчался в обитель Тешуба, чтобы сообщить ему о появлении Мстителя. Накормив и напоив Уту, чтобы тот успокоился, Тешуб приказал ему: «А потом ты поднимайся к небу вверх, лети потом», чтобы там не спускать глаз с подросшего Улликумми. Затем Тешуб отправился на гору Хаззи, чтобы самому посмотреть на Улликумми. «И увидел ужасного он Кункунуцци, исказилось от гнева лицо у него».

Понимая, что битвы не избежать, Тешуб приготовил к бою свою колесницу; в хеттских текстах она называется шумерским словом ИД.ДУГ. ГА («быстрый свинцовый всадник»). Хеттский текст, в котором рассказывается о подготовке небесной колесницы, изобилует терминами шумерского происхождения.

Колесницу следовало привести в движение с помощью «Больших Щипцов», затем спереди подсоединить «Быка» (силовую установку), который «загорается», а сзади «Быка для Высоко Летящего Снаряда». После этого в головной части нужно было установить навигационное устройство, напоминающее радар — «то, что показывает путь», затем активировать приборы, работавшие от мошной энергии «Камней» (минералов), и оборудовать корабль «Громовержцем», зарядив его «Огненными Камнями»:

Щипцы Большие маслом смазать

и Всадника Свинцового и Яркого раздуть.

Между рогами у него Быка, что загорается,

приладить, а позади

Быка для Высоко Летящего Снаряда и золочением

его покрыть.

И впереди «То, что показывает путь»,

пусть поместят и повёрнут,

и внутрь его могучие положат «Камни».

Пусть Бури Громовержца изготовят,

что мечет камни на большие расстоянья,

и проследят, чтоб Огненных Камней не меньше 800.

И Молнию, сверкающую страшно,

пусть из хранилища достанут.

Пусть изготовят и проверят MAP.ГИД.ДА!

«С неба тучи привёл грозовые. Бог Грозы к Кункунуцци лицо своё вновь обратил». После первых неудачных атак в битву вступил Нинурта, брат Тешуба/Адада. Но Каменный Бог был неуязвим, и сражение подошло к самым воротам Кум ми и, города Бога Бури.

В Куммии за ходом сражения следила супруга Тешуба Хебат, получая сообщения во внутренней комнате в доме бога. Но снаряды Улликумми заставили Хебат покинуть дом, и до неё больше не доходили вести: «Я о Боге Грозы слова больше не слышу, я о всех богах важной вести не слышу». Тогда она приказала своей помощнице: «Жезл ты в руку возьми, а ноги обуй в буйные ветры, как в сапоги! Ты на поле сраженья лети!» Богиня боялась, что «Кункунуцци убил его — Бога Грозы, царя, моего супруга».

Но Тешуб был жив. Когда советник порекомендовал ему спрятаться на вершине горы, он отказался. «Если сядем мы там, на вершине Кандура, — ответил он, — не останется больше царя на небесах!» Тогда они решили отправиться в Абзу к Эа, чтобы спросить о будущем «таблички древних слов».

Узнав, что Кумарби породил чудовище, которое выходит из-под контроля, Эа направился к Энлилю, чтобы предупредить его об опасности: «Поднят он словно молот, небеса он, и храмы богов, и Хебат закрывает собою!» Тогда был созван Совет Великих Аннунаков. Все пребывали в растерянности, и один лишь Эа предложил выход. Он сказал, что нужно открыть древние «склады»: «Пусть достанут из них пилу минувших давнишних лет! Той пилой отделили тогда Небеса от Земли, а теперь Улликумми мы от подножия пилою отпилим».

Этот план был осуществлён, и Каменный Бог, или Кункунуцци, лишился ног. Услышав эту весть, «к месту собрания боги пришли, в ярости на Улликумми боги ревели тогда как быки». «На колесницу, как птица, взлетел Бог Грозы, с громовыми раскатами к морю понёсся. И сразился тогда Бог Грозы с Кункунуцци». Но все ещё не сломленный, Улликумми объявил: «Разрушу Куммию, Священный Дом я захвачу, и выдворю богов… — на Небеса взойду, приму я Царство!»

Заключительные строчки поэмы не сохранились, но можно не сомневаться, что в них описана схватка, похожая на последнюю битву между Индрой и «демоном» Вритрой из санскритской легенды.

И вида не было ужасней, когда сошлись на битву бог и демон.

Метал снаряды Вритра острые свои, разил он жгу чей молнией и громом, которые дождём лились…

И вскоре Вритры жуткую судьбу провозвестили гул и лязг Железного дождя, что пролил Индра.

Пронзённый, сломлен ный, с ужасным воплем наземь рухнул демон гибнущий…
Именно такими, по нашему убеждению, были битвы между богами и титанами греческих мифов. Происхождение слова «титан» неизвестно, но если греческие мифы имеют шумерские корни, можно предположить, что его основой послужило шумерское ТИ.ТА.АН — в буквальном переводе «те, кто живут в небесах». Это точное описание игигов, которых возглавлял Кумарби. Их противниками были аннуна-ки, «те, кто на земле».

В шумерских текстах рассказывается о давней схватке не на жизнь, а на смерть между внуком Ану и «демоном» из враждебного клана; эта легенда получила название «Миф о Зу». Её героем является Нинурта, сын Энлиля от его единокровной сестры Суд; вполне возможно, что именно эта легенда послужила первоисточником индийских и хеттских мифов.

События, описанные в этом шумерском мифе, происходили непосредственно после визита Ану на Землю. Под общим руководством Энлиля аннунаки приступили к выполнению поставленных перед ними задач в Абзу и Месопотамии: добытая в Абзу руда перевозилась морем в Месопотамию, где подвергалась очистке и переплавке. Из космопорта в Сиппаре космические челноки доставляли драгоценный металл на орбитальную станцию, где игиги перегружали золото на межпланетные корабли, периодически прилетавшие с родной планеты.

Сложная система операций в космосе — прибытие и отлёт космических кораблей, а также поддержание связи между Землёй и Нибиру, которые двигались по своим орбитам — координировалась из Центра управления миссией в Ниппу-ре. Возглавлял этот центр Энлиль. Там на вершине искусственной платформы находилась комната ДИР.ГА, запретная «святая святых», где хранились космические карты и располагались табло с координатами планет — Таблицы Судеб.

В эту «священную» комнату проник бог по имени Зу, и он похитил таблицы. Таким образом, в его руках оказались не только судьбы аннунаков на Земле, но и самой Нибиру.

Объединив старовавилонский и ассирийский варианты древнего шумерского текста, можно восстановить практически весь миф. Однако повреждённые фрагменты все ещё хранят тайну происхождения Зу, а также подробности того, каким образом он сумел получить доступ к ДИР.ГА. Ответ на эти вопросы был получен лишь в 1979 году, когда двое учёных (В.В. Халло и В.Л. Морен) с помощью таблички, найденной в собрании вавилонских древностей Йельского университета, смогли реконструировать начало древнего мифа.

По-шумерски имя Зу означает «Тот, кто знает», то есть специалист в какой-либо области знаний. Несколько раз этот отрицательный герой именуется в тексте АН.ЗУ — «Тот, кто знает небеса». Это даёт основание предполагать, что он был связан с космической программой, обеспечивающей сообщение между Нибиру и Землёй. В восстановленном недавно начале мифа рассказывается, как сирота Зу был усыновлён астронавтами, обслуживавшими космические челноки и орбитальные станции, — игигами — и узнал от них секреты небес и космических путешествий.

История началась в тот момент, когда игиги, «собранные отовсюду», решили подать жалобу Энлилю. Суть её состояла в том, что «до сих пор не построено место для отдыха иги-гов». Другими словами, на Земле не было условий для отдыха и восстановления сил игигов после длительного пребывания в космической невесомости. Передать жалобу они поручили Зу, отправив его в центр Энлиля в Ниппуре.

Энлиль, «отец богов», принял посланца в ДУР.АН.КИ и, обдумывая жалобу, внимательно разглядывал стоящего перед ним юношу. Кто он такой — этот одетый в форму астронавта человек, но не принадлежащий к их числу? Подозрения его все усиливались, но в это время подал голос Эа, знавший о происхождении Зу. Он подсказал Энлилю, что ответ на жалобу игигов можно задержать, если Зу останется в штаб-квартире Энлиля. Эа предложил пустить Зу в «святилище», выделив ему место у входа в секретную комнату. Энлиль последовал совету Эа.

Таким образом, при попустительстве Эа бог из враждебного клана — потомок Алалу — получил доступ к самой важной комнате в центре Энлиля. Там «на деянья владыки глядят его очи: на тиару господства, на божью одежду, на божьи Книги Судьбы Зу всё смотрит и смотрит». И вскоре у него созрел коварный план: «Жажду господства почуял он в сердце».

Божьи Книги Судьбы я захвачу.

Повеленья богов все я узнаю,

Утвержу я престол, овладею законом,

Буду править я всеми, сколько есть их Ингигов!

Зу, «недоброе замысливший в сердце», вскоре получил возможность осуществить свой план — во время купания Энлиля. «Книги Судьбы тогда ухватил в свои руки» Зу, и его Птица, «с земли сорвавшись, уносит прочь его в ХУР.САГ.МУ» («гору небесных комнат»). И вся деятельность центра сразу же остановилась: «Приказы прекратились; повсюду воцарилась тишина, молчание настало… свой блеск утратила Небесная Обитель».

Сначала «отец Энлиль безмолвствовал». Когда связь была восстановлена, «земные боги, про то прослышав, собирались вместе». О случившемся сообщили и Ану на Нибиру. Было ясно, что Зу нужно поймать, а Таблицы Судеб вернуть в ДИР.ГА. Но кто возьмётся за это? Боги обратились с призывом к нескольким молодым богам, известным своей доблестью. Но никто из них не отважился последовать за Зу на далёкую гору, потому что теперь он могуществом стал равен Энлилю, похитив также его «Сияние», и «тот, кто противостоит ему, становится как глина… от Сияния его бегут все боги».

Тогда сразиться с Зу вызвался Нинурта, законный наследник Энлиля, поскольку — как указала его мать Суд — Зу лишил царской власти не только Энлиля, но и его, Нинурту. Суд посоветовала сыну напасть на Зу в его укрытии в горе, также вооружившись «Сиянием» Энлиля, только сначала, приблизившись к Зу, заслониться от него завесой пыли. Для этого она вручила Нинурте свои «семь вихрей, что пыль с земли вздымают».

«Отвагу в сердце укрепив», Нинурта отправился на гору Хаззи — она упоминается и в мифах о Кумарби, — где он сложил в свою колесницу оружие, прикрепил к ней семь вихрей, поднимающих пыль, и вызвал Зу «на битву страшную, на смертный бой».

У склона горного сошлись Зу и Нинурта.

Едва его почуял Зу, Нинурта в гневе бросился к нему.

Своим Сиянием он гору осветил,

Всё стало словно яркий день вокруг;

Он в ярости повсюду льёт лучи.

Не видя своего противника, скрытого облаком пыли, Зу прокричал Нинурте: «Всю Власть похитил я, (теперь) богами я повелеваю! Кто ты, со мной пришедший драться? Себя ты назови!»

Но Нинурта продолжал «приближаться с видом вызывающим» к Зу, объявив лишь, что сам Ану поручил ему схватить Зу и вернуть Таблицы Судеб. Услышав это, Зу выключил своё Сияние, и «лицо горы покрылось тьмой». Нинурта без страха «ступил во мрак». Из «груди» своей колесницы он пустил в Зу Молнию, «но стрелы, не коснувшись Зу, назад вернулись». Зу обладал таким могуществом, что молнии не могли «его коснуться тела».

И вот «затихла битва, остановился бой; оружье замирает посреди горы, и невредим был Зу».

Оказавшись в безвыходном положении, Нинурта попросил своего младшего брата Ишкура/Адада обратиться за советом к Энлилю. Юный Ишкур исполнил поручение и сообщил об исходе боя Энлилю.

Энлиль приказал Ишкуру вернуться и сказать Нинурте: «В бою не падай духом; свою ты силу покажи!» И самое главное, он передал Нинурте «тиллу» — снаряд (пиктограмма
—  для Громовержца, мечущего стрелы. Нинурта в своей Птице-Вихре, объяснил он, должен как можно ближе подобраться к Птице Зу, чтобы они оказались «крылом к крылу». Тогда следует нацелить оружие на «оперенье» Птицы Зу и «пустить снаряд молниеносный; когда ж Сияние Огня охватит оперенье, крылья затрепещут, как крылья бабочки; тогда расправишься ты с Зу».

Описание этого последнего боя не сохранилось ни в одной из табличек, но нам известно, что в сражении участвовали несколько Птиц-Вихрей. Из фрагментов копий, найденных в развалинах хеттского архива в окрестностях Султан-Тёпе, мы узнаем, что Нинурта собрал «семь вихрей, что пыль с земли вздымают», оснастил свою колесницу «Несчастья Ветрами» и атаковал Зу так, как советовал ему отец. «Земля дрожала… потемнело, затянула небо чернота… оперенье Зу погибло». Зу был схвачен и доставлен к Энлилю в Ниппур, а Таблицы Судеб вернули на место; «господство вновь в Экур вернулось; возвращены Божественные Формулы».

Пленённый Зу предстал перед военным трибуналом, состоявшим из Семи Великих Аннунаков; его признали виновным и приговорили к смерти, и Нинурта, победитель, «перерезал ему горло». (По другой версии мифа, Зу был не казнён, а наказан изгнанием.) Было найдено множество рисунков с изображением сцены суда, где Зу одет в костюм птицы, что указывает на его связь с астронавтами-игигами. На древнем барельефе из центральной Месопотамии перед нами предстаёт сцена казни Зу. Здесь Зу, принадлежавший к числу «тех, кто смотрит и наблюдает», изображён в виде демонической птицы с третьим глазом во лбу (рис. 26).

Победа над Зу осталась в памяти аннунаков как великое избавление. Тем не менее сохранилось поверье, что душа Зу — как символ предательства, двуличности и зла как такового — продолжает сеять страдания и зло. Возможно, именно поэтому суд над Зу и его казнь были переданы людям в виде детально разработанного ритуала. Ежегодно в день казни во искупление злодеяния Зу в жертву приносили быка, служившего олицетворением бога зла.

Подробные описания этого обряда были найдены как в вавилонской, так и в ассирийской версиях, что указывает на его шумерское происхождение. После длительных приготовлений в первый день определённого месяца «большого быка, сильного быка, вскормленного на чистых пастбищах», приводили в храм, где совершался обряд его очищения. Затем в левое ухо быка через тростниковую трубочку шёпотом произносили фразу: «Бык, ты — виновный Зу», а в правое ухо: «Бык, ты был избран для ритуала и священного обряда». На пятнадцатый день быка подводили к статуэткам «Семи Богов, которые судят» и символам двенадцати небесных тел Солнечной системы.

После этого разыгрывалась сцена суда над Зу. Быка клали перед Энлилем, «Великим Пастырем». Жрец-обвинитель декламировал риторические вопросы обвинения, как будто обращался к Энлилю: «Как мог отдать ты «хранимое сокровище» врагу? Как мог ты позволить ему прийти и жить в «чистом месте»? Как мог он прокрасться к твоим святыням?» Потом «актёры» взывали к Эа и другим богам, чтобы те уговорили Энлиля успокоиться, и тут вперёд выступал Нинурта и обращался к отцу: «Направь руки мои в нужную сторону! Дай мне верный приказ!»

Рис. 26
После выступления свидетелей судьи выносили приговор. Быка убивали в строгом соответствии с детально прописанным ритуалом, а в это время жрецы оглашали вынесенный быку приговор: «Печень его сварят в жертвенном котле; кожу его и жилы сожгут в храме, но его злобный язык останется снаружи».

Затем жрецы, исполнявшие роли других богов, начинали петь гимн, прославлявший Нинурту:

Омой руки! Омой руки!

Ты теперь как Энлиль, омой руки!

Ты теперь как Энлиль (на) Земле;

да возрадуются все боги, глядя на тебя!

Когда боги искали того, кто не побоится бросить вызов Зу, они обещали будущему победителю:

Будет имя твоё величаться в сонме великих богов, Между богов, твоих братьев, равных тебе не найдётся.

После победы Нинурты пришло время сдержать обещание. Но это послужило причиной трений и дальнейшей борьбы между богами: Нинурта действительно был законным наследником Энлиля, но на Нибиру, а не на Земле. Теперь же, о чём свидетельствуют строки ритуальной храмовой службы, он стал «как Энлиль — на Земле». Из других текстов, рассказывающих о жизни богов Шумера и Аккада, мы знаем, что их место в иерархии обозначалось числами. Ану имел высший числовой ранг в соответствии с шумерской шестидеся-теричной системой счисления — 60. Ранг законного наследника Энлиля равнялся 50, а ранг первенца Ану (и наследника в случае смерти Энлиля) — 40. Тогда становится понятным загадочное утверждение, что Нинурта стал «как Энлиль» — ему тоже был присвоен числовой ранг 50.

В конце частично повреждённого текста ритуальной храмовой службы есть следующие строки: «О Мардук, скажи царю своему: «Уступаю тебе!» О Адад, скажи царю своему: «Уступаю тебе!» Есть все основания предполагать, что в утраченных строках текста от притязаний на первенство среди богов отказывался и Син, признавая главенство Нинурты. Нам известно, что впоследствии Син — первенец Энлиля на Земле — получил ранг 30, его сын Шамаш имел числовой ранг 20, дочь Иштар — 15, а Ишкур (Адад у аккадцев) — 10. (Текстов, где указывался бы числовой ранг Мардука, не сохранилось.)

Предательство Зу и его коварные планы также остались в памяти людей, трансформировавшись в страх перед птицеподобными демонами, которые приносили с собой бедствия и эпидемии (рис. 27). Часть таких демонов называлась «Лил-лу» — здесь обыгрывается два значения этого слова: «выть» и «ночной». Их предводительница Лиллиту — Лилит — изображалась в виде обнажённой крылатой богини с птичьими лапами вместо ног (рис. 28). Археологами были найдены многочисленные тексты шурпу («очищение сожжением»), содержащие заклинания против этих злых духов — предшественники магических и колдовских обрядов, просуществовавших многие тысячелетия.

После поражения Зу основные причины раздоров и соперничества между богами не были устранены — несмотря на торжественную клятву богов признавать и уважать главенство Энлиля и положение Нинурты как его заместителя. На протяжении следующего тысячелетия это соперничество не раз проявлялось в открытой форме. Зная, что конфликты неизбежны, Ану и Энлиль снабдили Нинурту новым чудесным оружием. Ану вручил ему ШАР.УР («Верховного охот ника») и ШАР.ГАЗ («Верховного Победителя»), а Энлиль — несколько видов оружия, самым грозным из которых был с «пятьюдесятью разящими головами».

Рис. 27
Именно поэтому Ни-нурту часто называли Повелителем Иба. Обладая таким мощным вооружением, Нинурта стал «Первейшим Воином Энлиля», готовым противостоять любой угрозе власти Эн-лиля.

И новая угроза не заставила себя долго ждать — это был мятеж аннунаков, трудившихся на золотых шахтах Абзу. Сам мятеж и предшествовавшие ему события подробно описаны в тексте, который получил название «Миф об Атрахасисе». Это полномасштабная история Земли, в которой записаны события, приведшие к созданию Homo sapiens, или современного человека.

Рис. 28
В мифе говорится о том, что после того, как Ану вернулся на Нибиру, а Земля была поделена между Энлилем и Эн-ки, аннунаки «тяжко трудились» в золотых копях Абзу. Так прошло «сорок лет» — сорок периодов обращения их родной планеты, или 144 тысячи земных лет. Они работали «день и ночь», пробивая туннели в глубине гор. Но по мере того, как шахты углублялись, а условия труда становились ещё более тяжёлыми, аннунаки начали роптать: «Они кричали, наполняясь злобой, они шумели в своих котлованах».

Для поддержания дисциплины Энлиль направил в Абзу Нинурту, но это ещё больше обострило конфликт с Энки. Тогда Энлиль решил лично отправиться в Абзу и на месте оценить сложившуюся ситуацию. Недовольные аннунаки воспользовались представившимся случаем и подняли мятеж.

Далее в 150 строках текста «Миф об Атрахасисе» живым языком современного репортажа подробно описывает последующие события. Взбунтовавшиеся аннунаки сожгли свои инструменты и среди ночи отправились к дому Энли-ля, крича: «Ныне ему объявляем войну! Сраженье да столкнётся с битвой!» Однако неназванный предводитель напомнил им, что Энлиль — «управитель древних времён», и посоветовал начать переговоры. Энлиль, в свою очередь, тоже схватился за оружие, но его остановил советник, напомнив, что восставшие — это его «дети»: «Почему ты сынов своих боишься?»

Оказавшись пленником в собственном доме, Энлиль отправил сообщение Ану и попросил его прибыть на Землю и вызвать Энки. После прибытия Ану Великие Аннунаки собрались на военный совет. Энлиль потребовал назвать зачинщика беспорядков, которого следовало предать смерти. Не получив поддержки, он заявил Ану о том, что готов подать в отставку и улететь вместе с ним. Но Ану, успокаивая Энлиля, с сочувствием отнёсся к требованиям рабочих, стонущих от непосильного труда. Затем «открыл уста свои» Энки. Он вкратце повторил аргументы Ану и предложил решение. Поскольку в Абзу находилась руководитель медицинской службы аннунаков Суд, сестра Энлиля и Энки:

Пусть она сотворит человека,

Бремя богов на него возложим.

Труд богов поручим человеку,

Пусть несёт человек иго божье!

В следующих ста строках «Мифа об Атрахасисе» и в других текстах, рассказывающих о «сотворения человека», нам сообщаются удивительные подробности того, как при помощи генной инженерии был создан вид Homo sapiens. Энки предложил использовать то, что «уже существует» — самку человекообразной обезьяны, — для того чтобы создать Лулу Амелу («смешанного рабочего»), придав этому примитивному существу «подобие богов». Богиня Суд очистила «сущность» молодого аннунака и смешала её с яйцеклетками самки обезьяны. Затем оплодотворённое яйцо было помешено в матку женщины из аннунаков, которая выносила плод. Когда «смешанное существо» появилось на свет, Суд взяла его на руки и торжествующе воскликнула: «Это я сотворила, мои создали руки!»

Так появился «примитивный рабочий» — Homo sapiens. Это произошло примерно 300 тысяч лет назад. Новое существо стало результатом генной инженерии и совершенной техники имплантации эмбрионов — знаний, которыми человечество только начинает овладевать. Несомненно, этому предшествовал длительный процесс эволюции живых существ, но аннунаки вмешались в него, «ускорив» появление человека разумного. Учёные долго искали «отсутствующее звено» в цепи эволюции человека. Шумерские тексты указывают на то, что это «отсутствующее звено» явилось результатом генетических манипуляций в «пробирке». Однако задуманное получилось не сразу. Пришлось пройти долгий путь «проб и ошибок», прежде чем была получена «совершенная модель» примитивного рабочего. Но затем его «производство» было поставлено на поток: четырнадцати «богиням рожденья» имплантировали генетически изменённые яйцеклетки самок человекообразной обезьяны, и они вынашивали семь зародышей мужского пола и семь женского. Взрослые «примитивные рабочие» направлялись в шахты, и по мере того, как численность их росла, они полностью заменили аннунаков в Абзу на тяжёлых работах, требовавших физического труда.

Тем не мене именно эти «рабы» стали причиной очередного вооружённого конфликта между Энлилем и Энки…

Чем больше руды добывалось в шахтах Абзу, тем больше забот ложилось на плечи аннунаков, которые трудились в Месопотамии. Климат здесь был более мягким и влажным, и в результате обильных дождей реки Месопотамии часто выходили из берегов. Аннунаки постоянно «рыли реку», возводя дамбы и углубляя каналы. И вскоре они стали требовать, чтобы им в помощь также дали примитивных рабочих, «яснолицых созданий» с густыми чёрными волосами:

Вокруг него собрались аннунаки, приветственно махали все руками, мольбами сердце властное Энлиля размягчая.

Себе черноголовых у него они просили, чтоб дать быстрей черноголовым в руки свои мотыги.

Об этих событиях рассказывается в тексте, названном Сэмюэлем Н. Крамером «Миф о мотыге». Из сохранившихся фрагментов можно понять, что Энки отказал Энлилю, просившему перевести часть примитивных рабочих в Месопотамию. И тогда Энлиль решил применить силу: он пошёл на отчаянный шаг и прервал связь с Нибиру: «Приказал он Землю от Неба отделить, и на пути, соединяющем с Землёю Небеса, поставил стражу он». Затем он совершил вооружённое нападение на Страну Копей.

В Абзу аннунаки собрали примитивных рабочих в центральном поселении и, готовясь отразить нападение, укрепили его стены. Но Энлиль изготовил чудесное оружие, АЛ.А.НИ («топор, испускающий силу»), насадил на него «зуб» и «то, что «расщепляет землю», которые могли пробивать стены и земляные насыпи. С их помощью Энлиль пробил брешь в укреплениях. Когда отверстие стало шире, «из земли к нему навстречу люди шли, шли они к Энлилю. Окинул быстрым взглядом черноголовых он и всех привёл в оцепененье».

После этого примитивные рабочие стали исполнять всю тяжёлую работу в обеих колониях: в Стране Копей они «непосильного труда влачили бремя»; в Месопотамии «дома богов с кирками и лопатами в руках, каналы строили они; растили пищу для прокормления богов».

На многих древних рисунках, нанесённых на поверхность цилиндрических печатей, человек, исполнявший роль «примитивного рабочего» или слуги богов, изображался без какой-либо одежды, словно дикий зверь (рис. 29). В различных шумерских текстах описывается этот «животный» этап в развитии человека:

Когда впервые Человек был сотворён,

не знал он хлеба,

не знал ещё одежд он, кроме шкур;

жевал траву он, словно овцы.

И воду из канавы пил…

Рис. 29
Но сколько можно было просить (или принуждать) молодых женщин-аннунаков исполнять роль «богинь рожденья»? Втайне от Энлиля и с согласия Суд Энки задумал новый генетический эксперимент: дать гибридным существам — неспособным, как и все гибриды, к размножению — возможность иметь потомство, то есть «знание», позволяющее рожать детей. Это событие нашло отражение в библейском мифе об Адаме и Еве в саду Эдема. И хотя до сих пор не удалось обнаружить шумерского первоисточника этой легенды, на некоторых шумерских рисунках изображены сцены, иллюстрирующие её содержание. Мы видим на них Древо Жизни, искушение запретным плодом и яростный спор между «Господом Богом» и «Змеем». На одном из рисунков бедра Евы прикрыты повязкой, а Адам изображён ещё нагим (рис. 30), что также соответствует библейскому рассказу.

Рис. 30
Хотя бог в образе змея встречается на всех этих древних рисунках, один из них имеет особое значение — на нём присутствует имя-эпитет этого бога. «Звезда» на пиктограмме означает «бог», треугольный символ читается как БУР, БУРУ или БУЗУР, а все вместе эти слова переводятся примерно как «бог, открывающий секреты», «бог, знающий рудники». В Библии (в её оригинальном, древнееврейском варианте) бог, искушавший Еву, именуется Нахаш, что традиционно переводится как «Змей», но буквально означает «тот, кто знает секреты» или «тот, кто знает металлы». Это полностью соответствует имени бога на шумерском рисунке. Этот шумерский рисунок представляет особый интерес ещё и потому, что на нём Змей изображён со связанными руками и ногами, и это даёт основания предположить, что за самовольные действия Энки был взят под стражу.

Разгневанный Энлиль приказал изгнать Адама — Homo sapiens, или землянина — из Э.ДИН («Обители справедливых»). Не ограниченные больше поселениями аннунаков, люди начали расселяться по Земле.

Адам познал Еву, жену свою; и она зачала, и родила Каина… И ещё родила брата его, Авеля. Теперь боги были уже не одни на Земле.

Но аннунаки ещё не знали, какая роль уготована примитивным рабочим в войнах между ними.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   18

Похожие:

Захария Ситчин Войны богов и людей iconЗахария Ситчин Колыбели Цивилизаций
Моему внуку Сэйло, Харви и Кэти, оказавшим Мне неоценимую помощь во время экспедиций
Захария Ситчин Войны богов и людей iconЗахария Ситчин Божество 12-й планеты
Обитатели планеты Нибиру создали человеческую расу путем генной инженерии по образу и подобию своему, заложили основы древнейшей...
Захария Ситчин Войны богов и людей iconЗахария Ситчин Боги Армагеддона. Иногда они возвращаются…
Моему брату доктору Амнону Ситчину, на чьи знания в области авиации и космоса я всегда мог рассчитывать
Захария Ситчин Войны богов и людей iconЗахария Ситчин Лестница в небо. В поисках бессмертия
Когда-то — так утверждают древние книги — человечество пребывало всего лишь в шаге от бессмертия
Захария Ситчин Войны богов и людей iconМосква «эксмо» 2006
Задолго до того, как люди пошли войной на людей, боги уже сражались между собой. Именно Войны Богов предшествовали войнам людей....
Захария Ситчин Войны богов и людей icon«Эксмо» Москва; 2006
Знаменитый исследователь Захария Ситчин, автор сенсационных теорий палеоконтакта находит новые убедительные доказательства того,...
Захария Ситчин Войны богов и людей iconМосква «эксмо» 2006
Понемногу бессмертие превратилось в миф. Однако знаменитый исследователь Захария Ситчин, автор многочисленных сенсационных работ...
Захария Ситчин Войны богов и людей iconЗахария Ситчин Назад в будущее. Разгадка секретного шифра Книги Бытия
В последние десятилетия двадцатого века мы стали свидетелями поражающего воображение прироста человеческих знаний. Наши успехи во...
Захария Ситчин Войны богов и людей iconЗаповеди Богов Славян и Ариев
Великой Расы Заповедей много, также как и Богов их даровавших, чтобы человек мог выполнять все Заповеди Богов в своей жизни, ему...
Захария Ситчин Войны богов и людей iconИз слов Кришны к йогам : не следует думать,что я появляюсь только...
Из слов Кришны к йогам : не следует думать,что я появляюсь только на Земле Индии. Моим аватарам нет числа и я появляюсь как среди...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница