И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России


НазваниеИ. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России
страница8/23
Дата публикации06.06.2013
Размер2.98 Mb.
ТипКнига
userdocs.ru > Военное дело > Книга
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23
^

IV. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ НАШИХ ОСНОВНЫХ ЦЕЛЕЙ
В МИРНОЕ ВРЕМЯ


При обсуждении основных задач мирного и военного периодов мы можем столкнуться с проблемой терминологии. Если мы будем продолжать говорить о политических курсах мирного и военного времени как о «целях» (англ. оbjective. — Прим. пер.), то мы можем столкнуться с семантической путаницей. Далее для ясности мы будем говорить о целях только в смысле основных целей, указанных выше, которые одинаковы как для мирного, так и для военного времени. Если же речь будет идти об определенных намерениях мирного или военного времени, то мы будем использовать слово «задача» (англ. аim. — Прим. пер.), а не слово «цель».

Каковы же те задачи, выполнение которых в отношении России в мирное время требует политический курс США?

Они логически вытекают из двух основных целей, указанных выше.

^ 1. ОСЛАБЛЕНИЕ ВЛИЯНИЯ И МОЩИ СССР

Сначала давайте рассмотрим возможность ослабления чрезмерного влияния и мощи СССР. Как мы уже знаем, существует две проблемы — проблема влияния Советов на их сателлитов, а также их деятельность, в том числе и пропагандистская, в странах, находящихся далеко от границ СССР.

Если говорить о территории государств-сателлитов, то в мирное время задачей США является ослабление влияния Советов в данном регионе и с помощью легитимных европейских политических сил смещение СССР с главенствующих позиций, что позволит соответствующим правительствам вновь обрести свободу действий. Существует множество способов осуществления данной задачи. Однако наиболее значимым шагом в данном направлении было предложение Программы восстановления Европы, озвученное государственным секретарем Маршаллом (Marshall) во время его выступления в Гарварде 5 июня 1947 года. Заставив русских либо разрешить сателлитам вступать в экономические отношения со странами Западной Европы, что неизбежно приведет к укреплению связей между Востоком и Западом и ослабит ориентацию восточноевропейских стран на СССР, либо вытеснив их за рамки данного сотрудничества, что приведет к тяжелым экономическим последствиям для них, мы смогли добиться возникновения определенного напряжения в отношениях между Кремлем и его сателлитами. Это, в свою очередь, сделало поддержание Москвой единоличного контроля над сателлитами более сложным. Фактически все то, что способствует разоблачению истиной политики Москвы, направленной на контроль над правительствами государств-сателлитов, служит средством дискредитации этих правительств в глазах их собственных народов, а также повышает их недовольство и желание иметь возможность свободного взаимодействия с другими государствами.

Недовольство Тито, которому, безусловно, способствовала проблема ПВЕ, четко показало, что возникновение напряжения в отношениях между СССР и сателлитами возможно и что это может привести к реальному ослаблению и последующему исчезновению влияния русских.

Следовательно, мы должны поставить перед собой задачу продолжать делать все возможное для усиления подобного напряжения, в то же время сделать возможным постепенный вывод сателлитов из-под влияния русских, а также, если они того захотят, предоставить им приемлемые возможности сотрудничества с западными странами. Этого можно достичь путем искусного использования нашей экономической мощи, прямой или косвенной информационной деятельности; путем поддержания железного занавеса, путем наращивания потенциала и сил Западной Европы, дабы они стали привлекательными для народов Восточной Европы, а также любыми другими способами.

Естественно, не стоит ожидать того, что русские будут сидеть сложа руки и позволят сателлитам высвобождать себя из-под их контроля. Мы также не можем исключать того, что в целях недопущения осуществления подобного русские в определенный момент не прибегнут к насилию, например к некоторым формам оккупации или, возможно, даже к крупномасштабной войне.

Однако мы не должны стремиться именно к такому исходу. Наоборот, нам необходимо делать все возможное, чтобы сохранить гибкость ситуации и сделать возможным освобождение советских сателлитов, не нанеся при этом серьезного ущерба престижу СССР. Но даже если мы будем максимально осмотрительны, мы не можем быть уверены в том, что Советы не прибегнут к оружию. Мы не можем надеяться на непроизвольное воздействие на политический курс Советов, равно как и на какие-либо гарантированные результаты.

То, что мы делаем ставку на политический курс, который может привести к подобным результатам, вовсе не означает, что мы нацелены на войну. Нам следует быть предельно осторожными при осуществлении данного плана, и мы должны отрицать свою причастность к нему. Антагонизм, который по-прежнему является основой отношений между советским правительством и некоммунистическими странами, всегда оставляет место войне, и какой бы политический курс ни взяло бы наше правительство, он не сможет полностью исключить ее вероятности. Политический курс, противоположный упомянутому выше (т. е. допустить советское господство над сателлитами и не противодействовать этому), также не исключает возможности войны. С другой стороны, логично предположить, что долгосрочная угроза войны будет вероятнее, если Европа будет оставаться разделенной, нежели если могущество СССР будет со временем низвергнуто мирными способами, что, в свою очередь, приведет к восстановлению равновесия в европейском сообществе.

Следовательно, можно сказать, что нашей первоочередной задачей в мирное время является планомерное ослабление влияния и мощи России при балансировании на грани войны, а также преобразование нынешних сателлитов России в независимые государства, самостоятельно действующие на международной арене.

Однако, как мы могли убедиться выше, анализ данной проблемы будет не полным, если мы не коснемся вопросов, связанных с территориями, в настоящий момент включенными в состав СССР. Желаем ли мы сделать нашей целью изменение границ СССР, балансируя на грани войны, или нет? Ответ на этот вопрос можно найти в главе III.

Мы должны содействовать развитию в Советском Союзе института федерализма всеми имеющимися у нас средствами, так как это приведет к возрождению национальных ценностей у балтийских народов.

Возникает законный вопрос: почему мы ограничиваемся только Балтийскими странами? Почему мы не упоминаем другие национальные меньшинства Советского Союза? Ответ заключается в том, что балтийские народы являются единственными народами, чьи исконные территории и все население полностью включены в состав СССР, но при этом они доказали, что способны самостоятельно обеспечивать свою государственность. Более того, мы по-прежнему формально не признаем легитимность присоединения этих территорий Советским Союзом. Следовательно, данные территории имеют в наших глазах особый статус.

Далее, перед нами стоит проблема разрушения мифа, благодаря которому Москва поддерживает свое нездоровое влияние и сохраняет деспотичную власть над миллионами граждан других стран, расположенных вне сателлитной зоны.

Несколько слов о природе проблемы.

До революции 1918 года русский национализм был исключительно русским. За исключением нескольких эксцентричных деятелей 19 века, которые говорили о мистическом предназначении России в избавлении мировой цивилизации от бед, русский национализм не апеллировал к людям, находящимся за пределами России. С другой стороны, относительно мягкий деспотизм российских правителей 19 века был более известен и принимался в Европе не так, как куда более жестокие действия советского режима.

После революции большевистские лидеры благодаря грамотному и систематическому использованию пропагандистских средств успешно создали в умах большого количества людей мифы, которые на самом деле отвечали лишь целям их создателей. Среди них можно выделить такие, как, например, миф о том, что Октябрьская революция была народной, что советское правительство — это первое правительство рабочих, что советская власть связана с идеями либерализма, свободы и экономической стабильности, что именно она способна предложить государственное устройство, альтернативное тому, при котором живут другие народы. Таким образом, в умах многих русских людей создалась устойчивая связь между русским коммунизмом и общей тревогой и сложным положением, имевшим место во внешнем мире, причиной которых стали урбанизация и индустриализация или нестабильность в колониях.

Таким образом, доктрина Москвы стала в каком-то смысле внутренней проблемой каждого отдельного государства в мире. Политики в отношении советской власти сталкиваются с нечто большим, чем просто проблемы международных взаимоотношений, — перед ними встает проблема внутреннего врага в их собственной стране, врага, целью которого является подрыв и уничтожение уклада общества.

Уничтожение мифа о международном коммунизме — это задача, имеющая два аспекта. Две стороны должны достичь такого взаимодействия, какое имеется между Кремлем, с одной стороны, и недовольными интеллектуалами в других странах (так как именно интеллектуалы, а не «рабочий класс» составляют ядро коммунизма за пределами СССР) — с другой. Недостаточно лишь пытаться заставить замолчать рупор пропагандистов, более важно предупредить людей о возможности подобной атаки. Существуют причины, по которым московская пропаганда слушается столь жадно и эти мифы принимаются людьми столь охотно даже далеко за пределами границ России. Однако если бы эти люди слушали не Москву, то они бы слушали кого-то другого, причем столь же агрессивного, со столь же ошибочными представлениями, но, возможно, уже не столь опасного. Так что задача уничтожения мифа, на котором покоится международный коммунизм, имеет отношение не только к советским лидерам. Это также относится и к несоветскому миру, и прежде всего к обществу, частью которого является каждый из нас. Когда мы сможем развеять миф, когда мы сможем устранить источники человеческого несчастья, которые заставляют людей следовать иррациональным и утопическим идеям подобного рода, тогда мы и сможем побороть идеологическое влияние Москвы в других странах.

С другой стороны, мы должны понимать, что лишь часть международного коммунистического движения, распространившегося за пределами СССР, возникла в результате определенного воздействия и должна быть уничтожена. Существует и та часть, которая возникла в ходе естественного развития. Ее источником является врожденное чувство предательства, присущее небольшому количеству граждан любого общества, которые отличаются негативным отношением к обществу и готовы следовать за любой внешней силой, которая противостоит этому обществу. Подобное всегда будет в любом обществе, являя собой пищу для недобросовестных «чужаков». Единственной защитой от этого является отсутствие у великих держав желания использовать эту прослойку общества.

К счастью, Кремль сам сделал куда больше для рассеивания данного мифа, чем смогли бы сделать мы. В качестве самого красочного примера можно привести Югославию. Однако история коммунистического интернационала полна других примеров сложностей, с которыми столкнулись другие нерусские люди или группы людей, пытаясь следовать указаниям Москвы. Кремлевские лидеры столь непоследовательны, безжалостны, властны и столь циничны по отношению к своим последователям, что мало кто может выдержать их деспотизм в течение долгого времени.

Ленинско-сталинская система основана на силе, которую отчаянная группка людей может направить, по крайней мере временно, против пассивно настроенного и неорганизованного большинства. Именно поэтому кремлевские лидеры в прошлом мало заботились о появлении бывших последователей, разочарованных преподнесенными им идеями. Они не ставили перед собой задачу сделать коммунистическое движение массовым, скорее им была нужна малая группа безупречно обученных лиц и расходный материал в виде масс. Они всегда разрешали уходить тем, кто не мог ужиться с их требованиями.

В течение длительного времени это работало довольно хорошо. Привлечение новых последователей не составляло труда, и партия жила по принципу естественного отбора, который оставлял в ее рядах только самых фанатичных, лишенных какого-либо воображения и беспринципных приверженцев.

Пример Югославии поднял вопрос о том, насколько хорошо будет работать эта система в будущем. До сих пор ересь в пределах границ СССР могла безопасно удаляться с помощью репрессий, а если речь шла о подобных ситуациях за пределами СССР, то в ход шли проверенные методы изоляции или физического устранения. Тито продемонстрировал, что в случае с лидерами сателлитов ни один из этих методов не гарантирует успеха. Изоляция коммунистических лидеров, находящихся за пределами зоны прямого влияния советской власти и имеющих собственные вооруженные и полицейские силы, территорию и своих трепетных последователей, может, как ничто другое, расколоть все коммунистическое движение, что фактически похоронит миф о сталинском всеведении и всемогуществе.

Следовательно, сейчас ситуация благоприятствует тому, чтобы воспользоваться просчетами Советов и ослабить идеологическое влияние, благодаря которому власть Кремля простиралась над народами, находящимися далеко за пределами досягаемости полицейской машины советского государства.

Итак, мы можем утверждать, что нашей второй задачей в отношении СССР в мирное время является осуществление тайных операций, направленных на развенчание мифа, который заставляет народы, находящиеся вне досягаемости советской военной машины, быть в подчинении у Москвы. Кроме того, мы должны заставить мир увидеть и понять истинную сущность Советского Союза и выработать последовательное и реалистичное отношение к нему.

^ 2. ИЗМЕНЕНИЕ СОВЕТСКИХ
ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ


Теперь мы подошли к проблеме интерпретации нашей второй основной цели в рамках политики мирного времени: изменению концепций построения внутренних отношений, превалирующих в правящих кругах СССР.

Как уже говорилось выше, нам не следует надеяться на возможность потенциального изменения в будущем политической психологии тех, кто стоит у власти в Советском Союзе. Их недоброжелательный образ в глазах остального мира, отрицание ими возможности мирного сосуществования и вера в неизбежность уничтожения одного мира другим — все это сохранится. Ситуация может измениться лишь том случае, если однажды сами советские лидеры убедятся в том, что их собственная система не выдерживает критики при сравнении с западными цивилизациями и никогда не будет находиться в безопасности, пока существующие примеры процветающих и мощных западных цивилизаций не будут полностью уничтожены и преданы забвению. Эти люди преданы идее неизбежного конфликта между двумя мирами, а причиной подобного восприятия является то, что ради этой идеи они обрекли миллионы людей на смерть или страдания.

С другой стороны, советские лидеры, не признающие те или иные доводы, готовы признавать сложившуюся ситуацию. Следовательно, если мы сможем создать такую ситуацию, при которой акцентирование внимания на трениях в отношениях между СССР и остальным миром не будут им на руку, то тогда их действия и даже тон их пропаганды могут быть изменены. Это доказала недавняя война, когда их сотрудничество с западными державами происходило на основе описанной выше модели. Однако в данном случае изменение их политического курса носило лишь кратковременный характер, так как после окончания военных действий у них возникла возможность для достижения собственных целей, и они перестали считаться с мнением и взглядами западных держав. Это означало, что ситуация, заставившая советских лидеров изменить политический курс, по их мнению, изменилась.

Вместе с тем при умышленном создании аналогичных ситуаций в будущем советские лидеры будут вынуждены изменить политический курс. Если же удастся удерживать подобные ситуации достаточно долго, т. е. в течение периода, необходимого для развития глубинных органических процессов и наступления перемен в советской политической жизни, влияние на облик и характер советской власти может оказаться постоянным и будет способствовать ее изменению. Даже относительно кратковременное сотрудничество между главными союзниками, имевшее место во время недавней войны, оставило в сознании русских людей глубокий след. В результате перед режимом, пытающимся после войны вернуться к старому политическому курсу в отношении западных стран, возникли серьезные сложности. Как мы помним, сутью этого курса было враждебное отношение и ведение подрывной деятельности. Но все это происходило при отсутствии каких-либо изменений в советском руководстве и без нормальной внутриполитической жизни в стране. Если бы советское правительство было вынуждено придерживаться осмотрительного и умеренного политического курса по отношению к Западу в течение длительного периода времени, достаточного для смены поколения политических лидеров и нормального развития внутриполитической жизни, то тогда, возможно, произошли бы реальные изменения во взглядах и линии поведения СССР.

Таким образом, становится очевидно, что даже при невозможности изменить политическую психологию нынешних советских лидеров существует вероятность того, что при создании определенных условий и поддержании их в течение длительного времени мы смогли бы вынудить советских лидеров изменить свое недоброжелательное отношение к западному миру и придерживаться относительно умеренного курса в отношениях с ним.

В этом случае мы действительно можем говорить об определенном прогрессе в постепенном изменении опасных идей, присущих советской идеологии.

Однако стоит еще раз отметить, что, как и в случае с попытками ослабить советскую власть и, по большому счету, как и в случае с любой программой, нацеленной на противостояние попыткам Советов разрушить западную цивилизацию, мы должны признать, что лидеры СССР могут раскрыть истинный смысл наших действий. Тогда для обеспечения своей безопасности они могут прибегнуть к силе. Необходимо повторить: не только эта конкретная, но вообще любая политика в отношении Советского Союза содержит риски. Такова сущность нынешнего правительства Советского Союза, и мы не можем изменить это или устранить. Однако подобная проблема не является новой в практике международных отношений США. Александр Гамильтон в «Федералисте» сказал: «Давайте вспомним, что мир или война не всегда являются нашим выбором. Даже если мы проводим умеренный курс, нам не следует рассчитывать на то, что другие будут столь же умеренны в своих действиях».

Следовательно, пытаясь изменить концепцию развития международных отношений, которой придерживается советское правительство, мы еще раз должны признать, что возможность достижения данной цели мирным путем зависит не только от нас. Однако это не означает, что мы не должны предпринимать для этого каких-либо попыток.

Отсюда вытекает наша третья задача в отношении России в мирное время: создавать ситуации, которые заставят советское правительство признать практическую нецелесообразность действий, основанных на нынешней системе взглядов, и попытки замаскировать подлинные намерения этих действий.

Естественно, этот вопрос прежде всего связан с сохранением политической, военной и психологической слабости СССР по сравнению с неконтролируемыми им международными силами и предполагает жесткий контроль со стороны некоммунистических держав за соблюдением Россией правил международного поведения.

^ 3. ОСОБЫЕ ЗАДАЧИ

Задачи, перечисленные выше, носят общий характер. Попытки сформулировать их как особые приведут лишь к буквальной их трактовке и, возможно, лишь запутают нас, нежели внесут ясность. Поэтому здесь не будет даваться детальное описание этих задач с точки зрения их применения. Смысл многих из этих формулировок может быть с легкостью понят теми, кто попытается дать некую интерпретацию этим общим задачам с точки зрения практической политики и реальных действий. Например, то, что основным фактором, от которого зависит успешное завершение всех этих задач без исключения, будет степень нашего проникновения через железный занавес или его разрушение.

Однако проблема точной интерпретации может быть решена благодаря краткому обзору обратной стороны медали или, другими словами, перечислением того, что не входит в наши цели.

Прежде всего, нашей основной задачей в мирное время не является подготовка к войне. Мы не должны рассматривать войну как неизбежность. Мы не должны отрицать возможности достижения всех наших целей в отношении СССР без развязывания войны. Мы должны признавать возможность войны как чего-то, чего следует ожидать от нынешних советских лидеров, и мы должны быть подготовлены к подобному развитию событий.

При этом было бы ошибочным полагать, что наша политика основывается на предположении неизбежности войны и ограничивается лишь подготовкой к вооруженному конфликту. Это не так. Сейчас, в состоянии отсутствия войны (причиной чему являются действия других государств), наша задача — добиться успешного достижения наших целей без втягивания в войну нашего государства. Это включает подготовку к возможной войне, но мы должны расценивать это как дополнительную и предупредительную меру, а не как постоянную составляющую политического курса. Мы по-прежнему должны стремиться достичь нашей цели мирными средствами. Если же в какой-то момент мы придем к выводу о том, что достижение наших целей мирными средствами невозможно и что отношения между коммунистическим и некоммунистическим миром не могут далее развиваться, а единственным решением является вооруженный конфликт, то это будет означать, что общие принципы данного документа изменились. Следовательно, и указанные здесь цели, достижение которых должно было быть осуществлено мирными средствами, также полностью изменились.

Кроме того, в задачи мирного времени не входит свержение советского режима. Мы признаем, что мы заинтересованы в создании таких ситуаций и таких обстоятельств, которые нынешним советским лидерам будет сложно преодолеть и которые создадут им сложности. Возможно, что подобные ситуации и обстоятельства сделают их пребывание у власти в России затруднительным, однако следует повторить, что это их проблема, а не наша. Данный документ не рассматривает вопрос о том, может ли советское правительство выступать на международной арене, сохраняя уважение к другим членам международного сообщества, и при этом сохранять свою власть в России. Если ситуации, на которые рассчитаны наши задачи мирного времени, действительно будут иметь место и если они приведут к уходу нынешнего советского правительства с политической арены, мы не будем сожалеть об этом. Однако мы также не примем на себя какой-либо ответственности за это.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   23

Похожие:

И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России icon-
В. Путиным". В администрации Б. Обамы на посту специального помощника президента по вопросам национальной безопасности и директора...
И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России iconНовейшая история России. Часть 1914-1945 гг
Временное правительство в России: основные направления внутренней и внешней политики
И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России icon1. 1 — Полный вариант (А. Н.)
Остальные произведения публикуются на русском языке впервые. Тексты Арто снабжены подробными комментариями. В приложение включены...
И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России iconГеоргий Владимирович Вернадский, Михаил Михайлович Карпович
Книга предназначена для широкого круга читателей. На русском языке издается впервые
И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России iconМасааки Хацуми Великий Мастер Тогакурэ-рю
Масааки Хацуми, 34-й Великий Мастер школы Тогакурэ-рю и основатель Международной организации Будзинкан Хонбу Додзё поделится с читателем...
И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России icon1939-1945 (ссср, США и Великобритании): председателя снк СССР и....
Ливадийском дворце близ Ялты. На Ялтинской конференции были согласованы планы окончательного разгрома Германии, определено отношение...
И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России iconДанная книга уникальна. В ней впервые изложена методика применения...
Это прежде всего практическое пособие, в котором собрано огромное количество практических методик, апробированных в детских садах,...
И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России iconЛюбовь и другие диссонансы
Или может? Что сулит им встреча? Страсть? Нежность? Разочарование? И какую музыку они услышат, если поверят в любовь?Эта книга о стереотипах,...
И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России iconИстория башкир
Первая книга напечатана во времена Российской империи, а вторая в советский период. Первая книга написана на общем для народов Урало-Поволжья...
И. М. Ильинский Книга эта по-своему уникальна: в ней впервые на русском языке публикуются некогда совершенно секретные документы внешней политики и стратегии США 1945-1950 годов в отношении России iconВ книгу включены произведения крупнейших западных мыслителей которые...
Рассчитана на пропагандистов, преподавателей и студентов вузов, на всех интересующихся атеистической проблематикой
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница