Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы


НазваниеИсторическое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы
страница1/4
Дата публикации14.03.2013
Размер0.62 Mb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4
Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой

Военно-политические итоги и выводы

В конце 1941 — начале 1942 г. Советские Вооруженные Силы в битве под Москвой одержали победу всемирно-исторического значения. В страшной по напряжению борьбе с экономически и технически мощным, использовавшим для ведения войны ресурсы всей Европы, опытным в военном деле врагом Красная Армия достигла весьма большого успеха. Впервые за весь истекший к тому времени период второй мировой войны было нанесено сокрушительное поражение дотоле непобедимой гитлеровской армии.

«Весь мир, — писал Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский, — убедился в высокой боевой способности наших Вооруженных Сил, которые смогли сокрушить первоклассную гитлеровскую военную машину и отбросить ее назад»!{493}.

Красная Армия, перейдя в декабре 1941 г. от обороны к контрнаступлению, развернувшемуся затем в общее наступление, нанесла мощные удары по глубоко вторгшемуся в пределы Европейской части Советского Союза врагу, отбросила его далеко от Москвы (по наибольшему направлению до 350 км) и положила начало освобождению советской земли от гитлеровского нашествия.

Немецко-фашистские захватчики были полностью изгнаны из Московской, Тульской и ряда районов других областей. Было освобождено от противника более 11 тыс. населенных пунктов, в том числе свыше 60 городов.

В ходе до предела напряженной борьбы на подступах к Москве германская группа армий «Центр» потеряла огромное количество личного состава и военной техники. Общие боевые потери только сухопутных войск, как это отмечал Гальдер, с 30 сентября [400] 1941 г. по 28 февраля 1942 г. составили около полумиллиона человек{494}. По свидетельству того же Гальдера, процент потерь офицерского состава по отношению к общему их количеству был выше, чем в прошлых кампаниях. В связи с этим небывалым уроном высшее германское командование уже в середине декабря 1941 г. пришло к заключению, что «на фронт должны перевозиться не дивизии целиком, а только пехота как таковая. Фронту нужны люди»{495}.

Все это свидетельствует о том, что в сражениях под Москвой кадровый состав немецко-фашистских армий понес тяжелый урон и перед гитлеровским командованием впервые весьма остро встал вопрос о восстановлении боеспособности своих войск. Вместо выбывших из строя опытных солдат, унтер-офицеров и офицеров в части поступал недостаточно подготовленный контингент, что вело к снижению их боевой ценности. Армии группы «Центр», понесшие поражение под Москвой, примерно на 80% утратили артиллерию, танки, автотранспорт, а также другую военную технику. О характере потерь можно судить на примере хотя бы одной немецко-фашистской армии.

Решительность задач, выдвинутых обеими сторонами, и сосредоточение для этого больших сил определили гигантский масштаб этой исторической битвы, явившейся главнейшим, решающим событием первого периода Великой Отечественной войны, до того времени не имевшим себе равных во второй мировой войне на всех театрах. [401]

Исход битвы под Москвой имел крупнейшие политические и стратегические последствия. Победой наших войск была ликвидирована смертельная угроза, нависшая над столицей первого в мире социалистического государства — Москвой. Наступление на Москву главных и лучших сил немецко-фашистского вермахта (в частности, на Москву наступало три четверти танковых и моторизованных соединений немецко-фашистской армии) полностью провалилось, вместе с ним рухнул пресловутый план «Барбаросса», воплощавший в себе гитлеровскую идею «блицкрига». Хвастливое заявление Адольфа Гитлера о том, что новую территорию в Европе он приобретет за счет России германским мечом, оказалось таким же мыльным пузырем, как и его разрекламированный геббельсовской пропагандой военный гений.

Отводя в планах осенних операций центральное место захвату Москвы, гитлеровцы надеялись, что с ее падением война будет быстро закончена. Об этих надеждах противника, связанных с наступлением на Москву, западногерманский военный историк и участник войны генерал фон Бутлар пишет следующее:

«...Группа армий «Центр», получив большие подкрепления, перешла силами трех полевых и трех танковых армий в наступление на Москву. С величайшей надеждой следили за ее действиями немецкое руководство и весь немецкий народ. Это наступление... должно было полностью решить исход кампании и вместе с тем, как все надеялись, значительно приблизить конец всей войны... Она (группа армий «Центр». — Ред.) являлась такой мощной ударной группировкой, которая, как казалось, сможет выполнить поставленную ей задачу. В ее состав входили три танковые армии (танковые группы были переименованы в армии){497}. Войска были очень сильно насыщены техникой. Танковые и артиллерийские части и соединения были полностью доукомплектованы»{498}.

Насколько далеко заходили надежды гитлеровцев, видно и из того, что в самой Германии и на всех оккупированных территориях уже разработали широкую программу торжеств по поводу ожидавшегося в ближайшее время падения Москвы.

Еще в июле 1941 г. в некоторых немецких документах была расписана церемония «московских торжеств» в центре «генерал-губернаторства» — Кракове и в других местностях. Предусматривалась манифестация на Адольф Гитлер-плац (так нацисты переименовали краковский рынок) с участием частей вермахта, СС, полиции, «особой службы», а также фейерверк, концерты военных оркестров на улицах и площадях, бесплатные сеансы в кино для гитлеровских солдат, радиопрограммы, чрезвычайные выпуски газет, плакатов, кинохроники и т. д. «Немцы! Вывесьте флаги! Москва взята!» — гласили заранее заготовленные плакаты. Подробный план содержал детали вступления гитлеровских войск в [402] Москву. По этому плану предполагалось, что о полной победе возвестит сам фюрер в Москве, на Красной площади.

Но по обстоятельствам, от Гитлера не зависящим, программа торжеств так и осталась на бумаге, как оказались только бумажными и планы гитлеровского командования, рассчитывавшего с захватом Москвы победоносно закончить войну против СССР.

Победа наших войск на центральном (московском) направлении оказала решающее влияние на дальнейший ход войны. Полный и окончательный провал плана «молниеносной» войны против СССР поставил гитлеровское руководство перед неизбежностью ведения длительной затяжной войны со всеми вытекающими из этого сложнейшими политическими, экономическими и стратегическими проблемами.

Военные действия на западе Европы для гитлеровцев, как известно, были непродолжительны и победоносны, а созданных резервов и запасов было достаточно для их успешного завершения. Кроме того, успеху операций на Западе во многих случаях способствовала деятельность так называемых «пятых колонн», созданных фашиствующими прогитлеровскими элементами в странах, воевавших с нацистской Германией{499}. В войне же против Советского Союза получилось иное — фашистскую агрессию встретило сплоченное Коммунистической партией Советского Союза единство советского народа и упорнейшее, героическое сопротивление его Вооруженных Сил.

Подготавливая нападение на СССР, гитлеровское руководство, конечно, провело соответствующие мероприятия по расширению производства вооружения, боевой техники и боеприпасов, но это было осуществлено в основном в рамках программы общего увеличения вооруженных сил и с учетом опыта войны в Западной Европе. Но, как показала вооруженная борьба на советско-германском фронте, эти расчеты в данном случае оказались неверными и выпускаемая военная продукция не могла в полной мере удовлетворить действительные и прогрессивно возраставшие потребности германских войск, в связи с чем пришлось экстренно проводить дополнительные мероприятия в этой области.

Гитлеровское правительство, используя производственные мощности Германии, а также оккупированных и зависимых стран, несомненно, было в состоянии увеличить дальнейший выпуск вооружения и боевой техники. Однако у него в данном случае имелись значительные трудности, которые были вызваны мобилизацией из всех отраслей промышленности большого количества рабочей силы для пополнения войск на советско-германском фронте и для новых военных формирований. [403]

Быстро восполнить недостающее число рабочих рук за счет рабского принудительного труда военнопленных, «перемещенных лиц» и насильственного привлечения населения оккупированных территорий нацистскому руководству в полной мере не удалось, несмотря на применявшиеся зверские приемы принуждения. После поражения под Москвой в оккупированных фашистской Германией странах резко возросла антифашистская борьба и усилилось общее движение сопротивления нацистскому режиму. С этими трудностями гитлеровское руководство столкнулось уже в конце 1941 г., в дальнейшем они все больше и больше разрастались.

Красная Армия своей победой под Москвой развеяла пропагандистский миф о непобедимости германской армии и особой одаренности ее военных руководителей во главе с самим «гениальным» фюрером.

Сорвав с врага этот ореол, наши Вооруженные Силы показали всеми миру, что гитлеровская военная машина, являвшаяся главной силой всего фашистского блока, умела быстро и легко достигать крупных решительных целей только там, где не могла по разным обстоятельствам встретить действительного сопротивления и воли противника к борьбе.

Поражение, «цвета» германского вермахта под Москвой надломило дух и боеспособность немецко-фашистских войск, в которых впервые за истекший период войны стали появляться панические и пораженческие настроения, снижалась дисциплина, началось моральное разложение. Среди верхушки руководящего командования выявились резкие разногласия как в оценке причин поражения под Москвой, так и в вопросах организации дальнейшего ведения войны против Советского Союза.

Чтобы оправдать и прикрыть просчеты в руководстве военными действиями, а также снять с себя ответственность за провал плана «молниеносной» войны, за поражение под Москвой и за общий упадок боеспособности войск, Гитлер, 'в свойственной ему манере, постарался переложить вину за это на своих фельдмаршалов и генералов, занимавших наиболее видные посты. Зимой 1941–42 г. было заменено почти все высшее командование сухопутных войск, прославленное победами в Польше, Скандинавии, Франции и на Балканах.

«Такого разгрома генералов, — пишет Фуллер, — не видывали со времен битвы на Марне» (в 1914 г. — Ред.){500}. Был снят со своего поста главнокомандующий сухопутных войск (ОКХ) генерал-фельдмаршал фон Браухич. Такая же судьба постигла командующего группой армий «Центр» генерал-фельдмаршала фон Бока, а также командующих 2-й и 4-й танковыми и 9-й полевой армиями (генерал-полковников Гудериана, Гёпнера и Штрауса) и многих других генералов рангом пониже. Приняв на себя в дополнение к должности верховного главнокомандующего обязанности главнокомандующего [404] сухопутных войск, Гитлер еще более расширил полноту своей диктаторской власти, стараясь этим подчеркнуть, что его личная гениальность позволит исправить ошибки неспособных фельдмаршалов и генералов.

Бывшие гитлеровские генералы всеми способами и приемами пытались и пытаются найти «объективные» причины, приведшие к грандиозному краху их войск под Москвой. Большинство из них стремятся объяснить причину ошибками персонально Гитлера, который якобы не внял умным советам своих генералов и с опозданием нанес удар на Москву. Так, например, Ф. Меллентин пишет:

«Удар на Москву, сторонником которого был Гудериан и от которого мы в августе временно отказались, решив сначала захватить Украину, возможно, принес бы решающий успех, если бы его всегда рассматривали как главный удар, определяющий исход всей войны. Россия оказалась бы пораженной в самое сердце...»{501}

Примерно так же стараются объяснить это фон Манштейн, фон Рендулич, фон Бутлар и вообще большинство западногерманских военных писателей, ныне пытающихся изо всех сил «спасти честь» германского генералитета, переложив всю вину за неудачи на Гитлера, Геринга и других нацистских лидеров, которым в свое время они служили верой и правдой.

Другие немецко-фашистские генералы (Г. Гот, Г. Гудериан, К. Типпельскирх и др.) стремятся с той же целью доказать, что основной причиной поражения под Москвой, конечно наряду с ошибками Гитлера, явилась суровая русская зима. К этой же «зимней теории» по понятным обстоятельствам склоняется и бывший премьер-министр Великобритании У. Черчилль. Однако даже он не смог противоречить очевидному факту и был вынужден признать, что Красная Армия, а не зима гнала «непобедимые» немецкие войска от Москвы.

Несмотря на весьма тяжелый исход летне-осенней кампании 1941 г., в результате чего мы понесли очень большие потери и вынуждены были отходить до Москвы и Ленинграда, временно уступая врагу значительную территорию с важнейшими в экономическом отношении районами, напряженные усилия всего советского народа, руководимого ленинской Коммунистической партией Советского Союза, дали возможность усилить нашу армию вновь сформированными резервами и обеспечить ее насущно необходимыми средствами для продолжения вооруженной борьбы с немецко-фашистскими захватчиками.

Благодаря геройскому сопротивлению наших войск, остановивших и обескровивших ударные группировки противника у «ворот» самой Москвы, правильной оценке стратегической и оперативной обстановки советским командованием, а также своевременно и целеустремленно предпринятому контрнаступлению на самых уязвимых [405] для противника направлениях враг потерпел сокрушительное поражение и в беспорядке был отброшен от столицы нашей Родины. Не суровая зима, а проигрыш битвы за Москву был причиной краха гитлеровской стратегии «блицкрига». Следует помнить, что этот проигрыш определился вполне еще до наступления морозов, в ходе ноябрьского сражения в Подмосковье, когда измотанные нашей активной обороной немецко-фашистские войска выдохлись, растянулись, понесли огромные потери и были вынуждены перейти к поспешной, неорганизованной обороне на всем фронте группы армий «Центр». Это было началом конца гитлеровского похода на Москву. Русская же зима наступила позднее. Причем нужно подчеркнуть, что наступившие в декабре — январе суровые морозы, а также исключительно глубокий снег сильно осложняли маневр и тормозили темпы продвижения советских войск в ходе контрнаступления. В очень многих случаях именно эти условия спасали гитлеровские войска от полной гибели.

Одержанную Советскими Вооруженными Силами крупнейшую победу под Москвой и ее огромное влияние на судьбы войны вынуждены признать даже и гитлеровские генералы, являвшиеся непосредственными участниками борьбы на подступах к столице нашей Родины. Так, бывший в период битвы под Москвой начальником разведывательного управления (оберквартирмейстер IV) сухопутных войск фашистской Германии генерал К. Типпельскирх в своем труде признает: «...Для дальнейшего ведения боевых действий исход этой зимней кампании имел гибельные последствия...»{502}. «Наступление на Москву, — пишет бывший командующий 2-й танковой армией генерал Г. Гудериан, — провалилось. Все жертвы и усилия наших доблестных войск оказались напрасными. Мы потерпели серьезное поражение...»{503}. Генерал фон Бутлар подчеркивает, что, поскольку наступление на Москву провалилось и намеченной цели на решающем направлении достигнуть не удалось, «для немцев начались дни величайших испытаний»{504}.

Английские и американские исследователи второй мировой войны также не могли не признать поражения немецко-фашистской армии на советско-германском фронте. Фуллер, например, отмечает, что после поражения зимой 1941–42 г. «германская армия так и не вернула утраченную энергию, а в глазах всего мира она лишилась ореола непобедимой армии»{505}.

Первая большая стратегическая победа, одержанная нами в великой битве под Москвой, имела крупное международное значение. Она показала, что СССР и его Вооруженные Силы явились единственной силой, которая способна нанести поражение немецко-фашистской армии. Ведущую роль Советского Союза в борьбе против фашистской Германии и ее союзников не могли не признать [406] политические руководители крупнейших стран мира. О провале германского «блицкрига» в итоге шести месяцев борьбы на советско-германском фронте говорит в своих мемуарах У. Черчилль.

Бывший президент Соединенных Штатов Америки Ф. Рузвельт в послании на имя Председателя Совета Народных Комиссаров СССР, полученном 16 декабря 1941 г., писал:

«Я хочу еще раз сообщить Вам о всеобщем подлинном энтузиазме в Соединенных Штатах по доводу успехов Ваших армий в защите Вашей великой нации»{506}.

Все это неоспоримо свидетельствует о том, что Советский Союз, ведя в то время войну с гитлеровской Германией, по существу, в одиночестве внес громадный вклад в дело борьбы с фашистским агрессором. В результате нашей победы под Москвой укрепился и возрос авторитет СССР и его влияние на решение международных проблем, связанных с борьбой против фашистского блока.

Советское правительство всемерно стремилось к скорейшему и полному разгрому нацистской Германии и ее союзников. Поэтому оно в целях общей победы сосредоточивало усилия своей внешней политики на укреплении политических, экономических и военных связей между странами, над которыми нависла угроза порабощения фашизмом.

Возглавляя борьбу за создание антифашистской коалиции, основой которой был справедливый, освободительный характер войны, Советский Союз нашел поддержку и сочувствие среди всего прогрессивного человечества. Благодаря его усилиям и международному влиянию 1 января 1942 г. была подписана декларация 26 государств{507}, которая отвечала надеждам и чаяниям народов всех стран. Участники декларации — СССР, Англия, Китай и другие государства обязались использовать все свои ресурсы для борьбы против фашистской Германии и ее союзников и не заключать с ними сепаратного мира или перемирия.

Таким образом, все расчеты немецко-фашистского руководства на международную изоляцию СССР под флагом «антикоммунизма» и «нового» порядка рухнули.

Крупные военные победы Вооруженных Сил Советского Союза зимой 1941–42 г. укрепили уверенность народов порабощенных стран Европы в неизбежном разгроме нацистской Германии, оказали большое влияние на усиление национально-освободительной борьбы и открыли новый этап в развитии этого движения. Характерной его чертой явилось организационное сплочение народных сил в освободительной борьбе против фашистских захватчиков. При этом ведущей, наиболее последовательной и стойкой силой [407] выступали коммунистические и рабочие партии, возглавившие развертывание партизанского и национально-освободительного движения.

Оценивая вклад Коммунистической партии Франции в освободительное движение, представитель генерала де Голля в Москве Роже Гарро от имени Французского национального комитета заявил, что «ее роль является тем более замечательной, что как немцы, так и правительство Виши обрушили всю тяжесть своих репрессий прежде всего на эту партию»{508}.

После победы Советских Вооруженных Сил под Москвой движение Сопротивления в оккупированных странах стало организованнее, мощнее и приобрело подлинно народный характер, несмотря на предательскую работу фашиствующих элементов и всякого рода буржуазных коллаборационистов. Прямая зависимость между успехами Красной Армии и развитием национально-освободительной борьбы не ускользнула от внимания самих гитлеровцев. Так, например, бывший посол Гитлера в Париже Отто Абец отмечал, что рост сопротивления французских патриотов «новому» порядку в 1942 г. совпал с ухудшением военного положения Германии на фронтах.

Наша победа под Москвой, означавшая перелом в войне, обострила противоречия внутри фашистского блока и сорвала расчеты гитлеровского командования на вступление в войну против СССР Японии и Турции. Она явилась решающим фактором, заставившим правительства данных государств воздержаться от агрессии против СССР. Однако полностью опасность такого нападения еще не была устранена, так как войска Японии и Турции продолжали находиться вблизи восточной и южной границ Советского Союза. Это, конечно, вынуждало советское Верховное Главнокомандование держать в Закавказье и на Дальнем Востоке значительное количество войск, которые при других условиях могли бы быть использованы на советско-германском фронте.

Союзное с Гитлером правительство Японии пыталось блокировать порты Советского Союза на Дальнем Востоке, задерживая торговые корабли и предъявляя наглые требования о прекращении морских перевозок через Владивосток. В ответ на это Советское правительство со всей твердостью заявило о том, что «попытки воспрепятствовать осуществлению нормальных торговых отношений между Советским Союзом и США через дальневосточные советские порты оно не могло бы не рассматривать иначе, как недружелюбный по отношению к СССР акт»{509}.

Попытки фашистской Германии распространить свое влияние на Иран и использовать его территорию как плацдарм против Советского Союза также были решительно пресечены. [408]

Значительно осложнились отношения фашистской Германии с ее сателлитами. Гитлеровское командование, вставшее перед неизбежностью затяжной войны, весьма нуждалось в усилении своих ослабленных поражением войск. Поэтому оно требовало от Венгрии, Румынии, Италии и других союзных стран выставления на театр войны новых войсковых соединений, а также увеличения поставок сырья и продовольствия для Германии. Это, конечно, ложилось тяжелым бременем на указанные страны, которые и без того уже понесли большие потери и основательно подорвали свою экономику. Отсюда усиление недовольства войной и пассивное сопротивление немецко-фашистскому диктату. Ухудшались отношения между Финляндией и Германией. Никакой нажим и пропаганда тогдашнего финского правительства не были в состоянии подавить недовольство населения, вызванное тяжелой войной, большими потерями и все усиливающимся давлением Германии на экономику страны.

Поражение лучших сил гитлеровского вермахта под Москвой обострило противоречия не только между фашистской Германией и ее союзниками, но и между отдельными членами фашистского блока.

Фашистская Германия, учитывая растущие силы образовавшейся по инициативе СССР коалиции, стремилось укрепить созданный ею агрессивный блок. 25 ноября 1941 г. правительство Гитлера добилось от своих союзников продления на 5 лет «анти-коминтерновского пакта»{510}. Это мероприятие временно предотвратило распад фашистского блока, но оно не могло устранить трудности, возникшие после первого крупного поражения фашистской Германии, и особенно противоречия среди участников этого блока.

Путем мобилизации внутренних ресурсов, дальнейшего ограбления оккупированных стран и политического давления на своих союзников фашистской Германии удалось укрепить свое пошатнувшееся положение. Но, несмотря на это, гитлеровская армия после понесенного ею небывалого по размерам поражения под Москвой, которому подверглись ее лучшие войска, вынуждена была на всю зиму и весну перейти к обороне и уже больше не могла в дальнейшем вести наступление сразу на всем стратегическом советско-германском фронте, как это имело место в 1941 г. Такова была сила полученного ею удара под Москвой. Именно это являлось, наряду с устранением смертельной угрозы столице нашей Родины, важнейшим стратегическим результатом одержанной нами победы, которая свидетельствовала о мощи Советского Союза и вошла в историю Великой Отечественной войны как величайший патриотический подвиг народов первого в мире социалистического государства и его Вооруженных Сил. [409]

Вдохновителем и организатором исторической победы Советских Вооруженных Сил в битве под Москвой была Коммунистическая партия, которая подняла и объединила весь советский народ на решительную борьбу против немецко-фашистского агрессора. Невозможно переоценить ее роль и значение «в укреплении, подготовке и повышении боевой стойкости войск, самоотверженно защищавших Москву. Коммунисты повсеместно проявляли личное воинское мужество, самопожертвование, находчивость и инициативу, укрепляли дисциплину, упорство и организованность воинов Красной Армии. Они, находясь непосредственно в рядах защитников Москвы, разъясняли воинам характер и цели борьбы, своим примером вселяли в них волю и веру в нашу победу, воодушевляли на боевые подвиги и самоотверженное сопротивление жестоким и беспощадным захватчикам.

Находившиеся на партийной, советской и хозяйственной работе в тылу страны наши партийные кадры сплотили и организовали советский народ на трудовые подвиги для обеспечения действующей армии всем необходимым во имя защиты Родины и достижения победы.

Невозможно в кратком изложении перечислить трудовые подвиги и самоотверженность советских людей в это тяжелое для страны время. Отдавая своих сыновей и дочерей на фронт, терпя всякие лишения, нуждаясь в самом необходимом, весь советский народ не покладая рук трудился на заводах и в сельском хозяйстве, налаживал производство эвакуированных предприятий, обеспечивал бесперебойную работу железных дорог, добычу металла, угля, нефти и другого сырья, необходимого для промышленности и обеспечения нужд войны.

В тылу врага под руководством партии развернулось мощное партизанское движение, создававшее для противника большие затруднения на его коммуникациях. Наша победа под Москвой еще более усилила размах и активность партизанской борьбы. Именно в это время были начаты крупные мероприятия по приданию партизанскому движению соответствующих организационных форм и созданию централизованного руководства.

Высокий патриотизм и организованность советского народа, проявленные им в самое тяжелое, критическое для страны время, наглядно показали всему миру в ходе великой битвы под Москвой огромные преимущества первого в мире социалистического государства, основанного на единстве, дружбе и братстве всех народов нашей Родины.

Красная Армия, опираясь на крепость советского общественного строя, на морально-политическое единство и всестороннюю поддержку советского народа, ведя напряженную и тяжелую борьбу, непрерывно укрепляла силы и повышала свою боеспособность.

Непоколебимая стойкость и выдержка советского народа, отвага и воинская доблесть его армии дали возможность остановить [410] наступавшего врага у порога Москвы и нанести ему сокрушительный удар.

Руководящая и организующая сила нашей славной Коммунистической партии, патриотизм всего советского народа, стальная крепость советского строя и возрастающая военная мощь были главными основами победы под Москвой, которая еще более укрепила уверенность советских людей в неизбежности конечного и полного разгрома немецко-фашистского агрессора и воодушевила их на дальнейшую борьбу.
  1   2   3   4

Похожие:

Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы iconУказ о праздновании 70-летия разгрома советскими войсками немецко-фашистских...
...
Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы iconЗверства, грабежи и насилия немецко-фашистских захватчиков
О возмутительных зверствах германских властей в от ношении советских военнонленных
Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы iconРоссии Дата Название 1 5 января Новогодние каникулы   7 января (нерабочий день)
День разгрома советскими войсками немецко-фашистских войск в Сталинградской битве (1943 год) (день воинской славы России)
Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы iconПосле разгрома немецко-фашистской группировки под Сталинградом, германское...
...
Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы iconНовости план соревнований фбср на 2012 год
Мрт «Посвященный освобождению г. Сланцы от фашистских захватчиков и выводу Советских войск Афганистана»
Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы iconЛитература 1-11 класс, студенты 02. 13 II всероссийский конкурс научно-исследовательских...
Всероссийская викторина «Сталинградская битва», посвященная Дню разгрома фашистских войск в Сталинградской битве (70 лет)
Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы iconВариант 8122 Присырдарьинские города полностью оказались под властью монголов в
Под Москвой сражалась прославленная 316-я стрелковая дивизия под командованием
Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы iconКнига вторая Москва юлма-пресс» 2001 ббк 63. 3(2)622 б 66 Исключительное...
Исключительное право публикации книги «Битва под Москвой. Хроника, факты, люди» принадлежит издательству «олма-пресс»
Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы iconЗадание по Всемирной истории (зеленый учебник)
Изучить параграф «Военно-политические союзы и международные конфликты. 1900-1914 гг». Письменно ответить на вопрос после параграфа:...
Историческое значение разгрома немецко-фашистских захватчиков под Москвой Военно-политические итоги и выводы iconВопрос № Периодизация античной литературы, ее особенности и историческое значение

Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница