План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов


Скачать 402.32 Kb.
НазваниеПлан Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов
страница1/4
Дата публикации22.07.2013
Размер402.32 Kb.
ТипДокументы
userdocs.ru > Военное дело > Документы
  1   2   3   4
ИМПЕРИЯ ВЕЛИКИХ МОГОЛОВ

И ЕЁ ЗАВОЕВАНИЕ АНГЛИЧАНАМИ

План

1.Политическое и социально-экономическое устройство империи

2.Распад империи Великих Моголов

3.Британское завоевание Индии

а) Роль ОИК

б) Политика англичан в Бенгалии

в) Система колониального управления

г) Аграрные реформы англичан в Индии и введение новых методов эксплуатации

4.Народное восстание 1857-1859 гг.

5.Изменения в системе колониального управления во второй половине XIX – начале XX вв.

6.Индийский национальный конгресс.
1. В 1526 г. тимурид Бабур, выходец из Моголистана и в прошлом правитель Ферганы, затем Кабула, вторгся в Индию. Его хорошо вооруженная мушкетами и пушками армия, включая конницу, в двух больших сражениях разгромила последнего из делийских султанов и ополчение раджпутов, после чего заняла значительную часть долины Ганга. Так было положено начало империи Великих Моголов, объе­динившей под своей властью в пору расцвета почти всю Индию («могол» — термин, которым в Иране именовали монголов).

Сам Бабур, вошедший в историю как просвещенный правитель, историк и поэт, автор знаменитого «Бабур-наме», правил в Индии недолго. Уже в 1530 г. его сменил на троне сын Хумаюн, войны которого с братьями за наследство отца настолько ослабили его власть, что влиятельный правитель из Бихара и Бенгалии Фарид Шер-хан, выходец из давно осевшего на востоке Индии афганского племени сур, сумел захватить власть в Дели, заставив Хумаюна ис­кать убежище в Иране.

Приняв титул шаха, Шер-шах за недолгие шесть лет своего прав­ления (1540—1545) немало сделал для укрепления центральной вла­сти. Он провел несколько магистральных дорог с караван-сараями, связавших Дели с Бенгалией, Раджпутаной, Индом и т.п., упорядочил земельные отношения (при нем было начато составление генерального кадастра земель, систему налогов. Неожиданная смерть Шер-шаха и борьба его наследников за престол были с выгодой для себя исполь­зованы Хумаюном, который на протяжении всех этих лет выжидал и накапливал силы. В 1555 г. Хумаюн вернул себе трон в Дели, но уже через год он в результате несчастного случая погиб, а власть доста­лась его 13-летнему сына Акбару.

Правление падишаха Акбара (1556—1605) было золотым веком империи Великих Моголов. Укрепив власть на севере, включая Пен­джаб, Акбар заручился поддержкой значительной части воинов-раджпутов (с некоторыми предводителями раджпутов он породнился, включив раджпутских княжен в свой гарем) и вскоре овладел прак­тически всей Рдджпутаной. Затем к империи были присоединены Гондвана, Гуджарат, Бенгалия, Кашмир, Орисса. Почти вся Северная Индия оказалась под властью Акбара, проявившего себя умелым пра­вителем.

Продолжив реформы, начатые еще Шер-шахом, Акбар провел ряд новых, заложивших прочные основы управления страной. Все земли были объявлены государственными. Был закончен генеральный зе­мельный кадастр и четко определены суммы налогового сбора с каж­дого из районов. Значительная часть земель была отдана на правах условного ненаследственного служебного владения военачальникам-джагирдарам.

Джагиры, отличавшиеся от икта в ос­новном своими размерами, были крупными земельными владениями, приносившими их владельцам огромные доходы в сотни тысяч рупий. На эти деньги джагирдары, которых при Акбаре было около двух тысяч, обязаны были содер­жать отряды воинов в количестве, соответствовавшем чину военачаль­ника и размеру джагира, от 100 до 5 тыс. Некоторые из подчинившихся Акбару княжеств тоже приобрели статус джагира, а в целом среди джагирдаров Акбара индусов-индуистов было не более 20 %, в основном за счет воинов-раджпутов.

Система джагиров не нравилась Акбару. Еще Шер-шах пытался заставить джагирдаров клеймить своим име­нем лошадей и регулярно проводить смотры войск, дабы помешать практике случайного найма первых попавшихся людей и лошадей только для показной проверки. Подобно Шер-шаху, он попытался даже было ее уничтожить, заменив денежными выдачами из казны. Однако эта попытка вызвала мятежи, и падишах вынужден был отказаться от реформы. Зато он строго следил за тем, чтобы джагирдар не обладая никакой административной и тем более финансово-налоговой властью в своем владении. В середине XVII в. джагирдары, как и раньше, не обладали наследственным правом на джагиры. Сыновья умершего джагирдара могли получить джагир только на обычных основаниях — за личную службу и в соответствии с собственным военным рангом. Эта служи­лая военная знать была главной опорой падишаха.

Кроме джагиров существовали и владения вассальных князей-заминдаров, плативших в казну дань и самостоятельно распоряжавших­ся всеми остальными доходами. Князья были, как и прежде, наследственными владельцами своих княжеств. В принципе в каждом из княжеств как бы в миниатюре воспроизводи­лась та же схема, что и в империи в целом: часть земли принадлежала лично князю, доход от нее шел в его казну, тогда как остальные земли и доходы с них отдавались в качестве должностных воинам и чиновникам. Со временем земли категории заминдари стали считаться частнособственническими и подчас дробились на небольшие участки (наподобие исламского мулька). Кроме этого, заминдары собирали в пользу падишаха земельный налог с крестьян, оставляя себе 10% от собранной суммы (эта сумма не была фиксированной). Заминдары происходили в основном из среды индусской феодальной аристократии, в то время как подавляющее большинство джагирдаров составляли мусульмане.

Инамами назывались земли, подаренные тому или иному лицу

за заслуги или в знак благоволения к нему. Земельный налог с этих

феодальных владений шел целиком инамдарам. По существующему

обычаю правители после смерти инамдара утверждали в праве владения

инамом его наследников. Как правило, падишахи дарили инамы

мусульманскому духовенству.

Небольшое количество земли (вакф), около 3 %, было в собственности мусульманского духовенства, но некоторое количество земель находи­тесь и во владении индуистских храмов. Земли такого типа обладали налоговым иммунитетом, что вполне соответствовало общему духу религиозной терпимости, которому следовал Акбар, отменивший ущемляющую права немусульман джизию и попытавшийся даже к концу жизни создать нечто вроде синтетической религии, призванной ликвидировать религиозные разногласия в среде его подданных.

Сын Акбара Джахангир (1605—1627) продолжил активную внеш­нюю политику отца, начал войны в Декане и выступил против сикхов в Пенджабе. Правда в Ассаме его войска потерпели поражение; не­малые сложности вызвали и его попытки укрепиться в Бенгалии, всегда настроенной сепаратистски. Наибольшим успехом Джахангира, а точнее, его сына Шах Джахана, командовавшего армией, была по­беда над сильной армией султана Ахмаднагара, ядром которой была конница маратхов. Далеко не вся территория Ахмаднагара попала в руки Моголов, но и это было немалым успехом. Взойдя на трон отца, Шах Джахан (1627—1658) пытался продолжить свой успех и в 1632 г. добился удачи: Ахмаднагар был подчинен полностью, а Биджапур и Голконда признали себя вассалами Моголов. Это означало, что практически почти вся территория Индии попала под власть империи. Но дни ее уже были сочтены.

Преемником Шах Джахана был его сын, кровавый деспот Аурангзеб, заключивший в темницу отца. Аурангзеб правил долго (1658— 1707) и оставил по себе дурную память. Мало того, с его смертью империя фактически распалась, перестала существовать как влиятель­ная сила, причем такому результату в немалой степени содействовала политика самого императора.

В созданной империи большинство населения составляли индусы, мусульмане – 10%, обособленно жили сикхи и джайны. В могольской Индии не сложилось религиозного и конфессионального единства.

В правление Аурангзеба государство было разде­лено на 19 областей (суба) во главе с наместниками (субадарами) назначаемыми падишахом. Субадары пользовались всей полнотой власти — административной, военной и судебной в границах своих областей. В их распоряжении были войска, с помощью которых они держали в повиновении население, заставляли местных феодалов вы­полнять свои обязанности по отношению к падишаху, помогали обла­стным диванам, назначаемым центральной властью, собирать земель­ный налог и пошлины в пределах области; обеспечивали исполнение судебных приговоров, выносимых местными казиями; назначали и контролировали начальников округов и волостей.

Почти все высшие должности были сосредоточены в руках мусуль­ман, социальное и этническое происхождение которых было весьма пестрым. Сами правители, многие военачальники и рядовые воины были тюрками-суннитами, в войске было немало афганцев, в админи­страции — персов-шиитов, среди духовенства — арабов. Большинство из них — это потомки давних пришельцев в Индию, воспринявшее ин­дийскую культуру и язык, но многие родились за пределами страны и пришли в Индию, привлеченные ее богатствами. Властвовавшие верхи мусульман не составляли единого правящего класса.

Социально-экономической основой аграрной системы средневековой и колониальной Индии, правда, со многими коррективами и де­формациями, продолжала оставаться община.

Индийские общины не были однородными по своему составу. В каждой из них было, по крайней мере три разряда жителей с различ­ным объемом прав и обязанностей. Высший разряд представляла группа семейств, обладавшая всей полнотой владельческих прав на возделываемую землю и общинные угодья. Члены этой группы, как правило, были объединены общей кастовой принадлежностью. Каждая семья полноправных общинников обладала участком пахотной зем­ли, доставшимся ей по наследству.

Общинники были связаны круговой порукой за уплату поземель­ного налога государству и других феодальных поборов, которыми об­лагали общину феодалы. Во главе общины стоял сельский совет (панчаят) обычно из полноправных общинников-райятов, т. е. плательщи­ков земельного налога. Этот панчаят ведал всеми делами общины и осуществлял к тому же судебную власть над общинниками. Он же производил раскладку земельного налога и других феодальных побо­ров между членами общины.

Возглавлял сельский панчаят староста села (патель). Он осу­ществлял решения панчаята, собирал с общинников налог и прочие поборы и передавал собранное по назначению, защищал интересы об­щины перед феодальными господами, ведал охраной общинных зе­мель, для чего имел в своем распоряжении сельских сторожей, нака­зывал нарушителей мира и порядка в общине. За выполнение этих обязанностей патель в дополнение к своему наследственному участ­ку земли получал служебный надел, обычно полностью освобожденный от налога, а также долю в урожае общинника-райята. В совокупно­сти это давало пателю немалый доход. Постепенно такой патель прев­ращался в феодального землевладельца.

Другим представителем общинной администрации был сельский писарь (патвари). Он вел кадастр общинной земли, составлял и хра­нил списки полей, принадлежавших жителям села, с указанием раз­меров, качества земли и феодальных повинностей. Поскольку выпол­нение этих обязанностей требовало знания грамоты, это были лица, принадлежавшие не к землевладельческим кастам, представленным подавляющей массой полноправных, общинных владельцев земли, а чаще всего или брахманы, или члены особой касты писцов. У них не было обычного общинного надела, но им, как и старостам, выде­лялся служебный надел, освобожденный от налога. Сельский писарь также имел достаточно большой доход от мелких поборов, взимаемых им в свою пользу с жителей села. Этот доход увеличивался, если пат­вари к тому же выполнял в общине и функции предсказателя-астроло­га. Как должность старосты, так и должность писаря общины были наследственными.

Органической частью индийской сельской общины были общин­ные ремесленники и слуги: кузнец, шорник (он же и деревенский са­пожник), гончар, плотник, пастух, полевой сторож, цирюльник, стиралыцик платья и др. Все они принадлежали к соответствующим про­фессиональным кастам. Число ремесленников и их специальностей в общине зависело от ее размера. За выполнение своих обязанностей они получали определенную долю урожая, а иногда небольшие участ­ки земли, полностью или частично освобожденные от уплаты земель­ного налога. Свои участки ремесленники и слуги передавали по нас­ледству вместе с обязанностями по обслуживанию общины и ее полноправных членов.

В индийских общинах кроме ремесленников и слуг существовала прослойка наследственных или временных арендаторов общинной земли, наконец, совершенно бесправных держателей, которые могли быть согнаны с обрабатываемых ими участков земли в любое время общинной администрацией. Бесправные держатели общинной земли обычно были членами низших каст. Они не только несли все повин­ности, требуемые феодалами, но и вносили арендную плату общин­нику, владельцу участка. Это была наиболее эксплуатируемая и при­ниженная часть индийского крестьянства, если не считать безземель­ных «неприкасаемых»-полурабов, полукрепостных общины.

Если сельская община в ее традиционной форме служила опорой восточнофеодального деспотизма, то ее собственной социально-произ­водственной основой была система джаджмани, регулирующая взаи­моотношения общины землевладельцев (райятов-налогоплателыциков) с общинной администрацией, служителями культа, а также с ремес­ленниками и слугами общины,с низкокастовыми земледельцами, которые трудились в хозяйствах общинников-джаджманов. Система джаджмани лежала в основе кастовой организации общества, гарантом и мощным идеологическим обоснованием ко­торой выступал индуизм.

Степень эксплуатации общины, особенно ее трудовых слоев, бы­ла очень высокой. В правление Аурангзеба только один государствен­ный поземельный рента-налог составлял половину урожая. Кроме то­го, община была обязана нести трудовую повинность в пользу госу­дарства и феодалов — строительство всякого рода сооружений, прок­ладка дорог и разнообразные работы в усадьбах феодалов.

Непомерный рост ренты-налога во всех ее формах все более ста­новится основной причиной антидеспотических движений полноправ­ных членов общины, а также распрей в среде феодалов всех групп и рангов.

2. Главной сферой противоречий, все более раздирающих великомогольскую деспотию, были извлечение, перераспределение, присвоение и потребление различными слоями феодалов прибавочного продукта земледелия. Чтобы увеличить свой доход, феодалы повышали налоги, переводили часть феодальных поборов из натуральной формы в де­нежную. Не ограничиваясь этим, они стали захватывать общинные угодья и пускать их под обработку, сдавая на выгодных для себя ус­ловиях мелким арендаторам. Заминдары стремились присвоить себе полностью или частично земельный налог, которым государство об­лагало их райятов. Они или скрывали от фиска подлинные размеры земли, обрабатываемой в их владениях, или договаривались с нало­говым ведомством об уплате фиксированной суммы земельного нало­га, независимо от количества реально обрабатываемой земли.

Джагирдары перестали довольствоваться одним лишь правом присвоения земельного налога. У них все больше росло стремление обратить джагиры в свои наследственные феодальные владения и стать реальными хозяевами земли и сидящих на ней крестьян. Наи­более могущественные джагирдары фактически добились этого права и начали распоряжаться в своих джагирах как собственники земли.

Все это вело к уменьшению государственных доходов от земель­ного налога. Падишах чтобы пополнить казну, увеличивали норму земельного обложения крестьян, сидящих на казенной земле. По распоряжению Аурангзеба крестьян силой заставляли обрабаты­вать землю, что фактически превращало их в государственных крепо­стных крестьян. В правление Аурангзеба земельный налог был увели­чен более чем в полтора раза. Нуждаясь в деньгах, падишах расши­рил откупную систему. Откупщиками становились и сами представи­тели феодальной аристократии, богатые ростовщики.

Чтобы увеличить число подданных, а следовательно, плательщи­ков земельного налога, Моголы начали наступление на Декан. Эту агрессию падишах Аурангзеб дополнил тем, что под маской ревните­ля мусульманской веры начал грабить индуистские храмы, восстановил джизью, или налог на «неверных», т. е. немусульман, в свое вре­мя отмененный Акбаром. Он снова стал взимать более высокие пош­лины с.индусских купцов и предпринял другие меры в ущерб интере­сам индусской феодальной и торгово-ростовщической прослойки. Эта антииндусская политика нашла поддержку со стороны мусульманской феодальной знати, зато восстановила против Моголов не только подат­ное крестьянство, но и индусских феодалов. Будучи ревностным мусульманином-суннитом, Аурангзеб энергично преследовал как индусов, так и шиитов. Религиозные преследования вызва­ли резкое сопротивление населения, включая и мусульман-шиитов, а это в конечном счете сильно ослабило ту базу, на которую мог опе­реться правитель. В державе Моголов под­нялась волна восстаний. Наиболее мощными из них в Северной Ин­дии были восстания в Пенджабе и в области, прилегавшей к столи­це империи, а в Декане — на территории Махараштры.

В Пенджабе основным ядром восставших были сикхи, члены религиозной секты, oснователем которой считается гуру (вероучитель) Нанак (1469 -1538).

Все члены религиозной общины сикхов должны были быть воинами, поставившими своей целью изгнание из Пенджаба мусульманских правителей и создание на его территории своего государства, в котором только сикхам при­надлежали бы и власть и земля. Под этим лозунгом война против Моголов и их наместников в Пенджабе, то затихая, то вспыхивая с новой силой, продолжалась до второй половины XVIII в. и завершилась победой сикхов и созданием в 60-х годах их государственности.

В Махараштре, районе расселения маратхов, становившихся все более грозной силой в антимогольском движении, тоже возникло весьма боеспособное войско во главе с национальным героем маратхов Шиваджи. Если вначале Шиваджи со своими воинами служил то султану Ахмаднагара, то прави­телю Биджапура, не имея собственных политических амбиций, то затем, усилившись, он создал собственное государство, короновавшись в 1674 г. в Пуне. Установив сравнительно легкие налоги с собствен­ного маратхского населения, государство Шиваджи начало богатеть за счет военной добычи, так что вскоре его набеги стали наводить ужас на соседние земли. Аурангзеб пытался покончить с маратхской воль­ницей, но безуспешно. Столь же безуспешно стремился он усмирить и восставших против него раджпутов. И хотя к концу жизни Ауран­гзеб все же сумел формально подчинить себе Махараштру, маратхи, как и раджпуты, окончательно усмирены не были. Сразу же после смерти Аурангзеба его империя стала агонизировать, чем не преми­нули воспользоваться все те, кто не был заинтересован в сильной власти в Индии. В частности, едва ли не первыми среди них были англичане.

Народные восстания, антимогольские войны отдельных народов, сепаратизм феодальных владетелей подтачивали устои деспотии Великих Моголов. Область за областью стали отпадать от могольского государства. Грабительский поход правителя Ирана Надир-шаха на Дели 1739 г. усилил процесс распада государства. Деканский наме­стник Великого Могола в 1724 г. положил начало существованию са­мостоятельного Хайдарабадского княжества; в 1740 г. провозгласил независимость бенгальский наместник и в 1747 г. — аудский. Отказа­лись признать суверенитет Моголов феодальные вожди рохиллов, аф­ганского племени, жившего на территории княжества Ауда и по их имени именовавшейся Рохилкхандом.

С 1747 г. начались походы на Индию создателя афганского госу­дарства Ахмед-шаха Дуррани. В 1751 г он вынудил могольского пра­вителя уступить ему Пенджаб. Ахмед-шах фактически становился хо­зяином в Дели, поставив там на высокие посты своих сторонников.

В 1758 г. маратхские пешвы организовали поход на Пенджаб и нанесли поражение наместникам Ахмед-шаха Дуррани. Это привело их к войне с афганским шахом. В 1761 г. у г. Панипата, к северу от Дели, произошла битва, в которой маратхские войска потерпели страшное поражение от соединенных сил афганцев (включая рохил­лов) и мусульманских владетелей Северной Индии. Лишь немногим удалось спастись бегством. Маратхским правителям, проводившим вне Махараштры своекорыстную, подчас грабительскую политику, было не под силу создать единую коалицию с участием джатов и сик­хов и ликвидировать остатки восточной деспотии.

Удар, нанесенный маратхам Ахмед-шахом, ослабил Маратхское государство и остановил их наступление на Могольскую державу. К. Маркс, характеризуя этот момент в истории Индии, писал: «Вер­ховная власть Великого Могола была свергнута его наместниками. Могущество наместников было сломлено маратхами. Могущество маратхов было сломлено афганцами, и пока все воевали против всех, нагрянул британец и сумел покорить их всех».

3.а. Английская Ост-Индская компания, возникшая еще в начале XVII в. и сконцентрировавшая в своих руках (под все более ощутимым правительственным и парламентским контролем) операции в Индии — торговые, военные, дипломатические, политические и т.п. — была, пожалуй, наиболее удачной в тех условиях формой проникновения в Индию и закрепления в ней.

Эпоха господства ОИК условно исчисляется с 1600 г. до окончательного слияния компании с английской короной в 1858 г. Основным периодом господства ОИК в Индии была вторая половина XVIII в.

Впервые агенты ОИК появились в индийском порту Сурате в 1608 г. Они добились у падишаха Джахангира права на льготные условия торговли при низких пошлинах. К сер. XVII в. по всей Индии уже была целая сеть торговых факторий ОИК.

Первые сто лет ОИК вынуждена была держаться на равных с индийскими купцами и очень осторожно с правителями. Часто английская торговля в Индии в XVII в. была рискованной и даже невыгодной. Покупая индийские ткани, ОИК расплачивалась золотом и серебром, т. к. английские товары не находили сбыта в Индии. ОИК занимала деньги под высокий % у местных ростовщиков. Росли долги. Индийские чиновники и правители вымогали взятки, нарушали договоры. Это вызывало конфликты и даже войну 1686-1691 гг. между ОИК и Аурангзебом. Война закончилась ничем.

Чтобы меньше зависеть от произвола властей ОИК приобретала земли под строительство крепостей. В 1639 г. был построен форт Сент Джордж около Мадраса, в 1668 г.купили у английского короля о-в Бомбей, в 1691 г.взяли у местного правителя на откуп 3 деревни, превратившиеся потом в г. Калькутту.

Прологом английским завоеваниям в Индии послужила их борьба против французов, вступивших в 40-х годах XVIII в. на путь колониальных захватов. Губернатор г. Пондишери, принадлежавшего французской Ост- Индской компании, Дюплекс создал войско из индийских наёмников, так называемых сипаев. Дюплекс использовал созданную армию для реализации своего плана установления политической ге­гемонии французов и территориальных захватов в Декане.

Дюплекс вмешался в династийные войны, вспыхнувшие в 1748 г. в Хайдарабаде и Карнатаке. За военную помощь правителям Дюплекс получил довольно большой район под Пондишери и право сбора зе­мельного налога с приморских округов Хайдарабада, так называемых Северных Сиркаров, для покрытия расходов по содержанию нахо­дившихся в Хайдарабаде французских войск. Успехи французов обес­покоили англичан. По их примеру они стали создавать такие же сипайские части и продавать свою военную помощь противникам французских союзников. В 1752 г. англичане посадили на карнатакский престол своего ставленника.

Политика Дюплекса вызвала неодобре­ние директората французской Ост-Индской компании, так как из-за войн, которые он вел в Индии, Компания терпела одни убытки. Дюп­лекс был отозван из Индии, а присланный из Франции новый генерал-губернатор, выполняя директивы Компании, заключил мир с англича­нами на условиях отказа от Северных Сиркаров и признания их став­ленника навабом Карнатака.

3. б. Особенно крупными были успехи англичан в Бенгалии. В 1756 г. англичане отказались выдать государственного преступ­ника навабу Бенгалии Сирадж уд-Даула и продолжали, вопреки его требованиям, укрепление форта Вильяма, охранявшего Калькутту. Начав военные действия, он захватил английскую факторию в Касим-базаре, откуда двинулся на Калькутту. Английский губернатор и чле­ны его совета, оставив на произвол судьбы калькуттскую факторию, бежали на корабле на один из островков в устье Ганга. Наваб без боя занял Калькутту. Весть о потере Калькутты дошла до Мадраса, и оттуда была послана эскадра с отрядом, составленным из англичан и индийских сипаев. Во главе этого отряда был Роберт Клайв, уча­стник войны с французами на юге Индии. Клайв овладел Калькуттой, не встретив сопротивления. Сирадж уд-Даула, узнав о занятии Калькутты Клайвом, двинулся туда со сво­им войском. Под самым городом произошла битва. И та и другая стороны понесли серьезный урон. Наваб был вынужден согласиться подписать договор о мире, по которому обязался оплатить убытки, понесенные англичанами и жителями города во время оккупации Каль­кутты его войсками. Он подтвердил право беспошлинной торговли Ост-Индской компании на территории Бенгальского навабства и раз­решил возведение укреплений для защиты Калькутты.

Клайв и высшие служащие калькуттской фактории не удовлетво­рились достигнутым. Они решили свергнуть наваба и, посадив ново­го, стать хозяевами в Бенгалии. Через двух крупнейших откупщиков Клайв вошел в заговор с Мир Джафаром, дядей Сирадж уд-Даула, и возобновил военные действия. По договору Мир Джафар обещал за возведение его на престол уплатить деньги, которые полагались англичанам по договору с Сирадж уд-Даулом, изгнать из Бенгалии французов и отдать англичанам в добавление к Калькутте еще один из округов на условиях заминдари. В бою 23 июня 1757 г. под Плесси Клайв из-за измены Мир Джафара, командующего конницей Сирадж уд-Даула, одержал победу и возвёл Мир Джафара на навабский престол. Сирадж уд-Даула был убит.

Наваб не только выполнил все условия договора, но и отдал компании 1250 тыс. ф. ст., из которых 234 тыс. ф. ст. были личной долей Клайва. Бенгалия со всеми ее богатствами лежала у ног англичан, и они использовали эту добычу для войны против французов на юге-Индии.

К концу Семилетней войны (1756—1763) по миру, заключенному в Париже, за французской Ост-Индской компанией было сохранено право торговать с Индией, владеть городом Пондишери и нескольки­ми другими городами, но срыть все оборонительные сооружения и не держать своих войск в Индии. Оценивая итоги этой войны, К. Маркс писал об англичанах: «События Семилетней войны, превратили Ост-Индскую компанию из торговой державы в державу военную и терри­ториальную. Именно тогда было заложено основание нынешней Бри­танской империи на Востоке».

После того как англичане посадили на бенгальский трон Мир Джа-фара, они стали подлинными хозяевами этой области с 20-миллионным-населением и распорядителями богатств. Служащие Ост-Индской ком­пании требовали с наваба новых и новых «подарков». В ущерб его казне они не только сами вели беспошлинную торговлю в Бенгалии, но и продавали бенгальским купцам «дастаки», или охранные грамо­ты, освобождавшие товары от досмотра и уплаты таможенных пош­лин, силой заставляли ремесленников почти бесплатно работать на себя. Даже Мир Джафар, покорный осел Клайва, как втихомолку все называли его, стал тяготиться наглостью англичан и установил тай­ные связи с голландцами, чья фактория находилась в Чинсуре. В ре­зультате голландцы, желая принять участие в грабеже Бенгалии, по­слали в Чинсуру флотилию с большим отрядом. Однако их попыт­ка подняться по Хугли (рукав Ганга) оказалась безуспешной. Англи­чане разбили голландцев и заставили руководство Чинсурской фак­тории дать обязательство не возводить никаких укреплений вокруг го­рода и не содержать войска.

В 1760 г. Клайв выехал на родину, где был встречен правящими кругами как национальный герой, получил титул лорда. После отъез­да Клайва калькуттский совет Ост-Индской компании решил повто­рить выгодную операцию торговли навабским престолом. Он сместил Мир Джафара и посадил на навабство его родственника Мир Касима. За это Мир Касим отдал компании четыре бенгальских округа и
  1   2   3   4

Похожие:

План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов icon"Россия в XX в." Экономическое развитие, россии российское общество...
Средняя Азия. В вассальной зависимости находились Бухарский эмират и Хивинское ханство. В 1914 г под протекторат России был принят...
План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов iconدين إلهي‎‎ «божественная вера» синкретическая религиозная доктрина, созданная
Акбаром Великим в попытке объединить индуизм, ислам и некоторые элементы других религий Империи Великих Моголов — христианства, джайнизма...
План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов iconПлан. Социально-экономическое развитие. Политическое устройство и...
Со времени междоусобных войн круп­ные князья (даймё) переселяли самураев-ленников в замок, переводя их на рисовый паек-жалованье,...
План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов iconПлан Социально-экономическое развитие. Социально-политическое развитие....
России страшный хозяйственный и демографический урон. До сер. XVII в экономика страны изживала ее последствия. Постепенно восстанавливались...
План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов iconПлан. Упадок Османской империи в XVII-XVIII вв. Попытки реформ на рубеже XVIII-XIX вв
Турции были присоединены почти все земли халифа­та, кроме разве что Ирана с прилегающими к нему территориями. Впоследствии стало...
План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов iconБ. Ф. Поршнев к вопросу о социально-политической обстановке в германской...
К вопросу о социально-политической обстановке в германской империи в момент вторжения Густава-Адольфа (1630-1631 гг.)
План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов iconОтечественная история
Социально-экономическое и общественно-политическое развитие СССР в послевоенный период (22) 20
План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов iconАндрей Битов Книга путешествий по Империи аст москва 5-17-003885-2
Эта книга складывалась десятилетиями параллельно накоплению распада в объекте, который она поначалу подсознательно, а потом сознательно...
План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов iconЭкзаменационные вопросы
Образование, социально-экономическое и общественно- политическое развитие Киевской Руси в IX-XII вв
План Политическое и социально-экономическое устройство империи Распад империи Великих Моголов icon13 Государственный строй Древнего Рима в период империи: принципат, доминат
Период империи начинается с возвышения Августа (27 г до н э. — 14 г н э.) и заканчивается разграблением Рима варварами и смещением...
Вы можете разместить ссылку на наш сайт:
Школьные материалы


При копировании материала укажите ссылку © 2020
контакты
userdocs.ru
Главная страница